А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Талисман моей любви" (страница 23)

   – Я заберу парня в участок, займусь его глазами. Вам тоже нужно прийти, дать показания.
   – Позже, – Фокс остановил взгляд на Казе. – Я хочу, чтобы он сидел под замком, пока мы не приедем и не разберемся.
   Хобекер окинул взглядом веревку, ножи, канистру с бензином.
   – Хорошо.
   – У меня жжет глаза. Я ничего не понимаю, – ныл Каз, когда его выводил Хоубейкер. – Фокс, эй, Фокс, что случилось?
   – Это был не он. – Лейла уткнулась лбом в плечо Фокса. – Правда, не он.
   – Принесу воды. – Сибил направилась в кухню, но в этот момент в квартиру влетели Кэл с Гейджем. – Все нормально. Все целы.
   – Ни к чему не прикасайтесь, – предупредил Фокс. – Лейла, пойдем отсюда.
   – Это был не он, – повторила она и обняла Фокса. – Ты же знаешь, что он не виноват.
   – Знаю. Но это не значит, что у меня не чешутся руки сделать из него котлету.
   – Может, кто-нибудь нас просветит? – спросил Кэл.
   – Он собирался убить Лейлу, – сухо ответил Гейдж. – Мы с Сибил видели. Раздеть ее, связать, потом поджечь квартиру.
   – Но мы его остановили. Как Фокс остановил Нэппера. Видение не сбылось. Уже дважды. – Лейла с облегчением вздохнула. – Мы изменили будущее.
   – Трижды. – Сибил указала на дверь квартиры Фокса. – Так? – Она повернулась к Гейджу. – Эту дверь пыталась открыть Куин, когда в нее воткнули нож. Тот самый, что был у Каза. Из подставки на кухне. Ничего этого не случилось, потому что мы знали заранее. Мы изменили будущее.
   – Еще очко в нашу пользу. – Кэл притянул Куин к себе.
   – Нам нужно в полицейский участок, закончить со всем этим. Выдвинуть обвинения.
   – Фокс.
   – Или он уезжает из города, – продолжил он, не обращая внимания на Лейлу. – На ферму или вообще до окончания Седмицы. Мы поговорим с ним и его родителями. Оставаться в Холлоу ему нельзя. Мы не можем рисковать.
   Лейла опять облегченно вздохнула.
   – Идите вперед, ладно? Мне нужно поговорить с Фоксом.

   Потом Сибил заставила Гейджа вернуться в квартиру Фокса за продуктами – ей почему-то казалось, что так надо.
   – Переживаешь из-за кварты молока и нескольких яиц?
   – Дело не только в этом, хотя я не люблю, когда добро пропадает. Мы избавляем Лейлу от необходимости сюда возвращаться, пока она немного не успокоится. Почему ты такой раздражительный?
   – Не знаю. Может, дело в том, что женщину, которая мне нравится, чуть не зарезал разносчик пиццы.
   – Забудь и радуйся, что Лейла носит с собой перцовый баллончик, а ее быстрая реакция и наше с Куин присутствие помогли выпутаться. – Сибил взяла молоко; шею и плечи сводило судорогой. – А разносчик пиццы, которого использовали, вместе со всей семьей уезжает к бабушке в Вирджинию. Пять человек будут в безопасности.
   – Можно и так на это посмотреть.
   Уголки губ Сибил приподнялись в улыбке.
   – Но ты предпочитаешь раздражаться.
   – Наверное. Меня беспокоит, что теперь у нас не одна беременная женщина, которую нужно беречь, а две.
   – Обе доказали свою полную компетентность, в том числе и сегодня. Беременная Лейла сумела сохранить хладнокровие и достать из своей модной сумки перцовый баллончик. Спасла себя, а возможно, и нас с Куин. И парня спасла. Я бы его пристрелила, Гейдж.
   Вздохнув, она принялась собирать продукты. Напряжение было вызвано не только тем, что случилось, но и тем, что могло случиться.
   – Я бы застрелила парня, не колеблясь ни секунды. Точно знаю. И мне пришлось бы с этим жить. Лейла спасла меня.
   – Твоя игрушка его бы только разозлила.
   Улыбнувшись, Сибил повернулась к нему.
   – Если это попытка меня утешить, то довольно удачная. Черт, мне нужно глотнуть аспирину.
   Гейдж вышел, а она продолжила паковать продукты. Он вернулся с флаконом таблеток, налил воды.
   – Полка с лекарствами в ванной.
   Сибил проглотила таблетки.
   – Вернемся к последнему происшествию. Лейла и Куин целы и невредимы – в отличие от того, что мы видели. Это важно.
   – Не спорю. – Гейдж положил руки ей на плечи и стал массировать напряженные мышцы.
   – Как хорошо. – Сибил закрыла глаза. – Спасибо.
   – Значит, сбывается не все, что мы видим, бывают и неожиданности. Например, мы не видели беременную Лейлу.
   – Видели. – Руки Гейджа снимали боль не хуже аспирина. – Ты просто не понял. Мы видели ее и Фокса в бутике, в сентябре. Она была беременна.
   – Откуда ты… Впрочем, неважно. Женские штучки, – признал Гейдж. – Почему ты сразу не сказала?
   – Не была уверена. Выходит, кое-что из наших видений сбывается, а кое-что можно изменить. – Она повернулась и посмотрела ему в глаза. – Тебе не обязательно умирать, Гейдж.
   – Я бы тоже предпочел остаться в живых. Но не отступлю.
   – Понимаю. Но то, что мы видели, помогло нашим друзьям выжить. И я верю, что они помогут тебе. Я не хочу тебя терять. – Боясь расплакаться, она сунула ему в руку пакет с продуктами. – Ты еще можешь пригодиться.
   – В качестве вьючного мула.
   – Не только. – Сибил вручила ему второй пакет и, поскольку руки у него были заняты, привстала на цыпочки и поцеловала в губы. – Нам пора. Еще нужно заскочить в кондитерскую.
   – Зачем?
   – Еще один торт в честь чудесного спасения. – Она открыла дверь и пропустила его вперед. – Знаешь что… Если останешься жив, я сама испеку на твой день рождения торт.
   – Испечешь торт, если я останусь жив?
   – Такого торта ты еще не видел. – Она захлопнула дверь и покосилась на лист фанеры, которым Фокс закрыл разбитое окно. – Шесть слоев, по одному на каждого. – Глаза вдруг защипало, и Сибил нацепила на нос темные очки.
   – Семь, – поправил ее Гейдж. – Ведь семь – магическое число? Да? Слоев должно быть семь.
   – Седьмое июля, семь слоев торта. – Сибил ждала, пока он уложит сумки в багажнике. – Договорились.
   – А когда у тебя день рождения?
   – В ноябре. – Она села в машину. – Второго ноября.
   – Вот что я тебе скажу. Если мне суждено попробовать твой знаменитый торт, то на день рождения я отвезу тебя туда, куда пожелаешь.
   Сердце ее разрывалась, но Сибил заставила себя улыбнуться.
   – Берегись. У меня столько желаний.
   – Отлично. У меня тоже.

   Еще одна из ее привлекательных черт, подумал Гейдж. Они хотят столько всего повидать. Они? Интересно, когда он перестал разделять ее и себя? Точного момента он вспомнить не мог, но твердо знал, что хочет путешествовать вместе с ней.
   Хочет показать ей свои любимые места, узнать ее предпочтения. Хочет поехать туда, где они оба еще не были, вместе увидеть что-то новое.
   Гейдж больше не хотел бездумно следовать туда, куда вела его профессия игрока. Один. Ему нужна перемена мест, лиц и – бог свидетель – игра, но мысль об одиночестве его больше не привлекала.
   Сибил назвала его раздражительным. Что ж, это достаточно веская причина для раздражения, черт возьми. Это глупо, подумал он и вместо того, чтобы проверить электронную почту, принялся мерить шагами гостевую спальню. Наверное, он сошел с ума, если начинает думать о долговременных отношениях, о преданности, отказывается от одиночества.
   Как бы то ни было, эти мысли не выходили у него из головы. Буквально преследовали. И он представлял, как это будет, как это может быть – свою жизнь с Сибил. Они вдвоем будут ездить по свету, избавившись от бремени, которое теперь давит им на плечи. Гейдж даже допускал, что они могут устроить себе базу. В Нью-Йорке, Вегасе, Париже – где угодно.
   Общий дом, куда можно возвращаться.
   Единственным местом, куда он возвращался, до сих пор был Хоукинс Холлоу.
   Нужно лишь поставить на это.
   И неплохо бы уговорить Сибил.
   Еще осталось время, подумал Гейдж, достаточно времени, чтобы разработать план игры. Только осторожно, размышлял он, открывая ноутбук. Нужно найти способ опутать ее нитями, от которых они – по взаимному соглашению – отказались. Потом завязать узлы – один здесь, другой там. Сибил умна, но и он не дурак. И готов поспорить, что сумеет заманить ее в ловушку, прежде чем она догадается о смене игры – и правил.
   Успокоившись, Гейдж открыл письмо от профессора Линца. Читая, он чувствовал, как внутри сжимается тугая пружина. Взгляд его стал жестким.
   Вот и планируй будущее, обреченно подумал он. Его будущее уже определено. Осталось меньше двух недель.

   18

   Гейдж снова потребовал, чтобы они встретились в кабинете Кэла. В то утро он встал пораньше и вышел из дома, не разбудив Сибил; она даже не пошевелилась. Ему нужно было подумать, побыть одному. А теперь ему нужны друзья.
   Спокойно и бесстрастно он изложил все, что узнал от Линца.
   – Чушь собачья, – высказал свое мнение Фокс. – Забудь, Гейдж.
   – Вот чем все закончится.
   – Потому что так считает какой-то специалист по демонам, который никогда здесь не был и не видел того, что видели мы?
   – Вот чем все закончится, – повторил Гейдж. – Все, что мы знаем, что нам удалось выяснить, подтверждает такой конец.
   – Тут я вынужден воспользоваться профессиональным жаргоном нашего адвоката, – сказал Кэл. – Чушь собачья.
   Взгляд зеленых глаз Гейджа оставался спокойным и ясным; он примирился с неизбежным.
   – Я ценю ваши чувства, но мы все знаем, что это не так. До сих пор от нас этого не требовалось. Причину вы знаете: Дент нарушил правила, вручил нам источник силы, наделил нас нашими способностями. Пришло время расплачиваться. Только не говори: «почему ты». – Гейдж погрозил пальцем Фоксу. – Я по твоему лицу вижу. Мы уже все обсудили. Теперь моя очередь. И моя судьба, черт возьми. В этот раз мы его остановим. Нам известно, когда и как. И мне не придется каждые семь лет возвращаться сюда, чтобы вас спасать.
   – Тоже чушь. – Фокс встал, но голос его оставался спокойным. – Должен существовать другой путь. Ты воспринимаешь все слишком буквально. Нужно взглянуть на это под другим углом.
   – Другие углы – это моя профессия. Либо демон будет уничтожен, либо вырвется на свободу. Материализуется, вернет былую силу. Мы видим, что происходит.
   Гейдж рассеянно потер плечо, на котором остался шрам.
   – Я получил сувенир. Чтобы уничтожить демона, избавиться от него навсегда, требуется жизнь. Кровавая жертва, чтобы отдать долг, выровнять чаши весов. Свет против тьмы, и все такое. Было бы гораздо проще, знай я, что вы на моей стороне.
   – Мы не собираемся сидеть сложа руки и смотреть, как ты жертвуешь собой ради всех нас, – возразил Кэл. – Слишком многое мы пережили вместе.
   – А если ничего не выйдет, можно я возьму твою машину?
   Гейдж перевел взгляд на Фокса и почувствовал, как тяжкий груз спадает с его плеч. Они сделают то, что должно. Поддержат его – как всегда.
   – Ни за что. Ты водишь ужасно. Она достанется Сибил. Эта женщина умеет обращаться с машинами. Кстати, мне нужен адвокат, чтобы оформить завещание.
   – Без проблем, – ответил Фокс, не обращая внимания на чертыхнувшегося Кэла. – В качестве гонорара предлагаю пари. Ставлю тысячу долларов, что мы не только прикончим Большого Злого Ублюдка, но и вернемся от Языческого камня вместе с тобой.
   – Я участвую, – сказал Кэл.
   – Тогда по рукам.
   Кэл покачал головой и рассеянно погладил разлегшегося под столом Лэмпа, который дернулся во сне.
   – Только чокнутый сукин сын может ставить тысячу долларов на то, что он умрет.
   Гейдж лишь улыбнулся в ответ.
   – Люблю выигрывать – живой или мертвый.
   – Нужно рассказать женщинам, – заявил Фокс и пристально посмотрел на Гейджа. – Проблема?
   – Возможно. Если мы расскажем женщинам…
   – Никаких «если», – перебил Кэл. – Нас шестеро.
   – Когда мы расскажем женщинам, – уточнил Гейдж, – мы трое должны выступать единым фронтом. Я не собираюсь спорить и с вами, и с ними. Договоримся искать другой путь, пока есть время. Если ничего не получится, я сделаю то, что должен. Пообещайте.
   Кэл встал, собираясь обогнуть стол и скрепить договор рукопожатием. Дверь кабинета с грохотом распахнулась. На пороге показался Кай Хадсон, завсегдатай боулинг-клуба; зубы его были оскалены, в руке пистолет 38-го калибра. Одна из пуль попала в грудь Кэла, сбив с ног. Гейдж и Фокс бросились на Кая.
   Его громадная туша даже не покачнулась, безумие удвоило его силы, и он отшвырнул их, словно мух. Кай снова прицелился в Кэла, но в последнюю секунду – услышав крик Гейджа и увидев прыжок Лэмпа – навел пистолет на Гейджа. Приготовившись принять пулю, Гейдж краем глаза увидел, как Фокс приподнялся, словно бегун на старте.
   В дверь вихрем влетел Билл Тернер. Он прыгнул на спину Каю и принялся дубасить его кулаками. Фокс ринулся на безумца; вслед за ним в Кая вцепился Лэмп. Клубок из четырех тел рухнул на пол. Пистолет снова выстрелил, но Гейдж отпрянул и схватил стул. Потом дважды опустил на голову Кая. Со всего размаха.
   – Порядок? – спросил он Фокса, когда тело Кая обмякло.
   – Да, да. Молодец. Славный пес. – Фокс обнял Лэмпа за шею. – Кэл.
   Гейдж опустился на колени радом с Кэлом. Лицо его побледнело, глаза блестели, дыхание было частым и поверхностным. Но когда он разорвал рубашку, то увидел выталкиваемую из раны пулю. Лэмп, подвывая, принялся вылизывать лицо Кэла.
   – Ты в порядке. Ничего страшного. Пуля уже выходит. – Гейдж сжал руку Кэла. – Что у тебя?
   – Думаю, сломано ребро, – с трудом произнес Кэл. – И вырван приличный кусок мяса. – Он пытался выровнять дыхание. – Точно не знаю.
   – Понятно. Ради бога, Фокс, дай мне руку.
   – Гейдж.
   – Что? Разве не видишь, он… – Гейдж в ярости повернулся к нему. Фокс стоял на коленях, прижимая свою пропитанную кровью рубашку к груди Билла.
   – Вызови «Скорую». Мне нужно зажимать рану.
   – Иди. Черт. – Кэл с трудом выдохнул и снова набрал полную грудь воздуха. Потом запустил пальцы в шкуру Лэмпа. – Я сам. Сам. Иди.
   Не выпуская руки Кэла, Гейдж вытащил телефон и вызвал «Скорую». Его взгляд не отрывался от бледного лица Билла.

   Сибил проснулась с больной головой. Чувствовала она себя отвратительно, что неудивительно после заполненной кошмарами беспокойной ночи. Да еще Гейдж весь вечер был мрачным и замкнутым, почти все время молчал. Встав с постели, она накинула халат – на случай, если в доме мужчины.
   Ладно, пусть Гейдж сам разбирается со своим настроением, решила она. У нее свои заботы. Выпить кофе на веранде – в одиночестве. Погрустить.
   Эта мысль ее немного взбодрила – вернее, могла бы взбодрить, не обнаружь она на кухне Куин и Лейлу, которые что-то шепотом обсуждали.
   – Уходите отсюда. И не обращайтесь ко мне, пока я не приняла две добрые порции кофеина.
   – Прошу прощения. – Куин преградила ей путь к плите. – Придется тебе пока обойтись без него.
   Глаза Сибил грозно блеснули.
   – Никто не смеет лишать меня утреннего кофе. Прочь с дороги, Куин, или я за себя не ручаюсь.
   – Сначала вот это. А до этого – никакого кофе. – Она взяла со стола коробочку с тестом на беременность и помахала перед носом Сибил. – Твоя очередь, Сиб.
   – Моя очередь для чего? Отойди!
   – Писать на полоску.
   – Что? Ты с ума сошла? – От удивления Сибил даже забыла о кофе. – Если у вас двоих сперматозоиды встретились с яйцеклетками, это не значит…
   – Правда, смешно, что у меня оказалось два лишних теста, один для тебя и один для Лейлы?
   – Ха-ха.
   – Кстати, – продолжила Лейла. – Вчера ты сама нам рассказывала о синхронизации циклов у женщин.
   – Я не беременна.
   – Я тоже так говорила. – Лейла переглянулась с Куин.
   Сибил закатила глаза. Отчаянно хотелось кофе.
   – Я видела вас беременных. Обеих. А себя нет.
   – С собой всегда сложнее, – возразила Куин. – Сколько раз ты мне это говорила? Не будем усложнять. Хочешь кофе? Пописай на полоску. С двоими тебе не справиться, Сиб.
   Сибил выхватила коробочку из ее руки.
   – Беременность сделала вас занудными и вредными. – Она решительно направилась к ванной на первом этаже.
   – Это важно. – Лейла в волнении потерла руки. – Правы мы или ошибаемся, в любом случае это важно. И в любом случае мы должны поддержать ее.
   – У меня есть кое-какие мысли на этот счет, но… – Обеспокоенная Куин шагнула к двери кухни. – Потом все обдумаем. После. И ты права, в любом случае мы должны ее поддержать.
   – Да, конечно. Но почему… Ага. Ты имеешь в виду, если она беременна, но не хочет ребенка. – Кивнув, Лейла подошла к Куин. – Без вопросов. Как скажет.
   Они подождали несколько минут, потом Куин провела рукой по волосам.
   – Все ясно. Я справлюсь.
   Она подошла к ванной, постучала для приличия и открыла дверь.
   – Сиб, сколько можно… Ой, Сибил. – Она опустилась на колени и обняла сидящую на полу подругу.
   – Что мне делать? – прошептала Сибил. – Что мне делать?
   – Для начала встать с пола. – Лейла наклонилась, чтобы помочь ей подняться. – Я заварю тебе чай. Потом поговорим.
   – Я дура. Полная дура. – Сибил закрыла лицо руками. Куин отвела ее на кухню и усадила. – Я должна была догадаться. Мы трое. Все сходится, черт возьми. Не видела того, что было у меня под носом.
   – И я не догадалась, – сказала Куин. – А сегодня ночью меня озарило. Все будет хорошо, Сибил. Что бы ты ни решила, мы с Лейлой будем с тобой. Мы тебе поможем.
   – У меня все не так, как у вас. Мы с Гейджем… Не строим никаких планов. Мы не… – Она заставила себя улыбнуться. – Не так сильно связаны, как вы с Кэлом и Фоксом
   – Ты его любишь.
   – Люблю. – Сибил не отвела взгляда. – Но это не значит, что мы вместе. Он не хочет…
   – Забудь о его желаниях. – Резкий тон Лейлы заставил ее удивленно заморгать. – Чего хочешь ты?
   – Ну, уж точно не этого. Я рассчитывала тут все закончить, а потом вместе с Гейджем куда-нибудь поехать. Дальше я не загадывала. Я не настолько сильна и хладнокровна, чтобы так далеко заглядывать в будущее и надеяться, что у нас с Гейджем что-то получится. И не так наивна и оптимистична, как мне хотелось бы.
   – Знаешь, не обязательно решать прямо сейчас. – Куин погладила Сибил по голове. – Это останется между нами, и мы будем молчать, сколько ты захочешь.
   – Вы же знаете, мы не можем так поступить, – возразила Сибил. – В этом заложен глубокий смысл. Возможно, здесь пролегает грань между жизнью и смертью.
   – Боги, демоны, судьба – никто не имеет права решать за тебя, – с жаром сказала Лейла.
   Она поставила чашку с чаем на стол, и Сибил взяла ее руку и крепко пожала.
   – Спасибо. Правда. Спасибо. Нас трое, их трое. У Энн Хоукинс было три сына, ее надежда, вера и мужество. Теперь еще трое – у нас внутри. Новые возможности. Симметрия, которую нельзя игнорировать. В легендах и преданиях почти всех культур беременным приписывают особую силу. И мы ею воспользуемся.
   Вздохнув, она взяла чашку.
   – Когда все закончится, я, возможно, предпочту отказаться от этой возможности. Но это будет мой выбор, без всяких богов и демонов. Только мой. И я ни за что не избавлюсь от ребенка. Я уже не девочка, и у меня есть средства. Я люблю его отца. Как бы ни сложились наши отношения с Гейджем, я убеждена, что все правильно.
   Она снова вздохнула.
   – Я точно знаю, что мне это нужно. И я до смерти напугана.
   – Мы с тобой. – Куин сжала руку Сибил. – Это очень важно.
   – Конечно. Только пока никому ни слова. Я должна придумать, как преподнести новость Гейджу. Выбрать подходящее время, подходящий способ. А пока нужно понять, что дает наше неожиданное одновременное материнство. Я могу связаться…
   – Подожди. – Куин раскрыла зазвонивший телефон. Взглянула на дисплей, улыбнулась. – Привет, любимый. Ты… – Улыбка ее погасла, щеки побледнели. – Едем. Я… Она с тревогой посмотрела на Сибил и Лейлу. – Хорошо. Да, хорошо. Серьезно? Там и встретимся.
   Она отключилась.
   – Билл Тернер – отец Гейджа – ранен.

   Мать увезли на «Скорой помощи», вспоминал Гейдж. Проблесковый маячок, сирена, суматоха. Разумеется, он не поехал с ней. Франни Хоукинс увела его, дала молока и печенья. Не отпускала от себя.
   А теперь отец – опять маячок, сирена, суматоха. Он сам не помнил, как оказался между Кэлом и Фоксом в кабине пикапа, спешащего за «Скорой помощью». Он чувствовал запах крови. Кэла, Билла.
   Кэл был еще бледен, и рана не полностью затянулась. Гейдж чувствовал, как он дрожит – самоисцеление было очень болезненным. Но Кэл жив. Не лежит бездыханный в луже крови, как ему привиделось во сне. Они изменили… потенциал, как выразилась бы Сибил.
   Еще очко в их пользу.
   Но ведь они с Сибил не видели старика. Его просто там не было – ни живого, ни мертвого. Не видели, как он прыгает на спину обезумевшего Кая Хадсона. Не видели его исполненного ярости, решительного взгляда. Лежащего на полу старика и Фокса, затыкающего своей рубашкой его рану.
   Билл выглядел каким-то потерянным, когда они грузили его в «Скорую». Беспомощным, хрупким и старым. Здесь что-то не так. Эта картина никак не вязалась с образом Билла Тернера, который Гейдж носил в своей голове, как фотографию матери в бумажнике.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация