А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Учения и наставления моей бабушки Евдокии" (страница 7)

   Чтобы не «увели» душу

   Помню, бабушка повела меня вечером под Троицу к реке и говорит: «Ты, моя хорошая, не бойся. Я сейчас буду звать тех, у кого в этом году душу сумели увести». Я ее спрашиваю: «А разве можно душу забрать?»
   «Кто может, а кто не может», – сказала она почти про себя. Я поняла, что не нужно к ней лезть с расспросами, и замолчала.
   У реки бабушка развела костер, посадила меня рядом с ним и сказала: «Сиди тихо, ладно? Что не ясно будет, потом объясню».
   Вижу, она готовит место: выкладывает поле камнями, не спеша венки плетет и кладет на кресты. Время до заката еще было. Вода в котелке на костре закипела. Стала она варить венки. Сумерки подступали.
   Достала бабушка из-за пазухи свой платок и стала мне на голову надевать, шептать обережные слова. Потом мне стало ясно, что «столб» она мне делает, после которого человек пребывает в каком-то странном состоянии полусна-полуяви. Делала она это для того, чтобы я не испугалась, сидела тихо и не шевелилась. Надо сказать, что во время обучения бабушка часто делала на меня «столб». Учить-то надо, а я маленькая еще была (девять лет), всего мне не объяснишь, да и испугаться могу, даже если буду держаться изо всех сил. Мастера всегда так поступали со своими маленькими учениками, чтобы и знаниями необходимыми поделиться, и не напугать до полусмерти. А еще «столб» помогает при лечении больных: если у кого серьезная рана или перелом, мастера читают этот заговор, чтобы человек во время лечения не чувствовал боли. Своего рода анестезия. Но заговор этот сложный, поэтому сейчас я ему учить вас не буду.
   И вот сижу я застолбенелая. Вижу, слышу все, но пошевелиться не могу, и покой на душе такой, какой редко бывает.
   Подготовив все для вызова духа, бабушка встала левой ногой на рогатину и стала читать заговор. То, что я увидела, нельзя передать словами. Сумерки, которые разбивал свет костра, вокруг порхают ночные мотыльки, слетевшиеся на огонь, шелест деревьев и плеск воды. Бабушка, в балахоне, босая, с распущенной косой, двигалась по кругу, продолжая произносить слова заклинания. Я все видела и примечала. Помню, прошло тогда много времени, я было уже решила, что вызов не удался, и стала думать о молоке и о пряниках, которые были у бабушки для помин. Если помните, я объясняла, что после каждой работы делают помин: едят особое поминальное угощение, поминая все плохое и стараясь закрепить работу.
   И вдруг вижу, из осинника кто-то выходит и приближается к нашему кругу. Бабушка задала ему три вопроса (простите, нельзя их называть) и отпустила. Потом залила водой, в которой варила венки, костер. Мы поели и стали собираться домой. «Баб, – решилась я все же спросить, – кто это был?» «Это? Костя Безродный», – ответила она.
   Я сама не была у него на похоронах, но в деревне и в школе говорили, что нашли его убитым и изувеченным. Родителей у него не было, тетка за полгода перед его гибелью умерла. Костя был из тех, кто всему был рад. Его так и называли – Чурачок. Не дурачок, а вроде как ласково – Чурачок. Видно, кто-то решил, что ему тетка добра много оставила. Убили с пытками, отняли у него душу за барахло. Видно, бабушка ждала ночи под Троицу, чтобы узнать, что произошло и кто виноват. (Нас с ней в деревне на тот момент не было: уезжали мы с ней на три месяца.)
   Шли мы назад, а она мне и говорит: «А чего ты дома есть не стала, а когда я начала работать, про еду думала? Не про пряники нужно думать, когда учу, а про дело». Вижу – сердится, считала мои мысли. И я, чтобы загладить вину, стала спрашивать – вроде небезразлична мне работа. А она любила, когда я проявляла любознательность.
   – Баб, что ты с ним сделаешь, с тем, кто убил Костю?
   – Не с ним, а с ними. Посмотрю в душу, есть ли раскаяние, а там решу.
   И решила.
   Раньше заговор-оберег от «убивцев», как бабушка называла таких нелюдей, назывался «Чтобы душу не увели», то есть насильно не забрали, не убили. Читают его в последний день любого месяца, называя имена всех тех людей, которых желаете защитить. Слова обережного заговора такие:

Сталь ты крепкая, затупись,
Веревка ссученная, перервись,
Камень, от руки отвались,
Богородица, заступись,
Кто придет за душой, отступись.
Надеваю я кандалы святые,
Остры ножи, будьте тупые.
Захлестни, Матерь Божья, им ноженьки,
Заступись и помилуй нас, Боженька.
Господи Вседержитель мой,
В самый тяжкий час Ты побудь со мной.
Ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Господи, сохрани и оборони
Твоих рабов (имена).
Аминь.

   Отнятый сон

   Мне вспоминается один случай. Пришли к моей бабушке люди из сельсовета – мужчина и женщина – и давай ей всякие вопросы задавать да уму-разуму учить. Сразу стало понятно, что так просто они не отстанут. А я-то знала, как бабушка уставала в последнее время: у нее было сразу несколько очень тяжелых больных. Все время бабушка проводила в молитвах и постах и совсем измучилась, а эти молодые люди прекрасно видели, что ей плохо, но все равно не уходили. «Как не стыдно, у нас какой век уже, а вы все живете в доисторическом веке. Обвешались иконками. Какой пример молодежи подаете? Люди к вам отовсюду ездят», – все повторяли и повторяли они. Особенно усердствовала женщина.
   Бабушка слушала-слушала, а потом спокойно ответила, что сама никого не зовет, но и гнать не гонит, ведь Господь велел любить ближнего своего, она и следует этой заповеди. Да и как можно отказать человеку, который на коленях умоляет спасти его от смерти и тяжкой болезни.
   На это женщина ей возразила:
   – Чепуха все, не верю, мы сами творцы своей судьбы. И не могут на мою судьбу повлиять какие-то там потусторонние силы и безграмотные сельские старухи. Главное, жить правильно и честно, тогда и спать будешь хорошо.
   – Ну, коль так, – сказала бабушка, – сегодня у нас понедельник, а в пятницу приди ко мне, детка, и расскажи, как спала, так ли уж ладно и спокойно.
   Когда люди из сельсовета наконец-то ушли, я спросила бабушку:
   – Бабуль, что ты хочешь сделать?
   – Сон заберу, поучу ее немножко, хотя она и не виновата – так ее воспитали.
   Через несколько дней к нам прибежала та молодая женщина из сельсовета и пожаловалась, что не может заснуть вот уже несколько дней. Правда, она была уверена, что к колдовству ее беда не имеет никакого отношения, а бабушка ей это просто внушила.
   – Ладно, иди, – вздохнула бабушка, – спать будешь. Что толку тебе объяснять? Не поймешь. Только запомни: будешь мешать мне помогать людям, и я бороться с тобой стану по-своему. А если ты про меня где писать будешь или говорить, тут же я тебе и отвечу, как бы далеко ты ни была от меня. А теперь иди с Богом, иди.
   Думаю, теперь вы понимаете, мои дорогие читатели и ученики, что бывают способы, с помощью которых можно отнять сон. И естественно, знахари знают, как отчитать эту беду.
   Прежде всего необходимо поставить на порченого человека оберег. Заговорные слова читают над водой, которой затем умывают несчастного перед иконами.

Господи Боже мой,
Святой Архангел Михаил с Тобой,
А с ним шестикрылый херувим.
Как они все сильны,
Так и мои слова заговора крепки.
Тридевяти ключами сон открываю,
На восковую печать закрываю —
Не подойдет вор ко сну раба Божьего (имя).
Аминь.
Как на ночь цветы закрываются,
На сон люди обряжаются:
Заря вечерняя, ночь темна,
Господом Богом сила сна дана, –
Так раб Божий (имя) пусть спит,
Ангел его сон сторожит
И вся моя молитва.
Аминь.
Кто раба Божьего (имя) сон захочет забрать,
Тому вперед сон мой придется взять,
А мой сон хранит
(имя покойного кровного родственника).
Аминь.

   После этого хорошо читать молитвы на сон грядущий. Таких молитв очень много, обращены они к Господу нашему, Пресвятой Богородице, Ангелу-хранителю человека и всевозможным святым. Вот одна из этих молитв, обращенная к Господу:

   Ненавидящих и обидящих нас прости, Господи Человеколюбче. Благотворящим благосотвори. Братиям и сродникам нашим даруй яже ко спасению прощения и жизнь вечную. В немощех сущия посети и исцеление даруй. Иже на мори управи. Путешествующим спутешествуй. Служащим и милующим нас грехов оставление даруй. Заповедавших нам недостойным молитися о них помилуй по велицей Твоей милости. Помяни, Господи, прежде усопших отец и братий наших и упокой их, идеже присещает свет лица Твоего. Помяни, Господи, братий наших плененных и избави я от всякаго обстояния. Помяни, Господи, плодоносящих и доброделающих во святых Твоих церквах и даждь им яже ко спасению прощения и жизнь вечную. Помяни, Господи, и нас смиренных и грешных и недостойных раб Твоих, и просвети наш ум светом разума Твоего, и настави нас на стезю заповедей Твоих, молитвами Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и Присно-девы Марии и всех Твоих святых, яко благословен еси во веки веков. Аминь.

   Смерть седьмого ребенка

   Женщину эту звали Марья, я хорошо помню ее темно-синий сарафан и белые, как лен, волосы. Рассказывая о своей беде, она не плакала, и только по ее безумным глазам можно было понять, как она страдает. Все ее дети умирали, не дожив до двух лет, и, когда она родила седьмого ребенка, муж сказал Марье: «Если и этот ребенок умрет, я тебя прогоню. Мне нужен наследник, сын, а у тебя, видимо, проклятое чрево». Марья не помнит, чтобы ее кто-нибудь проклинал, но ее дети, действительно, умирали за два, за три месяца до своего двухлетия.
   Прослышав о моей бабушке, женщина отпросилась у мужа и приехала к нам. Уложив ее спать, бабушка позвала меня в свою комнату и стала рассуждать. Она всегда рассуждала вслух, так, чтобы я могла слышать все ее мысли и решения. Понизив голос, она сказала: «И этого ребенка она может потерять, тут нужна трава нечуй-ветер, но взять ее следует из-под ног слепой, я этого не делала, но меня этому матушка учила. Завтра же поутру отправлю Глафиру за незрячей. Бог даст, все получится, ведь если Марья дитя свое потеряет, то в аккурат умом повредится». Подперев щеку рукой, бабушка глубоко задумалась, а за перегородкой тяжело ворочалась во сне и стонала Марья. Утром следующего дня Глаша, бабушкина помощница, привезла к нам слепенькую.
   «Аня! – сказала ей бабушка. – Я могу помочь одной горемыке отвести от ее дитя смерть. Но для этого мне нужно, чтобы ты прошлась босой по траве. Я буду читать молитву, а ты иди. Ты поранишь ногу, и я возьму из-под твоей окровавленной ноги то, что остановит гибель Марьиного рода. Ты, конечно же, можешь отказаться, но до двухлетия ребенка осталось мало времени, а мне еще будет нужно успеть отвести годовые помины, так что, голубка, тебе решать».
   Анна согласилась, и мы поехали за травой нечуй-ветер. Вез нас дед Архип. Когда мы приехали, уже смеркалось, но бабушка знала, где растет эта трава. Архип же остался сидеть на телеге, а мы с бабушкой взяли Анну за руки и пошли к нужному месту. Наконец мы дошли, Аня сняла обувку и пошла по траве. Она ходила по кругу в том самом месте, где ее поставила моя бабушка. Я стояла рядом и слышала, как бабушка читает заговорные слова:

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Господь услышит молитву мою,
Пошлет мне в подмогу святую свиту свою.
Ой вы, святые великие чудотворцы,
Мученицы и святые отцы,
Нифонт и Мароф, Киприян, Иустиния,
Конон Исаврийский, Дмитрий Ростовский,
Богу о гибнущей душе молитесь,
Ангелы, архангелы спуститесь,
Господу Богу от меня,
Рабы Евдокии, поклонитесь.
Господь Бог из под пяты своей землю брал,
На четыре стороны света ее бросал,
Свое Божье слово ученикам отдавал,
Идите на все четыре стороны света – ступайте,
Кто просит ради имени моего – помогайте,
От Бога святые чудотворцы,
Преподобные отцы и мученики,
Есть темные духи, они рыщут, летают,
Раньше времени души забирают.
Вы их найдите, вы им запретите,
В нечуй-ветер войдите,
Тело и душу младенца Матвея укрепите,
Пусть он до глубокой старости живет
И раньше Божьего века не умрет.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Ныне, присно и во веки веков.
Аминь.

   Анна топталась по траве, покалывая ноги об камушки и сучья, а бабушка читала и читала эту молитву. Наконец она взяла из-под ноги слепой женщины траву, на которой была Анина кровь, и мы молча поехали к дому.
   Дома она подсушила траву в духовке, специально растопив для этого печь. Уже утром Марья, взяв траву, поехала к своему ребенку. Ей было велено купать дитя вместе с этой травой. А через много лет к нам приехала в гости женщина с парнишкой. Это были Марья и ее сын Матвей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация