А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Учения и наставления моей бабушки Евдокии" (страница 13)

   Ночлег на могиле

   Однажды к бабушке приехала семья из трех человек. Бородатый, высокий отец Василий, его жена Акулина и их сын Остап, и вот какую историю я услыхала.
   Остап поспорил с хлопцами, что переночует на погосте. Да не просто на кладбище, а уляжется прямо на могилу. Ударили по рукам, и он пошел в сторону кладбища. И чем ближе он подходил, тем ему становилось тягостней на душе. Он уже жалел о том, что сболтнул сдуру свое обещание, но среди ребят и девчат была Оксана, девушка, которую он любил. Когда ребята спорили о нечистой силе и мертвецах, Оксана ойкала, прижимала ручки к щекам и восклицала, что ни за что бы не решилась пойти ночью на кладбище. Это-то и подтолкнуло Остапа сказать, что он запросто переночует прямо на могиле и ему будет нисколечко не страшно. Кто-то из ребят прицепился к его фразе, и дело кончилось спором на килограмм леденцов, что он всю ночь проспит на погосте. Было темно. На кладбище росли деревья и ели. От них исходила причудливая тень, которая шевелилась, повторяя движения ветвей и листьев на ветру. Казалось, что все вокруг двигается и летает. Остап надеялся, что где-то неподалеку спрятались девчата и хлопцы, чтобы проконтролировать его геройство. Это придавало ему силы. Луна спряталась за тучи, и стало беспроглядно темно. Остап продвигался на ощупь. Наконец он остановился. Нащупав бугор могилы, он улегся на нее, мысленно решив, что друзья затаились и видят его нерешительность.
   Земля была все еще теплой от прогретого жаркого дня, и от могильной травы шел нескончаемый дурманящий аромат. Мозг Остапа лихорадочно работал, мысли сменялись одна страшней другой. Ему подумалось, что там, под землей, на глубине двух метров, прямо под ним лежит покойник. Руки его наверняка сложены на груди, а на лбу, как и полагается, положен венчик из ткани, на которой нарисованы кресты и слова из заупокойной молитвы.
   Остап замер от жути, которая медленно, но упорно подкатывала к его сердцу. Он не мог ни бежать, ни встать, ни закричать. Ему уже было все равно, следят ли за ним его друзья и Оксана или нет. Он чувствовал, что кончается от страха, но встать, уйти с этой жуткой могилы Остап не мог. Закрыв глаза, он молился, чтобы только уснуть, если уж сил нет на то, чтобы встать и убежать. Вдруг ему почудился шепот, но не со стороны, а прямо-таки из-под него. Вернее сказать, шепот шел в ухо из могилы.
   «Остап, – шептал голос, – ты мой гость, а я твой хозяин. Никто ко мне не приходил эти годы, ты первый. Хочешь увидеть, где я живу?» «Я засыпаю, – мелькнуло в голове у Остапа. – Это сон», – и он действительно растворился в непонятном нереальном состоянии, какое бывает только во сне, где невозможно определить, где явь, а где сон. «Пойдем!», – сказал все тот же тихий голос.
   Перед его глазами появилось сжатое пространство – яма не яма, пещера не пещера. На уровне его глаз, так, как если бы он глядел перед собой, из земли торчали корни деревьев и камни. Он видел, как двигается, извиваясь в земле, червь, и ему в нос ударил терпкий запах земли и прелой листвы. Гроб старый, со сломанными, трухлявыми досками, а в гробу человек. Затем, как бывает обычно во сне, картинка изменилась. Остап шел по аллее. Мимо него шли какие-то люди. Они двигались тихо и молча. Старые, молодые, подростки, маленькие дети, солдаты, священники. Все они были одеты в одежды разных времен и эпох. Остап спросил своего спутника, почему они все молча ходят? – «Они ждут, когда их призовут». Неожиданно у Остапа мелькнула бунтующая мысль – сон это все-таки или не сон? Он обернулся на того, кто был, по его мнению, хозяином могилы, на которой он спал и чье лицо он видел в гробу.
   – Я могу спросить все, что хочу? – спросил его Остап. По лицу его спутника промелькнула недовольная гримаса. Но он все-таки сказал:
   – Да, можешь спросить, и я отвечу.
   – Как твое имя? – спросил его Остап.
   – Меня звали Никола.
   – Ты можешь мне сказать, когда я умру и как я проживу, а главное, выйдет ли за меня замуж Оксана?
   – Оксана не выйдет ни за кого, она утонет, потому что жалость имеет свойство губить. Сам ты будешь болеть, но спасет тебя святое слово.
   – Какое слово? – спросил Остап. – Я ни одной молитвы не знаю.
   Покойник остановился и сказал:
   – Светает уже, нужно идти назад.
   И они повернулись и стали возвращаться все той же аллеей.
   – Я не знаю святых слов, – снова начал Остап.
   – Слава Богу, что эти слова другие знают, – пробурчал его попутчик.
   Неожиданно на лицо Остапа кто-то ливанул воды. Он вскинулся и понял, что пошел дождь.
   Уже светало, и было видно все, даже можно было разглядеть фотографию покойника на могиле, на которой проспал Остап. Лицо умершего было точно таким же, каким его увидел во сне Остап…
   С кладбища Остап бежал как ненормальный. Два раза он падал, порвал штаны об какой-то сломанный крест и разбил коленку.
   Наверное от пережитого, у него начался жар. Мать поила его малиной, парила в бане, кутала в лопухи, но он все равно лежал пластом, здоровье никак не возвращалось. Приходили ребята, он понял, что они в тот день сразу же ушли, решив, что у него хватит ума не ходить на кладбище. Еще когда он отлеживался, ему сообщили, что Оксана, спасая на речке ребенка, утонула. Ему вспомнились слова мертвеца, что жалость имеет свойство губить. Шло время, но Остапу становилось все хуже и хуже. Он рассказал своей матери о том, что с ним случилось в ту ночь. О совпадении смерти Оксаны и о том, что спасти его может только святое слово.
   Мать Остапа по-своему поняла предупреждение мертвеца и решила поехать с сыном к Евдокии Степановой, к моей бабушке, чтобы та молитвой отчитала Остапа от ночевки на кладбище, потому что она слышала от людей о примете – кто переночует на погосте, тот и сам уж будет не жилец.
   Случилось все это давно, но я почему-то очень хорошо запомнила этот случай, парня Остапа, его мать и бородатого отца Василия. А теперь я научу и вас заговору, каким отчитывала Остапа моя бабушка Евдокия от ночевки на погосте. Сперва читают «Отче наш», а затем заговор:

На море-на океане, на острове на Буяне,
Среди двух гор старая могила стоит,
В той старой могиле, в гробу, вниз лицом
Покойник лежит,
Спит, не видит, не слышит,
Сердце мертвое не стучит, грудь не дышит.
Встану я, благословясь,
На икону перекрестясь,
Охну, вздохну, к могиле пойду.
Ой ты, мертвая, не отпетая душа,
Возьму я три серебряных гроша,
Закажу тебе отпевание,
Возьми за то на себя страдания.
Ангелы, архангелы, отзовитесь,
За меня (такого-то) помолитесь.
Пойдите вы, мои хвори, в сыру землю мать,
Чтоб покойник вас мог в могилу забрать,
Губы, зубы, ключ, замок, язык.
Аминь. Аминь.
Аминь.

   Вред на угольки в печи

   Если недобрый человек захочет погубить ваш род, украдет из вашего поддувала сорок прогоревших угольков и разбросает их по сорока дорогам, читая при этом заклинания, то ни у кого в вашей семье больше не родятся дети.
   Лично я не имела дело с такой порчей, слава богу, ко мне с ней не обращались. Но я видела, как лечила моя бабушка одну семью из Дагестана. Помню, приехала женщина, говорила по-русски она плохо. Была вся черная от горя и отдала бабушке письмо от мастера из своего города. Та писала бабушке, чтобы помогла женщине отчитать ее род от бесплодия. Оказывается, между двумя семьями случилась ссора: вернули после свадьбы молодую в прежнюю семью, объявив, что замуж она выходила, не будучи уже девушкой. Несчастная клялась, что была до брачной ночи невинна, ей не верили, и она наложила на себя руки.
   Прошло три месяца. Незадачливому жениху передали в дом узел, в котором была земля с сорока дорог и записка: мол, убивать мы вас не будем, но ваш род закончится, ибо ни один ребенок больше не родится в вашей семье. После этого действительно ни у кого из кровных родственников больше не было детей. Люди обратились за помощью к мастеру, ведь нельзя же всех наказывать за грехи одного человека. Мастер дала адрес моей бабушки.
   Я наблюдала очень внимательно за ее работой, так как такие случаи крайне редки. Ведь не всякий возьмет на себя такой грех: навести бесплодие на целую семью. Поэтому бабушка велела мне этот случай запомнить.
   Вот как снимают такую порчу. Берут семенник быка, менструальную кровь женщины и тринадцать копеек (чтобы выкупить кровь), а также корень от любого мужского дерева. Корень этот должен выступать над землей.
   Все вышеперечисленные компоненты варят в три часа ночи, независимо от дня, месяца и фазы луны. Единственное условие, чтобы это был не святой день. До зари выходят из дома и в варево опускают пшеничные зерна. В доме этого делать нельзя. Затем нужно замесить тесто вместе с получившимся варевом. Из вязкого теста лепят девять куколок. Их сушат и хранят в семье. Затем кукол бросают в любую реку в четный день. И еще очень важно: нельзя никому говорить, как была исправлена эта беда.

   Из практики бабушки Евдокии (случаи из жизни)

   Обручение с удачей

   Все, что я знаю, и все, что я умею, всем этим я обязана своей бабушке. Об обручении с удачей я узнала, когда мне было всего двенадцать лет.
   Однажды к бабушке пришел мужичок, был он небольшого роста и со спины смотрелся, как подросток. Людей приезжало к бабушке очень много, и многие люди во время приема плакали. Но вот как плакал этот мужичок, я видела впервые. Он закрывал лицо старой овечьей шапкой и рыдал так, как обычно рыдают на похоронах. Тщедушное тело его содрогалось, и на худой шее дергался кадык. Шапка у него была настолько стара, что лицо плачущего было все облеплено кусками отвалившейся от нее шерсти. Это было бы смешно, если бы не вой и плач маленького мужчины.
   Сперва бабушка пыталась его уговорить, но от ее ласковых речей мужик еще пуще и безутешнее зарыдал. Тогда бабушка сказала, что если он не прекратит поливать пол слезами, то она его отправит восвояси. Наконец он успокоился. Все лицо у него опухло от слез, и выглядел он довольно жалко и некрасиво. Из его рассказа я запомнила, что у него девять душ детей, а жена его перед Пасхой умерла. К тому же у мужика, как на грех, сдохла корова и вдобавок кто-то, пока он отвозил свою жену на кладбище, украл из сарая свинью. Кроме свиньи, воры забрали все, что только могли забрать, даже детские вещи. Время тогда было и без того голодное, а тут все сразу – и смерть жены, и воровство. Мужик растерялся и не представлял, как жить и как кормить своих детей.
   Бабушка выслушала его и, даже когда он уже замолчал, сидела и о чем-то напряженно думала. По ее лицу я видела, что она принимает какое-то решение. Наконец она встала и подошла к иконе. После поклонов она попросила у иконы прощения, говоря ей, что делает это ради девяти душ сирот. Я знала, что бабушка никогда ни для себя, ни для людей не просила у Бога ни денег, ни богатства, потому что истинный мастер может просить Бога только лишь о жизни и здоровье. Заговорные слова для хорошего торга и удачи она знала и давала их тем, кто был в нужде. Но сама она никогда ничего такого для себя не просила. Слово она дала своей матери, которая приходилась ей по нашему закону наставницей, а потом и с меня такое же слово взяла, когда передавала мне свою корону.
   «Слушай, касатик, – сказала она мужику, – дам я тебе три пятака. Двумя пятаками закрывали покойнику глаза, а третий, тот, что я тебе сейчас дам, был заговорен еще моей бабкой. Ты не перепутай эти пятаки. Два вот этих отнеси на могилу и положи их в голове у покойника. А из этого пятака сделай себе обручальное кольцо. В эту субботу в нашей церкви будет тайно венчаться одна пара, сам знаешь, сейчас редко кто венчается и все делают это по-тихому. Вот к субботе ты и сладь для себя кольцо. Приди в церковь в двенадцать часов дня, встань в правый угол входной двери и, как только хор запоет «Аллилуйя, Аллилуйя», одень себе на палец кольцо. Я же в это время прочту одну молитву на обручение тебя с удачей. А там, где удача, там есть все: и деньги, и здоровье, и долголетие. Только ты никогда уже больше не подходи ко мне, потому что вольно или невольно, но вовлек ты меня в обман. Через тебя я своего слова не сдержала. Теперь девять лет в рот сахарок не покладу и девять лет буду вымаливать прощение у покойников моего рода. Душа моя надеется, что поймут они меня и простят, ведь делаю я это не для себя, а для сирых детушек».
   Позже я узнала, что мужик тот разбогател. Обручение с удачей пошло ему на пользу, деньги к нему липли, как пчела к меду. Сперва он нашел на мосту кошель с деньгами. С этих денег купил корову, а она оказалась стельной и принесла сразу двух телят. Купленный с тех денег билет облигации дал ему небывалый по тем временам выигрыш. Все эти подробности он рассказал мне сам, когда я уже была гораздо старше. В тот день приходил он поклониться моему, то есть бабушкиному дому, но не смел близко к нему подойти. Я его окликнула и спросила, кто ему нужен, и тут мы с ним разговорились. А бабушка моя не брала в рот сладкого девять лет, хотя я-то знала, как она любит сладкий чай. За этого человека она не один час отстаивала на молитве и все шептала: «Батюшки мои, матушки, не гневайтесь, души светлые, сердце не стерпело, больно мне жалко было его детей…»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация