А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тайна наследницы" (страница 8)

   – Ништяк у них все поставлено, – признал Князь. – Фраерка, который прикатил, прямо на бану сделали. Звездочет исчез, сестричка, помощница Айболита, кончилась. Очень там все серьезно.
   В комнату вошел плотный молодой мужчина.
   – Слышь, Ваныч, похоже, интерес к наследнице из-за архива жида. Думали, он сгорел, а оказалось нет.
   – Ты в курсе, кому архив нужен?
   – Я-то нет, – сказал Лесоруб, – но базарок слышал. – Есть такой Филя, он прессовал сыновей адвоката Аляски.
   Повернувшись к двери, тихо свистнул. Двое парней втолкнули мужчину в джинсах и белой безрукавке.
   – И кто это? – спросил Поп.
   – Управление борьбы с бандитизмом! – выкрикнул мужчина. – Удостоверение в кармане.
   Лесоруб вытащил удостоверение и отдал Попу.
   – Майор Лубинин Юрий Николаевич, инспектор управления, – прочитал тот и резко ударил Лубинина в грудь. – Мусор! Что ты там вякал насчет наследницы? Мол, у того, кто ее прикрывает, архив.
   – Я вас, мразей, – прохрипел майор, – уничтожу. – И согнулся от сильного удара в солнечное сплетение. Державшие его отпустили, он ткнулся лбом в пол.
   – Ты охренел, Лесоруб, – покачал головой Поп.
   – Все путем, – сказал Князь. – А с кем он базарил?
   – С козлом каким-то, – пояснил Лесоруб. – Тот на иномарке был, с ним еще трое. Ну мы этого, когда он такси ловил, взяли и сюда.
   Поп схватил майора за волосы и рывком поднял.
   – Что за базар ты вел и с кем?
   – Оперативная разработка, – прохрипел тот. – Вас, гниды, за меня…
   – Что про наследницу знаешь?! – заорал Поп.
   – Да иди ты, сука, – огрызнулся майор.
   Подошел Князь.
   – Все, что ты там чирикал, записано. Есть фотки твои и седого мерина. Мы тебя просто кончим, фотки и запись отдадим кому надо. Пусть разбираются с тем, с кем ты базар вел.
   Вошел худощавый молодой человек в костюме, белой рубашке и галстуке.
   – Извините, что задержался, пробивал номер и переписывал разговор. – Он подмигнул майору. – Знают они много. Оказывается, и про чеченов в Питере знали. Вот.
   Он протянул фотографии Князю. Тот вытаращил глаза.
   – Вольский… Шляхтич! Значит, жив бродяга, а мы тебя уже давно поминаем.
   – Слышь, Князь, – торопливо начал майор, – я с тобой наедине переговорить хочу.
   – У меня с ментами базар только при свидетелях, – спокойно сказал Князь. – Откуда ты этого фраерка знаешь? – повернул он к нему фото.
   – Он мой знакомый, – ответил майор. – Ну, в общем, информатор. То есть стукач.
   Уловив кивок Князя, Лесоруб ударил майора в живот. Тот, снова согнувшись, осел.
   – У тебя мусор, есть шанс остаться здоровым и живым, – продолжал Князь. – Мы в любом случае правду узнаем, но тебе это больше стоить будет и в конце все равно замочим. А чтоб у твоих коллег меньше вопросов было, положим кассету и фотки в карман тебе. Пой правду и выйдешь живым.
   У Попа прозвучал вызов сотового. Он посмотрел и пожал плечами.
   – Не в курсе такого клиента.
   – Включи громкую связь, – сказал Князь.
   – Мента можете кончать, – услышали все. – Он понты гольные колотит и все дела. И передай Князю привет. От кого, он знает. Встретиться пока не могу, но обязательно нарисуюсь. Мент имеет подельника и тот ищет наследницу. Я купить хотел, но не добазарились. Засек, что нас сняли, поэтому свалил. Мои довели фотографа до места. Хорошо, что не замочили. Твой номерок я у Лильки хапнул. Зря ты, Поп, проституткам номер даешь. В общем, Князю привет, скоро увидимся. А мента кончайте.
   Абонент отключился.
   Майор рванулся к окну Худощавый, подпрыгнув, ударил его ногой и тот упал.
   – А ты, Малыш, здорово ножкой машешь, – одобрил Поп.
   – В кино видел, – улыбнулся Малыш.
   – Мочить этого? – вытащил нож Лесоруб.
   – Не здесь, – остановил его Князь. – И не сейчас. Спустите в гараж и заставьте сказать, кто из его кодлы наследницу шарит и что он про архив знает.
   – Не убивай, Князь, – промычал майор. – Я все скажу. Я много чего знаю. Филипп Песковатский архив ищет. Там дела на его отца, генерала Песковатского, хоть он уже год как в отставке, и бумаги на самом Филиппа.
   – Генерал Айболита поддерживал?
   – Да, – кивнул майор.
   – А кто отморозки, которые в тайге беспредел устроили?
   – В Хабаровске вроде взяли этих отморозков украинских и кончили хабаровских, которые могли на Фильку вывести. Там какой-то мент заправлял. Его кончили сегодня утром.
   – Филька – это Песковатский-младший? – уточнил Князь. – Теперь только как перед родной мамой, – предупредил он. – Что они знают о наследнице?
   – Ничего. Думают, что кто-то все это замутил, чтобы какую-то долину прибрать к рукам. Что-то про Аляску говорили, был такой, золотишком занимался. Клиентами у него были многие, кто большие звезды носил. Аляска, когда понял, что и ваххабиты через этих золото его покупают, на хрен всех послал. Его убрать хотели, он бы многих сдал, но кто-то помог ему в Штаты уйти. Говорят, что есть дочь от него, ее оберегают, и скоро она получит долину.
   Князь дал знак, и Поп сказал:
   – В гараж его.
   – Нет! – рванулся Лубинин. – Я на тебя буду работать, Князь! Я тебе бабок…
   Малыш ударил майора ребром ладони по шее, двое подхватили потерявшего сознание и потащили из комнаты.
   – А Лесоруба точно не пасли? – спросил Поп.
   – Я проверил. Чисто, – сказал Малыш.

   «Шляхтич… Значит, ты жив, – размышлял Князь, оставшись один. – Вот так хрен. Но как он причастен к истории с наследницей? Под Аляской не ходил. Вором не стал. За ним что-то было. Бежал, потом его труп менты на опознание выставляли. Родных приглашали. Под шатуна Шляхтич попал, только мизинец левой руки остался целым, по нему и установили, что это Андрей Вольский. А он, значит, жив. Где же он был? И о чем говорить хочет? На мента вышел, купить того хотел. Молодец, Малыш, а то бы непонятно все было. Жмур мусора надо будет за кольцевой бросить. Но пустой. А ксивату его какому-нибудь бомжу в Ярославле сунуть, и так, чтоб менты знали, что бомж этот все время в Ярославле крутился. Что же ты задумал, Шляхтич, в какие игры играть начал?»

   – Направь ментов по этому адресу, – протянул в окно машины записку седой мужчина в очках. – И пусть поторопятся.
   «Мерседес» двинулся дальше.

   – Вот, сука, – криво улыбнулся лежавший на полу с вытянутыми руками Князь. – Лихо подставил. Малыш – молоток, сразу мусора увез. Ну, Шляхтич, – прищурился Ваныч, – я с тебя лично кишки выпущу.
   – Чисто, – войдя в комнату, сказал омоновец.
   – Стволов, наркоты нет, – послышалось из кухни.
   – Ну, – поднялся старший группы, – везучий ты, Князь. Но кто-то на тебя нож точит. – И распорядился: – Уходим.
   – Браслетики снимите! – заорал Поп.

   У коттеджа Князя стояли три машины.
   – Опачки!
   Не сбавляя скорости, Малыш пригнулся и быстро спросил:
   – Дуры у кого есть?
   – А я без дурочки, что лесоруб без топора, – откликнулся сидевший сзади Лесоруб.
   – Прижмись к кустам и выброси.
   Воспользовавшись тем, что машина, сворачивая, закрыла его от омоновцев, Лесоруб швырнул пистолет в густые заросли.
   К ним бежал милиционер с жезлом, Малыш приказал:
   – Тормози.

   – Пропал Лубинин, – услышал Филипп в сотовом нервный голос. – Он пошел на встречу с каким-то уголовником, тот обещал что-то про архив сказать, и исчез. Телефон не отвечает. Я и домой звонил, жена ничего не знает.
   – Понятно, – сказал Филипп. – Если выйдешь на него, пусть сразу звонит мне.

   Малыша уложили на асфальт.
   – Давненько не виделись, – склонился к нему капитан милиции. – Ты же полгода назад освободился. Где пропадал?
   – На Канарах здоровье поправлял, а сейчас с новыми силами и знаниями банк возьму, – улыбнулся лежавший. – Вы же в курсе, я человек мирный и ворую, а не граблю. Не люблю насилия, да и разница в сроках приличная. А вы меня ждали?
   – Поехали, Орин! – крикнули от машин. – Они чистые?
   – Чистые! – Капитан расстегнул наручники на Малыше. – Он никогда оружия не носит. Малыш это.
   – Малыш? – переспросил командир группы и подошел к ним. – Легендарная личность! Ты, говорят, гений в технике, любой сейф открываешь на счет восемь.
   – Десять, – поправил Малыш, – но был один английский, до пятнадцати считал.
   – Поехали, командир! – снова позвали от машин. – Начальство рвет и мечет.
   – Надеюсь, увидимся, – улыбнулся омоновец.
   – Только если в аду, – вполне серьезно сказал Малыш.

   Телефонный разговор шел напряженно и на повышенных тонах.
   – Ты просто играешь не в очко, Князь! – говорил Шляхтич. – Лучше займись своими делами, ты ж вор в законе, а не волк в загоне. На кой тебе наследница нужна? Придет время – и пострелять придется. Менты, значит, не успели, а было бы хорошо, если б тебя…
   – Слушай, сука польская, – зарычал Князь, – ты жмур, запомни это. Жить тебе осталось на раз-два.
   – Я тебя переживу, это точно, – засмеялся Шляхтич. – И объясни мне все же, на кой черт тебе эта девка? Ведь ты законник, а пытаешься быть нянькой. Это же не твое, Князь, так и раскороновать могут. Попробовал я тебя ментам подарить, не вышло. Везунчик ты. Но сейчас лучше отойди. Совсем скоро я буду миллионером. Знаешь, с детства мечтал, чтоб на меня холопы вкалывали, и тут такой шанс! – Он засмеялся. – Ну скажи, зачем тебе все это? Ведь не справится она, и ты помочь не сумеешь… А я человек грамотный, смогу хорошо организовать дело. Да, знаешь, Аляска, перед тем как отправиться к предкам, говорил, что верит в тебя. Я разубеждать не стал, молод был да и не интересовал меня законный доход. А в последний раз, когда получил двадцатку за банк, задумался и понял, что это шанс. Наследницу, точнее, ее маман, я знаю, архив на месте. Правда, сыновья адвоката мешали, но с ними разобрались. С моей подсказки. Согласись, лихо я все обделал. Правда, мизинец оставить пришлось, но лучше мизинец, чем голову. Ты не знаешь, наверное, вышло все случайно. Я в тайге человека встретил. Похож на меня чертовски. Он по тайге пять лет кружил. Надоели, говорит, люди, вот и стал отшельником. В общем, я продумал план. Проверил все. Кровь тоже второй группы, резус отрицательный, рост на сантиметр ниже. А главное, наколка трех богатырей один в один. Видно, черт уже давно мой план придумал. Вот и все.
   Шляхтич надолго замолчал. Молчал и Князь. Наконец он услышал тяжелый вздох, и Шляхтич продолжил:
   – Подняли шатуна. Мужик, когда шатун его завалил, пальцы ему в пасть сунул. Мишка так постарался, что только наколка и мизинец остались. А свой мизинец я когтем шатуна отделял. Больно было. Ну скажи, что не фартовый я! – Он снова рассмеялся. – У тебя не выйдет ничего. Не поверят тебе. Тайну наследницы знаю только я. Еще один знал, убили его. Ладно, вроде всем похвастался. Мой тебе совет, Ваныч, плюнь ты на это дело. И благодарю за то, что убрали тех, кто в курсе мог быть.
   – Я тебя лично прикончу, – задохнувшись от злобы, едва выговорил Князь.
   – Слово вора даешь? – хохотнул Шляхтич. – Постарел ты, Ваныч, и изменился. Нянькой стать решил. Ни хрена у вас с золотом не выйдет, а у меня все получится. И не обижу я наследницу. А когда архив хапну, многих на место поставлю. Ну все, прощай.
   Телефон отключился.
   – Поп! – позвал Князь. Тот вошел. – Нужен Шляхтич. Живой. Подключи всех. За ценой не стой. И мента нашего пора включать. Ты меня понял?
   – Понять-то понял, – хмуро откликнулся Поп. – Но где его найти, суку. И надо, кстати, помнить, что и он всех покупает, запросто киллера найдет. В общем, ты теперь один никуда. Сейчас списать на разборки проще простого.
   – Найди его, Поп. – Князь уставился на него тяжелым взглядом. – Живого привези. Или хотя бы узнай, где он бывает.
   – Ты чего? – встревожился Поп. – Крыша поехала?
   – Делай, что говорю! – обозлился Князь.

   – Садитесь, пожалуйста. Соки, напитки…
   Улыбаясь, стюардесса проводила его на место. Сев в кресло, Шляхтич улыбнулся в ответ.
   – Я знаю, милая. Не первый раз женат. Правда, на стюардессе ни разу. Может, стоит рискнуть?
   Девушка весело рассмеялась.
   – Не советую. – Наклонившись, тихо добавила: – Небеса нас делают непредсказуемыми.
   – А я как раз именно такую ищу, – кивнул Шляхтич.
США. Вашингтон
   – И что делать будем? – сухо спросил Бергман.
   – Я думаю, надо дать команду Китайцу, – начала было Сьюзен.
   – Идиотка, – оборвал он ее. – Китаец в России, а мы не можем найти следов тут, у себя на родине.
   – Вас, мистер, – подал ему телефон мулат.
   – Вот что, Генри, – послышался в трубке недовольный мужской голос, – какого черта ты меня впутываешь в эти дела? Всем известно, что рожала от русского Буракова Анна Павловна. Во время родов умерла. Дочь пережила мать на тридцать с небольшим минут. Обе похоронены.
   – Послушай, Сэм, – попытался что-то сказать Бергман, но звонивший не стал слушать.
   – В тот год в США родили пять русских и три украинки, две белоруски, одна казашка, – со злостью продолжал Сэм. – Русские родили трех девочек, двух мальчиков. Украинки все родили сыновей, одна, кстати, темнокожего. Казашка – сына и до сих пор живет в Техасе, живет очень хорошо. Больше в девяностом никто не рожал, по крайней мере, без отцов тех, кого они родили. И все благополучно разъехались по своим странам, кроме казашки. И все рожали при ждавших в приемной отцах. Мы даже проверили рождение двух иностранцев в мотеле. Там были француженка и канадка. И у обеих тоже были мужья. Могу заявить официально, дочь Алясина похоронена рядом со своей мамой на кладбище.
   Бергман поморщился.
   – Спасибо, деньги ты получишь все равно.
   – Обращайся еще, – хмыкнул Сэм.
   – Нечего не понимаю! Черт побери этого Аляску! – Бергман отшвырнул телефон. – Откуда тогда разговоры о свидетелях, нотариусе и росписи Аляски? Надо найти этих людей.
   – По закону в подобных случаях человек имеет право ставить любую подпись и оставаться инкогнито до востребования его показаний властями, – напомнила Стефани.
   – Да знаю я, – простонал Бергман, – поэтому и подключил этого типа из ФБР. Зря выбросил двадцать пять тысяч, на меньшее кретин не согласился. Чувствую, я вообще зря ввязался в это дело, – махнул он рукой. – Сколько потратил денег! Зачем?!
   В соседней комнате раздался грохот и женский визг.
   – Мистер, – влетел в кабинет Аржу, – Лаура и Тресси…
   – Не разнимать! – Бергман вскочил и быстро подошел к двери, Стефани и Сьюзен тоже. В комнате, уронив столик с вазой, пытаясь свалить одна другую, боролись Тресси и Лаура. Обе без обуви, юбки поддернуты. Что-то бормоча, обхватившись, они медленно кружили по комнате. Лаура попробовала сделать подсечку, но нога прошла мимо, чем сразу воспользовалась Тресси, попытавшись сделать бросок через бедро. Лаура сумела вырваться. Появился рослый мужчина в ковбойской шляпе.
   – Остановите их, – потребовал Генри.
   Ковбой вклинился между женщинами. Лаура ударила его коленом между ног. Взвыв, он осел. В комнату ворвались четверо, женщины быстро разошлись в разные стороны.
   – Постучи пятками по полу, – посоветовала Стефани ковбою.
   Покосившись на нее, он так и сделал. Минуты через полторы, выдохнув, встал.
   – Не попадайтесь мне, прибью обеих, – пообещал он.
   – Что у тебя, Руд? – спросил наконец Бергман.
   – Пусть все уйдут, – сказал он. И все вышли. – Детектив в Чикаго, – доложил ковбой. – Это точно.
   – Что делает?
   – Ничего такого. Открыл мотель, расширил автостоянку. Подвез пять домиков на колесах. Дает напрокат водные лыжи, скутера.
   – Тогда не трогайте его, – решил Бергман. – Что с О’Бейли?
   – Ведет себя как обычно. Его Элизабет тоже занимается делами. А вот Рульф в Нью-Йорке. И ждет кого-то. Кого – выясним, его плотно ведут.
   – Отлично, – похвалил Генри и спросил: – Почему ты решил говорить наедине? Кому-то не доверяешь?
   – Всем, кроме вас, – сказал ковбой. – Каждый, если предложат больше, может предать. Кстати, кто-то из ваших работает на О’Бейли. Его люди разыскивают Рональда Рони. Тот что-то знает. Видно, Фальконг кое-что успел ему сказать.
   – Нет, – усмехнулся Бергман, – это я бы знал. Рони тогда работал на меня.
Чикаго
   – Здесь были люди Бергмана, – отпив пива, сказал Флэйд. – Похоже, мы уже не беспокоим его.
   – Он меня не волнует, это просто плохой человек. Спокойно воспринял гибель сына, наслаждается враждой между дочерью и невесткой. А вот О’Бейли опасен. – Рональд сжал зубы. – Никак не могу вспомнить, что мне говорил Фальконг перед тем, как начали стрелять…
   – Ты съезди туда, – посоветовал Флэйд. – Говорят, возвращение на место происшествия может помочь. Убить тебя не дадут, прикрытие организуем.
   – А если не поможет?
   – Но попробовать стоит. Я понял, ты просто так не успокоишься.
   Рони кивнул.
   – Я должен выяснить, почему меня пытались убить. Знаю, что из-за слов Фальконга. А вот что это были за слова…
Вашингтон
   Закончив разговор со Шляхтичем, Рульф потер руки.
   – А на этом можно и заработать. – Он посмотрел на часы. – Сыграем по твоим правилам, но потом ты будешь играть так, как захочу я. Тут не Россия, правила диктуют американцы.
   – Он в русском баре, – доложил вошедший мужчина в мокром плаще. – Дождь, черт бы его побрал. Русский один. Ведет себя спокойно. Кому-то звонил, говорил недолго.
   – Он звонил мне. Сказал, чтобы через час я вышел и поймал такси. Куда ехать – позвонит через десять минут. Я вообще не верю русским, но сейчас решил сыграть по его правилам. Вот что, если я пролью напиток, значит, его нужно брать. Где вам будет удобнее. Ясно?
   – Да это не проблема, – хмыкнул Грэг. – Но профессор…
   – Подыграй мне, и вполне возможно, поимеем профессора за миллион. – Рульф подмигнул.
   – Ты решил кинуть профессора? То есть отдашь русскому три, а не…
   – Вот именно, – кивнул Рульф.
   – Но договор был на четыре.
   – После того как узнаем все о наследнице. А пока пусть довольствуется тремя. Тебе что, помешает пятьсот тысяч?
   – Я не хочу подставлять голову под кольт профессора, – признался Грэг. – Кстати, что за захват ты задумал?
   – Зачем платить, если можно выбить из него…
   – Эу, Рульф, – пощелкал пальцами перед его глазами Грэг. – Ты понимаешь, чем это кончится? Профессор просто отдаст нас Темному Эскимосу и Карлите, а попадать ей в руки мне очень не хочется. Она отрезает яйца, причем с перекурами. Сделает надрез и сыпанет туда перец. Я видел это и не желаю испытать на себе. И вообще, с чего это тебя потянуло на подвиги?
   – Я хочу получить деньги, – не раздумывая сказал Рульф. – Настоящие деньги, а не те, которые платит профессор.
   – Не дури, Рульф, – покачал головой Грэг. – Сделай все так, как приказал О’Бейли. Мы тебя подстрахуем. В конце концов, русский не пойдет на похищение или убийство. Но и ты должен выполнять приказ профессора. Я считаю тебя приятелем, иначе сейчас же позвонил бы Темному Эскимосу. Уж он-то быстро пояснит, что почем. Ты понял меня?
   – Понял, – обреченно вздохнул Рульф. – Мне казалось, что я придумал неплохую комбинацию… Извини, мне уже пора.

   Заехав в тихий переулок, Шляхтич поднял стекла в машине и попытался заново проанализировать свой план. «Сначала я думал провернуть все сам, но многое вызывает сомнение. Вдруг это не она? Судя по реакции Князя, я не ошибся, хотя он запросто мог сыграть, чтобы подставить меня. Тогда мне конец. О дочери Аляски я узнал от Бурундука, потом его убили. Или он действительно отравился паленой водкой? Я видел могилы бабы, которая родила, и дочки ее. А если это ошибка? Сегодня я должен назвать ее имя, фамилию и адрес. И получу деньги. Надо было все проверить и уж потом выходить на профессора. – Он нахмурился. – Собственно, пока он разберется, я буду далеко. Игра стоит миллион, и я доведу партию до конца».
Канада
   Вздохнув, Рони закурил. Подошел охранник.
   – Здесь нельзя курить, сэр.
   – Извини, приятель, – потушив сигарету о ладонь, вздохнул Рони. – Здесь в меня стреляли и убили приятеля.
   – Значит, это ты был с Фальконгом? – спросил охранник и с тревогой оглянулся. – Ты извини, но Фальконг был плохим человеком. Таким сделал его профессор О’Бейли. Тот вообще сволочь. Я работал в береговой охране, потом получился скандал. Пьяный был, избил двух американских матросов. Они везде чувствуют себя как дома. Уволили меня, чуть не судили. Профессор взял в охрану и замял это дело. Потом я понял, что он набирает тех, кого можно упрекнуть прошлым. Фальконг отличный врач, но не сошлись они в одном деле. Тут был русский, может, читал об Аляске?
   Рони кивнул.
   – Он вроде бы из России.
   – Фальконг в подпитии, – продолжал охраннник, – рассказывал об одном деле, которое он провернул. Алясин этот привозил беременную женщину, он наследницу ждал. Но и мама, и дочь умерли. Фальконг сказал, что…
   Хлестко прозвучал выстрел. Охранник с пулей в виске рухнул на мраморный пол. Рони, выхватив пистолет, прыгнул за колонну. Раздались еще два выстрела. Потом один.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация