А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тайна наследницы" (страница 1)

   Борис Николаевич Бабкин
   Тайна наследницы

Россия. Анадырь
   – Вот и всё, – вздохнул молодой чукча. – Душа Моржа на небесах. А скорее всего, во льдах. Мы теперь являемся хранителями бумаг, которые…
   – Я думаю, лучше отдать их Князю, – тихо проговорила миловидная женщина. – Или у нас будут…
   – Хватит, Зойка, – недовольно остановил ее Умка.
   Она вздохнула.
   – Мы ничего не сможем получить, кроме пули или ножа. Ну может, удавку на шею. Ты обещал старейшине Моржу, что…
   – Морж мертв, – снова перебил ее чукча, – а это, – он поднял чемоданчик, – стоит больших денег. Курович, адвокат Аляски, не стал бы собирать ничего не стоящие бумаги. Я не читал их, но знаю, здесь компромат на людей, занимавших раньше высокое положение и ставших сейчас богатыми.
   – Умка, – качнула головой Зоя, – подумай, как ты сможешь…
   – Умка – это белый медведь, сильный и опасный зверь. Меня так прозвали не зря, – самодовольно усмехнулся он. – Я всё смогу и получу большие деньги. Ты со мной?
   – Пока да, – вздохнула Зоя, – но при первой опасности уйду и всё расскажу Князю. Он единственный, кто сумеет что-то сделать с этими бумагами.
   – Женщина! – угрожающе остановил ее Умка. – Про этот чемоданчик знаем только мы с тобой. В нем наше будущее. Надеюсь, у тебя хватит ума понять это.
Москва
   – Значит, Морж сдох, – размышлял Князь. – Если верить его словам, наследница Аляски должна объявиться очень скоро, всего через семь месяцев. Тогда и узнаем, существует она на самом деле или нет. Пока же известно, что есть могила матери и девочки, родившейся вроде бы от Аляски. Но ни фамилия, ни отчество не его… Пока ничего не поделаешь. Придется ждать… Бумаги, завещанные девчонке, стоят целого состояния.
   – Ваныч, – окликнул его вошедший бородатый мужчина, – помнишь Леньку, ну Умка его прозвали? Он при Морже вроде как в шестерках ходил. С ним баба была, Зойка Вензель. Волчицей ее кликали.
   – Короче! – оборвал его Князь.
   – Слепой звонил, – заторопился Поп. – Ему по пьяному делу братан Волчицы сказал, что сеструха ему говорила, будто у Умки есть какие-то ксивы и он их продаст только за очень большие бабки.
   «Неужели архив Куровича?» – подумал Князь и приказал:
   – Закажи билеты на Анадырь.
   – Зачем? – спросил Поп. – Легче связаться с Клещом. Он сейчас в Магадане, а там лету всего ничего.
   – Закажи билеты на Анадырь, – довольно зло повторил Князь.
   Валентин Викторович Песковатский остановил собравшегося было уходить сына.
   – Слушай, Филипп, узнай у своих бывших, ну, разумеется, кому доверяешь, что известно о Морже? Помнишь, по делу Аляски проходил этот чукча. Он не раз бывал в столице и был знаком с Куровичем. Я тут наткнулся на дело, которому тогда хода не дали. Так вот, там упоминается Морж, вроде как старейшина у чукчей.
   – Фамилия этого Моржа? – спросил Филипп.
   – Морж, – усмехнулся отец. – Морж Анатолий. Ему уже под девяносто. Был прапорщиком пограничных войск. Дважды судим. За незаконное хранение оружия. Но потом выбился в люди, стал бригадиром охотничьей бригады. Кстати, в одиночку шатунов уделывал. – И вдруг без всякого перехода резко спросил: – Фотографии получил?
   – Вот они, – растерянно проговорил сын и положил на стол несколько снимков.
   – Хрен угадаешь, на кого похож новорожденный младенец, – проворчал Песковатский. – А бабец ничего. «Буракова Анна Павловна», – прочитал он надпись. – Что о ней известно?
   – Детдомовская. Закончила Щукинское училище, но ни разу нигде не играла. Уехала в Штаты с каким-то продюсером, он погиб, сбит машиной. Виновник не установлен. Она довольно быстро сошлась с Аляской. Он хоть и был в годах, но баб просто завораживал, даже молодух. Когда она забеременела, устроил большой праздник. И вот еще что… Врач, который принимал роды, убит. С ним был детектив, которого нанял Генри Бергман. Кстати, вот кого следует опасаться, он давно мечтает заполучить путь к золоту России. Странный тип. Погиб его сын, а он будто не придал этому значения. Похоронил довольно скромно.
   – Почему не говоришь, что встречался с Лаурой, дочерью Бергмана? – перебил его отец неожиданным вопросом. Филипп, явно не ожидавший этого, растерянно уставился на него. – Жду вразумительного ответа, – спокойно проговорил Валентин Викторович.
   Филипп вздохнул.
   – Она позвонила и предложила поговорить. – И вдруг взорвался: – А ты не думаешь, что я уже вырос из того возраста, когда…
   – Что? – привстал отец.
   – Батя, – попытался взять себя в руки Филипп, – тебя волновал архив. Судя по всему, он уничтожен. А мои дела – это мои.
   – Слушай, щенок, – процедил Песковатский, – рано ты меня на мягкий хлебец переводишь. У меня еще зубы есть, могу насмерть загрызть. Ты в последнее время повел себя так, как будто всё в твоих руках. Может, нашел наследницу?
   – Она же умерла, – удивился сын.
   – Жива она, – махнул рукой Песковатский. – Иначе не было бы этой охоты за бумагами наследницы. Кстати, найти надо всех, кто был причастен…
   – Но погоди, батя, – ничего не понимая заговорил было Филипп. – Ведь…
   Отец снова перебил его.
   – Что-то намутил Аляска. На могильной надписи фамилия матери, которая ни о чем не говорит, и отчество ребенка – не Федоровна. Ничего пока не понятно. До мая следующего года ждать придется. Не мог Аляска просто придумать сказку, – качнул он головой. – Уверен, есть наследница, и это ребенок Аляски, чужому он бы ни хрена не оставил. Нас это касается в первую очередь. Золотая долина до восемнадцатого года принадлежала моему деду, польскому шляхтичу Песковатскому, и она должна стать нашей.
   – Почему ты раньше ничего не говорил? – едва сумел выговорить потрясенный Филипп.
   – Забыл, в какое время мы жили? – усмехнулся отец. – Чего хорошего для нас могло быть в СССР, сам понимаешь. Теперь я хочу восстановить свои права, ведь Долину открыл наш родственник, Семен Семенович Песковатский. Посмотри в сейфе, там папка с нашей родословной. Но хочу предупредить, сынок, – криво улыбнулся Валентин Викторович, – не торопись вычеркивать меня из списка действующих лиц. Я запросто могу неприятный сюрприз тебе преподнести.

   – Надька твоя родная сестра? – спросил полковник милиции.
   – По матери, – ответил Антонов. – А чего это вдруг тебя заинтересовало?
   – Да тут вроде как говорок идет, – Зогин потер лысину, – что Надька не от мужа родила Вику. И про тебя, собственно, разговорчики ходят, что ты прикрываешь сестру. Бомжа отмазал какого-то, а он вроде как по мокрухе шел. Мужа своей бывшей замочил…
   Антонов кивнул.
   – Брали тут одного, ну не то чтобы бомжа… В общем интересно мне, кому и зачем нужно было подставлять этого Марецкого. Мужика жизнь и так по полному ударила. И жена предала, и квартиры лишился, и срок, считай, не за что получил. А был офицер…
   – Это ты про Марецкого? Так ведь он вроде как к твоей сестренке подкатывается…
   – Слушай, Яков, – шагнул к нему Антонов, – не советую тебе такую чушь молоть. Понятно?
   – Да, собственно, я по-дружески тебе сказал, – быстро проговорил Зогин, – потому что слышал, он…
   – От кого именно?
   – Ну, например, Шишин говорил, что ты, мол, отмазал хахаля сестры, а чего она нашла в этом бомже…
   – Понятно, – кивнул Андрей. – Но больше никогда и нигде не повторяй этого. Надеюсь, ты меня правильно понял.

   – Тонюха, да я за тебя… – обняв женщину, страстно шептал рослый молодой мужчина.
   – Стой, Артур, – отстранилась Гладкова, – особо ручки-то не распускай.
   Он снова обхватил Антонину за талию.
   – Надька меня по полному бортанула, и хрен с ней. Ая к тебе…
   – Ее бывший, знаешь, где? – оттолкнула его Тоня.
   Артур усмехнулся.
   – А ты, похоже, ревнуешь своего офицерика. Не получилось у тебя муженька крайним по мокрухе сделать.
   Я вот чего не въеду, неужели ты, в натуре, думала, что он убил?
   – Да нет, Виктор не мог убить, тем более в спину. Он же воевал.
   – Да хрен с ним, с твоим бывшим, – снова попытался облапить ее Артур.
   – А ты почему расстался с Надькой? – вновь увернулась от его объятий Тоня.
   – Да из-за Вики этой, – помолчав, процедил Артур. – Деваха она видная и все женские прелести при ней. Я пару раз ее по отечески по заднице и пригладил. А она, сучка, – зло блеснул он глазами, – чуть челюсть мне не свернула. В секцию ходит. Маманя ее туда направила, и ей понравилось.
   – Говорят, твой вроде хочет с золотом дело иметь? – прервал его чей-то голос.
   Резко повернувшись, Артур выхватил ТТ.
   – Да убери пушку, – усмехнулся вышедший из соседней комнаты Поп, – или тебя пришьют раньше, чем ты успеешь подумать об этом.
   Артур заметил слева парня, державшего его на прицеле, и опустил пистолет.
   – Чего надо?
   Поп сел к столу и взглянул на Тоню. Та налила ему водки. Он взял стакан, сделал несколько глотков.
   – Хорош под дурака косить. Чья дочь Виктория?
   – У Надьки был хахаль из Штатов, – мрачно сказал Артур. – Я думаю, от него. Но она не признается в этом, у нее же муж был. Он в Штатах погиб. У Надьки роды на несколько дней раньше произошли. По крайней мере, она так говорит.
   – Понятно, – немного разочарованно пробормотал Поп и направился к выходу. – Ты вот что, Артурчик, забудь про этот разговор и про встречу нашу забудь. Дольше проживешь. А если где-то кому-то что-то вякнешь, мы тебя, сучонка, в бетон закатаем. Вот, держи на пивко с крабовыми палочками.
   Он бросил сотню и вышел. Парни последовали за ним.
   Артур зло посмотрел на Тоню.
   – Что-то я ни хрена не понял.
   – Да я сама не очень понимаю, – пожала она плечами. – Спрашивали про баб, у которых дочери лет двадцати и родились в США или в Канаде. Я и вспомнила, что твоя Надежда…
   – Да какая она моя! – заорал Артур. – Просто я пытался бабки сделать за ее счет, но не вышло. А ты, значит, всех знаешь, кто родил за… А этот кто? – кивнул на дверь Артур.
   – Козырный фраер, – спокойно проговорила Тоня. – Он с Князем крутится.
   – Я же говорил, никому ни слова, – послышался голос Попа, потом дважды хлопнул выстрел. – Хорошо стреляешь, Гаврош, – усмехнулся Поп.
   – С восьми лет отец учил, – рыжеватый парень сунул пистолет в ящик для мусора.
   – Не жаль пушку бросать?
   – Шесть раз бросал.
   Рыжий вытащил сзади из-за ремня ТТ с глушителем.
   – Здесь устрой пожар, – распорядился Поп. – Как тебя кличут?
   – Буран.

   – Надо же, на сутки закрыт! – Князь выматерился. – Нельзя в Анадырь, бери билеты до Магадана!
   – Магадан тоже не принимает, – сказал Клещ.
   – Тогда в Хабаровск.
   Клещ кивнул.
   – На всех или…
   – Нам двоим.
   Послышался вызов сотового. Князь узнал голос Попа.
   – Это не она, Ваныч. Есть еще одна, проверю сегодня.
   – Больше не звони, – предупредил его Князь. – Я сам звякну.
США. Вашингтон
   – Не торопись, говори спокойно, – прервал абонента Бергман.
   – Они разыскивают женщин, которые двадцать лет назад рожали в США или Канаде, – повторил мужской голос. – Я узнал об этом от своей знакомой.
   – А ты не можешь узнать… – начал было американец.
   – Мистер Бергман, – перебил его абонент, – но как же я…
   Бергман усмехнулся.
   – Да, да, понимаю. Но все равно спасибо. Я тебя прошу, Том, об этом никому ни слова. Когда вернешься, заходи.
   – Обязательно, – обрадовался Том.
   – Его нужно убрать, Лаура, – обернулся к дочери Бергман. – Надеюсь, ты сможешь это устроить.
   Она спокойно кивнула.
   В комнату вошел рослый мулат.
   – Стефани уехала по магазинам, – сказал он. – Сьюзен сейчас в спортзале. Звонила Тресси, хочет завтра приехать.
   – Значит, явится с адвокатом и будет требовать долю Берта, – решил Бергман. – Хотя этот слабак был моим сыном, жалеть о его гибели не приходится. Слишком большую проблему он нам оставил. Впрочем, с этим вполне можешь разобраться ты. – Он внимательно посмотрел на Лауру.
   – Уволь меня от встречи с этой чокнутой! – вспыхнула она. – Я не хочу быть арестованной за убийство психопатки. В конце концов, почему бы не отдать ей то, что она хочет. Берт довольно удачно начал сам заниматься торговлей.
   – Ей этого мало. Она будет требовать его процент доходов от нашего дела, – возразил Бергман.
   Лаура резко сменила тему.
   – Почему тебя взволновало известите о том, что в России кто-то ведет поиск женщины, родившей ребенка у нас или в Канаде?
   Отец понял ее ход и сразу поставил на место.
   – Тебе совсем не идет роль наивной глупышки, так что давай звони в Россию.
   – Стефани и Сьюзен знают, что наследница жива? – напрямую задала вопрос Лаура.
   – Разумеется нет, – недовольно огрызнулся Бергман. – Я старый идиот. Надо было брать Фальконга живым и выбивать из него правду.
   – А я думала, его убил не ты, – призналась Лаура. – Но почему тогда детектив…
   – Именно поэтому. Я боялся, что Рони сумеет разговорить его. Но слава богу, этого не случилось. Кстати, как наши частные детективы?
   – Рони почти здоров, – улыбнулась Лаура. – Хорошо, что вовремя там оказался его напарник. Они в Бостоне. Кстати, Кет живет с Флэйдом. Рони просто принимает заказы, ну а работают Флэйд и Кет. Ты выплатил им оговоренные суммы?
   – Они выполнили свою работу и, разумеется, получили деньги. Жаль, что Рони остался жив, хотя он ничего не успел узнать, я с ним говорил. И Стефани говорила, и Мери. Но все же вдруг он просто решил поиграть? И тут еще звонок этого Тома. Почему начали искать наследницу снова? И почему в России?
   «А ты хитер, папочка», – мысленно заметила Лаура, а вслух спросила:
   – Ты не боишься, что ее могут найти?
   – Нет, – покачал головой отец. – Я не боюсь, что ее могут найти, я просто не хочу, чтобы все началось сначала. Тумина написала, что родила девочку любовница Аляски Буракова Анна Павловна. Мать скончалась во время родов, девочка умерла тоже. А тут неожиданно кто-то начал искать женщину, родившую дочь в девяностом году в США или Канаде. Все возвращается на круги своя? – довольно зло спросил он.
   Лаура выдержала паузу и наконец спросила:
   – А кто мог знать, что это дезинформация? Кстати о Туминой…
   – Я знал, что она собирает материал об Алясине и его любовницах только тогда, когда она нашла могилы матери и дочери, и не останавливал ее. Она помогла мне и, что интересно, это ничего не стоило. – Бергман рассмеялся. – Я был уверен, что о наследнице и завещании Алясина все забыли, как вдруг кто-то начал проверять женщин, которые рожали в США или в Канаде. Кто этот умник? – раздражение Бергмана росло. – Почему, после того как все поверили Туминой, он начал поиск снова?
   – А ты не думал, что подсказка может идти от кого-то из твоих помощников? – предположила Лаура.
   Бергман нахмурился.
   – О’Бейли не будет рисковать, связываясь с русскими. У него в СССР были неприятности, когда он пытался заработать, добывая сведения о ракетных точках на Урале. Скорее всего, это инициатива кого-то из имеющих виды на Золотую Долину. Но это человек не от О’Бейли.
   – Мне кажется, данные из Москвы – просто попытка спровоцировать тебя на ответные действия. Это не мог быть Том Коргерт? – спросила Лаура.
   – Нет. Когда ты была в России, он охранял тебя. И вообще занимался совсем другим.
   – А может быть, кто-то просто не поверил Туминой. Правда, тогда появляется вопрос – почему ничего не предпринимают против нее?
   – Зачем? Что они могут узнать нового, кроме того, что она уже заявила через газеты, журнал и телевидение? Мне вот что интересно, это каким же надо быть идиотом, чтобы пытаться найти всех женщин, родивших девочек в девяностом году прошлого столетия? – Бергман рассмеялся и, резко оборвав смех, остро взглянул на Лауру. – Я вижу, тебя интересует сейчас только один вопрос: знаю ли я, где дочь Аляски?
   Нисколько не смутившись, Лаура утвердительно кивнула.
   – Вот в чем дело, – раздраженно начал Бергман. – Дочь Аляски действительно умерла. Но он сделал какую-то другую девочку своей наследницей и оставил завещание. Эта девочка жива и чертовски богата. Скорее всего, она не знает, точнее, наверняка не знает ни об отце, ни о том, что на ее счету целое состояние, что она очень скоро должна стать владелицей карты богатейшего золотоносного участка. Я пытался выяснить, кто она, эта наследница, и нанял детективов. Позже выяснилось, что роды принимал Фальконг Рудельт и любовница Аляски умерла вместе с дочерью. Кстати, Аляска был там. Черт возьми мою тупость! – прорычал Бергман. – Я должен был понять все это раньше! Убив Фальконга, чтобы он не рассказал ничего адвокату Аляски, я убрал единственного человека, который знал правду. Мои люди и полиция Оттавы перевернули все дела о родивших в девяностые годы, но ничего не нашли. Понимаешь?! – заорал он. – А теперь выясняется, что есть кто-то, кто знает о наследнице и о том, что завещание будет оглашено в мае следующего года. Мне пришлось убить и детектива – просто потому, что он нашел Фальконга и мог узнать правду.
   – А ты уверен, что детектив не успел узнать?
   – Уверен, – кивнул Бергман. – Мы прослушивали их разговор, и когда Фальконг начал говорить о родах, я приказал стрелять на поражение. В бумагах Фальконга нет ничего о дочери Аляски. Понимаешь?
   – Но если дочь Аляски умерла при нем, кого он мог назвать наследницей? Аляска авантюрист и умел рисковать, но он не был идиотом или добреньким человеком, мог убить и за унцию золота. Ты не пробовал говорить с Рони?
   – Разумеется, пробовал, и не раз, – он махнул рукой. – Говорит, что да, дочь Аляски родилась у Фальконга и умерла немного позже матери. И все. Видимо Аляска сделал хитрый ход специально для таких идиотов, как я. Он просто подставил эту Буракову для сведения всех, а в это время где-то рожала женщина, которую он любил. Раньше мне и в голову такое не приходило.
   – Папа, – все так же спокойно продолжала Лаура, – но остался О’Бейли. Насколько я знаю, Фальконг был ассистентом профессора… Почему бы не попробовать.
   Бергман вздохнул.
   – Согласись, милая, О’Бейли – влиятельный человек. Все знают о его связи с известной террористической группой.
   – Давай попробуем войти в его базу данных и посмотрим девяностый год. Вдруг удастся найти человека, который продаст нужную нам информацию. И есть третий вариант. – Она улыбнулась.
   – И что это за вариант? – с интересом спросил Бергман.
   – Оставим его как последний и…
   – Надеюсь, разговор не обо мне? – прервала ее стремительно вошедшая женщина.
   – Тресси! – воскликнула Лаура. – Ты покрасилась! Честное слово, раньше ты выглядела лучше.
   – Твои слова меня не задевают, – усмехнулась гостья. – и я не к тебе, а к мистеру Бергману. Надеюсь, папа помнит, что его сын, мой покойный муж, оставил мне кое-что.
   – А это как раз ко мне, – поднялась Лаура. – Неужели ты не знаешь, что сорок пять процентов от…
   – Знаю, – оборвала ее Тресси. – Но я хочу получить все свое.
   – Но ты не являешься акционером или членом совета, – усмехнулась Лаура. – О каких деньгах ты можешь говорить? Только о тех, что остались у твоего мужа, моего брата, после его кончины.
   Отбросив сумочку, Тресси шагнула к ней:
   – Я знаю, что он за двое суток до гибели вложил все сбережения в покупку этой нефтяной вышки. И уговорила его ты!
   Бергман, закурив сигару, с интересом смотрел на женщин. Обе сбросили туфли. Пригнувшись, чуть поддернув юбки, они двинулись навстречу друг другу. Начать поединок помешало появление мулата.
   – Босс, – поклонился он, – к вам Флэйд Уайт.
   Женщины поспешно отошли назад, обулись и сели в кресла.
   – Зови, – кивнул Бергман.
   Войдя, Флэйд бросил взгляд на женщин.
   – Я бы хотел поговорить с вами наедине, мистер Бергман.
   – У меня нет секретов от дочери и вдовы моего сына.
   – Я могу поговорить с вами наедине? – повторил Флэйд, едва сдерживая улыбку. – Вам это ничего не будет стоить.
   Бергман посмотрел на Лауру, перевел взгляд на Тресси.
   – Вам, кажется, хотелось что-то обсудить. Ступайте в спортзал или…
   – Мы успеем это сделать. – Лаура поплотнее устроилась в кресле.
   – А почему нас просят уйти? – капризно спросила Тресси.
   Бергман промолчал.
   – Хорошо, – сказал глядя на него Флэйд. – Вашего сына убили. Я знаю, что вам плевать на это, вы всегда считали его неудачником. Но убит он из-за вашего интереса к завещанию Аляски. За полчаса до смерти он говорил с мужчиной. С кем именно, мы узнаем позже. Потом позвонил жене и сказал, что имеет важную информацию, поэтому поедет к отцу, то есть к вам.
   – Берт действительно говорил тебе это? – уставился немигающим взглядом на Тресси Бергман.
   – Он звонил, – кивнула Тресси. – Но просто сказал, что ему надо что-то сообщить вам, и поехал.
   – Продолжай, – кивнул детективу Бергман.
   – Берт убит выстрелом из снайперской винтовки, – продолжал Флэйд. – Но не у клиники О’Бейли. Он убит в подземном гараже отеля. И там на видеокамере у двери для механика видно, как…
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация