А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тайна наследницы" (страница 10)

   – Куда идти? – спросила Лаура.
   – В домик для гостей, там никто не помешает ни говорить, ни набить тебе морду, – ответила Марлен.
   Лаура молча последовала за ней. Охранники проводили ее тревожными взглядами.
   – У них позиция лучше, – пробормотал один из них.
   – Не думаю, – возразил другой. – Стволы на подоконниках, следовательно, сектор обстрела сокращен. Да и мы умеем стрелять. Но до этого вряд ли дойдет. Если что, по гранате в верхние окна.
   – Как бы Лаура не попала под удар каратистов, – вздохнул первый.
   – Вряд ли, – успокоил его встречавший. – Марлен считает себя амазонкой и никогда не прибегает к помощи, если с кем-то один на один. Но все равно, малейший шум – работаем.

   – А ты смелая, – заходя в небольшую комнату, сказала Марлен. – Что пить будешь?
   – Виски без содовой. – Лаура села в кресло. – У тебя есть то, что нас может заинтересовать? Анджея ты больше не увидишь, но себя спасти можешь.
   Марлен молча достала стаканы, налила виски и тоже устроилась в кресле.
   – Ты смелая сучка. Твоих парней держат под прицелом пятеро. Два пулемета они видят, троих с винчестерами – нет, а ты пугаешь меня. Давай за знакомство, – подняла она стакан. – Почему вас заинтересовал Анджей?
   – Мы ищем одну девушку, – ответила Лаура. – За ней большие деньги в России. Он вызвался помочь, но у нас большие сомнения. Если он обманывает, а, скорее всего, так и есть, ему предстоит при жизни испытать ад. Не будешь откровенной, тебе тоже.
   – А палачом будешь ты?
   – Могу и я, – кивнула Лаура.
   – Давай еще выпьем. Ты мне нравишься. – Марлен отпила пару глотков. – Бумаги Анджея здесь, – кивнула на сейф.
   Лаура поднялась и скинула туфли.
   – Ты правильно меня поняла, – тоже разувшись, встала Марлен. Сняла юбку и блузку. Лаура, криво улыбаясь, сделала то же самое. – Та, что будет внизу до пяти, проиграет, – сказала Марлен.
   – Помнишь состязание в училище, – усмехнулась Лаура.
   Пригнувшись, чуть вытянув руки, они начали сближаться.
   – Там вроде бы тихо, – прислушался один из охранников.
   – С Марлен Лаура справится, – уверенно сказал встречавший в аэропорту.
   – Думаешь, они схватились? – спросил телохранитель.
   – Марлен всю жизнь зарабатывала борьбой в грязи, масле и прочих смесях. Если она начинает говорить вызывающе с женщиной, значит, предложит ей решить все борьбой. А Лаура уступать не умеет, она тоже зарабатывала деньги борьбой в масле и грязи. Бергман, когда узнал, он в Японии такое видел, сначала взбесился, но потом увлекся этим зрелищем. Кстати, в Америку из Японии пришла борьба в грязи. Потом уже стали менять грязь на масло.

   Женщины катались по полу, крепко обхватив друг друга руками и ногами. Внизу долго не задерживалась ни одна. На лицах не было злости, только азарт и желание победы. Тела покрылись потом.
   – Отдай бумаги и получишь деньги, – оказавшись сверху, прохрипела Лаура.
   – А ты удержи меня, – выдохнула Марлен и неожиданно впилась губами в губы Лауры. Та ответила на поцелуй.
   Извиваясь и целуясь, женщины продолжали бороться. Их сплетенные тела ударились о ножки столика под телевизором. Женщины расцепились, телевизор упал на то место, где только что были их головы.
   – Ничья, – в один голос, задыхаясь, прошептали они. Поднялись.
   – Душ там, – показала налево Марлен. – Мойся, забирай сейф и уезжай. А с женщиной во время борьбы целоваться мне понравилось, – усмехнулась она.
   – Мне тоже, – призналась Лаура.

   Из дома вышел парень с винчестером.
   – Это вам. Виски хозяйки. Пьется легко, а пьянеешь быстро.
   Он протянул телохранителям корзинку.
   – Заходите и заберите сейф, хозяйка велела.
Вашингтон
   – Черт возьми, – усмехнулся Фаредут, – кажется, я снова поставил не на ту лошадку. Чувствовал, что поляк что-то мудрит. – Томас погладил лысину. – Все пытался найти какого-то Лубенца. Не знаю, кто это, но запомнил. Фамилия очень необычная. Имя не помню. Да он вроде и не называл. Когда нашел могилы русских матери и дочери, решил там и застрелиться. Но ночь просидел, что-то надумал и поехал в Канаду, к профессору О’Бейли. Вернулся в хорошем настроении.
   – Послушайте, Томас, – осторожно начала Тресси, – может быть такое, что настоящая наследница Аляски жива?
   – Что женщина, которая родила от Аляски, умерла, это точно. И что Аляска оставил наследницу, так же верно, как то, что я сижу сейчас с наглой красивой женщиной и откровенничаю с ней. Анджей сказал, медику что-то известно и надо заставить его говорить. Но я отказался. Отец оставил мне ранчо, коней, и я понял, что и без пистолета можно спокойно брать в банке деньги со своего счета. В общем, наладил я тогда Анджея, а тут он снова появился. Хотел забрать какие-то бумаги. Я просто вышвырнул его. И предупредил – появится еще раз, брошу под копыта табуна. Знаешь, как выбегают кони, когда дым чувствуют? – Томас пристально посмотрел на собеседницу. – Кстати, он мне пятьсот тысяч предложил. Но возьмешь деньги – соучастником станешь, а я только жить начал. И мои парни довольны.
   Тресси поняла, Фаредут не случайно заговорил о деньгах, и, изобразив смущение, спросила:
   – А вы не могли бы мне продать бумаги Анджея? Об этом никто не узнает. Двадцать пять тысяч. Согласны?
   – А если они таких денег не стоят? – снова бросил на нее острый взгляд Томас.
   – Хозяин прислал меня выкупить все, что оставил Анджей. Вот деньги. – Она положила на стол кейс. – Где бумаги?
   Томас, кряхтя, поднялся и вышел в соседнюю комнату.
   «Я прочитаю их первой, и вполне возможно, Бергман их не получит, – решила Тресси и тут же подумала: – Интересно, как там дела у этой суки? Говорят, Марлен та еще штучка, амазонкой себя называет. Может, прибьет она Лауру».
   – Вот, – вернулся Томас со старым чемоданом. – Он битком набит. Вам бы с доктором Рудельтом Фальконгом поговорить. Как я понял, его Анджей тревожил постоянно. Угрожал. Но тогда еще Аляска жив был. В общем бери чемодан и денег не надо.
   – А это не мои, они ваши. Спасибо и прощайте, – сказала Тресси.
   – С удовольствием услышал это последнее слово, – засмеялся Томас. – А ты, девка, смелая. Ко мне просто так не пройти. Ну давай, крошка, топай и помни, попрощались мы. Да позови кого-то из своих горилл, чемодан тяжелый.

   Проверив содержимое сейфа, Лаура позвонила Бергману.
   – Там ничего особенного. Какие-то счета, справки, обследования женщин. Трех женщин. Но ни фамилий, ни имен нет. Просто пациентка икс, игрек… Подписаны профессором О’Бейли.
   «Значит, все-таки придется поговорить с профессором. И вопросы к Анджею появились», – подумал Гарри и спросил:
   – А как насчет боя?
   – Пришлось, – засмеялась Лаура. – Боролись и целовались. Это, оказывается, придает особую энергию, но больше подобного не будет. А что у Тресси?
   – Пока молчит, – недовольно ответил Бергман. – У меня сложилось мнение, что она, как говорят шулера, тянет карты из рукава, желает сама доиграть эту партию. Будем ждать.
Чикаго
   – Ты отличный мужчина, – Маргарет посмотрела на поднявшегося обнаженного Рони.
   – А ты просто королева секса, – улыбнулся он. – И целуешься, и все остальное… Надеюсь, ты не замужем?
   Маргарет тоже встала.
   – Я была замужем. Он был полицейский, три года назад погиб. Его сбил водитель-наркоман. А ты бы женился на мне? Кстати, чем ты занимаешься?
   – Я частный детектив, – ответил Рони. – «Рональд Рони и Джим Флэйд». Оказываем любые услуги, не противоречащие закону.
   – A-а! Слышала. Даже хотела нанять вас, чтобы проследить за одним человеком, но потом все разрешилось само собой. А я из второй линии секретарей профессора О’Бейли. Знаешь такого?
   Она подошла к зеркалу, Рони внимательно смотрел на нее, но это не был взгляд мужчины, восхищенного наготой красивого женского тела. В нем было подозрение, а затем появился азарт.
   – Нравлюсь? – Маргарет крутнулась возле зеркала.
   – Ты прекрасна. Правда, в тебе есть коварство, – ответил Рони.
   – Не понимаю… – повернулась к нему девушка.
   – Когда я увидел тебя, взывающую о помощи, не скрою, был очень доволен. Я понял, что на ночь нашел себе женщину. Но когда услышал, что у тебя в багажнике аккумулятор, у меня появилось подозрение. Потом ты сказала, что работаешь у профессора О’Бейли, и все встало на свои места. Я видел, как меня до черты города вела машина, а ты говорила, что стоишь уже по крайней мере полчаса и пытаешься остановить кого-нибудь. Это ложь номер один. Минут за пять езды до тебя мне встретился полицейский, он бы обязательно остановился. Потом, – натягивая джинсы, продолжил он, – мотор у твоей машины был горячий, а гайки на разрядившемся аккумуляторе затянуты наскоро и явно женской рукой. К тому же новый не был новым. После того как тебе сообщили, что объект, которого ты должна закадрить, приближается, ты поменяла аккумулятор. Но почему ты проговорилась?
   – Ночь была истинным удовольствием, врать просто не хотелось, – набросив халат, призналась Маргарет. – Жаль, что такого больше не будет. А веришь ты мне, Шерлок Холмс Чикагский, или нет, все равно. Я без восторга приняла приказ профессора, точнее, его помощницы Элизабет, так как раньше подобного не делала и к тому же, извини, но на фотографии ты далек от идеала. Но когда ты вышел из машины и улыбнулся, я поняла, что не смогу тебе врать.
   Рональд рассмеялся.
   – Гад! – Метнувшись вперед, Маргарет довольно сильно хлестнула его ладонью и, отвернувшись, заплакала.
   – Не слабо, – потер он щеку.
   – Вот, – всхлипнула Маргарет и, открыв сумочку, бросила ему удостоверение.
   Он прочитал:
   – Маргарет Нельсон, гид-переводчик, язык – русский.
   – А ты действительно говоришь по-русски?
   Девушка вытерла слезы.
   – С детства учила. На этом настоял мой дедушка. Он был поволжский немец, воевал против большевиков в армии генерала Власова. Я много прочитала про его командира и поняла, что и Власов, и мой дедушка предали родину, воюя на стороне фашистов. Он и многие другие после войны оказались в США и работали в разведке. Это меня поразило. Ты понимаешь по-русски?
   – Нет, – серьезно глядя на нее, качнул головой Рональд.
   – Мы больше не увидимся?
   – Зачем? – пожал он плечами. – Меня твой хозяин дважды пытался убить. И доктор Фальконг на его совести, и охранник… Как профессор нашел нас?
   – Ему позвонила какая-то женщина. Как я поняла, кто-то привозил вам деньги за работу, и она узнала, куда возили.
   Маргарет опустила голову.
   – Элизабет я скажу, что ты просто переспал со мной и уехал не прощаясь.
   – Прости, – вздохнул Рони, – я должен уйти. Использовать тебя против профессора нельзя, тебя разоблачат и убьют. Но вот так расстаться тоже не могу. Ты мне очень нравишься. Не знаю, что делать.
   – Хочешь, я уйду от профессора? – неожиданно предложила Маргарет.
   – Тебя просто убьют! – схватил ее за плечи Рональд. – Даже не думай!
   На глазах Маргарет снова появились слезы.
   – Вот что, расскажи им все как было, – подумав, решил он. – Но возьмешь с собой жучок. Я буду поблизости. Если возникнет опасность, вызову полицию и явлюсь сам. «Странно все как-то, – подумал он, – но я поверил в нее. Может, зря?»
   – Я не знаю, что и как будет дальше, – тихо заговорила Маргарет. – И все же я ни о чем никогда не пожалею. Спасибо тебе за то, что был со мной и что не оттолкнул. Я этого очень-очень боялась. Ты в моей жизни третий мужчина, – продолжала она. – Меня изнасиловали в пятнадцать лет, и я долго боялась отношений с мужчинами. Два года назад мы отмечали какой-то праздник, там был солдат из Ирана. Он воевал. В общем, мы оказались в постели. И мне было хорошо. Я даже пообещала ждать его, а через месяц его убили. Подорвали машину, на которой ехал он и еще десять солдат. И вот ты… Признаюсь, я видела в тебе врага, которого надо обмануть. Хуже тебя и опаснее, как говорила Элизабет, нет. А встретила и не захотела лгать, даже зная, что ты можешь меня прогнать. Как еще мог повести себя человек, узнав, что я выполняю задание того, кто дважды пытался убить тебя. И наверняка попытается снова. За тобой охотится Темный Эскимос. Я не знаю его имени. Он узкоглазый, как жители Аляски, но темнокожий. Я таких не видела. С ним двое. Он и она. Ее зовут Карлита. Где-то есть медицинский архив Фальконга Рудельта. Там что-то очень важное. Профессор безуспешно ищет этот архив, поэтому тебя и хотели убить, боялись, что Фальконг сказал тебе об этих бумагах. И еще что-то, о чем я не знаю. Дочь Аляски жива, я слышала разговор Элизабет и профессора и очень удивилась, ведь есть могилы новорожденной и ее мамы. Есть и заключение о смерти. Как я поняла, женщина и ребенок были обречены и Алясин знал об этом. Но повторяю, дочь жива, о ней знали Фальконг и его жена. Обоих убили. Убили еще и потому, что Фальконг пригрозил профессору разоблачением. О’Бейли, оказывается, делал пластические операции разыскиваемым преступникам и даже членам Аль-Каиды. Есть где-то документы, связанные с наследницей Алясина. Профессор давно их ищет. Кстати, когда вы с другом были на Аляске, профессор очень боялся, что ты найдешь эти бумаги, поэтому и устроили взрыв.
   – А последний погибший охранник не случайно со мной заговорил? – спросил Рони.
   – Да, – ответила Маргарет. – Он что-то знал.

   Бергман внимательно изучил привезенные Стефани бумаги и долго молчал.
   – Да, – наконец сказал он, – умен был Аляска. Когда объявится наследница, подписавшие документы как свидетели назовут свои настоящие имена. Тогда все, не быть мне хозяином золотой Долины. Надеюсь, Анджей не обманул и Виктория действительно дочь Аляски. Под любым предлогом заманим ее сюда и заставим сделать меня своим поручителем, ответственным за разработку и продажу Со временем я стану хозяином. Она случайно погибнет. Вот что, Стефани, остается совсем немного времени. Свяжись-ка ты с кем следует в Москве, пусть проверят то, что говорил Анджей. Мердок должен быть в курсе.
Канада. Оттава
   – Значит, он помог тебе? – резко спросила Элизабет.
   – Да, – кивнула Маргарет. – И мы переспали. Он великолепный любовник.
   – Он знает, кто ты и на кого работаешь?
   – Да, знает. Я проговорилась…
   – Как он воспринял это? – продолжила допрос Элизабет.
   – Никак. Просто ушел и все. Но пообещал позвонить. Он мне и как мужчина, и как человек понравился.
   – А ты ничего лишнего там не наговорила? – с подозрением взглянул на нее профессор. – Странно, что прослушка отключилась почти сразу, как вы пришли в номер. Пока ты принимала душ, вырубились все три жучка. Как же заставить этого детектива работать на меня? Элиз, может, ты попробуешь совратить честного частного?
   – Попробую, – улыбнулась она.
   Маргарет опустила голову, пряча полный ярости взгляд.
   – А может, дать команду Темному Эскимосу? – спросил невысокий мужчина с бородкой. – Он решит эту проблему навсегда.
   – Нельзя, – вздохнул профессор. – Во-первых, ФБР известно, кто пытался убить частного детектива Рональда Рони. Кроме того, его друг Джим Флэйд многое знает и передаст материал в полицию. Начнется атака на нашу клинику, можем не устоять. Поэтому, Элиз, придется тебе заняться этим сыскарем. А ты, – взглянул он на Маргарет, – вроде как злишься?
   – Он понравился мне, – тихо ответила она. – Я могу уволиться с работы? – Подняв голову, девушка посмотрела ему в глаза.
   – Вот что делает с человеком неожиданно вспыхнувшая страсть, – рассмеялся профессор и вдруг резко оборвал смех. – Встречайся с ним, но веди себя благоразумно. Ни о чем не расспрашивай. Если что-то узнаешь, немедленно сообщай. И ни слова о наших делах. – В голосе зазвучала угроза. – Предательства я не прощаю. Надеюсь, ты не подведешь человека, давшего тебе все. Лишить тебя этого я по доброте душевной не могу, а вот убить – запросто.

   – Значит, в этом доме русский, – глядя в темное окно, сказал Карлим. – Выясни у тех, кто жил раньше, план дома и число охраны.
   – Так у профессора есть человек среди приближенных Бергмана, – напомнила Карлита. – Именно она и назвала дом. Значит, и все и остальное узнает.
   – О’кей. В общем, собери парней, будем работать.
   Зазвонил телефон. Это была Элизабет.
   – Нашли детектива. Их там трое. Он, второй и женщина. Четвертый пляж Чикаго. Они твои.
   – А как же русский? – спросил Карлим. – Осталось только получить план дома, число охраны. Сутки наблюдения, и работа, считай, сделана.
   – Я поговорю с профессором, – решила Элизабет.
Россия. Москва
   Китаец, войдя, разулся и, поклонившись, подал Мердоку конверт.
   – Что тут? – недовольно проворчал тот. – Не дадут отдохнуть. – Прочитав, качнул бритой головой: – Не думал, что он пойдет на это. Русских убил ты? – посмотрел он на Китайца. Тот молча кивнул. – Значит, Генри решился на все. Ладно. – Мердок зевнул. – Завтра…
   – Сегодня, – буркнул Китаец. – И сейчас.
   – Ты мне будешь приказывать, что и когда делать? – возмутился Мердок.
   Стоявшая в дверях женщина быстрым движением набросила ему на шею тонкий шнур.
   – Время течет медленно, но дорога каждая секунда, – сказал Китаец. – Мы поедем сейчас. Отпусти его, Зуйя.
   Женщина сняла петлю и убрала ее в широкий рукав халата.
   – Ладно, – просипел Мердок. – Собираемся. А ты, Зуйя, оказывается, воин.
   Женщина поклонилась.
   – Я китаянка, господин. И верна хозяину.

   – Значит, исчез, сука, – процедил Князь. – Он нужен мне. Есть предъява. Я лично на нож посажу этого польского гада.
   – Ты забыл о сходняке в Люберцах? – осторожно напомнил Поп.
   – Я все решил! – не стал слушать Князь. – Дед звонил?
   – Да, – кивнул Поп. – Там все путем. Росомаха пока жив, – правильно понял он вопрос.
   Князь хмыкнул и заговорил о другом.
   – А менты лихо там сработали. Убрали всех, кто чего-то конкретное знал. Чувствую, что голова здесь, в Москве, но сейчас первое – Шляхтич! Этот паскуда может все перечеркнуть. Он последний, кто был с Аляской, поэтому вполне может что-то знать. Тумина писала, что мать и дочь умерли. Ксивы пришли и подписаны. Токо я не въеду вот во что. Какие-то там игреки, иксы, мать их, и зета. А вместо нотариуса вообще какой-то знак, типа орлиной башки. Как все это понять?
   – В некоторых Штатах существует такое правило, что ли. Можно подписаться каким-то знаком. А когда придет время, уже в присутствии наследника вскрываются копии точно таких же документов, где указаны фамилии свидетелей и нотариуса, – принялся объяснять Малыш. – В общем, Аляска здорово подстраховался.
   – Погодь, умник, – остановил его Князь. – Все равно ничего не понял. Ни хрена не понимаю. Нужен Шляхтич. Зря мы его отпустили. Не будь я законником, я бы из этой суки все выбил. А так… – Он посмотрел на перстень. – Похоже, устал я. Порой хочется и баба чтоб дома ждала, и чтоб детишки папой называли. Но прежде надо разобраться с этим наследством. Вдруг ошибаемся мы и Вика совсем не та.
   – А кто указал на эту девку? – поинтересовался Малыш.
   – Да подсказали, – вздохнул Князь. – Был приятель у Аляски, он перед кончиной в зоне сказал. Трупы дочери и матери в Штатах захоронены, а нам на Вику показали. Я вот уже не раз думал: не она это. Другая Виктория есть, и тоже Антонова. Мы на нее благодаря менту вышли. Тоже в Штатах рождена, но у ее матери муж был, а Аляска просто зарок давал, что его баба, которая родит, будет свободной от всяких штампов. Нет никого, кто бы подтвердил, что Аляска спал с этой Надеждой Сергеевной. Он авантюрист. Золотом начал заниматься с двенадцати лет. На лоток мыл и продавал старателям. А в шестнадцать начал прогнозы делать. Ну вроде как разведчик. В геологии такая профессия есть – по каким-то признакам месторождение золота находить. Хрен его знает как, но у Аляски нюх был. Ни разу не ошибся. В восемьдесят девятом он купил Долину. Сделаю там, говорит, курортный центр. Когда его менты подергивать начали, он исчез. В Аляску ходил, как с магазина домой. Правда, базар шел, что ему помогает кто-то из погранцов. Я был уверен, что Вика его дочь. И Марецкого свел с ней. Мне цинканули, что захват будет, вот я его и задержал с отлетом. Повесили на него труп мужа его бывшей, но Мильсон отмазал. Капитан меня не узнает, поди, а он мне жизнь спас в Хабаровске на пересылке. Меня там кум, начальник оперчасти, в сучью хату сунул за то, что я ему в морду плюнул. А там пятеро из Владимира были, с пресс-хаты в зону шли.
   – Погоди, – остановил Малыш. – Что такое пресс-хата?
   – В крытой камера есть, особо борзых по отношению к ментам туда и кидали. Хари на усиленной кормежке, им бросают кого поломать, а иногда даже петушком сделать. Вот туда и Марецкого сунули. Хана бы мне была, если б не он. Что он делал, мама моя родная! – качнул головой Князь. – Менты влетели, он и их окучивать начал. Глаза волчьи, для него все тогда «духами» были. Еле остановили, чтобы баба-медичка подошла, укол сделала. Хозяин тюрьмы прибежал, увидел меня в этой сучьей хате и понял все. Оперу навтыкал по самое некуда, ну а меня по масти определили. Беспредельщиков потом в ветлаге под деревья сунули. А когда Марецкий откинулся, я посоветовал ему на золотишке себя попробовать. Мужики одной артели его взяли и потом не раз благодарили. И работяга ништяковый, и постоять за своих если что… Приехали какие-то отморозки, он им пояснил, что артель никому ничего не должна. Мужики воспряли. В общем, все путем получилось, отблагодарил я Марецкого. А тут канитель эта с наследницей. И свел я их. Подпоил парнишек, чтоб они драку затеяли с Марецким, а как раз маманя с дочкой прошвырнуться вышли… Неужели ошибся? – в который раз задал себе вопрос Князь. И решительно встал. – Надо этого Шляхтича любым способом достать и жать, пока не расколется.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация