А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Подарок плейбоя" (страница 1)

   Тереза Карпентер
   Подарок плейбоя

   Эта книга является художественным произведением.
   Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

   Глава 1

   Скай Миллер опустилась в бежевое кожаное кресло и устало посмотрела на адвоката. – Спасибо, что пришли, мисс Миллер, – сказал он. – Я понимаю, как вам сейчас тяжело.
   Скай отвела взгляд, чувствуя, как к ее горлу подкатывает холодный, горький комок, а на глаза наворачиваются слезы. Через десять месяцев после смерти ее брата Айдена ей пришлось вновь испытать боль утраты. Несколько дней назад они похоронили жену брата Кесси, и все вокруг шептали, что бедная девушка умерла от разбитого сердца, так и не примирившись со смертью любимого мужа.
   Сегодня Скай пришла в адвокатскую контору, чтобы обсудить вопрос опеки над ее осиротевшей племянницей, очаровательной малышкой, которую Скай никогда не позволяла себе по-настоящему полюбить.
   – Я до сих пор не совсем понимаю, почему я здесь. Я была уверена, что опекунами Рианны станут родители Кесси.
   – Я все объясню вам, как только появится… А вот и он.
   На плечи Скай легли сильные мужские руки.
   – Здравствуй, Скай.
   Ей не нужно было оборачиваться, чтобы определить, кто перед ней, ведь этот голос она знала лучше, чем любой другой в этом мире. Ретт Салливан, лучший друг Айдена и ее первая любовь. Единственный человек, способный понять, насколько ей сейчас больно.
   Человек, которого она тщетно пыталась забыть. Адвокат поймал взгляд Ретта и поспешно поднялся.
   – Я вернусь через пару минут, – сказал он и вышел из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь.
   – Я понимаю, как тебе сейчас одиноко, – сказал Ретт, опускаясь перед Скай на корточки, чтобы видеть ее опущенное лицо. Его знакомые до боли голубые глаза лучились теплом и заботой. – Ты ведь помнишь, что можешь в любой момент позвонить мне? Салливаны всегда считали тебя частью нашей семьи, и я сделаю все, чтобы поддержать тебя.
   Ну конечно. Салливаны.
   – Только… – Душившие Скай слезы не дали ей закончить фразу, поэтому она лишь молча кивнула.
   – О, милая, я тоже ужасно скучаю по нему, – вздохнул Ретт, ласково отведя упавшую на ее лицо прядь.
   Она закрыла глаза и глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться, но эта боль была сильнее ее. Давно сдерживаемые слезы рвались наружу.
   Скай встала, собираясь пройти мимо него и спрятаться в примыкавшей к кабинету адвоката ванной комнате, чтобы наедине с собой оплакать свое горе, но Ретт не дал ей этого сделать. Поймав Скай за руку, неторопливо притянул ее к себе. Уже через секунду она была в его теплых руках, вселяющих уверенность и покой, успокаивающе скользивших по ее спине и коротким волосам.
   Слезы двумя ручьями текли по щекам Скай. В его уютных объятиях держать себя в руках, скрывая от чужих глаз свою боль, было почти невозможно.
   Скай не знала, сколько она так проплакала, спрятав лицо на широкой груди Ретта.
   – Мне так его не хватает, – всхлипнула она. – А теперь и Кесси нет с нами.
   – Я знаю, милая, – прошептал Ретт.
   – До сих пор не могу поверить в то, что я потеряла их обоих.
   – Они не покинут тебя, пока память о них живет в тебе.
   Скай тяжело вздохнула. Она знала, что для Ретта, выросшего в большой семье и за эти годы пережившего немало потерь, это были не просто слова, но сейчас они не слишком помогли ей.
   – Это не одно и то же.
   – Да, – кивнул он, понимая, что больше здесь ничего не скажешь.
   Одно присутствие этого высокого широкоплечего мужчины помогало ей расслабиться, успокаивало. Скай знала его почти всю свою жизнь, любила его большую часть этой жизни, но вместе они провели не слишком много времени. История их отношений была слишком сложной, чтобы сейчас им было комфортно подолгу находиться в обществе друг друга, но Скай знала, что в минуты общего горя может на него положиться, и была рада, что именно он сейчас рядом с ней.
   Немалым усилием воли, Скай заставила себя сделать шаг назад, разрывая объятия.
   – Все уже в порядке, спасибо тебе, – сказала она, взяв с кресла свою сумочку.
   – Тебе не обязательно постоянно быть сильной, – тихо произнес наблюдавший за ней Ретт.
   – Возможно, но это лучше, чем постоянно рыдать, – вздохнула Скай. – Извини, мне нужно привести себя в порядок.
   Закрыв за собой дверь в маленькую ванную комнату, она тщательно вымыла лицо холодной водой. Избавление от предательской красноты вокруг глаз и растекшейся косметики, несколько минут наедине с собой и новый макияж помогли ей немного прийти в себя и скрыть все внешние следы недавних слез.
   Еще больше бы ей помог ответ на вопрос, терзавший ее последние несколько минут: что здесь вообще делает Ретт? Какое он имеет отношение к удочерению Рианны?
   Вернув на лицо маску спокойствия, она открыла дверь в кабинет мистера Берна.
   – Ретт Салливан, дизайнер? – услышала она голос адвоката. – Из «Драгоценностей Салливанов»?
   – Да, – кивнул Ретт. – Мой брат Рик занимается деловыми вопросами, а Айден Миллер был управляющим в нашем магазине.
   – Я купил там обручальное кольцо для моей жены. У вас замечательные украшения, и сделаны они не так топорно, как у других.
   – Спасибо, мы стараемся, – обаятельно улыбнулся Ретт.
   – Простите за то, что заставила вас ждать, – сказала Скай, возвращаясь в свое кресло. – Мистер Берн, пожалуйста, объясните, почему мы здесь. Я была уверена, что опеку над Рианной передадут Глисонам, родителям Кесси.
   – Возможно, это когда-то планировалось, но мать девочки изменила свое решение. Пару лет назад мистер Глисон пережил тяжелый инсульт, кроме того, он и его жена уже не молоды и вряд ли смогут справиться с ребенком, недавно начавшим ходить. Принимая во внимание все эти факторы, было решено передать опеку над Рианной вам двоим.
   Скай не сразу поверила своим ушам. Как Кесси могла с ней так поступить? Разве она не понимала, что это будет настоящим предательством?
   Ретт сидел всего в двух шагах от нее, и поэтому внезапно нахлынувшие воспоминания о прошлом были особенно болезненными. Разочарование, разбитые надежды, отчаяние – все это единым потоком обрушилось на нее. Еще одна ее потеря.
   Нет, наверняка это какая-то ошибка. Кесси не могла этого сделать.
   – Мисс Миллер? Мисс Миллер, с вами все в порядке? – обеспокоенно спросил адвокат, заметивший странное выражение ее лица. – Может быть, вы хотите кофе или воды?
   – Нет, спасибо, – покачала головой Скай.
   Она догадывалась, почему так заволновался адвокат. Ее лицо сейчас, наверное, было белым как снег. Скай чувствовала, как кровь отливает от ее щек. Может быть, поэтому у нее так кружится голова? Мозгу не хватает кислорода, он бастует против своей хозяйки, и вдруг возникшая необходимость взять под свою опеку ребенка брата не имеет к этому никакого отношения?
   – Продолжайте, пожалуйста. Как видите, ваши слова удивили меня. Мы с мистером Салливаном не пара, и никто из нас не проводил достаточно времени с Рианной, чтобы сейчас стать ее опекуном.
   – Вы должны понимать, что Кесси была единственным ребенком в семье, так что выбор у нее был не слишком большой. Но она была полностью уверена в своем решении.
   – Но как это возможно? Я не знаю, как растить ребенка, а Ретту нормальный человек и золотую рыбку бы не доверил…
   – Эй! – возмутился он.
   – Прости, но мы оба знаем, что ты никогда раньше не имел дела с маленькими детьми.
   Ретт, которому нечем было ответить на это обвинение, чуть пожал плечами.
   Он не знал, что делать дальше. Айден и Кесси не должны были умереть, он не должен был стать опекуном Рианны, тем более не вместе со Скай, которой и так пришлось пережить слишком много горя.
   – Кесси была уверена в своем выборе, потому что знала, что Айден одобрил бы его. Если вы откажетесь от Рианны, я буду вынужден передать ее в приют, – продолжал адвокат.
   – Но Глисоны…
   – Возможно, согласятся взять ее, но вряд ли наблюдатели из социальных служб утвердят их кандидатуру.
   – Но… Я очень любила своего брата и ни за что не допущу, чтобы его ребенок оказался в детдоме, но у меня однокомнатная квартира. Как вы себе это представляете?
   – Родители Рианны создали для нее сберегательный фонд. Вы можете воспользоваться средствами из него.
   – Не нужно, у меня достаточно денег, – вмешался Ретт.
   – Ты правда собираешься стать опекуном Рианны? – спросила Скай, пристально глядя на своего бывшего возлюбленного. – Ты понимаешь, что это решение изменит всю твою жизнь?
   – А разве у нас есть выбор? – Ретт устало покачал головой – все эти бюрократические формальности сводили его с ума. – Глисоны славные, но пожилые люди, они не могут взять на себя заботу о таком маленьком ребенке. И конечно, я не допущу, чтобы Рианна попала в детский дом.
   – Рик и его жена могут взять ее, – предложила Скай, вспомнив о брате-близнеце Ретта. – Или кто-то еще из твоих братьев…
   – Нет, это должен быть я. В чем дело, Скай? Ты говоришь все это из-за того, что произошло пятнадцать лет назад?
   Он мог бы и не задавать этого вопроса. Если все его мысли сейчас были о событиях пятнадцатилетней давности, то и ее тоже.
   – Не важно, – отрезала она. – Судьба тогда ясно дала понять, что нам не суждено быть родителями.
   – Раньше ты не была такой фаталисткой.
   Ответом ему был короткий горький смешок сквозь сжатые губы. Ретт знал, что в этом году Скай через многое пришлось пройти. Он не хотел причинять ей новую боль, но похоже у него просто не было другого выбора.
   – Это было давно. Может быть, за столько лет судьба передумала и послала нам весточку в лице Рианны?
   – Почему это должен был быть именно ты? – почти жалобно спросила Скай.
   – Что?
   – Рик тоже был близким другом Айдена, и он без колебаний согласился бы стать опекуном Рианны, но ты только что сказал, что это должен быть ты. Почему?
   Ретт с трудом сдержал рвущееся с губ проклятие. Она была слишком умна, чтобы не заподозрить неладное. Итак, правда или ложь? Ложь уберегла бы ее от новой боли, но нельзя было начинать их партнерство со лжи. Сейчас он должен был в первую очередь думать о Рианне.
   – Потому что она моя дочь.

   Глава 2

   Скай, оцепенев, смотрела на Ретта. Гнев, отчаяние, боль, сожаление волнами прокатывались по ее телу. Нет, это просто не может быть правдой.
   – Айден был отцом Рианны.
   – Нет.
   – Конечно, он был им.
   – Скай… – Ретт попытался взять ее за руку, но она отпрянула. – Ты ведь знаешь, что Кесси и Айден долгое время не могли зачать ребенка?
   – Да, – неуверенно кивнула Скай, боясь развивать эту мысль. – Кесси говорила, что им потребовался донор спермы. – Она глубоко вздохнула. Если она хотела пережить этот ужасный день, ей нужно было оставаться спокойной. – Ты?
   – Да.
   Адвокат снова поднялся, собираясь выйти из кабинета.
   – Я дам вам несколько минут.
   – В этом нет необходимости, – сказала Скай, вставая. – Я ухожу.
   Она действительно взяла сумочку и направилась к двери, но Ретт поймал ее за руку.
   – Пожалуйста, Скай, подожди, – взмолился он, преграждая ей путь к двери. – Прости, что тебе пришлось узнать об этом так. Прости, что из-за нашего общего прошлого эта новость причиняет тебе боль, но сейчас мы должны думать о более важных вещах.
   – О твоей дочери.
   – Да, и ты хоть представляешь себе, каково мне сейчас? Всего этого не должно было произойти.
   – Бедный, бедный Ретт. Сомневаюсь, что Айден и Кесси действительно были довольны твоей кандидатурой в качестве опекуна их ребенка.
   – Возможно, но сейчас я пытаюсь поступить правильно. Рианна не должна страдать из-за нашего прошлого.
   Новая волна боли накрыла Скай с головой. Потеря их ребенка навсегда осталась в ее памяти связанной с потерей мужчины, который когда-то был любовью всей ее жизни и ее лучшим другом.
   А теперь они были связаны обязательствами перед его ребенком, рожденным от другой женщины. Одна эта мысль ранила Скай больнее ножа.
   – О господи! – Она обессиленно опустилась в кресло. – Тогда забирай ее. Я тебе не нужна.
   – Нет, нужна, – покачал головой Ретт, опускаясь перед ней на корточки. – Ты была права, когда сказала, что я ничего не знаю о детях. Я никогда не проводил с ребенком больше двух часов подряд, как я смогу стать хорошим отцом? И ты нужна Рианне. Ты ведь ее семья.
   – Как оказалось, это не так, – горько улыбнулась Скай. – У нас ведь нет ни капли общей крови.
   Почему ей так больно сейчас, если до этого она сознательно не позволяла себе сближаться с Рианной?
   – Семья – это не только общая кровь, – покачал головой Ретт. – Пожалуйста, Скай. Ты нужна мне.
   Она покачала головой, не желая этого слышать. Ретт просил слишком многого. Она не сможет быть опекуном Рианны, ведь каждый раз, когда она будет видеть ее или брать на руки, память о ее собственном ребенке будет возвращаться с новой волной боли.
   – Жены твоих братьев помогут тебе справиться с этим.
   – У них есть собственные семьи и работа, но дело не только в этом. Ты тетя Рианны, с тобой она чувствует себя комфортно. Скай, неужели ты откажешься от дочери Айдена? Пусть в ней мои ДНК, но ведь именно он стал ее отцом.
   Его слова попали в цель. Скай обожала своего старшего брата и никогда бы не сделала ничего, что могло бы его расстроить.
   – Хорошо, – тяжело вздохнула она и повернулась к адвокату: – И как вы себе это представляете?
   – У вас будет совместная опека: вы должны будете создать для Рианны комфортные условия, помочь ей пережить потерю родителей. Первое время вы будете находиться под надзором наблюдателей из службы социальной опеки, которые будут совершать неожиданные визиты в ваш дом, чтобы удостовериться в том, что вы справляетесь.
   – Понятно, – кивнул Ретт. – Так как мой дом гораздо больше квартиры Скай, думаю, первое время Рианна поживет у меня.
   – Позвольте мне дать вам совет. Сейчас у девочки сложный период, она травмирована смертью родителей и любые резкие перемены в своей жизни будет переносить очень тяжело. Постоянные переезды из одного дома в другой только травмируют ее еще сильнее. Пока она не привыкнет к вам и не начнет воспринимать вас как своих родителей, ей будет лучше иметь стабильное окружение.
   – Мы поняли, – кивнул Ретт. – Значит, теперь мы официально считаемся опекунами Рианны?
   – Да. Сейчас она у Глисонов, вам осталось только забрать ее.

   Мобильный телефон в кармане Скай в третий раз завибрировал, извещая свою хозяйку о том, что кто-то упорно добивается ее внимания. Раньше она всегда отключала телефон во время работы, но тогда она не была опекуном полуторагодовалой малышки.
   Она не сомневалась в том, что сейчас ей звонит Ретт. Это был их третий разговор за сегодняшнее утро – внезапно ставший отцом мужчина пытался выяснить, что делать с бутылочкой и чем кормить ребенка.
   Прямо со встречи с адвокатом Скай поехала на свадьбу, на которой была фотографом, поэтому ее не было с Реттом, когда он забирал Рианну у Глисонов.
   Все это казалось странным сном. Раньше они с Реттом месяцами не разговаривали, а теперь ее номер у него на быстром наборе.
   – Алло, Ретт, я тут пытаюсь работать, – раздраженно сказала она, нажав кнопку и вздрогнула от громкого детского плача, раздававшегося на заднем плане.
   – Я бы не позвонил, если бы у меня не было на то серьезной причины, – прошипел он в ответ. – Я не знаю, что делать с Рианной: она все время плачет и зовет маму.
   – А чего ты ожидал от ребенка, который только что лишился родителей? Ты должен быть терпеливее.
   – Мое терпение на исходе, – тяжело вздохнул Ретт. – Она сводит меня с ума.
   Скай полностью разделяла его чувства. Она тоже была на пределе.
   – Чем я могу тебе помочь?
   – Я собираюсь поменять Рианне подгузник. Объясни мне, как это делается.
   – Ты серьезно? – удивилась Скай, не понимая, что там сложного: снял грязный подгузник, вытер ребенка, одел чистый, и вся премудрость. Наверное, Ретт действительно просто устал.
   Она быстро объяснила ему, как справиться с подгузником, и продолжила:
   – Если Рианна все это время плакала, то, наверное, очень устала. Попробуй дать ей немного сока. Отнеси ее в полутемную комнату и укачивай, пока она будет пить.
   – Думаешь, мне удастся ее усыпить? – с сомнением уточнил Ретт.
   – Не узнаешь, пока не попробуешь. Если ничего не получится, позвонишь мне. Я приеду, как только освобожусь.
   На другом конце провода раздался очередной детский вопль, который сменили частые телефонные гудки. Скай оставалось молиться, что Ретту все-таки удастся уложить Рианну спать.
* * *
   – Черт! Черт! Черт!
   Каблучки Скай стучали в такт ее словам, пока она поднималась по крыльцу большого двухэтажного дома Ретта, расположенного в пригороде Сан-Диего.
   Необходимость впустить бывшего возлюбленного в свою жизнь приводила ее в полное отчаяние. На то, чтобы оправиться после их разрыва, у Скай ушло несколько лет, и у нее не было ни малейшего желания пережить это вновь.
   Но раскисать было нельзя, потому что помимо внезапно появившегося ребенка у нее была масса работы, начиная с пятничного праздничного ужина и заканчивая свадьбой в воскресенье. Когда Скай пыталась представить себе, какой станет ее жизнь с появлением у нее Рианны, начинался приступ паники.
   Скай не была готова к такому повороту судьбы, не могла позволить себе опять рисковать своим бедным сердцем, потому что знала, что еще одну потерю ему уже не вынести.
   Что ж, она поможет Ретту найти общий язык с Рианной, обустроить ее на новом месте, а потом навсегда уйдет из их жизни.
   Это уже было похоже на план, оставалось только осуществить его.
   Позвонив в дверь, она приготовилась встретить хозяина дома широкой дружелюбной улыбкой, которая так и застыла на ее лице при виде хмурого небритого и полуодетого Ретта с рыдающей Рианной на руках.
   – Слава богу, – с облегчением вздохнул он, увидев Скай, и первым делом всучил ей плачущую девочку.
   – Здравствуй, маленькая, как ты? Все хорошо, – заворковала она, пытаясь успокоить Рианну.
   – Мама? – спросила девочка, с надеждой заглянув ей за спину.
   Сердце Скай сжалось от сочувствия. Она не могла сказать этой славной малышке, что ее любимая мамочка больше никогда не придет.
   Рианна снова начала всхлипывать, и Скай прижала ее к себе, одновременно укачивая ее и поглаживая по спинке. Ее взгляд скользнул по комнате и остановился на Ретте – ей нужно было отвлечься хоть на мгновение от печальных мыслей, но вряд ли это стоило делать, глядя на идеально вылепленный мужской торс с рельефными кубиками пресса и широкой грудью, покрытой черными, чуть вьющимися волосками.
   При взгляде на Ретта ее сердце всегда билось быстрее, но сейчас это было совершенно неуместно. Скай почувствовала, как кровь приливает к ее щекам, но, поймав взгляд Ретта, вместо насмешки обнаружила в нем только сочувствие и понимание.
   – Когда я смотрю на нее, у меня сердце кровью обливается, – вздохнул он.
   Ретт устало провел рукой по волосам, и без того взлохмаченным донельзя. Скай не привыкла видеть его в таком виде – обычно Ретт очень тщательно следил за своей внешностью, но время, проведенное наедине с маленьким ребенком, не прошло для него даром.
   Но даже сочувствие, которое она испытывала, глядя на него, не растопило злость, занозой засевшую в ее груди с момента встречи с адвокатом.
   – Нам нужно поговорить, – решительно сказала она, входя в дом.
   – О чем? – напрягся Ретт.
   – Ты знаешь о чем.
   – Прежде чем ты начнешь кричать на меня, хочу сказать, что это не моя вина, – попытался протестовать Ретт, но Скай жестом остановила его и прошла в гостиную.
   Здесь царил приятный полумрак и играла тихая музыка – видимо, именно тут Ретт пытался убаюкать Рианну. Единственным ярким пятном было окно, из которого открывался потрясающий вид на океан. Голубые стены и серебристо-серая мебель казались лишь обрамлением этого прекрасного пейзажа.
   Опустившись на мягкий кожаный диван, Скай пристроила всхлипывающую малышку на колени и повернулась к Ретту:
   – Итак…
   – Скай, пожалуйста, выслушай меня. Не моя вина в том, что ты ничего не знала. Я думал, что Айден сам расскажет тебе о…
   – О том, что жена моего брата родила от тебя ребенка? – язвительно уточнила она. – Нет, Айден, видимо, решил, что эта незначительная деталь меня не заинтересует.
   – Прости, мне жаль, что тебе пришлось так об этом узнать.
   – Ты сам мог бы рассказать мне правду.
   – Неужели? И как бы я это сделал? Наши разговоры о детях никогда ничем хорошим не заканчивались, – сказал он, тяжело опускаясь на диван рядом с ней.
   Только сейчас она заметила, каким изможденным он выглядит. На лбу и над верхней губой блестели капельки пота, а под глазами залегли темные круги.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация