А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сыграем в прятки?" (страница 9)

   Виктор нагнал меня в коридоре.
   Открыв входную дверь и оглянувшись, я увидела Нину и Фимочку, выглядывающего из-за ее плеча.
   Кивнув им напоследок, я вместе с Виктором вышла.

   Глава 8

   После окончания рабочего дня я не поехала сразу домой, а, взяв с собою Маринку и, разумеется, Виктора – куда ж теперь без него! – отправилась в одно знакомое кафе. Причина была единственная: просто хотелось есть. Обед у нас с Виктором пропал, потому что после нашего возвращения мне пришлось окунуться в работу и питаться только кофе, да и то урывками, а Виктор почти сразу же помчался на съемки. Таким образом, обед, совместившись с ужином, начался у нас с семи часов и продлился до половины десятого.
   А мне – понравилось!
   Единственное, что немножко притушило удовольствие, так это скорбная мордашка Маринки. Она ни в коем случае не сомневалась в моей товарищеской надежности и верности. Но мысль, что Виктор опять будет ночевать в моей квартире, не внушала ей оптимизма. Что, кстати, понятно.
   Проводив Маринку до дома и пожелав ей спокойной ночи, в ответ на что она, вздохнув, пожаловалась на головную боль, мы с Виктором поехали ко мне домой.
   Несмотря на довольно-таки позднее время, около моего подъезда на лавочке чинно сидели две бабки-соседки. Случившееся происшествие, очевидно, настолько возбудило их интерес к жизни, что за день они не успели наговориться.
   Поздоровавшись с ними, я хотела быстро прошмыгнуть в подъезд, но это у меня не получилось.
   – О-оль! – позвала меня одна из них, то ли Матвевна, то ли Петровна, не помню.
   Я с доброй улыбкой обернулась, хотя заранее уже начала скучать, думая, что услышу новую версию старой истории. Но я ошиблась.
   – Тебя спрашивали, – порадовали меня нежданной новостью.
   – Кто же это? – спросила я, подходя ближе. Виктор остался стоять около двери подъезда, спокойно осматриваясь по сторонам.
   – Юра-участковый наш, вот кто. Все расспрашивал про тебя: и где работаешь, и семейное твое положение. – Матвевна (или Петровна) дипломатично покосилась на Виктора и продолжила: – Заходил несколько раз. Сказал, что, может, и еще зайдет. Он уже всех обошел в доме, все про случай этот беседовал, ты одна осталась неохваченная…
   – Что ж поделаешь, у него работа такая. Пусть приходит и охватывает, – ответила я, собираясь уйти, но остановилась снова, потому что информационный поток местного бюро новостей еще не иссяк.
   – И баба еще какая-то приходила, – доложила вторая соседка.
   – Из горгаза вроде она… – поспешила опередить конкурентку Петровна (или Матвевна).
   Я поблагодарила бдительных соседок, и мы с Виктором поднялись ко мне домой.
   Виктор сам отпер квартиру, вошел первым и быстро прошел по всем комнатам, везде включая свет. Повинуясь его приказу, выраженному скупым жестом, я подождала его у двери. После получения разрешения я разулась и побрела в ванную.
   Усталость чувствовалась сильнейшая, словно я весь день занималась бегом на длинные дистанции да еще с тяжеленным грузом на спине.
   Сказался и плохой сон в минувшую ночь, и недавнее нервное напряжение в милой беседе с милой парочкой.
   В ванной я встала под душ, открыла краны и даже под водой продолжила свои размышления о череде неприятностей, навалившихся на меня в последние дни. Нет, в самом деле! Какая-то бывшая пассия по прошествии десятилетий открыла сезон охоты на своего бывшего ухажера, а мне от этого перепадает дикий винегрет из долларов и обещаний ужасных разборок! С другой стороны, доллары уже дали, но еще не убили, и когда это произойдет, никто не знает… Меня бесила моя зависимость от каких-то гадов: испоганили настроение, и я никак не могу отделаться от неприятных мыслей!
   Мне захотелось сделать что-то резкое, чтобы стряхнуть напряжение. Я огляделась по сторонам и, увидев вокруг только кафельную плитку, решила отложить это дело, чтобы потом не жалеть себя еще больше.
   Мое следствие запуталось. Все, кто, возможно, был причастен к делу, оказывались вдруг совершенно ни при чем…
   Постаравшись выкинуть из головы все эти мысли, я принялась умащивать себя притираниями и благовониями и постепенно увлеклась этим процессом.
   Я вышла после душа взбодрившейся, но все равно в плохом настроении, потому что туман, сгустившийся вокруг этой истории, расходиться не желал.
   Продолжая думать и прикидывать так и эдак, я села за кухонный стол, и Виктор поставил передо мной яичницу. Поразительно стабильный мужчина! Наверное, психологически ему на свете жить легче, чем мне. Я совсем уже было собралась спросить его, не боится ли он диатеза, но вовремя удержалась. Кто ж его знает, подумает еще, что я над ним смеюсь!
   Я ела и размышляла о словах Нины: она не собиралась идти, а Юлия собиралась, Фима не собирался… Тьфу, бред и чушь!
   Когда же мне наконец стало казаться, что круг подозреваемых вовсе не расширился, а даже, наоборот, начал сужаться, во входную дверь один раз осторожненько позвонили.
   Я жалостливо посмотрела на Виктора, но и без моего взгляда он уже сам направился в коридор открывать дверь.
   «Кто же может так застенчиво звонить? – лениво подумала я и вдруг едва не подпрыгнула на стуле. – Старший лейтенант!»
   Я сразу немножко пожалела, что не пошла сама, и встала: все равно придется объясняться лично с этим участковым, заодно и точно узнаю, как его зовут. Потом подумала: не лучше ли будет вообще Виктора засадить на кухне или, еще лучше, в задней комнате и побеседовать с Юрой-участковым, как мне его назвали в информационном агентстве, без свидетелей?.. Эта мысль мне понравилась.
   Догнав Виктора у самой двери, я дотронулась левой рукой до его плеча. В правой я продолжала держать забытую вилку. Опасаясь, как бы стоящий за дверью участковый не услышал мои слова – мало ли что он может подумать! – я сделала Виктору знак рукой.
   Виктор повернулся ко мне и отклонился от двери.
   Вдруг раздался хлопающий звук, дверь сотряслась. Мне показалось, что это взорвалось что-то вроде детской петарды, и я не поняла сначала реакции Виктора.
   Быстро отперев замок, он рванул дверь и выбежал на лестничную клетку.
   Я подскочила к двери и озадаченно остановилась. В самой ее середине вместо «глазка», зияла дырка. Под ногами у меня захрустели мельчайшие частицы стекла.
   С лестничной площадки донесся шум борьбы. Я выглянула туда.
   Виктор боролся с женщиной с темными волосами, одетой в длинную юбку.
   И тут я от удивления рот открыла, так как волосы женщины слетели на пол. Незнакомка в парике оказалась незнакомым мужчиной. Виктор насел на него сзади и старался вывернуть ему руку и вырвать из нее пистолет. Теперь я поняла, что этот бандит выстрелил в дверной «глазок», когда Виктор встал перед дверью, и, позвав Виктора, совершенно случайно я спасла ему жизнь.
   Навалившись на него, Виктор, крепко захватив запястье правой руки бандита, своим левым локтем давил ему сверху на шею. Тот снизу бил Виктора локтем в живот, пытаясь его скинуть с себя.
   Я остановилась в дверях, понимая, что сейчас Виктору помочь ничем не смогу и лучше мне держаться в стороне, чтобы не мешать.
   Неожиданно пистолет опять выстрелил. Пуля врезалась в потолок.
   Распахнулась дверь соседней квартиры, и оттуда выскочил мой долгожданный Юра-участковый. Без фуражки, вытирая рот рукой.
   – Это что еще такое?! – заорал он. – Прекратите немедленно!
   Подбежав к Виктору, он дернул его за волосы назад. Получив после этого действия хороший удар ногой в живот, бравый участковый отлетел к стене и, съехав по ней спиной, присел на пол.
   – Прекратите! – прохрипел он, выдергивая свой пистолет из кобуры и снова бросаясь в атаку.
   На этот раз он зашел Виктору с левого бока и схватил его за руку.
   В тот момент, когда Виктор отвлекся на мешающего ему старшего лейтенанта, бандит, присев и нырнув в сторону, сумел выскользнуть.
   Не имея больше под собою опоры, Виктор упал на пол, на него навалился участковый. Бандит, отскочив к лестнице, вскинул руку с пистолетом.
   Виктор, первым подняв голову, заметил это и прижал участкового к полу. Раздался еще один выстрел. Закричав, я швырнула в бандита вилку, которую до сих пор сжимала в руке. Я, конечно, промахнулась, но отвлекла его на секунду. Виктор, не вставая на ноги, перекатился по полу и чуть-чуть не задел бандита. Тот повернулся и побежал вниз по лестнице.
   – Что же это такое?.. – ошеломленно пробормотал старший лейтенант.
   Игнорируя его закономерный вопрос, Виктор бросился бежать за бандитом. Секунда растерянности у участкового прошла, он резво вскочил на ноги и запрыгал по ступенькам вслед за Виктором.
   Я, не подумав о последствиях, шагнула следом, однако распахнувшиеся полы халата, к счастью зацепившиеся за перила лестницы, напомнили мне о том, что я не одета. К тому же я еще была в тапочках.
   Бегать по темному двору в таком виде я не решилась.
   Я вернулась к своей двери. Выглянула соседка, от которой выскочил наш старший лейтенант.
   – Что происходит, Оль? – спросила она меня, заранее округляя глаза и прижимая руки к вырезу халата.
   Я пожала плечами и махнула рукой.
   – Эти мужики совсем как мальчишки, – произнесла я ничего не объясняющую фразу, лишь бы что-то сказать, и, еще раз махнув рукой, закрыла свою дверь. Аккуратная дырочка в центре ее не улучшила мне настроения.
   Со двора послышался выстрел, затем еще один и еще. Я забежала на кухню, выключила свет и распахнула окно. Высунувшись из него, чтобы видеть подальше и побольше, я все равно не увидела ничего, так как в нашем микрорайоне с уличным освещением всегда были проблемы.
   Я нехотя прикрыла раму окна, закрыла его занавесками и подумала, что неплохо было бы приготовить какой-нибудь съедобный ужин, пока Виктор бегает. Будем надеяться, что у меня получится что-нибудь посодержательнее яичницы.
   В нервном ожидании прошло, наверно, минут пятнадцать, и я наконец услышала два звонка в дверь. То, что произошло, ничему меня не научило, я подбежала к двери и отворила ее.
   Зашел Виктор и осуждающе посмотрел на меня.
   – Ты не ранен? – спросила я.
   Он покачал головой.
   – Поймали бандита? – не успокаивалась я.
   Получив тот же ответ, я хотела запереть дверь, но на лестнице послышались шаги. Виктор выглянул и зашел обратно, оставив дверь приоткрытой.
   Показался запыхавшийся участковый. В руке он держал подобранный на лестничной площадке парик.
   – Добрый вечер, – поздоровался он со мной.
   – Для меня не очень, – не согласилась я. – Вы, наверно, хотите поговорить?
   – Было бы желательно, – подтвердил он, не сводя с меня взгляда.
   – Значит, идемте пить кофе. Я почему-то догадываюсь, что спать мне сегодня придется лечь не скоро.
   – Это зависит от вас, – туманно намекнул Юра.
   Мы прошли на кухню.
   Юра зачем-то похвалил кофе, даже еще не пробуя его, и бросился в атаку.
   – Это был ваш бывший муж? – проявил он несомненную догадливость и знание жизни.
   Виктор поднял голову и задумчиво посмотрел на меня.
   – Никогда не занималась такими делами, – честно ответила я Юре.
   – Вы это про что? – не понял он.
   – Про замужество, – пояснила я. – Вы же предположили, что я способна быть женой этого психа, вот я вам и отвечаю.
   – Вы считаете, что это был псих? – поинтересовался он.
   Я пожала плечами.
   – Что я знаю точно, так это то, что незнакома с этим человеком и никогда раньше его не видела… И не видеть бы его вовсе… – добавила я.
   – А ты его раньше видел? – обратился участковый к Виктору.
   Тот покачал головой.
   – Нет, – не сдавался Юра. – Должна же быть причина, по которой он пришел именно к вам. К тому же я заметил, что сначала он выстрелил вам в дверной глазок…
   Я кивнула, оценив столь тонкое наблюдение.
   Затем Юра отошел от этой темы и принялся вспоминать вчерашний случай, увязывая его с сегодняшним. Я ничего нового сказать ему не могла и отрицательно покачала головой.
   Так я провела почти час, и наконец самому Юре надоело играть в Шерлока Холмса. Он достал из сумки бумагу и зафиксировал мои показания, после чего и откланялся, предупредив меня, что на этом наше с ним знакомство не закончилось и придется встретиться еще не один раз.
   Проводив его до двери, я распрощалась со своим участковым, напомнив ему, чтобы он не забыл зайти к соседке за своей фуражкой. Юра почему-то смутился и начал объяснять, что хотя он и был у соседки, но только всего и делал там, что ждал меня. Я кивнула. На том мы и расстались.
   Вернувшись на кухню, я наконец-то смогла спокойно покурить почти в одиночестве. Виктор умеет создавать иллюзию одиночества. Ни у кого так качественно не получается.
   – Не обманул меня Мастер, – сказала я сама себе вслух. – Как он и обещал, меня «побеспокоили еще разок». Где бы теперь найти этого гада, чтобы спросить: а что же меня дальше ожидает?
   Я взглянула на Виктора – он, понимая, что ответа не требуется, проигнорировал меня.
   Я вздохнула и побрела в ванную, из нее – на свое одинокое девичье ложе. Предстояла еще одна беспокойная ночь.
* * *
   Заснула я только под утро и, невзирая на грохот, производимый Виктором на кухне, категорически отказывалась просыпаться. Я, конечно, открывала несколько раз глаза, врать не буду, но лишь для того, чтобы посмотреть на часы и порадоваться за себя. Дрыхнуть до десяти – такое удовольствие выпадает не всем и не всегда. А вот мне сегодня повезло.
   Однако, как это часто бывает, кому-то я срочно понадобилась. Зазвонил телефон. Я слышала, что Виктор на кухне снял трубку, и, приподняв голову, но не открывая глаз, пыталась определить по односложным высказываниям Виктора, кто это звонит.
   Ничего у меня с подслушиванием не получилось, я четко поняла только, что Виктор разговор закончил, но тут позвонили в дверь. На этот раз пришлось вставать. Вряд ли тот, кто звонил в мою дверь, мог прийти к Виктору.
   Пока я дошлепала, кутаясь в халат, до коридора, Виктор дверь уже отворил. Я выглянула.
   А это опять был наш Юра-участковый! Вот ведь не спится человеку!
   – Здравствуйте, – поздоровался он и весело спросил: – Вчера был недобрый вечер, а сегодня доброе утро?
   – А вот и нет! – недовольно ответила. – Ни капельки не похоже.
   – А кому сейчас легко? – лицемерно посочувствовал мне Юра. – Вся страна живет в неправильном режиме. Такое нынче время.
   – Вы пришли прочитать мне политинформацию? – стервозно спросила я.
   – Ага! – довольно разулыбался Юра и резко перешел на официальный тон. – Я приехал, чтобы пригласить вас прокатиться со мной в машине до отделения. Там с вами недолго побеседуют. Вот и все. Собирайтесь, пожалуйста.
   – Знаю я ваше «недолго», – разворчалась я. – И что означает ваше «собирайтесь», интересно?
   – А это значит – давайте прямо сейчас, – пояснил Юра, но я пресекла его необоснованные надежды.
   – Ничего у вас не выйдет, – сказала я решительно. – Во-первых, мне еще нужно принять ванну, во-вторых…
   – Выпить чашечку кофе… – подхватил он.
   – Обязательно, – подтвердила я, – обязательно! Потом я должна буду позвонить на работу и выяснить, что там происходит, не случилось ли какого ЧП. Потом, после перекура, если все будет нормально и не возникнет новых, привнесенных извне проблем, нарушающих стабильность бытия, я буду готова прокатиться с вами. Но до этого еще надо будет дожить. Вот так!
   – Замечательно излагаете, – восхитился Юра. – Это у вас врожденное?
   – Благоприобретенное, – отрезала я. – Просто всю мою разнесчастную жизнь меня будят ни свет ни заря и не дают выспаться. Вот так нормальные люди и становятся Цицеронами.
   – В таком случае разрешите мне вас подождать. Я помню, что у вас замечательный кофе, – сказал Юра и начал снимать ботинки.
   Я вздохнула от вынужденного созерцания человеческой наглости и удалилась в ванную. Я решила, что он обопьется у меня кофе, пока я соизволю выйти из дома.
   Я не спеша поплескалась под душем. Сделала прическу, наложила макияж. Все это время я с удовольствием представляла, как надоедливый милиционер пытается разговорить Виктора и что из этого получается.
   Я выплыла из ванной и заглянула на кухню, ожидая увидеть затосковавшего Юру и нашего молчуна Виктора. А на кухне никого и не было.
   Я в полнейшем недоумении пошла по квартире. На подходе к последней комнате я услыхала доносившиеся оттуда звуки борьбы. Мне сразу же стало страшно. Я, преодолевая желание убежать, подкралась к двери и осторожно заглянула в комнату…
   А эти два детины, видите ли, тренировались!
   Виктор, держа в руке столовый нож, ловко уворачивался от хитрющих приемов Юры-участкового и неизменно бросал его на пол при этом. Юра вскакивал, говорил: «Не понял» – и все повторялось сначала.
   Я покашляла, эти мальчишки-переростки застыли и оглянулись.
   – Вы уже готовы, Ольга Юрьевна? – радостно улыбаясь, подошел ко мне запыхавшийся Юра.
   – Ни в коем случае, – сказала я. – Я еще кофея не кушала. Пойдемте завтракать.
   Во время завтрака я наконец выяснила у Виктора, кто мне звонил. Оказалось, что это Маринка. У нее было все нормально, и она спрашивала, как дела у нас.
   – Ты ее уже обрадовал новостью? – спросила я Виктора, хотя могла этого и не делать. Виктор, разумеется, ограничился только информированием, что мы живы и здоровы.
   Завтрак подходил к концу, и скоро уже мне предстояло ехать к следователю и тосковать там несколько часов. Зная, как обычно проходит это мероприятие – я про допрос, – мне заранее становилось так неинтересно, что хотелось максимально оттянуть это время.
   – О чем грустите, Ольга Юрьевна? – не унимался Юра, оказавшийся на редкость разговорчивым и даже навязчивым.
   Я уже открыла рот, чтобы сказать что-нибудь резкое, как во входную дверь опять позвонили.
   Я вскочила со стула, но Виктор опередил меня и направился в коридор. Юра остался сидеть за кухонным столом.
   Мы с Виктором подошли к двери почти одновременно, и он открыл ее.
   За дверью стояли двое незнакомых мне мужчин, оба примерно тридцати лет, в неплохих костюмах, в приличных галстуках. Они казались какими-то одинаковыми, только один из них был повыше ростом, другой пониже. При желании можно сказать, что эти мужчины были близнецами.
   Мы с Виктором переглянулись, и оба пожали плечами. Эти люди нам были незнакомы. Близнецы переглянулись тоже, причем один из них кивнул другому.
   – Вы ко мне, господа? – спросила я, считая, что пауза затянулась.
   – Да, Ольга Юрьевна, – ответили мне, и это были последние слова, смысл которых я поняла.
   Что-то сильно ударило меня по глазам и в грудь. Я услышала, как Юра, сидевший на кухне, что-то крикнул. А может быть, и нет. Потом кто-то что-то сказал, но я уже все это слышала словно через вату. Наверное, я потеряла сознание.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация