А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сыграем в прятки?" (страница 7)

   – До свидания и спокойной ночи, Ольга Юрьевна, – с жутким юмором попрощался незнакомец и, развернувшись, быстро зашагал к дороге.
   Я как загипнотизированная смотрела ему вслед, пока он не исчез из виду, потом медленно и осторожно, нащупывая ногами землю, отступила на один шаг, затем на второй, затем еще на один. Завернув за угол, я прижалась затылком к стене дома. Глубоко вдохнув несколько раз, я, чувствуя себя бесконечно усталой, побрела к своему подъезду.
   Перед самой дверью подъезда я, очнувшись, быстро оглянулась. Никого не было, ни здесь, ни вдалеке.
   Стараясь не шуметь, я проскользнула в подъезд, прикрыла дверь и быстрыми прыжками поднялась до своего третьего этажа. Тут уже я не выдержала. Рывком я распахнула дверь квартиры, вбежала, захлопнула дверь за собой и заперла ее на два замка.
   Почувствовав себя в безопасности, я прислонилась к двери, сползла по ней на пол, обхватила коленки руками, уткнулась в них носом и разрыдалась.
   Я уже не боялась, просто реакция наступила.

   Глава 6

   Я решилась прилечь и попытаться уснуть не раньше чем через час, может быть, и позже. Врать не буду: я здорово напугалась. Я не понимала причин происшедшего со мной. Мне казалось, что я попала в чужую игру, причем участвую я в ней жалкой бессловесной пешкой. И тот, кто передвигает фигуры на шахматной доске, просто забавляется со мной от скуки или руководствуется своими, неизвестными мне соображениями.
   За такими неинтересными мыслями я и не заметила, как заснула, свернувшись клубочком на своем знаменитом матрасе. Причем забыла даже раздеться, что со мною бывает редко.
   Слава богу, никакие сны мне не приснились, а то это было бы уже перебором. Ужасов мне и наяву хватало.
   Спала я плохо, просыпаясь от каждого звука, доносившегося с улицы, и окончательно проснулась очень рано, часов в шесть. До восьми часов просидела на кухне с кофе и сигаретами, постоянно поглядывая в окно. Настроение у меня уже немного выровнялось, я принялась рассуждать спокойно. Я почему-то поверила тому парню по кличке Мастер в том, что меня ожидает еще нападение. Еще одно как минимум. Причем скорее всего это будет не днем, а вечером. Днем подобная развлекалочка чревата помехами вроде неожиданных свидетелей.
   Пока я тянула время, я видела из окна, как проехала по нашему двору машина «Скорой помощи». Вскоре появилась милицейская «семерка». За ней еще одна машина – зеленый «уазик»-микроавтобус с надписью по борту: «Специальная».
   Я затушила в пепельнице последнюю сигарету и негромко напомнила себе:
   – Значит, сегодня вечером, Оль…
   После этого напоминания я начала собираться на работу. Не было никакого желания вертеться перед зеркалом, поэтому я ограничилась самым необходимым: минимумом макияжа, простым бежевым костюмчиком, коричневыми туфлями. С утра накрапывал мелкий дождик, и я решила взять с собой зонтик.
   Самым сложным для меня после выхода из квартиры было спокойно пройти по двору. Я опасалась, что не выдержу, остановлюсь рядом с местом, где вчера разыгралась та жуткая сцена, и начну ее переживать заново. Или по крайней мере хотя бы посмотрю в ту сторону. А проявлять интерес было нельзя. Я прекрасно понимала, что мой маньяк уже уехал на спецтранспорте. Наверняка теперь около торца дома толпятся старухи-соседки и увлеченно рассказывают подъехавшим милиционерам о том, чего сами они не видели. А милиционеры будут искать свидетелей. Поэтому чем больше равнодушия, тем меньше ко мне будет внимания со стороны милиции. Во мне крепли решимость и азарт расследовать все самой.
   Стараясь дышать ровно и смотреть прямо, я промаршировала вдоль дома и даже носа не повернула направо, туда, где краем глаза я заметила стоящий милицейский «жигуленок».
   – Девушка, можно вас на минутку? – вдруг окликнул меня мужской голос, и я, вздрогнув, остановилась как вкопанная, словно не ожидала этого. Медленно обернувшись, я увидела подходившего ко мне старшего лейтенанта милиции. Козырнув, он невнятно пробормотал свою фамилию и назвался нашим участковым.
   – Слушаю вас внимательно, – равнодушно ответила я и, слегка нахмурившись, посмотрела на часы. – Я спешу на работу, – добавила я тише.
   – Я вас долго не задержу, – проговорил, как бы извиняясь, незнакомый мне старший лейтенант. – Скажите, пожалуйста, вчера около двенадцати ночи вы случайно не выходили на улицу?
   – Нет, – удивленно ответила я, всем своим видом выражая искреннее недоумение по поводу этого вопроса. Затем, как бы подумав и вспомнив, я уточнила: – У меня вчера были гости. Когда они уходили, я проводила их до такси. Это было примерно в одиннадцать… Может быть, минут на десять раньше или позже. Не помню точно. А в чем дело?
   – Вчера вечером здесь был убит мужчина. Ему сломали шею. Мы опрашиваем всех жильцов дома, возможно, кто-то что-то видел, – стал объяснять он, внимательно глядя на меня.
   Я не стала, как скверная артистка, восклицать: «Боже мой, какой кошмар!» Ни в коем случае!
   Я покачала головой, вздохнула и спросила:
   – Это кто-то из соседей, да?
   – Его личность сейчас выясняется, – уклончиво ответил участковый. – Во сколько вы, говорите, проводили своих гостей?
   – Я не помню точно, около одиннадцати, кажется, я же вам сказала. А что, это так важно? – Я еще раз посмотрела на часы и тихонько притопнула ногой. Но так, чтобы он заметил. Как еще яснее показать, что я дама занятая и мне недосуг общаться даже с блюстителями моего покоя?
   Он кивнул, сказал:
   – Очень желательно и может помочь следствию.
   Я тогда пообещала уточнить время отъезда своих вчерашних гостей.
   – Мы все вместе работаем, и я скоро их увижу. Возможно, потом смогу сказать точно. Если они помнят, конечно, – вежливо добавила я.
   Спросив у меня номер моей квартиры, старший лейтенант пообещал зайти сегодня вечером. Важно кивнув ему и демонстрируя, что уже опоздала по его вине, я быстрым шагом пошла ловить мотор.
   Из осторожности я не стала садиться в первую же остановившуюся машину, а подождала вторую. Водитель второго мотора – пожилой мужик, немилосердно дымящий «Астрой», показался мне таким надежным, что я, не раздумывая, села к нему и поехала в редакцию.
   В редакции все было, как обычно. Пройдя в кабинет, я закурила и выглянула в окно. Не заметив на улице ничего и никого подозрительного, я сказала Маринке, уже вносящей поднос с кофе:
   – Пригласи сюда, пожалуйста, Виктора и Сергея Ивановича. Есть о чем поговорить.
   – Сейчас, – сказала она, аккуратно поставив поднос на мой стол. – Ну ты как вчера, сразу уснула или нет? – спросила меня Маринка. Чувствовалось, что ей хочется рассказать мне о чем-то очень для нее интересном. Она даже подошла ближе и встала рядом со мною, тоже посматривая в окно. – Погода совсем испортилась, – вздохнула Маринка. – А что за совещание? – спросила она. – Если про верстку нового номера, то все в порядке. У Сергея Ивановича ошибок не бывает.
   – Мне сейчас не до газеты, – ответила я. – У меня начались неприятности.
   – Господи! – Маринка прижалась к моему плечу и заглянула мне в лицо. – Ну-ка, рассказывай, – потребовала она.
   Я кивнула:
   – Все расскажу, все. Зови народ.
   Через несколько минут подошел народ: и Сергей Иванович, и Виктор. Маринка принесла еще чашки, мы все расселись вокруг моего стола, и я, не переставая курить – так было легче скрыть волнение, – рассказала про свое ночное приключение.
   – Давайте думать вместе, что мне дальше делать? – попросила я. – Не могу сказать, что я осталась в восторге от Мастера и от того придурка, который решил, что я этого Мастера скрываю.
   – Переселяюсь, – коротко ответил Виктор, что означало, что теперь до самого конца этого дела он будет жить в моей квартире.
   – Спасибо, Виктор, – поблагодарила я его. – Твой попутчик, у которого ты выиграл билет, был высокий красивый парень с ехидной улыбкой?
   Он кивнул.
   – Рубашка, брюки, стрижка – то есть впечатление менеджера из солидной конторы, да?
   Виктор снова кивнул и добавил:
   – Саша.
   – Это тебе он так представился, – сказал Сергей Иванович. – В другом месте он уже Паша и так далее. И как вы думаете, Ольга Юрьевна, что все это значит?
   – Игра! – быстро высказалась Маринка. – Правильно ты, Ольга, сказала: игра! Эти козлы так развлекаются. Намечают жертву и охотятся на нее. А потом окажется, что деньги Ольге всунули за участие. Гонорар, так сказать.
   – То есть жертва выбирается фактически жребием, и ее определителем является билет в театр, вы это хотите сказать? – спросил Сергей Иванович.
   – Конечно! – ответила Маринка. – Это элемент случайности. Никто из охотников заранее не знает, кто будет жертвой. А потом они начинают ее искать.
   – Не получается, – возразила я. – Тот первый, которого я приняла за маньяка, требовал, чтобы я ему сказала, где находится Мастер. Причем он его даже не знал в лицо или знал очень плохо, потому что принял Виктора за этого Мастера. Пока он со мной… – я поморщилась, – беседовал, скажем так, настоящий Мастер подкрался и убил его. Если это охота, то не на меня. Моя роль здесь по-другому называется. А вот как – не знаю.
   – Да, – произнес Сергей Иванович, – вы похожи на подсадную утку. Даже более того, создается впечатление, что у вас в руках что-то есть, и это «что-то» указывает на Мастера, и он на это «что-то» ловит своих противников. Ведь «маньяк» не знал, где искать Мастера, а Мастер прекрасно знал, что появится этот «маньяк», и поджидал его. Иначе трудно объяснить его своевременное появление.
   – Причем они оба знали, как ее зовут, – напомнила нам Маринка. – Значит, следят, сволочи!
   Я в растерянности оглядела весь свой штаб.
   – А что у меня есть, Сергей Иванович, что нужно им? – спросила я Кряжимского.
   Тот в ответ пожал плечами и отвел глаза.
   Внезапно дверь кабинета тихо скрипнула и начала медленно приотворяться. Я вздрогнула и едва не вскрикнула. Нервы уже были ни к черту. Виктор резко развернулся на стуле, Маринка застыла, а Сергей Иванович снял очки и начал быстро их протирать. Как видно, мой рассказ подзавел всех.
   Дверь открылась больше, и в кабинет заглянул Ромка, оставленный, как всегда, «на всякий случай» в редакции.
   Маринка перевела дыхание. Виктор расслабился и спокойно повернулся к столу.
   – Ольга Юрьевна, – сказал Ромка, – к вам пришли…
   Ромка зашел в кабинет и прикрыл дверь за собой. После этого он тихо уточнил:
   – Та самая пришла, в тапочках, которой наши стены не нравятся.
   Маринка тут же поднялась со стула.
   – Я сейчас выясню, что ей, заразе, нужно, – сказала она мне и вышла вместе с Ромкой.
   – Вас оставить наедине с клиентом? – спросил у меня Сергей Иванович. Виктор только поднял голову, но тоже ожидал моего ответа.
   – Я думаю, что не стоит, – ответила я. – Поговорю с ней при вас. Может быть, потом мне потребуется ваша помощь.
   Вернулась Маринка.
   – Они-с имеют желание-с пообщаться с вами лично-с, – доложила она и добавила: – На этот раз про стены промолчала…
   – Пригласите, – подыграла я ей.
   Маринка распахнула дверь. Вошла Света Николенко.
   Осмотрев мой кабинет, она прошла ближе к столу, поздоровалась со всеми, и я предложила ей присесть на свободный стул.
   – Три дня прошло, – без вступления заявила Света и, сев на стул, стала ожидать моей реакции.
   Я поняла, о чем идет речь, но решила немного наказать нахалку, показав ей, кто в этом кабинете хозяин.
   – Я не понимаю вас, – ответила я. – У меня была договоренность с Юлией Афанасьевной о встрече с нею сегодня. А что хотите вы?
   – Она в больнице, – поморщившись, ответила Света, – и попросила меня зайти и выяснить, когда вы будете печатать фотографии.
   Я, не торопясь, достала сигарету из пачки и закурила, обдумывая ответ.
   – Мы не будем публиковать то, что нам передала Юлия Афанасьевна, потому что для нас это не представляет интереса, – медленно сказала я, с любопытством рассматривая, как изменяется выражение Светиного лица.
   – Так, значит, – угрожающе спросила Света и вскочила, оттолкнув стул, – вы думаете, я не видела, как вы шушукались с этой… Ниной Петровной, а потом с секретаршей? Договорились, да? И почем нынче пресса?
   – Совсем неинтересно вас слушать, – едва не зевнув, призналась я. – Отдайте мою расписку и получите ваши фотографии, а потом можете предлагать ваш так называемый компромат кому угодно. Расписку верните, пожалуйста.
   Света замялась, оглянулась и, притянув ногой стул, опять присела напротив меня, покусывая губы.
   – Ее украли, – сказала она тихим голосом. – Расписку то есть. Я могу написать вам новую.
   Я отрицательно покачала головой:
   – Не пройдет. Я уже вижу, с кем имею дело, и мне не хочется сейчас отдать фотографии, а потом отбиваться от вас же, когда вы найдете расписку.
   – Этого не будет! – воскликнула Света. – Ее действительно украли, сразу после того, как мама вышла от вас. Следователь сказал мне, что вы об этом знаете… Вы все заодно! – вдруг опять выкрикнула Света.
   – Со следователем? – вежливо спросил у нее Сергей Иванович.
   – С бандитами, – уточнила Света. – Отдаете мне фотографии?
   – Конечно, отдаю, – кивнула я, – в обмен на расписку. Иначе не могу, сами понимаете…
   – Я понимаю, я-то хорошо все понимаю. – Света встала, гордо вскинув голову, и осмотрела всех нас. – Вы пожалеете об этом, причем очень скоро.
   – Я готова вернуть вам фотографии в любой день, только в обмен на мою расписку, – подвела я итог разговору. – Мы не можем принять их к публикации, потому что они не отвечают профилю нашей газеты. Мы слишком солидны для вашего условного «компромата».
   – Я так и знала! – воскликнула Света. – Ну ничего, и на вас будет найдена управа. Мама сейчас в больнице, но скоро она выйдет, и мы займемся вами вплотную.
   – Не нужно меня пугать, пожалуйста, – поморщилась я. – И без вас, к сожалению, таких любителей очень много. Кроме того, еще есть любители подкидывать в дамские сумочки разные предметы.
   – Что-о? – спросила Света. – Я вас не понимаю. Вы это о чем?
   – Неважно. – Я тоже встала. – Возвращайтесь с распиской, и все получите.
   – Мое возвращение вас может и не обрадовать, – посулила Света и вышла, не попрощавшись. Я ожидала, что она еще и дверью хлопнет, но она сдержалась. Маринка пошла ее провожать.
   – Какая резвая девочка, – оценил Сергей Иванович Свету и тоже закурил. – Как вы думаете, Ольга Юрьевна, чем она вас пугала?
   – Понятия не имею, но у меня создалось впечатление, что она ничего не знает о долларах. Она действительно не поняла, что я имела в виду, когда сказала про сумочку. Или она хорошая артистка. Но какой смысл ей притворяться?
   – Не забывайте, что общий смысл пока вообще непонятен, – напомнил мне Сергей Иванович. – Хотя, может, вы и правы. Да и откуда у ее матери десять тысяч баксов? Это сам Карманов или его жена, возможно, могли бы выделить такие деньги на нужное для них дело…
   – Молодец! – Маринка с довольным видом ворвалась в кабинет. – Здорово ты ей хвост ошпарила: выскочила из кабинета и бегом на выход…
   – Виктор, – позвала я, – ты приготовился к проникновению?
   Виктор кивнул.
   – Куда это? – подозрительно спросила Маринка и оглядела нас обоих.
   – Попробую воздействовать одновременно на Нину Петровну и своего друга Фимочку Резовского. Без их рассказов в этой истории не разобраться, – ответила я. – Неизвестно, кто напал на Юлию Афанасьевну, однако в милицию сообщил об этом почему-то человек из службы безопасности Карманова. После этого был совершен налет на редакцию, потом подкинули мне доллары, когда я была в компании тех же Кармановых, и следом чуть не раскатали «КамАЗом»… Вчера еще разок попытались… раскатать… Так как сам Карманов в истории с двумя женщинами является призом, вряд ли это он все затеял. А на его службу безопасности может повлиять только Нина, но никак не Юлия. Сейчас по крайней мере.
   Зазвонил телефон. Я протянула к нему руку, но Маринка опередила меня.
   – Я возьму! – сказала она и подняла трубку. – Редакция газеты «Свидетель»…
   Прослушав, что ей сказали, она, опустив трубку, зажала мембрану ладонью и шепотом объявила:
   – А вот и сама Нина Петровна Карманова желает с тобой поговорить.
   – На ловца и зверь бежит или легка на помине, как правильно? – спросила я у Маринки.
   – Чует кошка, вот как, – огрызнулась Маринка и подала мне трубку.
   – Здравствуйте, Оля, узнали? Это Нина Карманова, – сообщила мне Нина Петровна, и я поспешила убедить ее, что и узнала, и рада слышать ее голос.
   – У вас все нормально, Нина Петровна? – спросила я вежливо, лишь бы что-то сказать.
   – Хотелось бы надеяться, – рассмеялась Нина Петровна. – Мне бы встретиться с вами, нужно поговорить кое о чем. Как у вас сегодня со временем?
   – Ой, вы знаете, пока не могу сказать, – уклончиво ответила я. – Минуточку подождем, сейчас секретарь принесет блокнот, и я вам отвечу… А как у вас, Нина Петровна?
   Никакого блокнота Маринка мне приносить не собиралась, да он мне не был и нужен. Я хотела выяснить время, в которое Нина с большой долей вероятности не могла появиться в той самой квартире, где они с Фимой консультировались. Ко взаимному удовольствию, надеюсь.
   – До обеда я совершенно свободна, – сказала она, – а вот после обеда, только уже под самый вечер, где-то начиная с шести…
   Я внимательно прослушала ее слова и тут же приняла решение.
   – К сожалению, Нина Петровна, вот мне секретарь сообщает, что до обеда я буду занята. Давайте встретимся вечером? Созвонимся и в кафе зайдем, там и поговорим. Хорошо?
   На этом мы с Ниной Петровной и порешили. Положив трубку, я оглядела свой штаб.
   – Нина сказала, что до обеда она свободна. Ну что, Виктор, едем к ним в гнездышко?
   Виктор кивнул и встал.
   – Спецоборудование не забудь, ладно? – совершенно излишне напомнила я ему, и он снова кивнул. Маринка открыла было рот, чтобы что-то сказать, но, натолкнувшись на мой взгляд, медленно закрыла его и вздохнула. – Раз надо, значит, надо, – проговорила она и жалобно посмотрела на меня и на Виктора.
   – Остаешься в редакции за главную, – порадовала я ее, но тут же разумно добавила: – После Сергея Ивановича, конечно.
   Маринка нагнулась над подносом и стала собирать на него чашки.
* * *
   Приблизительно через полчаса мы с Виктором подъехали к знакомой пятиэтажке. Виктор нес в руке небольшой «дипломат», а у меня на плече висела маленькая сумочка.
   На этот раз нам немного не повезло: двор не был пустым. Несколько старушек, беседуя, гуляли около дома.
   Я взяла Виктора под руку и начала ему что-то увлеченно рассказывать. Виктор ничем не проявлял внимания к моим словам и хмуро посматривал по сторонам. Результат был достигнут: мы настолько стали похожи на обычную семейную пару, что бабки на нас даже не обратили внимания.
   Пройдя во второй подъезд, мы быстро, но тихо поднялись к двадцать пятой квартире. Я позвонила два раза в звонок. Потом еще один раз. За дверью не улавливалось никакого движения.
   – Пробуй, – шепотом сказала я Виктору.
   Виктор достал из «дипломата» связку отмычек, отдал «дипломат» мне, а сам принялся за работу. Мне казалось, что он возится очень долго. Наконец старый замок обреченно щелкнул, и дверь открылась.
   Я застыла на месте и прислушалась. В подъезде было тихо.
   – Пошли, – скомандовала я Виктору, и, придерживая дверь, мы совершили нехорошее дело, нарушив неприкосновенность чужого жилища. Журналистская работа и призвание папарацци и не до того еще могут довести.
   Тихонько закрыв за собою дверь, я вздохнула свободнее и осмотрелась. Виктор, осторожно ступая по деревянным полам, прошел по коридору в глубь квартиры.
   Слои пыли на шкафу и зеркале говорили о том, что квартира посещалась не часто и уж ни в коем случае люди здесь постоянно не жили.
   Из коридора я попала сразу в большую комнату, бывшую проходной. Налево была кухня. На кухню я только заглянула, а комнату решила осмотреть повнимательней, ожидая найти что-нибудь интересное.
   Старый круглый стол, стоящий в середине комнаты, не был покрыт скатерью, и его видавшая виды поверхность вызывала прямо-таки жалость. Казалось, что об его несчастную столешницу не только систематически тушили сигареты, но еще и испытывали качество заточки ножей.
   Шкаф был заполнен старой обувью и журналами. Я посмотрела и тут же его закрыла. Пропыленный буфет был заставлен слониками, ласточками и прочей ерундой. В комнате было несколько шатких стульев, наверняка помнящих лучшие времена.
   Квартира явно служила только для встреч.
   Пока я ходила кругами по комнате, появился Виктор в проходе в спальню и кивком подозвал меня к себе.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация