А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русский Лондон" (страница 37)

   А. И. Тургенев поставил себе задачей собрать в европейских архивах документы, относящиеся к русской истории и с исключительной энергией и последовательностью добивался разрешения работать в закрытых архивах. Он рассказывал, как он работал в архиве по распоряжению министра иностранных дел Франции: «…по личной доверенности ко мне, позволил мне и предписал Историку-Архивариусу Минье давать мне все оригинальныя дипломатическия бумаги до времен Петра 1-го; вероятно, не откажут и в следующих царствованиях, по крайней мере – до новых времен; где начинается Государственная тайна и кончится История, возможная только для времен давнопрошедших. Я ходил туда ежедневно и читал более, нежели выписывал, хотя и выписок увез с собой довольно»[294].
   Тургенев писал: «Я возвращусь в Россию с богатыми приобретениями, с сокровищами старой России о недавно и давно прошедшем быте ее… Я трудился не для себя, не по одной прихоти, не из одного удовлетворения собственному любопытству»[295].
   Документы, найденные Тургеневым, были изданы в нескольких сборниках, которые и сейчас являются настольными книгами историков.
   Конечно же, в своих путешествиях по Европе он не мог миновать Англии. В Лондоне Тургенев бывал несколько раз – в 1826, 1828, 1831 и 1835 гг.
   В первый раз в Лондон он приезжает из Парижа вместе с братом Николаем 20 (8) января 1826 г., решившим остаться в Великобритании. Александр Тургенев посещает многие известные места в городе: Гайд-парк, театры, Британский музей, парламент, Вестминстерское аббатство, Королевское общество, лондонские доки, тюрьмы, знаменитый Тауэр, монетный двор, знакомится с известными политическими деятелями, и в их числе с герцогом Веллингтоном, и, конечно, сравнивает Лондон с Парижем, Великобританию со Францией. Он описывает лондонские места в одном из своих писем, напечатанном в журнале «Московский наблюдатель»: «Видел празднество Нельсоновой победы в Гриниче и Короля на яхте, по Темзе плывущаго, окруженнаго на несколько миль тысячами лодок, кораблей, пароходов: прежняя Венеция и сочетание Дожа с морем живо мне представилась в этом великолепном, единственном зрелище! Осматриваю книжныя лавки и магазины всякаго рода. Видел уже Доки: в них отражается все торговое могущество Англии: возьми свою котомку и плыви во все части, во все уголки света, "где только ветры могут дуть!"».
   Тургенев размышляет о путях развития общества, подчеркивая, что только эволюционные изменения приносят пользу – важны «не французские революции, но Английския эволюции, одна из другой необходимо возникающие, без шума Парламентскаго, без разрушения церквей и древностей, с разбиением только стекол у закоснелых Тори, без кровопролития, кроме пролитой крови кулачными бойцами, которых нанимают кандидаты избрания в разных партиях: вот что делает неколебимость Англии. Она привыкла к постепенному развитию и к исправлению своих государственных постановлений и привыкает к этому постепенному, законному ходу с каждым годом более и более».
   В следующий раз он в Лондоне 17 октября 1828 г., посещает уже известные ему места, знакомится с Вальтером Скоттом и получает приглашение посетить его поместье в Шотландии. Александр Иванович 18 апреля 1829 г. уезжает из Англии в Бельгию и Голландию.
   В другие приезды в Лондон он работает в английских хранилищах над документами, связанными с Россией. Тургенев обнаружил много бумаг «до Русской Компании относящихся» и получает разрешение работать в Британском музее («от 10 до 4 часов ежедневно»).
   Как и многие русские, среди которых в конце XVIII в. модно было посещение Европы, в этот вояж отправился дядя А. С. Пушкина Василий Львович Пушкин, поэт, прославившийся поэмой «Опасный сосед». Он был одним из тех, которые выехали за границу почти сразу же после смерти Павла I, не выпускавшего никого за пределы империи. В газете «Московские ведомости» от 22 апреля 1803 г. в разделе об отъезжающих было объявлено, что за границу выезжает «Коллежский асессор Василий Львович Пушкин н при нем служитель Игнатий Хитров; живет Яузской ч. 1 кварт, в доме под № 292». Василий Львович посетил, как тоже было обычно для русских путешественников, Германию – первую страну, в которую попадали из России, потом, конечно, Францию, Париж, а последним этапом была Англия, Лондон.
   Василий Львович был любознательным и общительным, его интересовало буквально все: и люди, и быт, и нравы, и архитектура, и театры. О его впечатлениях мы можем судить по тем письмам, которые были опубликованы в журнале Н. М. Карамзина «Вестник Европы»: «Желание мое исполнилось, любезный Николай Михайлович, я в Париже, и живу приятно и весело. Каждый день вижу что-нибудь новое и каждый день наслаждаюсь» (но к сожалению, лондонские письма В. Л. Пушкина до нас не дошли). Поэт П. А. Вяземский оставил нам портрет Василия Львовича, только что вернувшегося из-за границы: «Парижем от него так и веяло. Одет он был с Парижской иголочки с головы до ног; прическа б la Titus, углаженная, умащенная древним маслом huil antique. В простодушном самохвальстве давал он дамам обнюхивать голову свою»[296].
   Друг Василия Львовича поэт И. И. Дмитриев создал шуточную поэму в трех частях «Путешествие N. N. в Париж и Лондон»[297], которую, как было сказано в заголовке, автор написал «за три дни до путешествия». Обычно эти слова так и принимали на веру, но это было мистификацией – друзья любили разыгрывать Василия Львовича. Написал ее Дмитриев, уже зная, что и кого его друг видел за границей.
   «Путешествие…» было издано тиражом в 50 экземпляров, на обложке которых представили знаменитого французского актера Франсуа Тальма, которому внимает Василий Львович. Издание предназначалось только для избранных и сразу же стало библиографической редкостью.
   Племянник Василия Львовича хранил в своей библиотеке экземпляр, «чуть ли не последний», и так отозвался об этой книге: «Путешествие есть веселая, незлобная шутка над одним из приятелей автора; покойный В. Л. Пушкин отправлялся в Париж и его младенческий восторг подал повод к сочинению маленькой поэмы, в которой с удивительной точностью изображен весь Василий Львович. Это образец игривой легкости и шутки живой и незлобной»[298].
   Удивительна биография П. И. Макарова, писателя, критика и издателя, довольно известного в Москве конца XVIII – начала XIX в. Петр Иванович Макаров (1764–1804) родился в семье богатого казанского помещика, был на военной службе, разорился, вышел в отставку, отдал родственникам имение под условием выплаты небольшого пособия и… отправился летом 1795 г. в путешествие в Англию: «Надобно вам знать, что я предпринял путешествие в Англию без рекомендательных писем, без товарища, не зная Англинскаго языка и без денег, не считая четырех сот марк, полученных мною перед отъездом моим из Гамбурга от Г. К-са, и которых едва стало мне доехать до Лондона».
   Приехав в Лондон, жил некоторое время там, потом пешком обошел несколько английских графств, а вернувшись в Москву, издал путевые впечатления в «Письмах из Лондона», напечатанных в журналах «Московский Меркурий» (1803, ч.1) и «Вестник Европы» (1804, № 9). Его очерки, в основном о Лондоне, предназначались быть «наставником» для путешественников «посредственного состояния».
   Павел Петрович Свиньин (1787–1839) известен как основатель журнала «Отечественные записки», в котором он помещал статьи по русской истории и географии – о достопримечательностях, о «новых открытиях и необыкновенных талантах в России». Он – автор интересного издания «Картины России и быт различных ее народов» с замечательными гравюрами (Свиньин был и незаурядным художником). Он много путешествовал, побывал во многих местах в Европе, в Соединенных Штатах Северной Америки, оставил путевые записки. Свиньин два раза посетил Англию, оставившую самые благоприятные впечатления, с тех пор стал англоманом, восхищавшимся английскими обычаями, традициями, культурой. Его впечатления от пребывания в Англии с осени 1813 по весну 1814 г. изложены в книге «Ежедневные записки в Лондоне» (1817).
   Имя Петра Яковлевича Чаадаева было у всех на устах в интеллектуальной России в мрачные времена Николая I. Его «Философическое письмо», напечатанное в 1835 г. в журнале «Телескоп», обратило на себя внимание очень многих, и в числе них, конечно, властей предержащих: они считали, что письмо «дышит нелепою ненавистью к отечеству и наполнено ложными и оскорбительными понятиями как насчет прошедшего, так и насчет настоящего и будущего существования государства». Чаадаева объявили сумасшедшим. Та же радикальная практика борьбы с инакодумающими возобновилась в советском государстве.
   «"…Письмо разбило лед после 14 декабря"», – сказал Герцен. Это, по его словам, был обвинительный акт николаевской России. Это был выстрел в ночи Это был набатный удар в стране онемевших людей. Это был живой звук в государстве мертвых»[299].
   Чаадаев был близок к декабристской идеологии, но активно в их деятельности не участвовал. В 1823 г. он уехал за границу, как он предполагал, навсегда, но вернулся уже после разгрома движения.
   Первой страной, которую он посетил, была Англия (с августа по декабрь 1823 г.): после долгого путешествия по штормовому морю – «мы проносились по морю 17 дней» – он прибыл в город Ярмут, из которого переехал в Лондон, поразивший его величиной и пробыл там только четыре дня: «Был в Вестминстере и взлезал на Павловский собор, как водится». Из Лондона Чаадаев переехал в Брайтон, на морские купания, впоследствии был во Франции, Италии, Германии. Вернулся в Россию он в 1826 г. и поселился в Москве.

   Константин Павлович Паулович (1781 (2)–186?), серб по национальности, получил образование в Пештском университете, где он получил диплом доктора «свободных наук и философии». В 1805 г. в России открылся Харьковский университет, для преподавания в котором за неимением русских ученых приглашают иностранных, в числе которых в июне 1806 г. приезжает и Константин Паулович. Его сначала определяют в Черкасскую гимназию учителем самых разных дисциплин – латинского языка и к нему еще таких далеких от филологии предметов, как технология, естественная история, а также коммерция (вот что значит иметь диплом «свободных наук»!). Потом его переводят в Харьковскую гимназию, а с 1811 г. Паулович в университете на кафедре римского права. В 1817 г. после споров в ученом совете он при поддержке начальства, отмечавшего его «примерный образ мыслей и действий и кротость характера», все-таки становится ординарным профессором, впоследствии дважды избирается деканом, хотя, судя по отзывам студентов и преподавателей, он был «бездарнейшей личностью». Паулович ушел в отставку в 1835 г. и был членом совета в Институте благородных девиц[300].
   Он издал в Харькове книгу под названием «Из путешествия по Европе, части Азии и Африки», в которую, однако, вошли только описания нескольких европейских стран – ни «части Азии», ни Африки ему, как видно, не удалось посетить. Первая часть сочинения называлась «Замечания о Лондоне» и вышла в 1846 г.; через десять лет появилась вторая часть – «Замечания об Италии, преимущественно о Риме» – и в 1861 г. третья – «Италия. Замечания об Италии и об островах Сицилии и Мальте, преимущественно же о Неаполе и окрестностях». Все эти части довольно объемистые – по пятьсот–восемьсот страниц. Паулович находился в Англии в продолжение пяти месяцев 1840 г., и текст его книги был основан на тексте немецкого путеводителя Егера 1839 г. «Neustes Gemälde von London».
   Любопытно отметить, что завзятым англофилом был не кто иной, как идеолог славянофилов, поклонников армяка и мурмолки, Алексей Степанович Хомяков. Он считал, что англичане являлись близкими родственниками славянского племени «угличан», судя по… созвучию их названий. На такой «солидной» базе и основывались его теоретические построения.
   В Англию он попал как-то случайно: будучи летом 1847 г. в Европе, он приехал в город Остенде, который, как известно, находится на берегу Ла-Манша, и вот там-то, «в Остенде, где приятно делил время между купаньем, шатаньем по бесплодным дюнам, пистолетной стрельбой и беседой с русскими приятелями», ему пришла в голову мысль: «надобно же посетить землю Угличан, иначе англичан, которая так близка к Остенду». Все было сделано быстро, и вскоре он вступил на берег Темзы в Лондоне.
   Пробыв там несколько дней, он написал «Письмо об Англии», опубликованное вскоре же в журнале «Москвитянин» (1848, № 7). Удивительные слова там написаны, такие, которые не услышишь из уст иного безоглядного любителя всего английского: «Не в первый раз и немало бродил я по Европе, не мало видел городов и столиц. Все они ничто перед Лондоном, потому что все они кажутся только слабым подражанием Лондону». Особенно неожиданно сравнение им двух городов – Лондона и Москвы: «Кто видел Лондон, тому в Европе из живых городов (об мертвых я не говорю) остается только видеть Москву. Лондон громаднее, величественнее, люднее; Москва живописнее, разнообразнее, богаче воздушными линиями, веселее на вид. В обоих жизнь историческая еще цела и крепка. Житель Москвы может восхищаться Лондоном и не страдать в своем самолюбии. Для обоих еще много впереди».
   Ныне мало кто знает когда-то известного экономиста, писателя, государственного деятеля Андрея Парфеновича Заблоцкого-Десятовского (1808–1882), еще в 1841 г. выступившего за освобождение крестьян с землей, чем вызвал лютую ненависть крепостников. Он редактировал «Земледельческую газету», издавал книги для крестьян (одна из них, сборник «Сельское чтение», разошлась невиданным тиражом – 30 тысяч экземпляров), публиковал статьи и книги по экономическим вопросам, вызывавшие широкий интерес. Он – автор капитальной биографии графа П. Д. Киселева, он основал фонд для помощи нуждающимся литераторам. Свои «Воспоминания об Англии» Заблоцкий-Десятовский напечатал в 1849 г. в журнале «Отечественные записки» (№ 1 и 2).
   Семидесятилетие Михаила Петровича Погодина праздновалось в России так широко, как не праздновался юбилей ни высокого чиновника, ни известного художника или писателя. Ведь он был просто историком, профессором Московского университета, а в праздновании принимали участие и министры, и представители множества ученых сообществ, и литераторы, и журналисты, и еще многие делегаты от славянских стран, и, надо сказать, он совсем не был официозным:

Добрый друг! Сегодня рада
Не одна твоя Москва:
Глас несется из Белграда;
Шлют поклон Дунай, Нева;
Татры, Черная гора,
Пенят в честь твою стаканы
И кричат тебе ура!

   Сын крепостного, он сделал самого себя, окончил Московский университет, защитил диссертацию, стал профессором, знатоком русских древностей, собирателем огромной коллекции и библиотеки. Он часто стоял на официальной точке зрения, поддерживал действия властей, но когда надо было высказать свое мнение, отличное от общепринятого, он высказывал его. Погодин горячо защищал идеи славянского национального движения.
   Первый раз в Европу Погодин направился в 1835 г., был в Германии и Швейцарии, и, что было для него самым интересным и важным, он завел дружеские отношения с лучшими представителями славянства в Праге.
   Николай Иванович Греч (1787–1867) был талантливым человеком – и писателем (его роман «Черная женщина» заставлял пол-России проливать слезы), и журналистом, и издателем (журнал «Сын Отечества» был популярен, а газета «Северная пчела» на протяжении 28 лет была первой в России), и редактором («Энциклопедический лексикон» Плюшара и «Военно-энциклопедический лексикон»), и филологом («Краткая русская грамматика» выдержала множество изданий). Он везде, где можно, рьяно защищал российские порядки, оправдывал охранительную политику Николая I и в то же время мог довольно резко отзываться о его отце и брате.
   В 1830–1840-х гг. Николай Иванович Греч несколько раз посещал европейские страны и каждый раз издавал путевые записки, в числе которых были и «Путевые письма из Англии, Германии и Франции» (1843) с эпиграфом на титульном листе: «Хотеть, чтоб нас хвалил весь свет, не то же ли, что выпить море?», в которых подробно описывает Лондон, английские нравы и быт.
   Василий Петрович Боткин (1811–1869) происходил из талантливой купеческой династии, основатель которой Петр Кононович Боткин создал немалое состояние на торговле чаем. От двух браков у него было 25 детей, из которых осталось в живых 9 сыновей и 5 дочерей. Большая и дружная семья Боткиных жила в московском особняке в Петроверигском переулке. По воспоминаниям друга семьи, «все многочисленные члены этой семьи поражали своей редкой сплоченностью; их соединяла между собой самая искренняя дружба и самое тесное единодушие»[301].
   Василий Боткин был старшим, и его влиянию и настоянию все члены семьи обязаны своим развитием. Он получил первоначальное образование в пансионе, а в дальнейшем управлял делами фирмы и много занимался самостоятельно: его рабочий стол постоянно был завален книгами. Боткин глубоко интересовался искусством, писал статьи и критические отзывы. Его цикл очерков «Письма об Испании» вызвали глубокий интерес русской публики. После 1857 г. Боткин постоянно путешествует и печатает путевые очерки. Одним из таких был и очерк о поездке в Великобританию в 1859 г. «Две недели в Лондоне»[302].
   Другим известным представителем московской купеческой семьи является генерал-фельдмаршал и граф Дмитрий Алексеевич Милютин (1816–1912). Думается, что его предок и во сне не мог себе представить, что его потомок будет иметь такой чин и такой титул. В петровское царствование в Москве «комнатный истопник» из купцов Алексей Милютин завел «шелковую, лентную позументную фабрику на свои собственные деньги и своими мастеровыми людьми, своим старанием прежде других фабрик[303]. Она находилась в нынешнем Милютинском переулке у Мясницкой улицы. Там же был и жилой дом его, в котором, многократно перестроенном, родился его правнук Дмитрий. Он был старшим из четырех братьев и прожил дольше всех – 96 лет, а вот самый младший, Владимир, меньше всех – 29 лет. Все братья прославились в русской истории и науке.
   Дмитрий окончил военную академию, принимал участие во многих войнах, усмирял свободолюбивых горцев, писал книги по военной истории, был военным министром, проводил военную реформу при Александре II.
   Получив ранение в кавказской войне, он использовал отпуск на лечение для путешествий по Европе в 1840 и 1841 гг. В Лондоне он был с 12 по 22 мая 1841 г. и оставил дневник, который был опубликован нашим англоведом Н. А. Ерофеевым в 1974 г. в сборнике «Проблемы британской истории».
   А. Н. Островский, знаменитый драматург, открывший читательской аудитории страну «Замоскворечье», также посетил Лондон. Он оставил только несколько записей в дневнике за 20–24 мая 1862 г., когда приехал из Франции посмотреть на выставку в парке Сиднэм.
   Михаил Ларионович Михайлов (1829–1865), внук крепостного, забитого насмерть, стал известным поэтом, писателем, переводчиком, активным участником борьбы с самодержавием. Он напечатал в Лондоне прокламацию «К молодому поколению» и распространял ее в Петербурге. Преданный провокатором, был арестован и умер на каторге от туберкулеза.
   Михайлов посетил Великобританию в начале 1859 г. Будучи в Лондоне, Михайлов побывал у Герцена. Его «Лондонские заметки» были опубликованы в журнале «Современник» в 1859 г. (№ 6–9).
   Петр Дмитриевич Боборыкин (1836–1921) – один из самых плодовитых русских писателей, автор более ста романов, повестей и пьес. Можно считать, что Лондон был местом рождения его первого романа, давшего ему большую и скандальную известность. Роман «Жертва вечерняя», который называли безнравственным (хотя позднее оценки изменились), был задуман им, по его словам, когда он с Бедекером в руках гулял по Риджент-стрит: «Не знаю, какая внезапная ассоциация идей привела меня к такому же внезапному выводу о полной моральной несостоятельности наших светских женщин».
   С начала 1890-х гг. Боборыкин в основном жил за границей, помещая корреспонденции в русских газетах, продолжая писать романы, повести, рассказы и пьесы, которые, как правило, пользовались широкой популярностью в России. Он откликался на многие новые явления в общественной, экономической и духовной жизни – в частности, именно он ввел в русский язык слово «интеллигенция».
   Кроме художественных произведений, работ по театроведению и литературоведению, Боборыкин, знакомый чуть ли не со всеми русскими литераторами, написал «Воспоминания», описывающие литературную жизнь России второй половины XIX в. Ему принадлежат и воспоминания о жизни его в Европе – «Столицы мира».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [37] 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация