А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русский Лондон" (страница 33)

   На постаменте надпись: «Presented in 1998 by LVA (UK) Ltd to commemorate the 300thanniversary of the visit to England of Tsar Peter and His Great Embassy» («Преподнесен в 1998 г. фирмой LVA (UK) Ltd в память 300-летия посещения Англии царем Петром и его Великим посольством»).
   Другой памятник Петру находится в Детфорде, недалеко от тех мест, где он жил и где работал на верфях. Этот памятник также был открыт в связи с юбилеем Великого посольства, но существенно позже, чем памятник в саду посольской резиденции, – 5 июня 2001 г.
   Слева сбоку надпись по-английски: «Peter The Great. Russian Czar Peter the Great Arrived in England in January 1698 and stayed in Sir John Evelin’s House "Sayes Court" in Deptford for four months. This monument is erected near the Royal Shipyard where Peter the Great studied the English Science of Shipbuilding. The Monument is a Gift from the Russian People and Commemorates the Visit of Peter the Great to this Country in Search of Knowledge and Experience». А справа не совсем грамотный перевод этой надписи: «Петр Первый. Великий российский царь Петр Великий приехал в Англию в январе 1698 г. Почти четыре месяца жил в доме сэра Джона Ивлина Сейес Корт в Детфорде. Памятник воздвигнут у бывших королевских доков, где Петр Первый изучал науку английского кораблестроения. Монумент – дар российского народа в память 300-летия визита русского царя в поисках знания и опыта»
   И справа по-английски другие надписи: «Peter the Great Educational Trust England, Russia. London Borough of Greenwich and Lewisham. Granite: «Vozrozhdenie» St Petersburg, Russia. Bronze: Tallix, New York, USA. The site is provided by «Fairview New Homes», «Roszarubezhcentre», Russian Embassy». «Образовательный трест Петра Великого (Англия–Россия), городские советы Гринвича и Льюишема. Гранит: «Возрождение» С.-Петербург (Россия). Бронза: «Талликс» Нью-Йорк (США). Участок под памятник предоставлен «Файрвью Нью Хоумз», «Росзарубежцентром», посольством России».
   Памятник поставлен перед жилым домом на правом берегу Темзы (Greenfell Mansions, Glaisher Street, Deptford). Автор его – скульптор Михаил Шемякин, «прославившийся» толпой каких-то монстров, подаренных им Москве и поставленных на Болотной площади, и безобразной фигурой царя Петра в Петропавловской крепости в Петербурге. Оба эти памятника вызвали негодование жителей и Москвы, и Петербурга.
   В Лондоне, недалеко от тех мест, где были детфорские верфи, на невысокой площадке, ограниченной балюстрадой, куда ведут пять гранитных ступеней, поставлены в ряд пухлый шут-карлик, почему-то с навигационным приборами в руках (скульптор как бы подчеркивает, что эти морские приборы были просто шутовской игрушкой), потом вытянутая, искаженных пропорций статуя Петра и справа от нее кресло с высокой спинкой (на которое, как говорят, скульптор предлагал усаживаться посетителям, но желающих побыть в этой диковатой компании не находится). Всего перечисленного автору показалось мало, и неизвестно зачем он добавил еще пару пушек рядом.
   Думается, что за всем этим обилием случайно собранных фигур и предметов скрывается не что иное, как приверженность шаблонам, бедность мысли и отсутствие таланта. Сам царь – карикатурная, непропорциональная фигура на ножках-спичках, выглядящая еще более уродливо рядом с толстой приземистой фигуркой шута.
   Скульптор, отвечая на предсказуемое удивление зрителей по поводу карикатурности главного героя, спешил сказать, что он основывался на пропорциях восковой статуи царя, находящейся в Эрмитаже. Однако нельзя утверждать, что эта статуя полностью отвечает действительности, но даже если это и так, то подхватывать с какой-то злорадностью самые неприглядные черты героя – мол, смотрите, как ваш кумир отвратителен – не кажется необходимой чертой в такого рода памятниках. Тем более что существует прижизненный портрет царя художника Готфрида Кнеллера, изображающий красивого, полного энергии молодого человека. Сохранились отзывы современников именно об этом портрете, как об очень похожем.
   Памятник Петру является подарком («безвозмездным» (!), как было написано в одном газетном сообщении) от «русского народа» английскому. Не знаю, каковы отзывы самих англичан об этом неприглядном подарке, но, возможно, отказаться было несколько неудобно…
   Другие памятники в Лондоне относятся к военной истории Британии и России. Это, прежде всего, памятник английским гвардейцам, погибшим в Крымской войне.
   Война возникла из-за агрессивных стремлений николаевской России покончить с Турцией, этим, как называл ее император Николай, «больным человеком Европы», твердой ногой стать в Стамбуле и тем самым в значительной мере установить свой контроль на Ближнем Востоке, угрожая интересам Франции и торговым путям Великобритании. Конечно, эти государства были вынуждены поставить заслон на пути агрессии. В результате блестящей, еще невиданной в истории военного искусства десантной операции, проведенной за несколько тысяч километров от основных баз, союзные войска высадились в Крыму и нанесли тяжелые поражения русской армии.
   Памятник находится на площади Ватерлоо (Waterloo Place) около улицы Пэлл-Мэлл. Он возведен в память погибших 2162 офицеров и солдат пехотной гвардии. На пьедестале – женская статуя с лавровыми венками, ниже, на южной стороне пьедестала – три бронзовые фигуры гвардейцев. На пьедестале находятся доски с изображением сцен победных сражений при Альме, Инкермане и Севастополе. Фигуры и доски изготовлены из металла русских пушек. Надо сказать, что один из высших орденов Британской империи – крест Виктории, который дается только за выдающиеся боевые заслуги на поле боя, был учрежден после Крымской войны. До сих пор он делается из русского металла, добытого из захваченных тогда пушек.
   Справа и слева от основного памятника – две статуи. Слева изображена национальная героиня Великобритании сестра милосердия Флоренс Найтингейл, организовавшая санитарную службу во время войны и впоследствии приложившая много усилий для создания системы подготовки сестер милосердия. Она изображена со свечой в руках: многие раненые вспоминали, как она обходила палаты со свечой, чтобы увидеть своими глазами, как себя чувствуют раненые; справа – статуя военного министра в начальном периоде Крымской войны, друга Флоренс, лорда Сиднея Герберта (племянника русского посла графа Семена Романовича Воронцова).
   Еще один памятник воинам, погибшим в Крымской войне, находится в Вуличе (Woolwich) перед зданием казарм Королевских артиллерийцев. Он возведен в 1860 г.
   Другая группа памятников относится ко Второй мировой войне. В парке имени Джеральдин Мэри Хармсуорт (Geraldine Mary Harmsworth) к западу от Имперского военного музея находится памятник 27 миллионам советских граждан, погибших в войне 1941–1945 гг. Он сооружен на добровольные пожертвования на земле, предоставленной местным муниципалитетом, по проекту скульптора Сергея Щербакова, а гранитная мемориальная плита исполнена британским мастером Гэри Бризом. Памятник весьма выразителен: стилизованная фигура со склоненной головой держит на поднятых руках поминальный колокол. Памятник открыт 9 мая 1999 г. британским военным министром Джорджем Робертсоном и русским послом Юрием Фокиным в присутствии представителя королевской семьи Майкла, герцога Кентского.
   На мраморной плите надпись: «ВЕЧНАЯ ВАМ ПАМЯТЬ THIS MEMORIAL COMMEMORATES THE 27 MILLION SOVIET CITIZENS & SERVICE MEN & WOMEN WHO DIED FOR THE ALLIED VICTORY IN WWII WE SHALL REMEMBER THEM» («Этот мемориал напоминает о 27 миллионах советских граждан, военнослужащих, мужчин и женщин, погибших во имя победы союзников во Второй мировой войне. Мы будем помнить о вас»).
   Слева надпись по вертикали: «THIS MEMORIAL WAS RAISED / BY PUBLIC SUBSCRIPTION IN / GREAT BRITAIN AND RUSSIA ЭТОТ ПАМЯТНИК ПОСТРОЕН НА ЧАСТНЫЕ ПОЖЕРТВОВАНИЯ В РОССИИ И ВЕЛИКОБРИТАНИИ».
   Два других памятника посвящены трагическим событиям Второй мировой войны. Один из них напоминает нам о преступлениях сталинского режима – убийстве десятков тысяч польских солдат, офицеров и гражданских лиц, захваченных в плен после нападения Советского Союза на Польшу в 1939 г. Памятник в виде высокого гранитного черного обелиска воздвигнут в 1976 г. на кладбище Ганнерсбери (Gunnersbury Park) на западе Лондона.
   Во время войны в 1943 г. немецкая армия обнаружила массовое захоронение на советской территории, могилы, в которых находились тысячи трупов польских солдат и офицеров, – это было настоящим подарком для пропаганды Геббельса, объявившего на весь мир о зверствах большевиков. Естественно, советские власти все отрицали и перекладывали вину на немцев, они создали комиссию из послушных им общественных деятелей, которые под страхом смерти были готовы свидетельствовать о чем угодно.
   Всего в нескольких лагерях и тюрьмах в апреле – мае 1940 г. было убито 21 857 человек – Катынь, Катынский лес стал символом этой трагедии польского народа.
   Советские официальные лица много лет отрицали сам факт расстрелов и упорно перекладывали вину на немецкие власти. Еще во время Нюрнбергского процесса поднимался вопрос о советских зверствах, но союзники не хотели возбуждать недовольство Советского Союза и только сравнительно недавно, в конце 1980-х гг., признали факт убийства невинных людей.
   Во время и после войны союзники воздерживались от публичного осуждения военных преступлений Советского Союза, но в 1970-х гг., несмотря на еще существовавшее сопротивление правительственных кругов Великобритании, боящихся ухудшения отношений с коммунистами, нагло шантажировавших Запад, общественность настояла на предании гласности одного из самых отвратительных злодеяний ХХ в.
   Британское правительство все еще упорствовало в попытках не допустить постановки памятника, но местный муниципалитет занял твердую позицию и согласился на возведение мемориала в парке Ганнерсбери, и никто с ним уже ничего не мог поделать.
   Открытие памятника, сооруженного на пожертвования, состоялось 1 июля 1976 г. На церемонии не присутствовал никто из чиновников или представителей великобританских военных, только Соединенные Штаты поддержали благородное дело.
   Монумент представляет собой высокий черный обелиск на квадратном основании, к которому ведут три ступени. На обелиске изображен польский орел, под ним надпись «KATYN», «1940» и ниже на английском и польском языках:
   «Sumienie swiata woіa o swiadectwo prawdzie» («Совесть мира призывает к правде»), «In remembrance of 14,500 polish prisoners of war who disappeared in 1940 from camps at Kozielsk, Starobielsk & Ostaszkow of whom 4,500 were later indentified in mass-graves at Katyn near Smolensk» («В память 14 500 польских военнопленных, исчезнувших из лагерей в Козельске, Старобельске и Осташкове, из которых 4500 были найдены в массовых могилах в Катыни около Смоленска»). На последней ступени три таблички: «This casket contains soil from their grave» («В этом сосуде земля из их погребения»); «Murdered by the Soviet secret police on Stalin’s orders 1940. The soil hereunder came from their graveyard 1990» («Убиты советской тайной полицией по приказу Сталина 1940. Земля здесь взята из их могилы в 1990 году») и «As finally admitted in April 1990, by the USSR after 50 years shameful denial of the truth» («В апреле 1990 года СССР в конце концов признался [в этом преступлении] после 50 лет бесстыдного отрицания правды»).
   Еще один памятник свидетельствует о необыкновенной жестокости и преступлениях советского режима, но на этот раз в совершении этих преступлений большую помощь советским убийцам оказали их британские союзники, которые также не хотели возникновения каких-либо противоречий с Советским Союзом. Речь идет о жертвах Ялтинских соглашений между союзниками.
   На конференции руководителей стран-союзников – Сталина, Рузвельта и Черчилля – было решено заключить соглашения о выдаче Советскому Союзу всех граждан СССР, освобожденных англо-американскими войсками на территории Европы. Согласно этим соглашениям миллионы были выданы Советскому Союзу и были либо расстреляны, либо отправились на верную смерть в лагеря. Огромную группу составляли те, кто был во время войны отправлен в Германию на принудительные работы, военнопленные, захваченные германскими войсками, и, наконец, собственно беженцы, спасавшиеся от советских порядков, – этнические немцы, казаки, жители прибалтийских государств, представители кавказских народностей. Среди насильно отправляемых в СССР находились и те, кто еще до войны жил в Европе и никак не подпадал под условия Ялтинских соглашений.
   Всех их англичане и американцы сгоняли в лагеря и под дулами пулеметов и автоматов погружали в вагоны и отправляли в СССР, несмотря на страшные сцены страданий, когда жертвы этих соглашений, только бы не быть выданными коммунистам, убивали себя, разрезали вены, вспарывали животы, бросались под поезда, женщины на мосту бросали детей в реку и кидались вслед за ними… Миллионы несчастных погибли в СССР.
   Многие британские общественные деятели были возмущены пособничеством официальных лиц, и только через много лет была пробита стена молчания. Лорд Бетелл, неутомимый борец за права человека и с коммунистическими режимами, несмотря на препятствия, чинимые Форин-офисом и военными, смог в 1974 г. опубликовать книгу «Последняя тайна» («The Last Secret»), раскрывающую тайны репатриации невинных людей в Советский Союз и позорную роль в этом британских властей. Он и поддерживающие его единомышленники ратовали за постановку памятника «жертвам Ялты», и только после опубликования этой книги и прямого вмешательства Маргарет Тэтчер установка памятника стала возможной.
   В 1977 г. Николай Толстой выпустил книгу «Жертвы Ялты» (издана в России в 1996 г.), и тогда общественная поддержка стала еще более весомой – в 1978 г. составлено обращение об основании фонда возведения мемориала, которое подписали члены всех представленных в парламенте политических партий, многие известные ученые и общественные деятели.
   В 1982 г. памятник был открыт. Он находится на одной из центральных улиц Лондона Терлоу-плейс (Thurloe Place), напротив музея Виктории и Альберта. Автор его Анжела Коннер (Angela Conner) изобразила выразительную группу из 10 мужских, женских и детских лиц на квадратном пьедестале. На восточной стороне надпись: «THIS MEMORIAL WAS PLACED/ HERE BY MEMBERS OF ALL PARTIES/ IN BOTH HOUSES OF PARLIAMENT/ AND BY MANY OTHER SYMPATHISERS/ IN MEMORY OF THE COUNTLESS/ INNOCENT MEN WOMEN AND/ CHILDREN FROM THE SOVIET UNION/ AND OTHER EAST EUROPEAN STATES/ WHO WERE IMPRISONED AND DIED AT THE HANDS OF COMMUNIST/ GOVERNMENTS AFTER BEING/ REPATRIATED AT THE CONCLUSION OF THE SECOND WORLD WAR/ MAY THEY REST IN PEACE» («Этот памятник поставлен здесь членами всех партий обоих палат парламента и многими другими сочувствующими в память бесчисленных невинных людей из Советского Союза и восточноевропейских стран, которые были заключены в тюрьмы и скончались от рук коммунистических правительств после репатриации в конце Второй мировой войны. Да почиют они с миром»).
   Внизу еще одна надпись: «THIS SCULPTURE/ WAS DEDICATED BY/ THE BISHOP OF FULHAM/ ON 2ND AUGUST 1986 TO/ REPLACE THE PREVIOUS/ MEMORIAL DEDICATED BY/ THE BISHOP OF LONDON/ ON 6TH MARCH 1982 WHICH/ WAS LATER DESTROYED BY/ VANDALS TO WHOM THE/ TRUTH WAS INTOLERABLE» («Эта скульптура освящена епископом Фулема 2 августа 1986 г. Она заменила собой ту, которая была освящена епископом Лондона 6 марта 1982 г. и позже уничтожена варварами, для которых правда невыносима»).
   Интересное свидетельство давних русско-британских связей сохранилось в одном из самых примечательных лондонских строений – в здании «Монумента», памятника, воздвигнутого в ознаменование прекращения Великого пожара 1666 г. (см. главу «Топография Русского Лондона»). В 1989 г. лондонские реставраторы пригласили меня побывать внутри и подняться на верхушку знаменитого «Монумента», тогда стоявшего в лесах.
   …В постаменте открылась незаметная дверца, и мы стали подниматься по крутой лестнице (311 ступеней) на смотровую площадку. Оттуда можно было любоваться прекрасным видом на лондонское Сити, на город в городе. Начали спускаться, и тут мой проводник обратился ко мне:
   – Я думаю, вам будет интересно взглянуть на то, что мы нашли совсем недавно.
   – Что же?
   – Погодите немного.
   Примерно на середине лестницы мастера меняли секцию железных перил. Старые детали лежали рядом. Мой знакомый поднял небольшую полосу, повернул ее, и в косом падающем свете я увидел клеймо – изображение соболя.
   – Что это? – спросил мой проводник.
   – Вот удивительно: ведь так клеймилось русское железо демидовских заводов. – ответил я[252].
   В центре столицы Британии, самой мощной промышленной державы мира в XVIII столетии, в одном из самых известных памятников Лондона, использовалось русское железо. Почему же не британское? Ведь стране хватало собственного железа. Но нет, в то время металлургия Англии переживала не лучшие времена – железо выплавлялось на древесном угле, а леса были почти все уже сведены… В Англии в 1770 г. произвели 32 тыс. т чугуна, а в России в 1767 г. – 82 тыс. т. – в два с половиной раза больше. Англия почти полностью зависела от русского импорта. Особенно славились высоким качеством железа уральские демидовские заводы, подавляющая часть продукции которых шла на вывоз в Англию, этот так называемый «заморский отпуск» имел для демидовских заводов огромное значение.
   В один из ремонтов, происходивших в конце XVIII в., и было использовано демидовское железо, честно проработавшее в Лондоне 200 лет. Вот так я прикоснулся (буквально!) к России в Лондоне.
   Но это было не единственным материальным свидетельством русских связей в Лондоне. Немногие знают о том, что в одном из лондонских архивов хранится автограф… Пушкина. До недавнего времени никто и не знал о нем и, конечно, никто не мог и подозревать, что он находится в лондонском городском архиве, составленном, как и должно быть, из документов муниципальных служб, где автографу поэта из далекой северной страны, казалось, и места не должно быть.
   Сообщение о пушкинском автографе появилось в справочнике о русских документах, хранящихся в британских архивах. И вот я, иностранец, беспрепятственно получил право работать в архиве точно так же, как и британский подданный, без всяких писем и справок. На моем рабочем столе лежала большая книга с надписью на затылке переплета «Letters», т. е. «Письма», но внутри переплета находились не только письма, но и самые разные документы – небольшие записочки, высказывания, отрывки из сочинений и конспектов, и все они были замечательны тем, что их авторами были известные люди. И кого только там не было! Наполеон, Вольтер, Шатобриан, Шелли, мадам де Сталь, Вордсворт, Вальтер Скотт, Талейран, Лафайет – словом, там собрался весь цвет политической и литературной Европы. В этом собрании автографов был вплетен и небольшой листок со стихотворением:

Блажен, кто знает наслаждение
Глубоких мыслей и стихов.
Кто наслаждение прекрасным
В прекрасный получил удел,
Певца восторг уразумел
Восторгом пламенным и ясным.

   Внизу стояла подпись: «АПушкинъ». Это был вариант известного стихотворного послания В. А. Жуковскому 1818 г.
   Коллекция автографов принадлежала Саре Софии Фейн, жене Джорджа Вильерса, графа Джерси. Салон леди Сары Джерси в 1810–1840-х гг. был одним из самых модных в столице Великобритании. По словам Байрона, очаровательная хозяйка салона, законодательница мод Лондона, была «самым настоящим тираном, который когда-либо правил модными шутами и заставлял их трясти своими шутовскими колпаками с колокольчиками». Портреты леди Джерси писали известнейшие художники Великобритании – Лоуренс, Ромни, Хоппнер; она послужила прототипом героинь двух романов популярного писателя и не менее известного политического деятеля Бенджамина Дизраели – «Сивилла, или Две нации» и «Конингсби, или Новое поколение».
   Леди Джерси была близка к литературному миру и дружила с Байроном. Он посещал ее дом, посвятил ей стихотворение, встречался у нее со многими литераторами. Леди Джерси в числе немногих поддерживала Байрона во время великосветского скандала, разразившегося после того, как его жена порвала с ним всякие отношения. Позднее Байрон часто встречался с леди Джерси после своего отъезда из Англии. Множество известных представителей высшего света, политического и литературного мира часто посещали великолепный дом Остерли-парк, доставшийся леди Саре Джерси от деда – банкира Роберта Чайлдса (см. главу «Топография Русского Лондона»).
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [33] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация