А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русский Лондон" (страница 26)

   Усадьба графов Пемброк Уилтон-хауз (Wilton House) сохранилась, она находится примерно в 100 км к юго-западу от Лондона по направлению к Сэлисбюри (Salisbury; дороги М3 и А30). Она доступна для посещения. Семья Пемброк владеет этой усадьбой в продолжение 450 лет; дворец претерпел много изменений, достроек, перестроек. В нем побывали все английские монархи, начиная с королевы Елизаветы I.
   В течение восьми столетий то место, на котором стоит нынешний дворец, принадлежало церкви. Вначале тут было аббатство, основанное в 773 г. графом Элландам; в 830 г. английский король Эгберт основал небольшой женский монастырь (приорство), в ХII столетии он превратился в бенедиктинское аббатство, дожившее до 1540-х гг. Тогда король Генрих VIII конфисковал монастыри и их земли, ставшие собственностью короны. Аббатство и его земельный участок, площадью более 18 тысяч га, он пожаловал своему фавориту Уильяму Герберту, который получил еще больше богатств после женитьбы на сестре последней жены короля. Уильям после смерти короля Генриха стал опекуном его наследника Эдуарда VI, пожаловавшего ему титул графа Пемброка.
   В 1543 г. он начал строить большой дворец рядом с рекой Нэддер, который был значительно перестроен в 1647 г. после большого пожара знаменитым английским архитектором Иниго Джонсом, ему принадлежат и великолепные интерьеры, прекрасно сохранившиеся до сего времени. Мебель в Уилтон-хауз сделана знаменитыми мастерами Уильямом Кентом и Томасом Чиппендейлом. В 1801–1814 гг. западный и северный фасады дворца был существенно изменены.
   Графы Пемброк были покровителями искусств, и именно им Шекспир посвятил первое издание своих пьес. По семейному преданию, во дворе Уилтон-хауза труппа актеров во главе с Шекспиром впервые представила комедии «Двенадцатая ночь» и «Как вам это понравится». В усадьбе снимались многие фильмы, а в большой зале дворца – сцены из популярного фильма по роману Джейн Остин «Чувство и чувствительность».
   Во дворце находится одна из лучших в Великобритании коллекций предметов искусства – картины Луки Джордано, Риберы, Рубенса, Хальса, Рембрандта, Питера и Яна Брейгелей, Рейнольдса, греческие и римские скульптуры из коллекции кардинала Мазарини. Здесь демонстрируется самая представительная коллекция в частном собрании портретов Ван Дейка и, в частности, самый большой групповой портрет, созданный художником, запечатлевший членов семьи Пемброк.
   В поместье Уилтон побывали все английские монархи, начиная с королевы Елизаветы I, а в 1818 г. его посетил будущий император, великий князь Николай Павлович, посадивший в парке дуб, отмеченный мемориальной доской.
   Парк дворца великолепен, в нем несколько садовых павильонов и фонтанов, а также копия моста итальянского архитектора Палладио, перекинутого через реку Нэддер. Он был построен одним из графов Пемброк, практикующим архитектором. Мост Палладио был весьма популярен во многих странах – в Англии существуют целых три копии его, а русским он знаком по так называемому Сибирскому мосту в Царском селе. Мост в Уилтон-хауз обратил на себя внимание Уинстона Черчилля, незаурядного художника, чья картина выставлена во дворце. Чета Черчиллей бывала в Уилтоне до Второй мировой войны, а во время войны во дворце находился штаб южной группы войск перед высадкой союзных войск в Нормандии.
   Нынешний владелец этого великолепного имения Генри Герберт, 17-й граф Пемброк, 14-й граф Монтгомери и 6-й барон Герберт, наследовал имение в 1969 г. и приложил много сил и средств для его поддержки, реставрации и развития: тут действует большое и процветающее садовое и цветочное хозяйство, проводятся образовательные программы для детей, концерты, а залы дворца сдаются под театральные постановки и разного рода мероприятия.
   Когда ходишь по дворцу Уилтон-хауз, то встречаешь совершенно неожиданно экспонаты, которые могут заинтересовать русского зрителя. Так, например, в дворцовых залах можно увидеть несколько портретов Воронцовых: самый известный портрет Семена Романовича Воронцова работы крупного английского художника Томаса Лоуренса, портрет дочери Екатерины Воронцовой-Пемброк, привлекательной голубоглазой молодой женщины, и сына Михаила Воронцова в военной форме, а также выразительные скульптурные портреты Михаила и Екатерины.
   В одной из галерей дворца стоят русские сани, привезенные Екатериной из России, и недалеко от них походный сундучок императора Наполеона, захваченный как трофей М. С. Воронцовым и подаренный им сестре. Обои в одной из комнат вытканы по образцу, привезенному из России Екатериной Воронцовой.
   Недалеко от усадьбы находится небольшой город Уилтон, который стоит на земле, когда-то принадлежавшей старинному монастырю, а потом Пемброкам. В центре городка Уилтон стоит церковь, построенная в 1841–1845 гг. (проект архитекторов Уайатта и Брендона) по образцу романской церкви итальянского города Витербо на средства Екатерины Пемброк-Воронцовой, освященная в честь Богородицы и святого Николая. В этой церкви похоронили Екатерину – могила ее находится, как обычно, у алтаря, надгробие исполнено в виде прямоугольного постамента с изваянной на нем лежащей фигурой усопшей. Рядом захоронение ее сына Сиднея, лорда Герберта Ли, ставшего видным государственным деятелем, министром обороны, и… причудливый каприз истории – именно он, внук С. Р. Воронцова, был британским военным министром, планировавшим и руководящим военными операциями Крымской войны, приведшей к поражению России.
   Семен Романович Воронцов скончался 21 (9) июля 1832 г. в своем лондонском доме на Менсфилд-стрит (Mansfield Street W1), окруженный горячо любимой семьей – сыном Михаилом и дочерью с мужем, лордом Пемброк.
   Автор подробной биографии С. Р. Воронцова, опубликованной в «Русском архиве» в 1874 г., так описывает его последние дни: «Тихо и бестревожно проходили эти последние годы долгой его жизни, до конца которой не затмевалась в нем полная ясность душевных способностей. Ему досталось редкое счастье достигнуть глубокой старости, не дряхлея нравственно и, так сказать, угаснуть, не померкая до последнего мгновения. Он не прекращал умственных занятий. В самые последние дни жизни, почти девяностолетний старец, не желая беспокоить прислугу, отправился ночью со свечою в свою библиотеку, находившуюся в другом ярусе его дома, оступился и упал на лестнице… Кончина его была умилительно-прекрасна, и вот в каких словах описывает ее неизвестный автор краткой биографии графа С. Р. Воронцова (на французском языке):
   "Совершенное спокойствие духа и приятное настроение его возвышенного ума – отличительные черты благородного его характера – не покинули его ни на один миг. Улыбаясь своим детям, благословляя их, он тихо отошел в вечность, с тою верою, которую придает в последний час сознание безупречного исполнения на долгом поприще обязанностей гражданина, отца и доброго христианина. Он желал, чтобы его похоронили без всякой пышности близ приходской церкви и запретил ставить над собою какой-либо памятник, кроме простой мраморной плиты с надписью имени его, времени рождения и смерти. Эта последняя воля была в точности исполнена…"».
   Воронцова похоронили в церкви св. Марии ле-Боун (StMary-lebone), которой он благотворил. Будучи в Лондоне, я искал в этой церкви место погребения Воронцова, но безуспешно – никто не мог мне ничего сказать, но в конце концов с помощью моих английских друзей удалось узнать, что сравнительно недавно, в 1983 г., в связи с тем, что церковь превратили в оздоровительный центр, все погребения оттуда вынесли на большое кладбище под Лондоном, где и находится общее погребение церкви св. Марии ле-Боун, отмеченное крестом, но там нет никакого упоминания о том, кто именно похоронен. Удивительно и прискорбно, что здравствующие потомки графа Семена Романовича Воронцова не озаботились тем, чтобы останки его были перенесены в уилтонскую церковь и положены рядом с останками его любимой дочери…
   Как мне сообщила секретарь прихода церкви св. Марии, на могиле Воронцова действительно была помещена доска с очень простой надписью, именно такой, о какой он просил в завещании:
...
   COUNT SIMON SON OF ROMAN
   WORONZOW BORN
   MOSCOW 15-6-OS 1744. DIED
   LONDON 21-6-NS 1832. 88 YRS
   Однако имя Семена Романовича Воронцова осталось на лондонской земле. На севере Лондона есть Воронцовская улица – Woronzov Road, которую проложили в 1843 г. и назвали именем русского посла. Дело в том, что он завещал 500 фунтов стерлингов – тогда весьма немалую сумму – на помощь бедным. В ноябре 2002 г. в присутствии российского посла и мэра лондонского района Кемден открыли мемориальную доску (подарок петербургской компании «Петр Великий», автор ее – скульптор Вячеслав Быхаев) в честь Семена Воронцова. На ней надпись «This road was named after Count Simon Woronzow, Russian ambassador to the United Kingdom from 1784 to 1806. He lived in Marylebone and on his death in 1832 left a bequest for the poor of the parish. The money was used to build the St Marylebone almshouses at the south-west corner of the road.» («Эта улица был названа в честь графа Семена Воронцова, русского посла в Соединенном Королевстве с 1784 по 1806 г. Он жил в приходе церкви св. Марии ле-Боун и после кончины в 1832 г. оставил пожертвование в пользу бедных прихода. Средства эти были использованы для постройки богадельни св. Марии ле Боун, находящейся на юго-западном углу улицы»). Зримый памятник русско-британских связей – дом для престарелых – существует до сих пор, и там помнят имя своего благотворителя, русского посла Семена Романовича Воронцова.
* * *
   В 1806 г. в Великобританию был послан в качестве поверенного в делах барон (впоследствии граф) Павел Александрович Строганов. Один из самых ярких и талантливых сподвижников молодого императора Александра I, он отличился во всех областях порученной ему деятельности, будь это реформирование государственного устройства, дипломатическая деятельность или военная карьера. В молодости Строганов находился под влиянием своего наставника Жильбера Ромма, который, вернувшись во Францию во время революции и получив власть, из скромного гувернера превратился в деспота и кровопийцу: тысячи людей погибли от его приговоров, которые он считал вполне справедливыми. О таком революционере, как Ромм, и было сказано:

Свободных мыслей коноводы
Восточным деспотам сродни[206].

   Строганов принимал настолько активное участие в событиях Великой французской революции, что Екатерина была вынуждена приказать ему немедленно покинуть Францию и вернуться в Россию.
   Он был инициатором создания «негласного комитета», состоявшего из наиболее приближенных к императору молодых людей, и самым решительным и пылким членом его, ратовавшим за освобождение крестьян, распространение образования, преобразование государственного управления. После прекращения действий комитета он некоторое время работал в министерстве внутренних дел, но с появлением совершенно других лиц в окружении императора Строганов все более и более отходил от прежней деятельности, не лишаясь, однако, доверия Александра I.
   Целью его поездки в Лондон в мае 1806 г. были переговоры с британским кабинетом о сближении позиций двух стран с целью противодействия Наполеону. Строганов прислал Александру рапорт, где, по словам биографа, «изложенные в этом рапорте мысли, в высшей степени здравые и как нельзя лучше отвечавшие тогдашнему международному положению дел, рисуют дипломатические способности Строганова с самой лучшей стороны», но новые лица в окружении императора не способствовали его миссии, и Строганов был вынужден вернуться в Петербург. О нем так отзывался С. Р. Воронцов: «Кроме прекрасного характера, он отличался возвышенностью души, весьма редкою в людях, которые живут при дворе и близки по делам к самому Государю. Надо иметь очень твердые начала и особенную душевную крепость, чтобы противустоять дурным примерам, заразе честолюбия, ненасытности в искании власти, богатства, чинов, суетных отличий и всего того, чем так услаждаются министры и фавориты… Граф же Строганов, державшийся начал более возвышенных и имея душу более крепкую и благородную, будет всегда памятен людям, которые его знали и которым горестно видеть, как мало остается у нас людей с твердой волей». П. А. Строганов пробыл на посту посла всего полгода: назначенный 10 мая 1806 г., он покинул этот пост 7 декабря того же года.
   После Строганова в Лондоне представителем русского двора с 7 декабря 1806 г. по 2 февраля 1808 г. был карьерный дипломат Максим Максимович Алопеус (1748–1822), состоявший многие годы посланником при прусском дворе, так что его даже обвиняли в пристрастии к Пруссии и забвении русских интересов. Алопеуса отправили в Лондон с чрезвычайным поручением побудить Великобританию к более деятельному участию в войне с Наполеоном, но после заключения Тильзитского мира с присоединением России к враждебной Англии континентальной системе ему было приказано немедленно оставить Лондон вместе со всем посольством, и дипломатические отношения прервались до 1812 г.
   С 1812 г. послом Российской империи в Лондоне назначили графа Христофора Андреевича Ливена, 38-летнего генерала, пробывшего там очень долгий срок для послов – двадцать два года.
   Он происходил из древнего прибалтийского рода, происходившего от главы племени ливов, принявшего в конце XII в. христианство. Его потомки получили от шведских королей титул барона, а в России стали князьями. Христофора Ливена записали в армию пяти лет, со временем он стал флигель-адъютантом Павла I, участвовал в войнах с Наполеоном, и в том числе в кровопролитной битве при Аустерлице, в 1808 г. был зачислен в министерство иностранных дел, а с 1812 г. назначен послом в Великобританию.
   Его женой была сестра небезызвестного Александра Христофоровича Бенкендорфа, главы III отделения и шефа жандармов при Николае I, Доротея (Дарья) Христофоровна. Еще до выпуска из Смольного института она была пожалована фрейлиной, а после окончания его императрица Мария Федоровна выдала ее замуж за Х. А. Ливена. После назначения его послом в Великобритании Дарья Христофоровна открыла в Лондоне политический салон. По словам ее биографа, «княгиня Ливен в молодости не была красива, но, высокого роста, прямая и худая, со слишком длинной шеей, она имела гордую осанку и, по словам современников, обладала какой-то невыразимой прелестью, отражавшеюся в ее огненных черных глазах. При большом уме, она не отличалась ни образованностью, ни начитанностью, но владела в совершенстве пером. Расчетливая и эгоистичная, с характером прямым и правдивым, она отличалась постоянством своих привязанностей и соединяла с отсутствием настоящей сердечности большую чувствительность».
   Баронесса, по словам биографа, благодаря «большому уму, какой-то невыразимой привлекательности, несмотря на малую образованность и начитанность, создала себе репутацию, может быть, недостаточно обоснованную, влиятельной особы в делах политических»[207]. Здание русского посольства было местом, где собирались все крупные политические деятели Великобритании, ее салон был «очагом руссофильства» в Великобритании. Она знала всех в свете, со всеми поддерживала дружеские отношения и ко всем, включая короля, имела доступ. Все это использовалось для создания благоприятного для России общественного мнения. Но она не только формулировала общественное мнение, но и непосредственно вмешивалась во внутреннюю борьбу партий, назначение министров, в ход дипломатических переговоров, и более того, она могла вмешиваться во внутренние дела Британии, исходя из личных симпатий или антипатий.
   Судя по отзывам и письмам современников, английским политикам приходилось считаться с madam Lieven, с которой считались больше, чем с ее мужем. Именно она, а не посол, многом влияла на выработку русской политики, и некоторые политики, такие, например, как герцог Веллингтон, вообще предпочитали сноситься с петербургским двором не через русское посольство.
   В 1834 г. Х. А. Ливена отозвали из Лондона и назначили воспитателем наследника Александра Николаевича. С ним в Петербург переехала и его жена, но после жизни, проведенной в центре мировой политики, «она тосковала по Лондону и в великолепном Царскосельском дворце чувствовала себя отдаленною от Европы»[208].
   Брак ее поддерживался лишь наружно, и особенно после того, как она интимно сошлась с известным австрийским дипломатом и государственным деятелем Меттернихом. Она уехала из России и обосновалась в Париже, а после кончины ее мужа в 1838 г. почувствовала себя совсем свободной и опять открыла политический салон, но теперь уже в Париже, пользуясь до конца жизни дружбой с крупным политическим деятелем Франции и историком Франсуа Гизо: «…она питала какой-то болезненный, неопределенный страх к скуке; жизнь на виду у всех и постоянное общение с умными и интересными людьми сделались для нее существенною потребностью и научили ее глубокому знанию человеческого сердца. Этими ее качествами и недостатками одинаково объясняется ее успех среди самых выдающихся государственных людей ее времени; честолюбивая и не лишенная большой доли снобизма, она дорожила этими успехами более всего и им же всего более обязана была своею известностью»[209].
   Баронесса Ливен умерла в Париже в 1857 г. и была похоронена близ Митавы (Латвия).
   С июля по октябрь 1830 г. в продолжение временного отсутствия Ливена в Лондоне его заменял на посольском посту граф Фаддей Фадеевич Матушевич, бывший до этого членом «комитета по конским заводам», а уже после отзыва князя Ливена его обязанности довольно недолго (с июня 1834 по январь 1835 г.) исполнял временный поверенный в делах граф Павел Иванович Медем, служивший советником посольства, а в январе 1835 г. послом назначили графа Поццо ди Борго.
   Шарль-Андре Поццо ди Борго (в России он стал Карлом Осиповичем) был корсиканцем, соперником и непримиримым врагом другого корсиканца – Наполеона Бонапарта. Император Александр I призвал Поццо ди Борго на русскую дипломатическую службу, и он с честью выполнял его многочисленные поручения.
   В 1814 г. Поццо ди Борго был послан в Париж, где пробыл до 1835 г., откуда его перевели 5 января 1835 г. в Лондон. Несмотря на то что он часто болел, он считался послом до 26 декабря 1839 г., потом вышел в отставку и поселился в том же Париже, где скончался 3 февраля 1842 г. в возрасте 78 лет.
   Умный, последовательный в своих интересах, внимательно анализировавший европейскую политику, авторитетный, он в продолжение долгой жизни находился в самом центре политических событий Европы и оказывал на ее течение большое влияние.
   В Лондоне его заменил барон Бруннов, который 17 февраля 1840 г. официально стал представлять Россию при Сент-Джеймском дворе. Он находился на посту российского посла рекордное число лет – с 1840 по 1870 г. с перерывом в 1854–1858 гг., вызванным Крымской войной.
   О Бруннове сохранились самые разные мнения. Если его биограф в «Русском биографическом словаре» отзывался о нем весьма комплиментарно: в его деятельности «проявлялась вся опытность и дипломатическое искусство, соединение твердости с умеренностью, смелости с осторожностью»[210], и если историк С. С. Татищев писал, что Бруннов – это «один из самых выдающихся дипломатов „нессельродовской“ школы»[211], то публицист, монархист В. П. Мещерский дал ему довольно нелестную характеристику: «Мне говорили, что карьерой своею в начале он был обязан своему красивому почерку, а затем своему французскому стилю. Что он сделал для России полезного, я никогда не мог узнать, но под конец его карьеры его могли ценить потому, что он годы высиживал в Лондоне и приучил к своей фигуре и к своему чудачеству чуть ли не весь политический мир Англии. Вообще такого оригинального и самобытного типа цинизма, в своем презрении к каким бы то ни было нравственным обязанностям по должности, и в своем куртизанстве, я никогда не встречал… Какой нации он был, какой веры, так я никогда не мог узнать; но одно было всем известно, это удивление каждого, что столько лет мог быть русским послом в Лондоне человек, который ничего не признавал, кроме заботы о своем здоровье, и столько же любил Россию, как любил ее любой англичанин»[212]. Чрезвычайно резкую и едкую характеристику Бруннова оставил Ф. Ф. Вигель в своих воспоминаниях.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация