А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русский Лондон" (страница 23)

* * *
   С эмиграцией в Великобритании и, в частности, в Лондоне, были связаны известные деятели искусства. Многие из них провели здесь только короткое время, но некоторые нашли в Великобритании вторую родину. Здесь поселились такие деятели искусства, как балерины А. Павлова, Т. Карсавина, режиссер Ф. Ф. Комиссаржевский, художник Б. В. Анреп и многие другие.
   В этой главе будет рассказано о тех, кто жил и работал в Лондоне.
   С Англией оказались тесно связанными судьбы двух братьев Анреп – Глеба и Бориса, названных именами почитаемых русских святых-братьев. Глеб стал крупным физиологом, а его брат получил известность как живописец, и в особенности как мозаичист, создавший в Лондоне несколько крупных композиций.
   Борис Анреп окончил известное училище правоведения и юридический факультет Петербургского университета, но увлекся искусством мозаики. Получив художественное образование в Париже и Эдинбурге, он поселился в Лондоне, где в 1913 г. состоялась его выставка, сделавшая его имя известным. В 1914 г. Анреп получил огромный и ответственный заказ на создание фресок Вестминстерского католического собора, главного в римско-католической церкви Великобритании, над которыми он работал на протяжении многих лет. Он выполнял частные заказы: так, ему предложили создать мозаику в доме известного живописца Августа Джона (Augustus John) в Челси (теперь она находится в музее Виктории и Альберта), а в 1921 г. композицию в церкви военного колледжа Сэндхерст. Мозаики Бориса Анрепа можно увидеть в греческой православной церкви св. Софии на Московской улице (Moscow Road), в вестибюле Банка Англии на Треднидл-стрит (Threadneedle Street). Эта последняя даже попала в роман Яна Флеминга «Голдфингер» при описании того, как Бонд – Джеймс Бонд – вошел в здание Банка, чтобы выслушать лекцию о мировом золоте: «Бонд поднялся по ступенькам, вошел через красивые двери в большой холл Английского банка и огляделся по сторонам. Под ногами лежала золотистая мозаика работы Бориса Анрепа, на двадцатифутовых арочных окнах росли зеленая травка и герань, слева и справа все было выложено полированным хонтонвудским камнем, а над всем этим витал запах огромных денег». Несколько мозаик находятся в Вестминстерском соборе, в частности, в часовне Причастия (Blessed Sacrament).
   Мозаики Анрепа экспонируются в крупных художественных галереях. Например, в галерее Тейт им выложен мозаичный пол на темы «Proverbs of Hell» («Пословицы ада») в зале художника, гравера и поэта Уильяма Блейка, в продолжение августа–сентября 1923 г. После открытия этого зала Анрепа называли самым лучшим мозаичистом своего времени.
   Самое значительное произведение Анрепа находится в Национальной галерее – это 50 мозаичных картин, над которыми он работал между 1926 и 1952 г. Они представляют собой четыре аллегорических цикла – 12 картин в восточном вестибюле «Удовольствия жизни» (1929) и «Труды жизни», также 12 картин, находящихся в западном вестибюле (1928), 15 картин в северном вестибюле, представляющих «Современные добродетели» (1952), и 11 картин на площадке лестницы «Пробуждение муз» (1933). В последних двух циклах Анреп поместил изображения своих современников, среди которых писательница Вирджиния Вулф в виде музы истории, актриса Грета Гарбо – музы трагедии, философ Бертран Рассел, олицетворяющий «Ясность», физик Резерфорд – «Любознательность», тут же и Уинстон Черчилль – «Вызов», поэт Томас Эллиот – «Отдохновение», балерина Марго Фонтейн – «Наслаждение», астрофизик Фред Хойл – «Поиск».
   В аллегорических медальонах – названия самых известных детских книг. К ним автор отнес «Остров сокровищ», «Робинзона Крузо», «Путешествия Гулливера» и «Алису в Стране чудес».
   В Национальной галерее есть даже портрет Анны Ахматовой, который помещен в медальон с надписью «Сострадание» в виде ангела, летящего над руинами блокадного Ленинграда. Рядом – автопортрет «Здесь я лежу», изображающий будущую могилу художника.
   Ахматова и Анреп были увлечены друг другом, но их близость не продолжалась долго. Борис Анреп уехал в Англию, в России все переменилось, и жизни их разошлись надолго – встретились они лишь в 1965 г., когда Ахматову выпустили за границу. Она, конечно, была уже не той, с которой он расстался 50 лет назад, но, как вспоминал он, при встрече у него так стучало сердце и перехватывало дыхание, что он с трудом понимал, о чем она говорила. Анреп боялся, что она вспомнит о кольце, которое подарила ему тогда, а он потерял его во время бомбежки и очень переживал.
   Единственный акростих Ахматовой посвящен Борису Анрепу:

Бывало, я с утра молчу
О том, что сон мне пел.
Румяной розе и лучу
И мне – один удел.
С покатых гор ползут снега,
А я белей, чем снег,
Но сладко снятся берега
Разливных мутных рек.
Еловой рощи свежий шум
Покойнее рассветных дум.

   Кроме Ахматовой, из известных русских есть портрет балерины Лидии Лопуховой, изображенной в виде Терпсихоры, музы танца.
   В центральном вестибюле мозаичный пол состоит из мифологических и аллегорических фигур, портретных изображений современников художника. Многие из изображенных Анрепом людей здравствовали в то время, когда мозаики поставили в вестибюле галереи, и было довольно необычно ходить по портретам тех, кто в то время еще жил. Некоторые отнеслись к этому с юмором: как писал граф Джовитт своему другу, «помимо эстетической ценности моего портрета, помимо того, что в нем есть большое сходство с оригиналом, есть и определенная в нем польза: когда вы будете на меня раздражены, можете пойти и потоптаться на моем лице»[189].
   О Борисе Анрепе так отзывался журнал «Vogue» в 1928 г.: «Его работы украсили наши известнейшие здания, и в этом его вечный и уникальный вклад в культуру нашего времени. По существу, в одиночестве среди современных художников он возродил утерянное искусство, дал новую жизнь традициям Золотого века христианского искусства мозаичных фресок. Он продолжает ранние византийские традиции, которые до сих пор живы в России, и в то же время следует великолепным образцам, которые можно видеть в храме Св. Марии Маджоре в Риме, в Равенне и Палермо. Он изобразил современность средствами, которые принято было считать ушедшими в невозвратное прошлое»[190].
   Мастерская Бориса Анрепа находилась в Хемпстеде и была разрушена во время немецкой бомбежки. Потом он переехал в Париж и работал там в своей мастерской, но продолжал исполнять английские заказы.
* * *
   Художник, о котором до недавнего времени никто не знал в России, чьи лучшие произведения были созданы в эмиграции, – Наум Габо (1890–1977) работал в России всего пять лет, с 1917 по 1922 г. – и был в то время одним из лидеров абстрактного направления в искусстве (скульптуре). В 1922 г. терпимое отношение к новому искусству со стороны коммунистов изменилось – его мастерскую закрыли, лекции его прекратились, работы не было, и он эмигрировал. В Лондоне Габо жил с 1936 г., поселился в Хемпстеде, где находились и мастерские его друзей, единомышленников и сотрудников – Генри Мура, Барбары Хепуорт и др. Он издавал журнал, много работал, часто выставлял свои скульптурные работы, характерные оригинальными абстрактно-чистыми формами. В 1946 г. он переехал в США[191].
   В Лондоне жил один из самых замечательных художников «серебряного века» М. В. Добужинский. Мстислав Валерьянович Добужинский (1875–1957) был одним из известных художников, в молодости примкнувшим к группе «Мир искусства».
   Он принадлежал к старинному литовскому роду, молодость свою провел в России – его отец был артиллерийским офицером, по службе переезжавшим из одного города в другой. Сын родился в Новгороде, а детство провел в Петербурге. Он много рисует, занимается в частной школе, а также в центре художественной жизни Европы – в Мюнхене.
   Со временем его работы, особенно графические, приобретают большую известность. Он работает также и для театра, оформляя постановки в петербургских и московских театрах.
   В 1924 г. через литовского посла получает возможность покинуть Советскую Россию, и с тех Добужинский живет за границей. Он активно работает в театрах Берлина, Парижа, Каунаса и других городов Европы, проектирует интерьеры частных домов, преподает в художественных студиях.
   В 1935–1937 гг. Добужинский жил в Лондоне, создал серию портретов артистов русского балета, ряд городских пейзажей (ему принадлежат несколько лондонских зарисовок, в частности колонны The Monument), работал над великолепными декорациями в театре Сэдлерс Уэллс (Sadler’s Wells), которые, к сожалению, сгорели во время пожара театра в 1939 г. Его работы приобретаются музеем Виктории и Альберта и Британским музеем.
   В 1939 г. он уезжает в США и в связи с началом войны и оккупацией Литвы уже не возвращается на родину. После войны в основном живет в США и много работает там, но часто посещает Европу, в частности Великобританию.
   Скончался он 20 ноября 1957 г. в Нью-Йорке.
   Как вспоминал его сын, Добужинского тянуло из США в Европу, но «больше всего привлекала его Англия, где он хорошо себя чувствовал. Уклад жизни в стране его любимого Диккенса, где всюду столько чудесной старины, был гораздо ближе ему по духу, а среди англичан у него были добрые друзья и искренние почитатели».
   В Лондоне Добужинский останавливался в помещении Пушкинского клуба на Кенсингтон-парк-гарденз (Kensington Park Gardens). Он читал там лекции, девять раз выступал с воспоминаниями, в клубе было организовано несколько выставок художника, а после его кончины устроили вечер его памяти, на котором в числе выступающих была балерина Тамара Карсавина, давнишний его друг.
* * *
   В Лондоне создал свои лучшие работы выходец из России архитектор Бертольд Любеткин (1902–1990). Он окончил московский ВХУТЕМАС, его учителями были Родченко и Татлин. Любеткин в 1922 г. покинул Советскую Россию, работал в Берлине и Париже с известными мастерами архитектуры. В Лондоне он жил с начала 1930-х гг. Любеткин считается одним из выдающихся мастеров конструктивизма – Королевское общество архитекторов учредило в его честь премию, которой награждаются лучшие архитекторы.
   К его наиболее известным постройкам относятся жилые районы High Point 1 and 2 в районе Хайгейт (1936, 1938; North Hill), с неожиданными вставками в виде кариатид Эрехтейона, здания в Лондонском зоопарке (созданные под влиянием композиций художника Наума Габо). В 1935–1938 гг. он строит центр здоровья в районе Финсбюри, на улице Пайн-стрит (Finsbury Health Centre, Pine Street). Возводится и Prior Green Estate (1937, 1943–1957; Collier Street), Spa Green Estate (1950, Rosebery Avenue), террассные дома (1935, 85–91 Genesta Road), частный дом в Сиднэме (Sydenham).
   Памятник Ленину – единственный в Лондоне – был поставлен на площади Холфорд (Holford Square) по проекту Любеткина. В 1942 г. во время совместной борьбы против фашизма его открыл советский посол в Великобритании И. М. Майский. Потом памятник пришлось убрать, так как его постоянно пытались сломать или искалечить.
   Один из самых выдающихся архитекторов своего поколения Бертольд Любеткин оказал огромное влияние на многие поколения английских архитекторов.
* * *
   Известный русский композитор Николай Метнер (1879/1880– 1951) на долгие годы оказался связанным с Лондоном.
   Николай Карлович Метнер родился в Москве в семье директора текстильной фабрики, рядом с которой в Большом Саввинском переулке в старинном доме жила большая семья Метнеров. Николай рано начал заниматься на фортепиано, поступил в Московскую консерваторию и окончил ее с золотой медалью. Он занимается композиторской деятельностью, выступает, становится вместе с его другом Рахманиновым одним из самых востребованных пианистов.
   В 1919 г. новая власть выселяет Метнеров, и Николай уезжает на гастроли за границу, где выступает в концертах. В 1920-х гг. его исполнительская деятельность проходит в Европе, и Метнер даже получает разрешение в 1927 г. совершить концертное турне по Советскому Союзу, которое прошло с большим успехом. Он даже хлопочет о возвращении на родину, но ему без всякого объяснения отказывают в визе.
   В 1930-е гг. он мало выступает, его произведения почти не исполняются – в моде новая музыка, имеющая мало общего с классикой, которой композитор, убежденный консерватор и непримиримый враг безудержного модернизма, был привержен всю свою жизнь. Свое отношение к новой музыке он объясняет в книге «Мода и муза», не потерявшей значение и сейчас.
   В октябре 1935 г. Метнер переезжает из Франции в Великобританию, в ту страну, где его горячо приветствовали музыкальные любители в 1920-х гг. В Лондоне он покупает небольшой дом на севере города, на улице Уентворт-роуд (69, Wentworth Road) и живет там до кончины (на доме помещена мемориальная доска).
   Современники видели в нем «человека редкого обаяния и своеобразнейшего художника-композитора и пианиста… Отпечаток высокого интеллекта, внутреннего воодушевления, богатой фантазии, был характерен и для исполнительского облика Николая Карловича, и для его композиций, где мысль и чувство сосуществовали в чудесном единстве»[192]. Его друг Рахманинов называл его «самым гениальным из всех современных музыкантов» и неоднократно подчеркивал, что «произведения этого действительно великого композитора… изумительно свежи и современны»[193].
   В последние годы жизни Метнер мало концертирует, его сочинения не пользуются успехом, ему живется трудно, пока не случается нечто неожиданное… Студент Оксфордского университета, индус по национальности, по дороге домой останавливается у сестры, обучающейся музыке в Берлине, слышит фортепианное произведение Метнера, которое его просто очаровывает. Студент оказывается сыном богатейшего магараджи Майсора и после того, как сам становится магараджой, решает издать все сочинения Метнера…
   В конце 1940-х гг. Метнера пригласили дать цикл концертов в США, но он не смог принять приглашение – помешала серьезная сердечная болезнь. Метнер скончался 13 ноября 1951 г. и был похоронен на Хендонском кладбище (Holders Hill Road); на его могиле – надгробие работы известного художника М. В. Добужинского.
   Как писал известный музыкальный критик Л. Л. Сабанеев, «в его лице русская музыка потеряла очень самобытного, очень личного, очень индивидуального, глубокого и глубоко честного художника, рыцаря музыки без страха и упрека».
* * *
   Из артистов, поселившихся в Лондоне, первое место по численности занимают артисты балета. Гастроли дягилевской труппы, отдельных русских артистов – Т. П. Карсавиной, О. И. Преображенской, М. Ф. Кшесинской, А. Павловой, Л. Л. Новикова, М. М. Мордкина, постановки известных хореографов М. М. Фокина и А. А. Горского познакомили английскую публику с русским балетом, который стал необыкновенно популярен и дал мощный импульс развитию британского национального балета.
   Самая известная из русских балерин Анна Павлова, казалось бы, не обещала выдающихся достижений в то время, когда она училась в знаменитой Императорской балетной школе в Петербурге. Но талант, соединенный с упорным, самоотверженным трудом, и хорошие учителя совместно создали чудо балета, единственную в мире Анну Павлову.
   Павлова участвовала в постановках талантливого балетмейстера М. М. Фокина, который нашел в ней лучшую исполнительницу своих замыслов: знаменитый танец «Умирающий Лебедь», ставший как бы эмблемой Павловой, они создали вдвоем. Павлова участвовала в первом дягилевском сезоне и именно ее художник Валентин Серов изобразил на афише «Русских сезонов», но сотрудничество с авторитарным Дягилевым не сложилось. Павлова полностью отдалась гастролям, проходившим в самых разных странах мира.
   Своим постоянным местом проживания она выбрала Лондон. Впервые она выступила в Лондоне в 1910 г., и ее антрепренер сначала платил ей 100 фунтов в неделю, но в первый же вечер она произвела сенсацию. «Это был успех, – вспоминал антрепренер, – какого на моей памяти не имел ни одни артист; скоро я стал платить ей 1200 фунтов в неделю»[194].
   Анна Павлова купила в 1912 г. дом в Лондоне, первоначально предназначавшийся для детской балетной школы, но позднее служивший ей прибежищем в нечастые перерывы между гастрольными поездками. В доме были высокие и просторные комнаты, за домом простирался участок в шесть акров (около 2,5 га) с искусственным озером, в котором плавали лебеди. В доме она отдыхала и устраивала приемы для друзей. Князь Феликс Юсупов вспоминал о днях своей молодости: «В те дни в Лондоне находился Дягилев с балетной труппой. Карсавиной, Павловой, Нижинскому рукоплескали в Ковент-Гардене. Многих артистов я знал лично, а с Анной Павловой и дружил. Я встречался с ней ранее в Петербурге, но тогда мал был еще оценить ее. В Лондоне я увидел ее в "Лебедином озере" и был потрясен. Я забыл Оксфорд, учебу, друзей. День и ночь думал я о бесплотном существе, волновавшем зал, зачарованный белыми перьями и кровавым сверкавшим сердцем рубина. Анна Павлова была в моих глазах не только великой балериной и красавицей, а еще и небесной посланницей! Жила она в лондонском пригороде, в красивом доме Айви-Хаус, куда хаживал я часто. Дружба была для нее священна. Из всех человеческих чувств она почитала ее благороднейшим. И доказала мне это за годы наших с ней частых встреч. Она понимала меня. "У тебя в одном глазу Бог, в другом – черт», – говорила она мне"».
   В этом небольшом уютном доме, поставленном торцом к линии улицы Норт Энд-роуд (North End Road) с 1974 г. находился музей Анны Павловой, а теперь он принадлежит Еврейскому культурному центру, который показывает небольшую экспозицию, посвященную Анне Павловой.
   Ее гастрольные поездки были тяжелой работой: как говорила одна из балерин, принимавшая участие в гастролях по Англии в 1911 г., «турне продолжалось 11 недель, в течение которых мы посетили 20 городов… Часто приходилось выступать по два раза в день: утром в одном городе, вечером – в другом… А. П. Павловой приходилось танцевать по 14 номеров в день»[195].
   Сезон 1931 г. должен был начаться в Гааге, но Павлова простудилась и 23 января 1931 г. ее уже не стало. Рассказывают, что, умирая, она попросила приготовить для нее костюм Лебедя. Ее прах похоронили на лондонском кладбище Golden Green – в нише поставлена урна и рядом две лебединые фигурки.
* * *
   Также в дягилевской труппе выступала другая знаменитая балерина – Тамара Карсавина (1885–1978), но, в отличие от Павловой, остававшаяся в его труппе.
   Она, как и многие другие знаменитые балерины, окончила Императорское балетное училище в Петербурге и выступала в Мариинском театре. В 1918 г. – она в эмиграции, как и ее старший брат, известный религиозный философ Л. П. Карсавин, которого выслали из советской России в 1922 г. Он жил и преподавал в Вильнюсе, а после аннексии Литвы Советским Союзом был арестован и умер в тюрьме.
   В отличие от него Тамаре Карсавиной повезло – она выбрала для себя Англию. Не зная ни слова по-английски, она сначала чувствовала себя одинокой, но вскоре жизнь в новой стране, отношение к ней ее новых друзей показали ей, как Карсавина писала в мемуарах, «действенную доброту сердца, присущую англичанам». После многих лет, проведенных в этой стране, она с правом считала, что «вы не найдете более верной в своих привязанностях страны, чем Англия».
   Красавина танцевала в труппе Дягилева до 1927 г., а в 1931 г., оставив сцену, занималась постановкой балетов, репетировала со многими молодыми балеринами, и в частности с знаменитой впоследствии Марго Фонтейн, переводила, писала книги и статьи по методике классического танца. Она была вице-президентом Королевской академии танца. Т. П. Карсавина жила в Лондоне в доме № 4 на улице Кингли-стрит (4, Kingly Street) и в доме 108 на улице Фрогнл (108, Frognal), на котором помещена мемориальная доска с надписью: «KARSAVINA, Tamara (1885–1978), Ballerina, lived here. 108 Frognal, NW3 Camden 1987».
* * *
   В Лондоне с 1913 по 1934 г. жила одна из звезд дягилевского балета Серафима Астафьева (1876–1934). Она была солисткой Мариинского театра, ушла в антрепризу Дягилева и пользовалась там большим успехом, но в 1913 г. переехала в Великобританию, открыла в Лондоне балетную школу, которая оказала значительное влияние на развитие английского национального балета.
   Она жила на оживленной Кингс-роуд, в доме, стоящем несколько в глубине от линии улицы, под № 152 (152, King’s Road). На доме мемориальная доска, в тексте которой она названа Серафиной и княгиней: «ASTAFIEVA, Princess Seraphine (1876–1934) Ballet dancer, lived and taught here».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация