А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русский Лондон" (страница 22)

   Известным депутатом в Первой Государственной думе был Алексей Федорович Аладьин (1873–1927), крестьянский представитель, стоявший на радикальных позициях, ратовавший за выполнение «самых неотложных требований трудового народа», введение всеобщего избирательного права, отмену сословных привилегий, отмену смертной казни и военного положения. Оратором он был замечательным, и поэтому многие называли его «народным трибуном». Он родился в крестьянской семье, с молодых лет участвовал в революционном движении, был сослан, но бежал в Европу, где работал на фабриках и бедствовал, после революции 1905 г. вернулся в Россию. После разгона Думы уехал в Англию и остался там, часто выступая в разных аудиториях с лекциями о России и сотрудничая в газетах. Из Великобритании он вернулся летом 1917 г., участвовал в Белом движении, был штабс-капитаном, а после поражения эмигрировал в Великобританию в 1921 г., где и жил до кончины в 1927 г.
   Анатолий Васильевич Байкалов (1882–1962) – известный деятель эмигрантских кругов в Лондоне. Он в молодости участвовал в революционном движении, был исключен из Казанского университета, много раз ссылался, жил в Сибири, где встречался со Сталиным (в эмиграции Байкалов опубликовал статьи в парижском журнале «Возрождение»: «Мои встречи с Осипом Джугашвили» и «Был ли Сталин агентом охранки»). После революции Байкалов выполнял дипломатические поручения Сибирского правительства в Японии, откуда он уехал в эмиграцию в Великобританию. В Лондоне он был секретарем Общества сибиряков и северян, редактировал газету «Русские в Англии», печатался во многих изданиях, написал несколько книг («В стране коммунистической диктатуры», «Я знал Сталина», «Деньги, цены и золото в Советском Союзе»).
   Вместе с политическими деятелями в Великобританию перебрались и представители делового мира.
   Рябушинские принадлежали к числу самых богатых фамилий России, основатель которой вышел из крестьян слободы Рябушинской города Боровска. Сын его Павел Михайлович составил состояние на текстильном деле и банковских операциях. У него было пять сыновей, из которых Павел приобрел известность своей общественной деятельностью: он основал газету «Утро России» и председательствовал в Совете промышленности и торговли и Московском биржевом комитете. После переворота 1917 г. почти всем Рябушинским удалось спастись и сохранить значительные капиталы за границей. Михаил Рябушинский (1880–1960) в Лондоне основал банк (Western Bank). Рябушинские в условиях жесткой конкуренции, не зная условий нового рынка, пытались внедриться в мировую торговлю текстилем, но потерпели поражение: «Это дело с самого начала было поставлено так, что не могло давать пользу в течение многих лет, и деятельность его нанесла окончательный удар нашему фонду»[180]. Экономический кризис начала 1930-х годов нанес окончательный удар по надеждам Рябушинских, потом они жили в бедности, распродавая вещи. Михаил занялся антикварной торговлей, зарабатывая комиссионными. Скончался он в Лондоне в больнице для бедных.
   Известным членом русской колонии в Великобритании была Ариадна Владимировна Тыркова (1869–1962), которая сравнительно недавно была представлена читающей публике в России двухтомной биографией А. С. Пушкина. Ранее же ее имя совершенно не упоминалось, что и неудивительно – она всю жизнь была непримиримым противником большевистского режима и всю жизнь посвятила борьбе с ним: она верила, что большевизм рано или поздно, но неизбежно умрет.
   Ариадна Тыркова была ярким политическим лидером, с завидной трудоспособностью и целеустремленностью, полностью не принимавшим марксистские идеи. Еще в старой России Тыркова участвовала в политической жизни, будучи активным членом конституционно-демократической партии: «Мы мечтали мирным путем, через парламент осчастливить Россию, дать ей свободу мысли, создать для каждого обитателя великой империи, без различия сословий и национальностей, просторную, достойную жизнь»[181].
   Она родилась в Петербурге в дворянской семье. Отец ее был мировым судьей, мать из прибалтийских дворян; у них было живописное имение Вергежа, о котором она с тоской вспоминала в эмиграции.
   Тыркова училась на Высших женских курсах, впоследствии занималась литературным трудом: ее статьи, рассказы и романы пользовались известностью. После 1905 г. она активно принимала участие в создании и работе конституционно-демократической партии (кадетов) и стала членом ее центрального комитета. Властная, решительная, не терпящая долгих колебаний, Тыркова заслужила прозвище «единственного мужчины в кадетском ЦК».
   В 1906 г. она вышла замуж за журналиста, англичанина Гарольда Вильямса. Это был счастливый брак, основанный на общности интересов и взглядов. «Счастье маминой жизни и счастье мое и Сони, что человек такого большого внутреннего калибра появился около нас и скоро совсем вошел в нашу семью»[182], – вспоминал ее сын.
   Большевистский переворот для Тырковой, как и для Вильямса, был абсолютно неприемлем, она всегда – и в России, и в эмиграции – оставалась непримиримой и активной противницей коммунизма, его идеологии и в особенности его методов. Она всегда подчеркивала, что ни при каких условиях не должно поступаться уважением к человеческой личности и свободой мысли.
   Тыркова покинула Россию в марте 1918 г: тогда назревала угроза ареста – ведь она была членом Петроградской думы, находилась в центре оппозиции новому правительству, помогала офицерам выехать на юг, издавала антибольшевистскую газету «Борьба», призывавшую к вооруженному свержению власти узурпаторов. Отъезд из России не рассматривался как постоянный, «они были выкинуты событиями из России, но считали, что это только временный отъезд, только один из этапов борьбы, которую необходимо продолжать»[183].
   В Англии Тыркова и Вильямс сразу же оказались в центре внимания: их непрерывно приглашали в различные аудитории рассказать о положении дел в России. Для них главным было дать понять англичанам, внушить им, «что трагические уроки неизвестной, далекой страны и безумные, преступные социалистические эксперименты крайних группировок могут послужить суровым предупреждением для других народов… Если они поймут наши ошибки, наши заблуждения и наши преступления и если, избегая их, они найдут другие пути, более верные и менее жестокие, тогда мы, русские, будем иметь хотя было утешение, что неимоверные страдания России – историческая жертва, принесенная по имя светлого будущего человечества»[184].
   Эта задача была первой в ряду тех, которые стояли перед ней во все время ее вынужденной эмиграции, и, к сожалению, приходится признать, что и теперь, много лет спустя, надо доказывать эту мысль многим в мире…
   Она была возмущена тем, как в Англии прибывших для переговоров посланцев-большевиков, «героев Брест-Литовска сажают на почетное место», а «король жмет руку убийцам своего брата»[185]. Многие в Великобритании не представляли себе, кто пришел к власти в России, и надеялись установить с ними нормальные отношения, она же была убеждена в том, что большевизм представляет собой мировое зло, с которым надо покончить возможно раньше.
   Осенью 1919 г. Вильямса направляют на юг России в качестве корреспондента, но уже в феврале 1920 г. в связи с крахом Белого движения он и Ариадна покинули Россию и уехали в Англию.
   Там она возобновляет работу в Комитете освобождения России, созданном в 1919 г. для «осведомления англичан о России вообще, о большевиках и о событиях, происходивших в России»[186], основывает благотворительное Общество помощи русским беженцам, во главе которого она стояла около двадцати лет, активно пишет в эмигрантской английской и французской прессе. С мужем Ариадна Тыркова написала роман «Полчища тьмы» («Hosts of Darkness») о событиях первых лет русской революции.
   После того как в 1922 г. Вильямс стал редактором иностранного отдела газеты «Таймс», они поселились в доме № 9 на Тайт Стрит (9, Tite Street; он сохранился) в дорогом квартале Лондона Челси, недалеко от дома Оскара Уайльда. Это был своеобразный русский клуб, который посещали секретарь премьер-министра Роберт Вэнситтарт, министр авиации Семуэл Хор, служивший в британской миссии в России в 1916–1917 гг., писатели и поэты, церковные иерархи и артисты. У супругов Вильямс бывали бывшие русские министры А. В. Кривошеин, А. И. Гучков, С. Д. Сазонов, генерал А. И. Деникин и многие другие известные эмигранты.
   В 1928 г. Тыркову постигло горе: Гарольд Вильямс, ее муж, преданный друг, скоропостижно скончался. Она написала о нем книгу под названием «Cheerful Giver» (что можно перевести, как «Тот, кто отдает с радостью»).
   Тыркова написала три тома мемуаров: «На путях к свободе», «То, чего больше не будет» и «Подъем и крушение». К концу жизни она переехала к сыну в США и скончалась в Вашингтоне в 1962 г.
   Исаак Владимирович Шкловский (литературный псевдоним Дионео), еще в царское время подолгу живший здесь, работал в качестве собственного корреспондента газеты «Русские ведомости» и сотрудничал с журналом «Русское богатство». Шкловский написал несколько книг о современной ему Англии («Очерки современной Англии». СПб., 1903; «Английские силуэты». СПб., 1905; «На темы о свободе». СПб., 1908; «Меняющаяся Англия», СПб., 1915) и печатался в английских журналах и газетах.
   По его корреспонденциям и книгам вся читающая Россия знакомилась со страной политической свободы, он был англофилом и, как вспоминал о нем историк и политический деятель П. Н. Милюков, «при этом не идеализировал ни Англии в целом, ни русской эмиграции, был очень нервен и настроен скептически. Но все политические течения уважали его за его моральную стойкость и политическую честность…»
   Многие имена ученых, вынужденных уехать из России, возвращены исторической памяти работами современных ученых, из которых выделяется историк Т. И. Ульянкина, статьи которой положены в основу рассказа о тех ученых, кто жил и трудился в Великобритании.
   Туда уехали такие известные ученые, как гистолог Н. К. Кульчицкий, энтомолог Б. П. Уваров, математик А. С. Безикович, историки Д. Д. Оболенский, Н. Е. Андреев, Б. В. Геруа, С. А. Коновалов, М. И. Ростовцев, экономисты А. Н. Анцыферов, Ю. А. Павловский и С. П. Тюрин, богослов Н. М. Зернов, востоковед В. Ф. Минорский, биохимик Л. Л. Пастернак-Слейтер, патофизиолог В. Г. Коренчевский, инженер Ю. В. Ломоносов, геолог С. И. Томкеев, философ С. Л. Франк и др. Многие из них обосновались в известных университетских центрах Великобритании, но некоторые жили и работали в Лондоне.
   Русские ученые внесли неоспоримо большой вклад в развитие науки Великобритании, некоторые были избраны в члены Лондонского королевского общества, в частности такие известные ученые, как Б. – П. Уваров, А. С. Безикович, М. И. Ростовцев и Г. В. Анреп.
   Для русских ученых-эмигрантов в Великобритании важно было то, что многие из них уже пользовались известностью либо по публикациям, либо благодаря личным контактам. Борис Петрович Уваров (1888–1970), выпускник Петербургского университета, работавший на Северном Кавказе по исключительно важной проблеме распространения саранчи, уехал за границу потому, что не мог найти себе применения при новой власти. В 1921 г. в Великобритании ему предложили место главного специалиста в Бюро по энтомологии. Уварову принадлежит исключительно важная разработка теории ритмичности и цикличности размножения насекомых. Он организовал Международный центр по изучению саранчи, был руководителем Королевского энтомологического общества и удостоился титула лорда.
   В Великобритании оказались крупные физиологи Г. В. фон Анреп и Б. П. Бабкин. Оба они были учениками И. П. Павлова. Анреп работал в Кембридже, а Бабкин в Лондоне.
   Отцом Глеба Васильевича фон Анрепа (1889–1955) был известный токсиколог и фармаколог В. К. фон Анреп, первый ректор Женского медицинского института в Петербурге. Г. В. фон Анреп окончил Военно-медицинскую академию и еще студентом заинтересовался работами по физиологии И. П. Павлова, который командировал его в Англию, где он демонстрировал физиологические опыты. Там его приняли в члены Британского физиологического общества. Анреп участвовал в Первой мировой войне, награжден Георгиевским крестом, вступил в армию генерала Деникина и после его поражения эмигрировал в Великобританию. В Лондоне он прожил сравнительно недолго, получил степень доктора медицины, был ассистентом в колледже Лондонского университета; в 1926 г. перешел на работу в Кембридж, а в 1931 г. переехал в Каир, где работал на медицинском факультете университета.
   Борис Петрович Бабкин (1876–1950) окончил Военно-медицинскую академию в Петербурге, работал в павловской лаборатории, заведовал кафедрой Новороссийского университета в Одессе, откуда его выслала советская власть вместе с другими учеными. Его пригласили в Лондонский университет, где он продолжал исследования по физиологии.
   Известный ученый Н. К. Кульчицкий (1856–1925), которому принадлежит выдающийся труд «Основы гистологии животных и человека», занимался в России в Харьковском университете гистологией и был деканом медицинского факультета. Он также был попечителем Петербургского учебного округа и перед революцией министром народного просвещения. Новые власти его арестовали, но вскоре освободили и позволили вернуться в Харьков, где он спасался от голода тем, что торговал мылом, которое сам и делал. Однако ученый с семьей покинул Харьков и пешком (!) в продолжение 22 дней добирался до Севастополя, откуда на британском корабле благополучно покинул Россию.
   Благодаря английским ученым, знавшим его, Кульчицкий стал профессором Лондонского медицинского колледжа и смог продолжить свои исследования. Однако он вскоре скончался от трагической случайности: по рассеянности он шагнул в лифтовую шахту и разбился. Как говорил английский физиолог Э. Смит, «трагическая смерть нашего доброго друга, последовавшая вслед за его не менее трагической жизнью, оставила в наших сердцах горечь личной потери этого замечательного, мужественного, скромного и любимого человека»[187].
   Другой ученый, пользовавшийся большой известностью, Владимир Георгиевич Коренчевский (1880–1959), обладал несколькими специальностями – он был и фармакологом, и патофизиологом, и бактериологом, и геронтологом. Он с золотой медалью окончил Военно-медицинскую академию, работал на медицинском факультете Московского университета и в Петербурге в своей alma mater. Так получилось, что в 1919 г. его откомандировали в Севастополь на Биологическую станцию, откуда он смог уехать в Великобританию, где в продолжение 25 лет работал в широко известном Листеровском институте превентивной медицины. В последние годы его научные интересы переместились в область геронтологии, и он в 1945 г. основал в Оксфорде геронтологическую лабораторию. Как писали, Коренчевский «стал истинным отцом геронтологии не только в Британии, но и во всем мире».
   Владимир Вячеславович Чернавин (1887–1949) был известным ученым, ихтиологом и, как и сотни тысяч советских граждан, был арестован. Как он писал в воспоминаниях, «моя судьба – обыкновенная история русского ученого, специалиста – общая судьба вообще культурных людей в СССР. Какой бы тяжкой ни казалась моя личная судьба, она легче судьбы большинства: мне пришлось меньше вытерпеть на допросе и «следствии»; мой приговор – пять лет каторжных работ, значительно легче обычного – расстрел или десять лет. Многие люди, которые подвергались пыткам и казни, были старше меня и имели гораздо большее значение в науке, чем я. Вина у нас была одна: превосходство культуры, которое нам не могли простить большевики. Я говорю о себе только потому, что другие говорить не могут: молча должны они умирать от пули чекиста, идти в ссылку без надежды вернуться и также молча умирать». В СССР он отдавал свои силы и знания на строительстве Беломорско-Балтийского канала.
   Чернавин не просто выжил, что случалось редко, но, более того, смог убежать с каторги, что вообще было неслыханно: «Я бежал с каторги, рискуя жизнью жены и сына. Без оружия, без теплой одежды, в ужасной обуви, почти без пищи. Мы пересекли морской залив в дырявой лодке, заплатанной моими руками. Прошли сотни верст без компаса и карты, далеко за полярным крутом, дикими горами, лесами и страшными болотами». Чернавин перешел границу и попал в Финляндию, где его приняли, согрели, накормили и после отдыха переправили в Англию.
   В Англию благополучно перебрался князь Дмитрий Петрович Святополк-Мирский (1890–19?). Хотя и утверждается, что он происходит из древней семьи Рюриковичей, но княжеский титул был получен семьей только в 1861 г., а происходили они от литовского чиновника Мирского, впоследствии же Мирские приписали себе родство с князьями Святополк-Четвертинскими.
   Отец Д. П. Святополк-Мирского занимал крупные посты в царствование Николая II и был назначен в апреле 1904 г. министром внутренних дел. Это назначение связывалось с ослаблением преследований прогрессивных элементов общества, но его реформы проводились совершенно непоследовательно и вызвали только крайнее раздражение реакционеров – в январе 1905 г. Святополк-Мирский был уволен.
   Его сын учился в Петербурге и еще студентом напечатал книгу стихов, участвовал в Первой мировой войне, был ранен, в 1919 г. он – офицер в армии генерала Деникина, после чего эмигрировал и обосновался в Англии, где с помощью английских друзей начал преподавать в Лондонском университете. Воспитанный в семье англофилов, он довольно быстро адаптировался к новой обстановке. Его лекции были весьма популярны, он приобрел признание в литературных кругах, печатался в нескольких эмигрантских и английских изданиях, написал несколько книг литературоведческого характера. Эмиграция встретила его писания неблагожелательно: так, В. Ф. Ходасевич писал в «Современных записках», что он «хорошо усвоил самые дурные литературные приемы… большевистской и большевизанской печати».
   За время жизни в Великобритании он обратился к марксизму-ленинизму и даже вступил (!) в коммунистическую партию. Неудивительным было то, что он в 1932 г. вернулся в СССР, в страну, как он выражался, «озаренную ярким светом ленинского мышления» и также неудивительным было и то, что через пять лет его арестовали. Сгинул Святополк-Мирский в ГУЛАГе, и год его смерти точно не установлен: приводятся и 1939, и 1946, и 1952 гг.
   В Лондонском университете Святополк-Мирского сменил Глеб Петрович Струве (1898–1985) – из славной семьи, давшей многих известных ученых. Его прадед Василий Яковлевич Струве изучал в Дерптском университет филологию и лишь позднее увлекся физикой и математикой и стал астрономом, устроителем и первым директором Пулковской обсерватории под Петербургом. Дед Бернгард Васильевич, действительный статский советник, занимал пост астраханского и пермского губернатора, а отец Петр Бернгардович прославился как публицист и политический деятель. Он был теоретиком «легального марксизма» (и, между прочим, автором манифеста российской социал-демократической партии 1898 г.), одним из основателей конституционно-демократической партии (кадетов), сотрудником многих русских журналов, а после захвата власти большевиками – одним из идеологов Белого движения. В 1920 г. Струве эмигрировал и продолжал активно заниматься публицистикой. Его старший сын Глеб Петрович воевал в Добровольческой армии, а в 1918 г. вместе с отцом перешел финскую границу и попал в Англию. Учился в Оксфордском университете, жил в Праге, где отец его редактировал журнал «Русская мысль», потом в Берлине и в Париже. Вернувшись в 1932 г. в Великобританию, он преподавал русскую литературу в Школе славянских и восточноевропейских исследований Лондонского университета, а в 1946 г. переехал в США, где был профессором славистики в Калифорнийском университете.
   Струве приобрел большую известность работами по истории русской литературы: его книга «Русская литература в изгнании» – основное справочное пособие по эмигрантской литературе. Он занимался переводами русских авторов, научной подготовкой изданий собраний сочинений русских авторов – Ахматовой, Мандельштама, Пастернака и др. Он знакомил английскую публику и с советскими писателями – М. Волошиным, Б. Зайцевым, А. Белым, М. Шолоховым, В. Катаевым, К. Фединым. Струве интересовался пушкинистикой, он опубликовал ценную работу по пушкинским документам в британских архивах. Ему принадлежит и интересная статья о семье русского посла в Великобритании графа С. Р. Воронцова[188].
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация