А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пленники Долины" (страница 1)

   Виктор Кузнецов
   Пленники Долины

   © Виктор Кузнецов, 2013
   © ООО «Издательство АСТ», 2013

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
   Посвящается моему племяннику
   Александру Меркушеву

   Часть первая
   Дорога в Таниевую Долину

   Глава I
   Таинственный постоялец

   Какой бы репутацией ни пользовалась гостиница «На побережье», другого такого места, где можно отдохнуть, поделиться новостями и вкусно поесть, не сыщешь на многие мили вокруг. Почему заведение называлось именно так, а не иначе, никто не знал, даже его владелец – Норманн Амос. Какое же это побережье, если до моря день пути? Гостиницу строил прадед Норманна, и почему он выбрал название, не соответствующее действительности, спросить было не у кого. Да и не интересовало это никого. Есть место для отдыха – и на том спасибо.
   Тот вечер ничем не отличался от других, разве что один из посетителей засиделся в трапезной. Он с чувством потягивал пиво, время от времени отправлял в рот креветку да вопросительно посматривал на хозяина, словно ждал подходящего момента что-то спросить. Ростом незнакомец не выделялся, однако крепости его плеч позавидовал бы и цирковой атлет. Возраст – до тридцати, одет в кожаную куртку на шнуровке и холщовые штаны. На ногах прочные сапоги из шкуры глотыря. Скарбом путник обременен не был, разве что за спиной висела походная сумка.
   Норманн Амос закончил протирать кружки, бросил ветошь на стойку и направился в трапезную. В опустевшем помещении звук шагов слышался четко и ясно. Близилась полночь, а это означало, что скоро нагрянет дозор. Местные никогда не засиживались так долго. Кому охота выслушивать оскорбления? Хорошо, если одни оскорбления, так ведь и по шее схлопотать недолго. И попробуй потом пожаловаться! Пристанут дознаватели с вопросами: «с кем сидел?», «о чем речь вел?» – хуже только гоблина уговаривать.
   Позднего гостя, похоже, негласные правила беспокоили мало. Или не знал он про них.
   Норманн открыл окно, и в помещение ворвался запах трав, туго переплетенный с терпким ароматом молодой грибницы. Вместе с запахами в зал проникли песни ночных цикад, горячие, как июльский день. Отрывисто заухал филин, заставив хозяина заведения вздрогнуть. Не любил Норманн филинов, а может, просто день трудный выдался – посетители один смурнее другого. То им пиво недостаточно холодное, то мясо с душком, то вино не того урожая. Вот и вздрагиваешь к ночи от каждого резкого звука.
   – Впервые в наших краях? – непринужденно спросил Норманн, намереваясь тактично намекнуть гостю о возможных проблемах.
   – Вроде того, – уклончиво ответил посетитель.
   – Комнату будете брать?
   Незнакомец пригладил черные волосы.
   – Позднее. А пока принеси мне еще пива, – потребовал он.
   Владелец гостиницы облизал губы и недовольно пробормотал:
   – Куда уж позднее. – Почесав шею, добавил: – У меня удобные недорогие комнаты. Платите за постой, поднимайтесь наверх, и я принесу столько пива, сколько захотите.
   – Что за удовольствие пить в одиночестве? – легкомысленно возразил посетитель, демонстрируя полное неведение здешних правил.
   – Какая разница, там или тут? Разошлись уже все, нет никого.
   В подтверждение правоты своих слов Норманн обвел помещение рукой.
   – Разве? – делано удивился гость. – Нас-то двое.
   – Знаете что, господин, некогда мне с вами болтать, – категорично заявил владелец гостиницы.
   – Это смотря на какую тему, – шутливо подметил собеседник. – Поверь, я найду подходящую, скучать не придется.
   Норманн Амос прокашлялся и на этот раз предупредил без обиняков:
   – Скоро тут появятся люди, с которыми вам лучше не встречаться.
   – Разбойники, что ли? – ухмыльнулся посетитель.
   «Вот уперся!» – Хозяин осуждающе покачал головой.
   – Что мне разбойники? От своих больше достается. Когда делами заправлял дед, гостиница слыла излюбленным местом контрабандистов. А платили они щедро, – мечтательно закатил Норманн глаза, – на чаевые не скупились. За вечер можно было заработать столько, сколько сейчас за месяц не выручишь.
   – Так ты помогал контрабандистам? – прищурился поздний гость.
   – Не я, – отмахнулся Норманн, – а дед мой. Разницу улавливаете?
   Владелец гостиницы наградил собеседника недовольным взглядом и, собираясь идти, равнодушно бросил через плечо:
   – Короче, я вас предупредил: нагрянет дозор – сами выкручивайтесь.
   – А ты чего так переживаешь? Мне ответ держать, не тебе.
   Удивляясь недальновидности гостя, Норманн остановился на полпути к стойке и, как вдалбливает учитель бестолковому ученику прописную истину, раздраженно пояснил:
   – Задержат вас – и хозяину гостиницы не избежать расспросов. Не знаю как вам, а мне строчить объяснительные удовольствия не доставляет.
   Посетитель понимающе кивнул.
   Норманн принес ему пиво и стал гасить масляные лампы. Оставив только две, тяжело опустился на табурет. Гудели ноги, ломило спину, хотелось спать. Однако полуночи дождаться следовало. Лишь в исключительных случаях дозорные проверяли гостиницу Норманна дважды за ночь, и происходило такое не чаще, чем раз в три месяца.
   – Эй, хозяин? – В тишине снова зазвучал знакомый голос.
   Владелец заведения мысленно выругался и заковылял к столу. Чужак платил щедро, сдачу не брал. Только это и удерживало Норманна, чтобы не послать его куда подальше.
   – Присядь, – незнакомец указал взглядом на табурет напротив. – Хочешь хорошо заработать? – Он выудил из сумки кошель и бросил его на стол. – Тут пятьдесят золотых. Думаю, даже во времена контрабандистов твоему деду не удавалось заработать столько за день.
   Норманн Амос осторожно подсел к сорящему деньгами незнакомцу. Тот лукаво улыбнулся, положил локти на стол и как бы случайно проронил:
   – Люди говорят, есть тайный проход на побережье.
   – Какие люди? – насторожился хозяин.
   – Разные, – неопределенно ответил посетитель. – Если твой дед помогал контрабандистам, он наверняка знал, где находится это место.
   – Дед, может, и знал, да сын за отца не в ответе. А тут даже не об отце речь. Я человек законопослушный, мне в Норд-Эл без надобности. Вы хоть знаете, что у Прибрежных Холмов заканчивается Артуан? Побережье – это уже Норд-Эл, владения короля Ингмара.
   – Вот туда-то мне и надо, – посетитель придвинул к Норманну кошель с деньгами.
   – Мое дело сторона, я простой торговец и не про какие тайные тропы слыхом не слыхивал.
   «Или лазутчик, или дознаватель», – подумал Норманн Амос, отодвигая кошель, словно чашу с ядом.
   – А если так? – Посетитель извлек из сумки второй мешочек и бросил его рядом с первым.
   В глазах у Норманна Амоса заплясали алчные огоньки. Заработать сто монет он мог разве что за два месяца, а тут всего-то предлагают немного пооткровенничать. Норманн оценил кошельки на вес, подкинул на ладони. Монеты отозвались согревающим душу звоном. Владелец гостиницы тяжело вздохнул, вернул деньги и недовольно буркнул:
   – Не знаю я ни про какой проход.
   Во дворе залаяла собака, лай перекрыла грозная брань, по крыльцу застучали кованые сапоги, и в гостиницу ввалились трое воинов. Пламя факелов заволновалось, потревоженное сквозняком, и успокоилось, только когда закрыли дверь. На этот раз Норманн был даже рад приходу дозорных. Мало кому удавалось лишить его душевного равновесия, а вот этому въедливому гостю удалось. Проход, конечно же, был. Не слишком удобный, но тренированный человек вполне мог попасть на побережье, минуя возведенные правителями Артуана и Норд-Эла преграды. Полбеды, если заглянул контрабандист. Тут, коли поймают, можно, сославшись на скудоумие да невнимательность, откупиться. Но за сговор с лазутчиком грозит каторга. Более всего на свете Норманн боялся потерять гостиницу. У каторжанина ее, как пить дать, отнимут, поэтому следует вести себя осторожно, а гостя – сдать властям.
   – Эй, хозяин, тащи пиво и что-нибудь пожрать, – прогрохотал старший дозора Эдвин Уайз. Обнаружив владельца заведения за одним столом с посетителем, он нахмурился и, гадая, чем гость заслужил такую честь, тяжело прошел к уединившимся не иначе как для тайной беседы людям. Норманн тут же вскочил, собираясь приветствовать стражника, его собеседник не повернул даже головы.
   – Это что еще за птица тут гнездится? – Дозорный саданул ногой по табурету, намереваясь ловко выбить его из-под посетителя. С первой попытки сделать это не удалось – человек оказался тяжелее, чем предполагал Эдвин Уайз.
   – Не знаю, господин, нам никто верительных грамот не предъявляет, – заюлил Норманн Амос.
   – А это что тут у вас, деньги? – Эдвин Уайз взял один из лежащих на столе кошельков, развязал его и высыпал содержимое на ладонь. В свете факелов золото стало красным, словно его окунули в чашу с кровью. – Откуда столько, украл? – Старший дозора хотел встряхнуть посетителя за воротник, но человек ловко отстранился.
   – Заработал, – будничным тоном сообщил он.
   – И за какую работу платят столь щедро? – посуровел Эдвин Уайз, хотя, казалось, выглядеть строже едва ли возможно. – Может, и мне переметнуться? Живо верительную грамоту! – потребовал он.
   Норманн с тоской поглядел на золотые монеты, с которыми волей-неволей приходилось расставаться, и заторопился к стойке, где уже хозяйничали люди Эдвина Уайза, набивая снедью вместительную корзину. Владелец гостиницы наклонился к одному из них и шепнул на ухо:
   – Человек в зале, кажется, лазутчик. Он пытался узнать, можно ли проникнуть на побережье тайно.
   Дозорные прекратили жевать и почти одновременно посмотрели в сторону стола, за которым текла неторопливая беседа. Поздний гость отвечал на вопросы не выказывая робости. Затем достал из сумки свиток и протянул его Эдвину Уайзу. Тот впился в грамоту глазами, словно там было написано, как за одну ночь стать королем, вернул свиток и ссыпал на стол только что конфискованное золото. Лицо стражника приняло не свойственное ему растерянное выражение. Уайз перекинулся с посетителем еще несколькими фразами, поклонился и крикнул подчиненным через весь зал:
   – Берите еду, мы уходим!
   Норманн Амос никогда не видел, чтобы суровый начальник дозора вел себя как слуга. Даже комнаты отдыха проверять не стал – так торопился уйти.
   – Но, командир, Норманн говорит… – начал один из стражников, тот, что был повыше.
   – Позже поделишься, – оборвал его Эдвин Уайз.
   – Очень важная информация, касается этого человека, – дозорный указал рукой на чужака.
   – Рейнхард, будь любезен выполнять приказы, – отрезал старший.
   – Слушаюсь.
   Рейнхард поднял корзину с едой, внезапно передумал и со словами «на, неси» всучил ее напарнику. Тот хотел было возразить, но его долговязый сослуживец уже покидал гостиницу.
   Как только дозорные ушли, Норманн, желая хотя бы отчасти искупить свою вину, подбежал к незнакомцу.
   – Чего пожелаете, милорд?
   – Садись, – велел посетитель. В его голосе зазвучали властные интонации.
   Проклиная себя за нерешительность, Норманн и не думал возражать. Рискни он до прихода дозора, и карман бы уже оттягивала многомесячная выручка, а теперь придется отдать информацию бесплатно. Наверняка у важного господина найдется способ развязать ему язык.
   – Так ты расскажешь, как попасть на побережье?
   Чувствуя замешательство собеседника, гость швырнул ему оба кошелька.
   – Цена за услугу прежняя.
   Хозяин поспешно убрал деньги в карман, словно боялся, что господин передумает, и стал вспоминать подробности:
   – Если идти вдоль реки Эрты быстрым шагом, к вечеру достигнете Прибрежных Холмов. Найдите место, где вода уходит под землю, там еще расколотая надвое сосна стоит, левее нее в зарослях ракиты находится вход в тоннель. Только тут одна сложность, – замялся рассказчик.
   – Что за сложность?
   – Проход выведет вас на небольшую площадку в тридцати ярдах над землей. Это сделано не случайно, – пояснил Норманн Амос, – если бы выход прорубили ниже, дозорные Ингмара легко бы его обнаружили. А так, попробуй разберись, что там за дыра над головой!
   – Странно, – засомневался таинственный посетитель.
   – Что странно? – не понял владелец гостиницы.
   – Столько лет тоннель существует, столько историй о нем сказано. Неужели до сих пор стража не приняла мер?
   – Мало ли что народ болтает! – усмехнулся Норманн Амос. – Показать-то дорогу никто не может. Говорят, что был, а на вопрос «где?» – разводят руками.
   – Поэтому к тебе и послали, – улыбнулся гость.
   – Кто это вас ко мне послал? – напрягся хозяин заведения. За такие сплетни языки нужно вырывать.
   – Неважно, – посетитель махнул рукой, не желая раскрывать чужую тайну. – И не переживай, – хлопнул он Норманна Амоса по плечу, – не моя это забота – следить за порядком. Для этого дозорные королевским приказом назначены. А ты продолжай, продолжай, – поторопил он собеседника.
   – Я не сказал самого главного, – заулыбался Норманн. Ему было приятно, что важный господин беседует с ним на равных.
   – Ну?
   – Вход в тоннель закрывает каменная плита.
   – И?
   – Чтобы ее отодвинуть, необходимо знать, где спрятан рычаг. А вот это, кроме меня, действительно никому не известно.
   Норманн Амос многозначно поджал губы и буквально засветился от гордости.
   – И где же он?
   – Под камнем.
   – Хм.
   – Вам потребуется сдвинуть валун. Он там один такой у входа в тоннель, так что не ошибетесь. Под камнем в нише увидите пластину. Чтобы плита отъехала в сторону, нужно на пластину наступить.
   – Один справлюсь?
   Хозяин бросил на собеседника оценивающий взгляд.
   – Вы – справитесь.
   – Как давно пользовались проходом?
   – Да кто ж его знает? – всплеснул Норманн руками. – Прадед покупал в Норд-Эле жемчуг, дед менял алмазы на зуб морского змея, отец сбывал таниевую руду, пока это было возможно. Сейчас, сами знаете, если кто и приторговывает рудой, так только те, кому поручено ее охранять.
   – Смотрю, у тебя целый семейный подряд! А говоришь, сын за отца не в ответе, – усмехнулся посетитель.
   – Я никогда через проход не ходил и не собираюсь. Думаю, лет пять никто плиту не тревожил.
   Чужак нахмурился. Пользуясь паузой, Норманн Амос заискивающе заулыбался.
   – Господин, вы не будете на меня сердиться? – заюлил он. – Я ведь вас за лазутчика принял. Думал, в Норд-Эл хотите переметнуться.
   – Не буду, – успокоил собеседника таинственный посетитель. – Ты поступил правильно, как верный вассал короля.
   По интонации, с которой были произнесены последние слова, Норманн догадался, что собеседнику, действительно, до владельца гостиницы дела нет.
   – Что-нибудь еще можешь добавить? – продолжил расспрашивать гость.
   Норманн на мгновение задумался, загнул несколько пальцев, будто подсчитывая в уме, пошевелил губами и выдохнул:
   – Вроде все.
   Незнакомец хлебнул напоследок пива, вытер губы рукавом куртки, потянулся, расправляя затекшие плечи, и, давая понять, что разговор окончен, спросил Амоса:
   – Ну, где тут твои хваленые комнаты, показывай.
   Норманн вскочил так, словно его в причинное место укусил рыжий муравей. Не снимая с лица ответной улыбки, повел гостя на второй этаж и, лишь определив на ночлег, отважился спросить то, о чем все время хотел, но не решался:
   – Милорд, жуть как хочется узнать кто вы. Я дар речи потерял, когда Эдвин Уайз перед вами расшаркивался.
   Загадочная усмешка тронула губы незнакомца.
   – Я решаю проблемы.
   Постоялец предусмотрительно умолчал, что решает он проблемы одного-единственного в королевстве человека – его короля. И лишь в том случае, когда действовать в рамках закона не представляется возможным, а ситуация требует незамедлительного вмешательства.
   – Чьи проблемы? – полюбопытствовал Норманн Амос.
   – А вот этого тебе лучше не знать, – подытожил постоялец, указав хозяину гостиницы на дверь. – Разбуди меня в шесть утра.
   Норманн с облегчением выдохнул и поклонился.
   – И раздобудь кирку попрочнее.
   – Слушаюсь, господин, – пятясь к двери, послушно закивал владелец заведения.
   Спустившись в трапезную, он машинально взял кружку и начал ее протирать, гадая, что же за таинственный господин остановился у него на ночлег.
* * *
   Речка Эрта, в Драконьих Горах игривая, как жеребенок, полноводная и ленивая на равнинах Норд-Эла, вывела Ланса Торнтона к Прибрежным Холмам. Тут она более всего напоминала расшалившийся ручей: не слишком широкий, но дерзкий и упрямый. Какой Эрта и была когда-то в юности, питаясь дождями и талым снегом.
   Место, где вода уходит под землю, Ланс отыскал без труда. Откатил валун, под которым находилась пластина, приводящая в действие лебедку, нажал – каменная плита сдвинулась на несколько дюймов, а затем с громким щелчком остановилась. То, чего лазутчик опасался, все-таки случилось.
   Ланс достал кирку и выверенными ударами, будто занимался этим всю жизнь, стал крошить плиту. Закончив возиться с непокорной дверью, он присел на валун, сорвал кислицы, бросил ее в рот. Пожевал. Почувствовав, как свело скулы, выплюнул и достал из сумки свиток с планом дворца. Убедившись, что хорошо помнит все подробности, швырнул свиток в воду. Припрятал в корнях верительную грамоту, предварительно завернув ее в два слоя пергамента, поднялся с камня и шагнул в проход.
   Сегодня посланнику короля Конрада предстояло непростое дело. Виной тому стал необдуманный поступок красавицы Мирцы, дочери правителя одного из дружественных Артуану королевств. Три дня назад принцесса тайно покинула родовой замок и сбежала к Оресу, сыну короля Ингмара, чьи владения простирались на многие мили вдоль побережья. Убитый горем отец не мог тягаться с Ингмаром ни мощью, ни богатством и, не колеблясь, попросил помощи у властителя бескрайнего Артуана. Выслушав просьбу соседа, Конрад пообещал помочь, недвусмысленно намекнув, что в обмен на услугу хочет получить западные территории.
   Любовь к дочери перевесила все сокровища западных земель, и неравноценную сделку скрепили подписями и печатями. Едва высох последний вензель, Конрад ощутил себя богаче, отец Мирцы обрел надежду, а Ланс Торнтон снова получил возможность доказать, что в своем деле он лучший.
   Проход вывел к обрыву. Обрамленное белой лентой прибоя, тридцатью футами ниже бесновалось море. Грозные в своем гневе волны, едва коснувшись берега, быстро теряли стать и задор, жались к земле и, утратив последние крупицы храбрости, торопились назад.
   Ланс закрепил веревочную лестницу за каменный конус и, стараясь не касаться колючих ветвей боа-боа – цепкого, приземистого кустарника, способного расти даже на каменистых склонах, – начал спускаться вниз. Лестнице не хватило каких-то семи футов. Ланс повис на руках, разжал пальцы и благополучно приземлился на ноги. Поправив сумку, зашагал в сторону темневшего в двух милях от места спуска надводного замка.
   Густая тень скрывала лазутчика от взоров часовых, и он быстро сокращал расстояние. Под ногами шуршала галька, с пронзительными криками в небе носились потревоженные поморником чайки. Сквозь прорехи облаков пробивались иссеченные столбы света, в воздухе пахло гниющими водорослями. Внимание артуанца привлекла крупная, голубая с поперечными черными полосами рыба, лежавшая в нескольких шагах от линии прибоя. Она вяло подрагивала хвостом и раскрывала рот. Ланс поднял засыпающего обитателя водной стихии и бросил в волны.
   Выстроенный в двух полетах стрелы от побережья, дворец опирался на множество колонн и с берега казался гигантским спрутом, поднявшимся из морских глубин. Только безумец мог надеяться проникнуть туда незаметно. Даже птицы облетали дворец стороной. И только холодные рыбы, лениво шевеля плавниками, безбоязненно кружили вокруг гранитных опор.
   Отыскав несколько увесистых булыжников, Ланс сложил их в холщовый мешок и привязал к пояснице; затем вытащил из сумки пустотелый стебель морской лилии с закрепленным на одном из его концов куском пробкового дерева, второй конец взял в рот и шагнул в прибрежную пену. Столь незатейливое приспособление не позволило бы пересечь впадину глубже десяти-двенадцати футов, но в этом и не было необходимости. Ингмар намеренно выбрал для возведения замка именно это место. Морское дно тут было пологим на протяжении целой мили. Поэтому главной заботой шагающего по дну человека оставалось не сбиться с пути. Но и здесь имелась своя подсказка. Во время строительства в воду падали обтесанные куски мрамора, осколки гранита, кувшины с клеем, черепица. Дорожка из мусора вела прямо к подводной колоннаде.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация