А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Как влюбить в себя воина. Мечты и планы" (страница 8)

   Еще раз пройдясь пальцами по одежде, проверяю, все ли застежки на месте. У-у-у! Вздрагиваю, коснувшись раненого плеча. Дрянной волчище все-таки меня цапанул! Прелестно – ожидается веселенькая ночка. Уже одна такая была, когда я пару лет назад пыталась укушенного волколаком вылечить, а он в благодарность меня саму покусал. Ничего, к утру все будет в полном порядке. Главное – дети живы.
   Пригладив ладонью растрепанные волосы, вытаскиваю из кустов заветный саквояж. А с волколаками что-то делать нужно: день проваляются под действием заклинания, еще пару дней еле ноги таскать будут. А потом отомстят. И почему мне самой завыть хочется? Неужто волколачий яд действует? Наморщив лоб, прикидываю в уме – нет, рано еще, пара часов есть. Это просто усталость…
   Достав из саквояжика противоядие, делаю несколько больших глотков. Бр-р-р! Ну и дрянь, если честно. Обрабатываю рану заживляющим заклинанием. Хорошо хоть, укус не сильный, а то магия почти на нуле. Весело как! У нормального чародея запас магических сил на критической отметке пару раз в жизни бывает, а то и ни разу. Зато у меня – чуть ли не каждый день! Живу, что называется, на полную катушку.
   Нарисовав в воздухе привычные руны, даже не шагаю – падаю в телепорт.

   Глава 7

   Бом-бом-бом! Часы в гостиной звонко отбивают двенадцать ударов.
   – Милая, ты пришла! – неожиданно слышу за спиной сбивчивый страстный шепот.
   Чьи-то сильные руки обнимают за плечи, нежно прижимая… У-у-у! Нашел, где хватать, придурок! Больно же!
   – А я уже боялся, что ты забыла про меня, – ласково добавляет загадочный незнакомец.
   Ы-ы-ы! Хрен еловый! На подобное только я способна! Промазать с телепортом и ввалиться в чужую спальню! Удрученно вздыхаю. Какой мрак… Реально, кстати, мрак! Надо бы свечи зажечь!
   Пять маленьких огоньков привычно слетают с кончиков пальцев, устремляясь к подсвечнику на комоде. Очень удобно, кстати, – каждый вечер так свечи зажигаю. Вздрогнув, резко опускаю руку. Троллица безмозглая! Я же не дома! Сейчас хозяевам ковер подпалю. Или мебель.
   Пах! Яркими звездочками вспыхивают пять свечей в старинном бронзовом канделябре, освещая уютную спальню. Мою спальню, между прочим. Хм… А тогда кто это тут со мной разговаривает? Похоже, сегодняшний денек еще не закончился. Решительно оборачиваюсь, ожидая увидеть высшего вампира, восставшего мертвеца или, на худой конец, вооруженного бандита.
   – Адриан? – выдыхаю ошеломленно, утопая в ласковом сиянии синих глаз.
   Осторожно высвобождаюсь из объятий незваного гостя. Вот это да! Сосредоточенно поджимаю губы, стараясь осмыслить происходящее. Волколачий яд вызывает видения? Еще раз оглядев милого, качаю головой. Нет, на видение не похоже – самый настоящий Адриан. Живой.
   Молча, будто во сне, подхожу к серванту, тянусь, доставая с полки большой хрустальный фужер. Хлопнув дверцей, вытаскиваю из бара пузатую зеленую бутылку. Коллекционное вино, виноградники светлых эльфов, ****** год. Ага, уже с полгода стоит початая. Щедро наливаю до краев и, медленно поворачивая бокал, любуюсь, как танцуют в вине отблески пламени, рассыпаясь звездопадом ярких искорок. Молодцы светлые эльфы – мастера!
   Умильно вздохнув, аккуратно устраиваюсь в мягком кресле, нога на ногу. Рука поднимает бокал, и я, замерев, смотрю на свет через волшебную призму. Метеоритный дождь! Так красиво, что пить жалко! Губы трепетно касаются прохлады хрусталя. О-о-о! Божественный напиток! Кровь мчится по телу, разнося приятные чары в каждую клеточку. Еще налить, что ли?
   Неожиданно натыкаюсь на пристальный взгляд Адриана. Милый, развалившись на кровати, с интересом наблюдает за мной. На моей кровати, кстати! Как у себя дома, тролль его дери!
   Ах да! Адриан! Нехотя оторвавшись от созерцания новой порции вина в бокале, фокусирую глаза на госте. По идее, его здесь быть не должно. Или должно? Может, правильно – должен? Его тут должен не быть? Нет, как-то не так. Делаю глоток. Что-то мне сегодня грамматические конструкции не даются. А вообще… Поставив бокал, улыбаюсь неожиданной догадке. Если Адриан все же тут, значит, в этом есть какой-то разумный смысл. Точно! Простое логическое объяснение. Вот сейчас я его и узнаю!
   – Адриан, – придав голосу официальность, требовательно смотрю на милого, – объясните, пожалуйста, что вы делаете в такой поздний час в моих личных покоях?
   – А ты не знаешь? – усмехается Адриан. Лениво встает с кровати и, подойдя ко мне, заглядывает в глаза: – Забавно…
   Волшебные искорки, вылетев из бокала, игриво порхают по комнате, словно веселые разноцветные бабочки. Восхищенно цокаю языком. Эффектная у светлых магия! Краешком глаза кошусь на Адриана. Странно, и давно мы с ним на «ты»? Незаметно шевелю пальцами. Кольцо, свидетельствующее о заключении помолвки, отсутствует. Или я его в ванной забыла? Да ну, я бы помнила про такое. Или… Чувствую, как щеки начинают гореть. Он что, намекает на… Каков нахал! Я вообще не пью спиртного! Сегодня не в счет! А впрочем…
   – Адриан, – беззаботно улыбнувшись, произношу дружеским тоном, – бери из шкафа фужер, выпьем на брудершафт. Эльфийская магия – нечто! И формула заклинания хитрая, никак не прочитаю.
   – Вижу, я тебе сильно нравлюсь, – скептически ухмыляется драгоценный, осторожно забирая из моих рук пустую посуду. – Так сильно, что скорее глаза залить стараешься.
   – Ты тут ни при чем! – горячо возражаю, уловив в глазах милого странный блеск. – Просто…
   На мгновение запинаюсь – говорить-не говорить страшную правду. Но тут же… Если не доверять любимому человеку, то кому тогда?
   – Я сейчас начну превращаться в зверя, – тихо признаюсь, отведя взгляд. – Хочу про все забыть и ни о чем не думать.
   – Вот оно что, – сочувственно тянет милый, убирая пустой фужер подальше на комод. – А без этого нельзя?
   – Не получится, – горько выдыхаю я, отгоняя воспоминания прошлой трансформации. – Но это недолго, просто перетерпеть, и все.
   Адриан присаживается рядом на корточки и, нежно прижав мою ладошку к губам, произносит твердо:
   – Не волнуйся, хоть я и не любитель такого-всякого, но если ты по-другому не можешь – потерплю.
   Улыбаюсь, чувствуя, как напряжение и страх медленно утекают прочь. Целебные поцелуи у драгоценного. И все же – интересно, откуда он взялся?
   – Адриан, а как ты сюда попал? – смущенно опустив ресницы, озвучиваю навязчивую мысль.
   – Через окно, – простодушно улыбается милый, осторожно разминая мои пальчики. – Ты молодец – все классически. Прислуги нет, окно открыто.
   Облегченно вздыхаю. Точно! Все просто и логично, никакой мистики. Я прислугу действительно отпустила, как знала… Горничная впечатлительная слишком, не стоит ей волколачьи трансформации видеть. А утречком я уже буду в норме – маг никогда полностью в оборотня не превращается. У нас иммунитет, да и противоядие приняла, так что пару часов пережить, и все.
   Посылаю милому взгляд, исполненный искреннего уважения. А он лез в окно… Не побоялся, хоть это и опасно! Хм… Сосредоточенно тру лоб, пытаясь вспомнить что-то важное. Нет, дело не в окне…
   – Слушай, Адриан… – В голове начинает проясняться смысл происходящего. – Кажется, я тебя не приглашала…
   И тут… Летающие искорки, брызнув огненным фонтанчиком, послушно складываются в стройную формулу. Но не заклинания!
   – Адриан, ты что – совсем опупел? – вскочив с кресла, гневно выкрикиваю я. – Какого гоблина ты забыл среди ночи в моей спальне? Живо выматывайся отсюда к троллиной бабушке!
   В порыве негодования изо всех сил сжимаю кулачки. У меня что – на лбу написано, что я в него по уши? Да-да, причем большими красными буквами! Рука машинально потирает лоб. А пусть и так – это совершенно не дает нахалу права так себя вести.
   – Браво! – делано восхищается Адриан, вновь с комфортом устраиваясь на постели.
   Возмущенно фыркаю. Хоть бы обувь снял, наглец! Слышала, кстати, что воины в походе спят обутыми и не моются по три месяца… Брр! Гадость какая!
   – Браво! – повторяет Адриан, демонстративно зевая.
   Даже в ладоши, зараза, хлопнул. Три раза.
   – Спектакль «Оскорбленная невинность», первое действие, – скучающим тоном комментирует нахал. – Красиво играешь, я почти поверил.
   – Чего?! Что ты сказал?!! – От неожиданности снова плюхаюсь в кресло, ища взглядом бокал. И куда этот гад дел мой волшебный фужерчик?
   – Ничего, – спокойно отвечает Адриан, но в его тоне слышатся вызывающие нотки. – Достало просто. Каждый раз одно и то же: сначала на шею вешаетесь, а потом недотрог разыгрываете. Хоть бы для разнообразия что-то новенькое придумали.
   Обалдев от столь откровенного хамства, многозначительно качаю головой. Какая у принцев, оказывается, тяжелая и беспросветная судьба! Куда ни пойди – девушки прохода не дают. Ни сна, ни отдыха, ни личной жизни. Хм… Что-то знакомое, кстати. Да плевать мне на него с Южной пограничной башни! И с Северной – тоже плевать! Да, люблю! И все равно – плевать! Ничего, потом отмою. Может быть…
   Удобно устроившись в кресле, посылаю милому загадочный взгляд:
   – Адрианчик, дорогой! – Мой глубокий грудной голос наполнен безграничной, невыразимой нежностью. – Напомни, пожалуйста, когда это я тебе на шею вешалась? – Застенчиво улыбаюсь, кокетливо покрутив в пальцах локон. – Нет, что ты! Не отказываюсь! Просто так хочется пережить эти сладостные моменты еще раз!
   Адриан садится на кровати, уставившись на меня с искренним изумлением.
   – Я хотел сказать, – неожиданно неуверенно звучат его слова, – что не люблю интриги и притворство.
   Победно изгибаю бровь. Хи-хи, с Изабель бы его познакомить. Вот кто не любит ходить вокруг да около – фаербольчиком по мозгам, и вся любовь!
   Милый, недовольно оглядев меня сверху вниз, качает головой. Что-то ему в моем облике явно не нравится.
   – Лика, я же предлагал потанцевать? – укоризненно произносит Адриан, поднимаясь с кровати. Да-да, таким тоном меня папа в детстве за шалости отчитывал. – Просто потанцевать, поговорить о том о сем… Так нет же!
   Драгоценный возводит глаза к потолку и, картинно всплеснув руками, продолжает тоном истеричной светской барышни:
   – Ой, вы что! Танцевать с одним и тем же четвертый раз? Это же совершеннейший моветон! Ах что люди скажут! Нет, у меня голова! То есть голова кружится! Мне нужно скорее на свежий воздух!
   Подперев щеку рукой, наблюдаю за импровизированным представлением. Интересно! Вот, значит, как оно со стороны выглядит.
   – И что мне делать в таком случае? – тихо вопрошает Адриан, глядя прямо в глаза. И, расправив плечи, добавляет с подобострастием: – Как я отпущу вас одну! Мой абсолютный долг – защищать вас от всех мыслимых и немыслимых опасностей! Коих просто не счесть во время праздника в городском саду! Где светло, как днем, и людей, как на рыночной площади в разгар ярмарки.
   Адриан делает несколько шагов по комнате и, остановившись напротив меня, серьезно интересуется:
   – Лика, объясни, пожалуйста, почему принять приглашение на танец – ужасно, а зажиматься по темным углам – вполне нормально? Ведь это ты меня в заброшенную часть сада потащила.
   Упс… Смущенно отвожу взгляд. Может, и я. Люблю уединенные прогулки, да и страха перед природой нет, как-никак – адепт магии Жизни. Подумаешь, сад – я по лесу ночью шатаюсь иногда. Так, освежиться…
   Адриан же, не дождавшись ответа, продолжает заунывно:
   – И вот идут они вдвоем по темной-претемной аллейке…
   О! Знакомое что-то! Старательно сдерживаю улыбку. Кажется, в первом классе такие страшилки на ночь рассказывают.
   – И тут! Ой! – Милый широко раскрывает глаза. – Из кустов выбегает ужаснейший монстр! Гнусное отродье хаоса! Совершеннейшее воплощение зла! Просто боюсь произнести это слово… – И, резко вдохнув, изображая сильнейший испуг, выговаривает зловеще: – Мышь…
   Закусываю губу. Острое желание приложить драгоценного чем-то тяжелым борется с не менее острым приступом смеха. Смех побеждает.
   – У-ха-ха! – искренне хохочу во весь голос. – Ну, Адриан! Талант! Слушай, а ты точно принц?
   Милый, как-то странно взглянув на меня, опускает голову. Ему что, не понравился вопрос? Показалось, наверное…
   – И-и-и? Дальше что было? – с нетерпением ожидаю продолжения истории. – Адриан, у тебя дар рассказчика!
   – А дальше… – Задумавшись на секунду, милый демонстративно закатывает глаза. – Ах! Ее хрупкое сознание не выдерживает созерцания грубой действительности. И она конечно же падает в обморок. Да, прямиком в его объятия. И, придя в себя, просит довести ее… Хм… до дома, в общем. Защитить и спасти. Ибо… Эти чудовища – они везде!
   Взгляд Адриана неожиданно становится нежным.
   – Кстати, должен тебя поблагодарить, – смущенно заявляет он, подойдя совсем близко, – что не потащила меня к себе в тот вечер. В гарнизоне с утра были стрельбы, и я так устал, что мог оказаться не в форме.
   – А сегодня ты, надо полагать, в форме? – машинально уточняю я, совершенно обалдев от подобной честности.
   – Да, – серьезно глядя в глаза, подтверждает милый. – Сегодня я полон сил и желаний.
   Откинувшись в кресле, медленно прихожу в себя. Ну и ну!
   – Замечательная история, – подчеркнуто спокойно хвалю рассказчика. – Но в нее вкралась небольшая ошибка – я при виде мышей в обморок не падала.
   – Не мышей – так стишей, – покорно соглашается Адриан. – Разница невелика. – После чего, присев на корточки, берет мои руки в свои. – Лика, может, хватит уже? – шепчет милый таким чарующим голосом, аж дрожь по телу пробежала. – Я так ждал, что увижу тебя, часы считал до встречи.
   Губы кривятся в печальной усмешке. Молодец, красавчик! Видимо, не одной наивной дуре голову-то вскружил. Тяжело вздыхаю. Я, может, и дура. И вполне допускаю, что наивная. Но что-то милый уж слишком невысокого обо мне мнения, раз решил, что я на такие грубые уловки покупаюсь.
   – Адриан, – смотрю милому прямо в глаза, – а почему ты думаешь, что девушка из твоего рассказа упала в обморок намеренно? Вдруг ей стало нехорошо? Может, она перед этим не спала целую ночь?
   Драгоценный подносит мою руку к губам, нежно касаясь каждого пальчика.
   – Да, – его голос становится еще слаще, – конечно, она не спала всю ночь! Она читала стихи, сидя у окна, и размышляла о том, как несправедливо устроен мир.
   – Не угадал, – небрежно усмехаюсь, аккуратно освобождая руку из лап драгоценного. – Она всего лишь принимала тяжелые роды двойней, осложненные неправильным предлежанием плода.
   Адриан замирает. Медленно, словно с невероятным усилием, поднимает глаза. Ого! Как там – «отродье хаоса» и «воплощение зла»? Во взгляде милого явно читается, что он только что их увидел. Причем и то и другое сразу.
   – Неправильное… что? – тихо переспрашивает Адриан.
   А бледный-то какой! Ничего, сейчас введу драгоценного в курс дела.
   – Предлежание, – поясняю тоном зловредной училки, окончательно измученной идиотскими вопросами учеников-лоботрясов. – Положение малыша к началу родов. Правильное – головой, неправильное – спинкой.
   – Так ты это… правда принимала роды? – вытаращив глаза, потерянно шепчет милый. – Не шутишь?
   – Конечно, принимала, – спокойно отвечаю. – Мне часто приходится этим заниматься.
   Пожалуй, не стоит уточнять, что в последний раз пациенткой была корова. Тем более что помогать при человеческих родах мне доводилось гораздо чаще. И у чародеек пару раз ребеночка принимала. И даже однажды у эльфийки.
   – Знаешь, – произносит Адриан доверительно, – я никогда не видел роды. А вот мой друг… Ему один раз пришлось оказать помощь роженице.
   Адриан резко встает, делает несколько шагов по комнате и, вернувшись на исходное место, продолжает:
   – Понимаешь, я видел его в бою. В драке с опасным противником, намного превосходящим по силе и лучше вооруженным…
   Милый внимательно смотрит на меня, словно проверяя, правильно ли я понимаю рассказ.
   – А однажды в походе его ранили отравленной стрелой. И не было поблизости никого из целителей, даже снадобья никакого не нашлось, чем рану обработать. Представляешь, извлекали стрелу – резали ножом по живому! А он… Он шутил и смеялся! Он герой, понимаешь? – И, вздохнув, добавляет нерешительно: – Но после того, как он принимал роды… У него тряслись руки, я не вру. А потом он три дня пил горькую, хотя совсем не пьет. В общем, он сказал, что там такое… Что лучше не знать.
   – Вот видишь, – злорадно усмехаюсь я, откинувшись в кресле. – А я вот после этого еще умудряюсь на балах танцевать. И даже на шею вешаться некоторым… принцам. – И, покачав ногой, произношу с деланым раскаянием: – Ты меня, конечно, извини, но надо же было как-то отвлечься? Не пить же горькую в самом деле?
   Адриан молчит, переваривая полученную информацию.
   «Вот-вот, – ехидно думаю я, закладывая руки за голову. – А будешь себя плохо вести – еще и подробности расскажу. Да такие, что упадешь без чувств и будешь валяться целые сутки. Нет, я не со зла. Просто пока еще у меня магия восстановится».
   Милый неожиданно улыбается, искренне и открыто, и смотрит… С интересом? Уважением? Или даже восхищение сквозит в его взгляде? Адриан вновь оглядывает меня с головы до ног, правда, его сияющий взгляд при этом немного тускнеет.
   Потянувшись, понимающе поджимаю губы. Да уж, выгляжу я, видимо, не ахти, даже к зеркалу подходить страшно. После такого денька удивляться нечему. А ведь скоро еще и трансформация начнется. Волколачья. Пока признаков приближения этого жутко приятного процесса нет, но будут. Сколько, интересно, времени осталось? Час или меньше? Еще и драгоценный заявился так не вовремя. Но, надеюсь, он уже уходит.
   – Тяжелая у тебя работа, – произносит Адриан сочувственно, – не позавидуешь. У меня тоже – света белого не вижу. Неделя, как принял командование местным гарнизоном, а уже сделал больше, чем этот старый хрыч Доминиан за год. Если бы ты видела, какой он бардак оставил!
   Милый бросает взгляд на бутылку коллекционного:
   – А покрепче ничего нет? Да ты сиди-сиди, я сам.
   Драгоценный по-хозяйски лезет в бар, вытаскивая элитный гномий коньяк, пять звездочек, и, налив полный бокал, торжественно произносит:
   – За великую целительницу! За Лику! До дна! Я горжусь нашим знакомством! Правда!
   Снова ныряет в бар, добывая из его недр какое-то доисторическое засохшее печенье. На мгновение засомневавшись, все же отправляет в рот.
   – А нормального чего погрызть не найдется? – простодушно уточняет Адриан, дожевывая трофей.
   Злорадно ухмыляюсь. Вкусное, видать. Такую гримасу состроил. Как бы плохо драгоценному не стало-то.
   И тут же, разглядев что-то в моих глазах, милый исправляется:
   – Нет так нет. Я же понимаю – ты устала. Утром сам для нас завтрак приготовлю. – И, усевшись на кровать, пытается стащить сапог, продолжая делиться наболевшим: – Так вот, представляешь, водопровод засорился, вода идет гнилая, болотом воняет. А это же болезни… Ты, как специалист, подтвердишь. И вообще мне нужен твой совет: хочу нижние казармы перестроить, утеплить. Так что я тебя в гости жду. – Адриан смущенно улыбается: – Заодно и дела обсудим. А сейчас иди ко мне. Нам обоим нужно немного расслабиться и отдохнуть.
   – Адриан, – устало подпираю щеку рукой, – ты что, не понял?
   – Понял. – Синие глаза смотрят серьезно и спокойно. – Я понял и признаю, что вел себя недостойно. Целитель – важная и нужная профессия, отнимающая много времени и сил. А я идиот, потому что сразу не спросил, чем ты занимаешься. Но я рад, что ты все-таки решила дать мне шанс и пригласила к себе. Поверь, я не разочарую.
   Хм… Задумчиво морщу лоб. А ведь он никуда уходить не собирается. Похоже, твердо решил ночевать у меня. И почему-то… Почему-то мне совершенно расхотелось его выгонять. Какой-то он родной, что ли. Ответственный, хозяйственный, за гарнизон волнуется. Что-то есть у нас с ним похожее. Или мне просто хочется так думать?
   Тяжело вздыхаю. Наверное, так оно и происходит. Хочешь найти понимание, поддержку, сочувствие, а в результате оказываешься втянутой в обычную пошленькую интрижку. И абсолютно никаких мыслей, как этот подарок судьбы отсюда выставить. Что-то я слышала о таком – когда легче на все согласиться, чем объяснить, почему ты этого не хочешь.
   Упрямо сжимаю губы. Нет, я такого точно не желаю. Долго объяснять почему. Даже не потому, что аморально, или опасно, или бесперспективно. В таких отношениях есть что-то разрушительное. Может, совсем немного, но я маг Жизни – я чувствую. И, как назло, так тянет побыть рядом с любимым человеком. Просто побыть рядом. Медленно встаю и, пройдясь по комнате, нерешительно сажусь на краешек кровати. Надеюсь, ума хватит этим ограничиться. Раньше всегда хватало.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация