А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Как влюбить в себя воина. Мечты и планы" (страница 5)

   Глава 4

   До чего приятен вечерний холодок! Нежный ветерок обдувает разгоряченное танцем лицо, успокаивает, даря легкость и умиротворение. Моя рука лежит на руке милого, пальцы дрожат, а ладошка пылает жаром. Отвожу взгляд – как хорошо, что Адриан ни о чем не догадывается!
   А в саду заговорщически бормочет фонтан, сплетая водяные струи в сказочный ажурный шатер.
   Мой спутник мило шутит, вспоминая забавные истории, рассказывает о городах, в которых бывал по долгу службы. Что ж – действительно умен, обходителен, прекрасный собеседник…
   Ой! Фонтан, притихнув на мгновение, неожиданно выбрасывает высокий водяной столб, рассыпающийся, летящий вниз крупным бисером искусственного дождя. Мамочки! Да сейчас же с головы до ног…
   Резкий рывок! Удивленно хлопаю глазами: на том месте, где мы стояли секунду назад, разливается здоровенная лужа. С уважением оглядываюсь на милого – надо же, успел в последний момент. Хм… А вообще, странный он какой-то – вроде беззаботно смеется, а взгляд серьезный, изучающий. Или это я опять выдумываю?
   Мы сворачиваем на темную аллейку, ведущую в заброшенную часть сада. Завороженно выдыхаю. При свете луны старые, давно не стриженные деревья кажутся волшебными великанами, могучими, но добрыми и простодушными, вот стоят себе тихонечко и перешептываются о чем-то сокровенном. Густая трава колышется волнами, стелется, прижимаясь к земле, откуда-то из гущи ветвей подает голос ночная птица. Увлеченные беседой, мы бредем все дальше и дальше, дорожка истончается, незаметно превращаясь в извилистую лесную тропу.
   Так, а это что? Недоверчиво разглядываю покосившуюся, увитую плющом старую садовую беседку. Надо же, а я и не знала о ней! Адриан, заглянув внутрь, с улыбкой подает руку.
   Что есть счастье? Просто сидеть рядышком с любимым человеком, вдыхая волшебство теплого летнего вечера, и смотреть на звездное небо. Да, это счастье. Именно оно. Я теперь знаю.
   – Лика, – нарушает милый затянувшееся молчание, – вы любите поэзию?
   – Да, – отвечаю я, наблюдая за путешествующим по травинке светлячком. – Очень.
   – Тогда вам, наверное, нравятся стихи серых эльфов, – ласково улыбается Адриан. – При дворе они сейчас просто сказочно популярны. Хотите, я вам почитаю?
   Благодарно заглядываю в глаза. Еще бы я и не хотела! Для меня стихи действительно много значат – ближе всего по духу лирика Древних, в ней просто и красиво говорится о вечных ценностях. Жаль, сейчас она вышла из моды. И к иномирской классике отношусь с большим уважением, да и современные авторы у них неплохие. А вот про творчество серых эльфов как-то не слыхала. Чувствую, как щеки начинают предательски гореть. Вот что значит деревенщина! Кроме поселян и коров, ничего не вижу, а культурная жизнь на месте не стоит.
   – С удовольствием послушаю, – радостно произношу я, открывая сердце навстречу высокой поэзии.

Любовь и кровь в одном бокале пополам,
И мы умрем с тобою вместе прямо там.

   Прочитав двустишие, Адриан с интересом смотрит на меня, ожидая реакции. А я… Шмяк! Ощущение такое, будто с небес на землю свалилась. Вот до этого спала с открытыми глазами, а теперь проснулась. Окончательно. Даже голова кружиться перестала. На всякий случай оглядываюсь на милого: может, шутит? Да нет, вроде серьезен… Нервно облизываю пересохшие губы. Вот это да! У серых эльфов там что, эпидемия? Вирус, поражающий мозг? Или в этом году грибы не те уродились? Любовь с кровью – в бокале? Не представляю!
   Стоп! Это, видимо, нужно понимать иносказательно, в переносном значении… С трудом сдерживаю ехидную ухмылку. Ага, любовь в переносном значении! Чего это они там намешали, стесняюсь спросить? Ладно, не будем скатываться до откровенных глупостей и предположим, что поэт имел в виду гормоны. Точно – они в крови и есть. А умрем прямо там – это где? В бокале утонем? Ах, вот оно что… Стихотворение о вреде пьянства на фоне несчастной любви.
   – Здесь очень глубокий смысл, – осторожно выговариваю я, делая вид, что усердно расправляю складки на платье. – Заставляет серьезно задуматься.
   – Я знал, что вам понравится! – как-то слишком сладко улыбается милый. – Сейчас прочту еще одно.
   Хм… Старательно изображаю увлеченный вид. Я вроде не говорила, что мне понравилось… Но, может, я не в курсе современных тенденций?

Кровь из раны моей течет,
Невозможно остановить,
Избавлением смерть придет,
Жизнь напрасна – не стоит жить.

   Продекламировав очередной шедевр, Адриан с хитрым видом заглядывает в глаза:
   – Что скажете?
   Эх, сказала бы я! Глубокий вдох, внутренне собираюсь, пальцы сами собой складываются для плетения охранного заклинания. Угу, еще было бы чем – магия-то на нуле!
   Лихорадочно обдумываю услышанное. Вот это да! Расслабилась, дура романтичная! Балы, прогулки под луной… Вот только не пойму – это вызов или оскорбление: читать мне, последовательнице Той-Что-Дает-Жизнь, стихи, прославляющие ее злейшего врага? Нет, то, что серые эльфы умом двинулись, – это и так ясно. Они всегда такими были – ни светлые, ни темные, ни пришей кентавру хвост, а поскольку все равно бессмертные – вот дурью и маются. Кровь остановить не могут! У них же тоже магия есть! Или заклинание заживления ран – это слишком пошло?
   Краем глаза оглядев совершенно довольного собой Адриана, сосредоточенно морщу лоб. Так и быть, серые эльфы меня как-то мало волнуют. А вот люди… Люди-то как раз смертны! Еще и как! Препаршивые стишата! Не хватало на моей территории какой-нибудь секты самоубийц.
   Еще раз проверяю запас магических сил – мало, катастрофически мало. На заклинание не хватит, даже думать не стоит, а вот глубокий взгляд попробовать можно. Поклонники смерти всегда получают от нее особую печать, некий тайный знак. И если он есть у Адриана… Даже думать об этом страшно! Но я единственный маг Жизни в этих краях, поэтому мне нужно знать наверняка – да или нет, а бояться можно и после. Обреченно закрываю глаза, настраиваясь на внутреннее зрение.
   Вдох-выдох… Больше ничего. В этом мире существует лишь мое дыхание. Впрочем, мир не изменился – просто теперь я вижу световые волны в другом диапазоне. Да, в иномире для этого существуют особые приборы, а у нас, магов, специальные навыки, всего лишь настроиться нужно. Первое, что отмечаю, – воздух. Легкий, серебристый, мелкими светящимися брызгами устремляющийся в легкие. И теплый, немного влажный, пушистым облачком – выдыхаемый. Окружающий пейзаж незаметно меняется. Все предметы – живые, дышат, обмениваются друг с другом энергией. И Адриан совсем по-другому выглядит. Все его тело излучает свет – где-то яркий, где-то немного слабее, и цветовые оттенки везде разные.
   Да уж! Участливо вздыхаю. Про такого командира не скажешь, что за спинами других прятался: шрамов и рубцов – великое множество, темными черточками и пятнами на ауре выделяются. Но милый, пожалуй, везунчик – все ранения легкие. Ох, а вот на ноге старая рана… Что-то она мне совершенно не нравится! И ведь лечили, причем магией.
   Еще сильнее концентрируюсь на большой сине-лиловой отметине, пытаясь считать формулу исцеляющего заклинания. Презрительно морщу носик. Нет, ну елкин дрын! Кто так лечит?! Не иначе – кто-то из боевых магов. Это их подход – напихать в заклинание побольше всяких рун да со всей дури шандарахнуть! Убил – так убил, не убил – хоть покалечил. Это же ис-це-ле-ни-е! Ювелирная работа! Ох, узнаю кто – руки поотрываю! Чтобы не лез не в свое дело! Да тут от человеческого травника больше пользы было бы.
   Мстительно улыбаюсь. Хотя нет – отрывать ничего не буду. Лучше слабительное заклинание подкину, причем тройное сразу. Этим боевым магам нужно периодически давать… прочиститься, скажем так. А Адрианчику нужно как-то намекнуть, чтобы ко мне обратился – можно ведь полностью все вылечить, даже следа не останется.
   Так, а никаких посторонних знаков на нем я не вижу. Чисто все. Уф! Прямо от сердца отлегло. Нормальная у милого аура – конечно, не образец святости, но чище многих будет, даже несколько очень светлых участков имеется. Интересно, кто он в своих лучших качествах – романтик, мечтатель, защитник слабых? Неплохой человек – это точно. И как ему могли такие стихи понравиться? Впрочем, ерунда это. Подумаешь – в поэзии не разбирается! Поэзия ведь не главное в жизни.
   – Лика, Лика, – неожиданно доносится до меня словно из-под земли голос Адриана, – очнитесь, прошу вас!
   Э-э-э… Я что, в полный транс впала? Позор, квалификацию теряю. Возвращаюсь, скорее!

   Вернуться получилось только с третьего раза. Какое приятное покалывание в каждом пальчике! И где мой ум? Игры с критическим запасом магии – вещь чрезвычайно опасная. При нормальном-то состоянии я спокойно сижу, улыбаюсь, даже разговор поддерживаю, а в это время внутренним взглядом диагностику провожу. Ладно, хоть транс, а не летаргический сон! Чтобы из летаргического сна чародейку вывести – усилия трех магов сразу нужны.
   С приятным удивлением обнаруживаю, что лежу на руках у Адриана. Как бережно он меня держит! И в то же время надежно. Моя голова так уютно лежит на его плече, руки обнимают шею… Идиллия, всю жизнь так просидела бы.
   – И долго я отсутствовала? – виноватым голосом интересуюсь я, не торопясь высвобождаться из объятий. – Прошу меня извинить, неудобно так вышло.
   – Что вы, Лика! – горячо восклицает Адриан, еще сильнее прижимая меня к себе. – Это я и только я во всем виноват и должен смиренно просить у вас прощения. Совершеннейший остолоп! Я должен был предусмотреть, что на такую утонченную и возвышенную барышню, как вы, стихи, в которых упоминаются смерть и кровь, произведут ужасное впечатление. – И, вздохнув, добавляет грустно: – Вот же, герой… Вызвался вас защищать, а сам довел до обморока.
   Легонько отстранившись от милого, заглядываю в глаза. Чудненько! Это он что, думает, что я от идиотских стишков сознание потеряла? Хорошего же он обо мне мнения! Значит, Адриан видит во мне экзальтированную взбалмошную особу, которая от одного слова «смерть» с копыт валится? А между прочим, я вчера у этой уродины целых три жизни отвоевала! Решительно набираю в грудь воздуха. Ничего, сейчас я расскажу, чем целителю заниматься приходится. Да он таких болячек и на войне не видывал! Хотя…
   Осторожно выдохнув, стыдливо отвожу взгляд. А ведь милому, скорее всего, нравятся девушки нежные и романтичные. Вот и в литературе воспеваются создания возвышенные, а не коновалки неотесанные. Эх, чуть не опозорилась.
   – Мне действительно стало нехорошо, – смущенно улыбаюсь я, картинно взмахнув ресницами. – Но вы здесь совершено ни при чем! Просто немножечко устала – так много новых впечатлений.
   – Да-да, – отрывисто шепчет Адриан, ласково проведя рукой по моим волосам. – Вам непременно нужно отдохнуть и, думаю, не стоит возвращаться обратно. Слишком яркий свет, громкая музыка и эта всеобщая суета…
   Ну надо же! Посылаю милому взгляд, полный искреннего восхищения и благодарности. Какой он, оказывается, добрый и внимательный! И все понимает без лишних слов. Ведь мне действительно нужно поспать, причем немедленно.
   – Вы правы, – доверчиво соглашаюсь я, прижимаясь щекой к надежному мужскому плечу. – Пожалуй, я поеду домой.
   – Но я не могу отпустить вас одну в таком состоянии! – В голосе Адриана участие и неприкрытое волнение. – Вам сейчас, как никогда, нужны забота и поддержка!
   С помощью милого осторожно встаю на ноги. У-у-у! Пошатнувшись, вновь прижимаюсь к Адриану. Да уж, состояние – врагу не пожелаешь, перед глазами все плывет, в голове шум, и если бы не милый… Виновато улыбаюсь. Повезло мне, что Адриан рядом. Испортила человеку праздник, а он даже не сердится, наоборот, проявляет искреннюю заботу. Вот только…
   Быстро взглянув на милого, задумчиво качаю головой. Почему-то в последних словах Адриана мне послышалось что-то фальшивое, будто он не от души говорит, а читает заученный текст. Прикусив губу, решительно гоню прочь предательские мысли. Нахалка неблагодарная! А часом раньше кому-то печать смерти померещилась! И кто ни с того ни с сего в транс вывалился? Да бедный человек уже не рад, что с таким подарочком связался! Вон даже до дома проводить предлагает! Переживает, чтобы такое нежнейшее создание по дороге не окочурилось! А ведь это у Адриана первый бал в нашем городе, ему, как представителю Ордена, нужно соблюсти все традиции. Ешкин тролль, чем я вообще думаю?
   – Я тронута вашим вниманием, – густо покраснев, произношу дрожащим голосом. – Но с моей стороны было бы слишком самонадеянно похищать вас в самый разгар праздника. Вы здесь личность новая и еще не со всеми познакомились.
   – Умно, – окинув меня оценивающим взглядом, задумчиво соглашается милый. – Я об этом как-то не подумал. Действительно, наше одновременное исчезновение… – И, как-то странно улыбнувшись, продолжает: – Но, смею надеяться, в ближайшее время буду удостоен чести видеть вас снова?
   Удрученно вздыхаю. Нет, я действительно непроходимая тупица! Мне же Линда еще в самом начале вечера говорила, что по правилам Адриан должен нанести следующий визит местному магу. Я должна человека официально пригласить. А я ни слова, ни полслова… Кошмар! Милый, наверное, в шоке от такой невоспитанности! Решено – заведу секретаря, причем со знанием светских манер, чтобы визиты мне планировала да подсказывала, как себя вести. А то что-то на каждом шагу впросак попадаю.
   – Я буду рада видеть вас у себя, – твердо заявляю я, окончательно расстроенная собственной глупостью. – Послезавтра, в два часа после полудня.
   – Благодарю, – легко поклонившись, серьезным тоном отвечает Адриан. – Я понял, не все сразу.
   Эх… Взяв милого под руку, безуспешно пытаюсь разобраться в ворохе несвязных мыслей. Нет, вроде же все правильно! Но что-то мне здесь не нравится… Ладно, высплюсь и подумаю обо всем на свежую голову.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация