А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Звериный подарок" (страница 30)

   – И что?
   – Ничего. Мы посидели немного рядом, а потом он меня проводил до моей комнаты. На прощанье поцеловал мою ладошку. И все.
   – Но сейчас он прежний.
   – Да.
   – А дальше?
   – А ничего дальше, – прошептала Власта. – Ходит, вежливо здоровается, молчит, как будто ничего и не было… Я ему не нужна.
   Она резко вытирает глаза, поднимается и протягивает мне ключ.
   – Закроешь.
   Ее шаги стихают в коридоре, и даже не знаю, стоило ли спрашивать. Власта старше меня на год, в таком возрасте почти все уже замужем, тем более на руку Власты наверняка желающих было бы много. Даже мать Омелия из своего спящего состояния выходила несколько раз за последний год, удивляясь равнодушию Власты к противоположному полу. А оно вот как…

   Глава 2
   Невыплаченные долги

   Мы с Радимом обедаем вдвоем в своей столовой, скоро пора выезжать к озеру. Еще даже из замка не вышла, а уже заранее по Радиму скучаю. Но завтра приедут дети, которых он видит только раз в год, он повеселится, и мне в охотничьем доме будет спокойно.
   – Точно не хочешь остаться? – тихо спрашивает.
   Я быстро мотаю головой. Разговоры о детях я переношу только в самых малых дозах, он знает.
   – Улема там не утопите, медведи плохо плавают, – не меняя интонации, продолжает Радим и неожиданно улыбается.
   И я очень крепко, как после долгой разлуки, его обнимаю.
   К озеру мы едем верхом, почти без вещей, нас с девчонками сопровождает Улем и еще несколько воинов. Их количество за последний год сильно увеличилось, да и альф теперь семеро. И скоро будет восемь, судя по упертости того парнишки, что появляется раз в две недели, как только отходит от последней трепки. Все чуют плавающий в воздухе, ни на секунду не ослабевающий запах войны.
   Тем ценнее время отдыха. Как только впереди виднеется озеро, мы несемся галопом прямо на берег, даже в дом не заходим. Почти сразу ныряем в воду и долго там плещемся, хотя на улице уже стемнело. Еще не очень тепло, но вода у берега хорошо прогрелась за день, и даже я не мерзну, не говоря уж о девчонках.
   Просим Улема развести нам на берегу костер, и он тут же соглашается. По лицу моего охранника обычно сложно что-нибудь сказать, но, кажется, он доволен, что вырвался с нами, а не остался в обществе кудрявой. Хотя… она будет ждать его возвращения в замке и, судя по всему, очень упертая, потому что поменять Улема на Торема не согласилась несмотря на то, что ее долго уговаривали. Я начинаю склоняться к мнению, что в этом обычае есть что-то верное, представив себе смесь Улема и упрямой девчонки – это же будет нечто! Этот ребенок будет переть напролом, не замечая препятствий, словно зурп, и мне бы не хотелось оказаться у такого на пути.
   Конечно, я не удержалась и поинтересовалась у Улема, рад ли он, что теперь у альф два медведя? Раньше ему пришлось бы отдуваться одному, а теперь Торем своими карими глазами и мощным торсом покорит большую часть дам. Улем, разумеется, не ответил и вообще сделал вид, что вокруг него полная пустота и тишина.
   В целом поездка удалась, погода была прекрасной, очень теплой и солнечной, мы с берега уходили в дом только спать. Жарили на огне куски хлеба, колбасу и овощи. Выпили столько морса, что потом еще долго при виде него я морщилась и отворачивалась.
   Улем почти все время проводил с остальными парнями. Они тоже устраивали себе отдых в стороне от нас, в густом лесу с выходом в закрытую со всех сторон деревьями заводь.
   Верея оставила в Сантании парня и без умолку о нем болтала, пока я не намекнула, что мы устали слушать о зеленых глазах и рыжих волосах прекрасного Ивана, ее избранника. А уж об его тонкой талии и мускулистых руках и подавно ни в какую больше слышать не желаем. Власта беседу не поддерживала, но улыбалась. И она и я делали вид, что никакого разговора на балконе не было.
   Время пролетело незаметно. Радим говорил со мной по вечерам, и голос у него был очень радостный. Казалось, он с трудом сдерживается, чтобы не рассказать какой-нибудь забавный случай или произнесенную малышами фразу, которыми был полон до самого верха. Он был счастлив, и это единственное, что не давало впасть в тоску. Его счастье очень приятно отдавалось в моем сердце, если не думать о причинах, его вызвавших.
   Когда мы вернулись, детей с матерями в замке уже не было, оставались одни новые женщины. Кудрявая нас встречала, стояла на камнях брусчатки, спокойно и почти равнодушно разглядывала Улема, остальных даже не замечала. Мне внезапно захотелось его спрятать за свою широкую юбку, как прячут от чего-то опасного маленьких детей. Учитывая, что я была в штанах, даже не знаю, как это желание объяснить.
   – Улем, не бойся ничего, – почему-то шепотом сказала ему.
   – До ночи мне бояться нечего, – спокойно ответил Улем.
   Я тут же стала вглядываться в лица девчонок, ища подтверждение небывалому – Улем… пошутил?
   Потом в дверях замка показался Радим, и про все остальное я забыла.
   Вечером мы, как обычно, ужинали у себя вдвоем. Только по праздникам или в очень свободные дни мы встречаемся в общей столовой с остальными. Так вот, поесть спокойно не дали, заявился Билуг собственной персоной и передал, что созван срочный совет и нас ждут в кабинете. Я теперь присутствовала на всех подобных сборищах вместе с Радимом и знала обо всем, что происходит в стране. Так же, как раньше он от меня все скрывал, теперь, наоборот, слишком во многое старался посвятить. Так что приходилось ходить, даже когда было лень.
   Мы явились раньше других, в комнате за столом сидел один Дынко.
   – Остальные где? – спросил Радим.
   – Остальных собирают. Вы просто ближе всех живете.
   Мы уселись на стулья и стали ждать. Дынко оживился, наклонился в нашу сторону.
   – Радим, а давай поговорим? – начал.
   – О чем?
   – О деньгах, к примеру.
   – Да не ахти тема. – Радим тут же сделал вид, что не понимает, о чем речь.
   – Ты не увиливай, а давай возмещай мне потраченное. У меня, знаешь ли, ничего не осталось, даже дома.
   – Зачем тебе деньги и дом? Тебя здесь кормят, одевают, жилье дают и платят неплохо. Зачем?
   – Люблю чувствовать себя богатым, – хмуро заявил Дынко.
   – Потом отдам.
   – Когда?
   – Ну, как женишься, к примеру.
   Дынко фыркает. В который раз они спорят о деньгах, на которые Дынко купил тогда марь, показанную мне, и до сих пор Радим почему-то отказывается возмещать эту трату. Не знаю почему, я спрашивала, но ответа внятного не получила. Может, жалко? Нет, как на такое можно жалеть? Может, злится еще на него? Нет, не на что злиться, сам был виноват. А что тогда? «Не знаю, – изумленно отвечал Радим. – Я ведь ему даже дом в Сантании купил, в хорошем месте с парком вокруг. Но не отдаю».
   – Я настаиваю… – упорствовал Дынко.
   Но Радим вдруг вспомнил, что не взял из комнаты какие-то важные бумаги, и тут же сбежал.
   Мы остались вдвоем. Дынко, развалившись на стуле, картинно хмурился, сверкая в мою сторону глазами, пока… Говорят, мужчины гораздо глупее женщин и намеков не понимают. Но мой взгляд он отчего-то сразу понял. Затих, замер и окаменел.
   – Почему? – спросила я.
   Видимо, ему тоже не с кем поговорить, я уверена, про Власту он и слова никому не сказал, это не из тех вещей, над которыми способен подшучивать даже такой, как Дынко. Выпрямившись и сцепив руки в замок, он мне отвечает:
   – Она заслуживает лучшего. Надежного, доброго… и верного. Я не изменюсь!
   И смотрит с таким вызовом, будто я от него чего-то требую. Еще и брови поднимает, мол, и что ты на это скажешь? Надо же, какое благородство проявил! Сделал доброе дело? Где-то я видела нечто подобное, верх душевности и щедрости! За чужой счет. А мне есть что сказать, как ни странно. Ведь на такой вызов и не нужно отвечать нежностью да пониманием.
   – Чего же ты о ней такого плохого мнения? Может, она… распробует, и еще неизвестно тогда, кого из вас будет волновать вопрос… верности.
   Честно говоря, я думала, он меня ударит. Он даже дернулся. Вот в чем прелесть чернокнижия – даже такой порыв бешенства, неожиданный и сокрушительный, я принимаю совершенно спокойно, как будто ничего и не изменилось вокруг. Но альфа есть альфа, Дынко сдерживается и молчит. А тут и остальные подходят, я приветливо улыбаюсь и больше на него не смотрю. Тем более что и новости неожиданно плохие.
   Пришло известие, что дивы достроили и запустили свой первый летучий корабль, перевели его за горы и летали над лесом, словно что-то искали. Год назад горные остановили две из своих пятнадцати шахт, чтобы встряхнуть как следует Северную гряду, и почти зря – половина стоянок оказалась под защитой магов, которые вовремя подняли щиты и остановили большую часть обвалов. Заодно доказали, что они самые сильные маги из всех известных. Даже интересно, догадываются ли лесные, что по соседству собираются поселить не легко управляемых, как рассчитывают, а гораздо более могущественных, чем они сами, магов? Вряд ли.
   За последний год количество дивов увеличилось почти в три раза. Теперь основная масса населения белоглазых располагалась на островах в нескольких часах плавания от северных пляжей. Острова лежали прямо в Скалистом море, куда на обычном корабле не доплывешь, но зато легко доберешься на летучем. Похоже, население дивов перебралось полностью, потому что в последний раз прибыло сразу несколько больших судов, после чего дивы эти суда продали. Да и следов порталов давно уже никто не находил.
   Так вот, вчера дивы летали почти в открытую над лесом, словно что-то выискивали или изучали. Это очень плохо. Переглядываясь с Радимом, я сразу понимаю, что времени у нас больше нет.
   Кто-то быстро предлагает собраться утром, а пока подумать, как лучше все организовать, остальные мгновенно соглашаются, и всего минуты через две в комнате никого, кроме меня и Радима. Мы смотрим друг на друга… и хохочем. Все вокруг так боятся напоминать нам о том, что будет, словно мы впадем в истерику. А ведь мы помнили об этом каждый день. Каждый раз, просыпаясь, я смотрела на него и думала, что завтра, может быть, буду просыпаться одна и далеко. Каждую его улыбку добавляла в память, копила их, чтобы к тому времени, как уйду к Астелии, Радима там осталось как можно больше.
   Мы так и сидим напротив друг друга. Завтра последний день, а потом я уеду. Но ведь на самом деле он всегда со мной, и не только в памяти. В любое время я могу с ним поговорить.
   – Пошли к себе? – спокойно спрашивает Радим.
   – Пошли.
   Я думаю, ему-то тут будет сложнее. Хотя все их планы по сто раз пересмотрены, и они ко всему подготовлены, неожиданности всегда бывают. А у меня все известно – Астелия не допустит к призыву, не убедившись, что я досконально следовала всем ее указаниям и училась правильно.
   Утром присутствую только в начале совета. Выезжаем на рассвете, я и Улем, а отряд во главе со Жданом будет отвлекать на себя внимание в лесу, где видели дивов.
   Еще понадобится альфа на северную границу, и ехать тут же вызвался Дынко. Будет там следить за сбором воинов дивов, и, если ничего не случится, через месяц его сменят.
   На меня Дынко ни разу не посмотрел.
   Дальнейшие обсуждения моего присутствия не требовали, и Радима тоже отпустили. Мы вернулись в комнаты, он сел на диван у стены и опустил голову. Вдруг стало так грустно…
   – Радим, у меня есть желание. Пообещаешь выполнить?
   – Все, что хочешь.
   – Поехали в дом у гор? Там сейчас красиво, цветы по стенам. И тихо.
   – Да, но там все, как раньше…
   – Вот именно!
   Он поднимает голову и коротко кивает.
   До утра я не думала ни о чем. Просто рассказывала ему, что он для меня значит, и слушала в ответ, что значу для него я.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация