А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Звериный подарок" (страница 24)

   В общем, нечего тянуть. Я должна сказать… речь.
   На мой требовательный крик быстро приходит служанка. Вроде ничего, на вид крепкая, не улыбается, взгляд жесткий. Прекрасно подойдет.
   – Золотой хочешь заработать?
   – С бабами не сплю, – цедит сквозь зубы.
   Размечталась! Кто ж тебе за такое целый золотой заплатит? За золотой по всем комнатам пройдешься, а после на столах внизу еще доработаешь. Только не со мной.
   – Слушай внимательно. Я сниму камень и кое-что скажу. Его сразу нужно назад надеть, если сама не смогу, поможешь. И… если не наденешь, я превращусь в страшного зверя и все тут к чертовой матери разнесу. Поняла? – последние слова только для того, чтоб не додумалась меня обобрать и свалить.
   – Хорошо, – отвечает после недолгого раздумья. Умна. Быстро соображает, что за такую ерунду золотой не каждый день платят.
   Ну, тянуть смысла нет, проще не станет. Снимаю амулет и, хотя и готова к тому, что будет, все-таки не выдерживаю, опускаюсь на колени. Сжимаю зубы, выталкивая из себя весь этот жуткий ледяной мрак, отталкиваю подальше. Позволяю лицу Радима появиться передо мной. В глаза не смотрю, говорю громко и быстро: «Люблю тебя. Ненавижу. Не ищи!»
   Девка сообразительная, тут же надевает амулет назад, а после к дверям отступает. Тело ломает приступами резкой боли. Ничего, несколько минут полежу спокойно и пройдет.
   – Вина принеси и мяса с хлебом. – И этот хрип в голосе откуда берется? Словно ворона каркает.
   А, какая разница! Впереди дело, ради которого все это затевалось. Письмо Атиса. Наконец-то!
   Через несколько минут я сижу за столом, попивая из кружки не самое паршивое вино, и настроение столь прекрасное, что просто мерзко. Я выполнила свой… долг. Почти супружеский. Не беременная и еще замужем. Официально брак он сможет расторгнуть примерно через год, так что больше ничего меня не останавливает. Шкатулка затерлась за дорогу, похожа теперь на кусок грязного дерева. Крышка еле открывается.
   Ну, здравствуй, друг Атис! Рассказывай, что хотел! Не подведи только свою маленькую беспризорницу.
   Печать ломается с резким треском и осыпается сухими крошками. Задерживаю дыхание, осторожно разворачивая свиток. Все в порядке, он медленно раскрывается. Да, почерк деда, я помню. И что мы имеем? Аккуратно разложив бумагу на столе, я начинаю читать.
   «Здравствуй, Даренька! Единственная душа, которую мне жаль терять. Единственная внучка, которая была в моей долгой жизни. Единственный человек, судьба которого мне небезразлична.
   Если ты читаешь мое письмо, все сложилось, как задумано. Ты замужем, и замужем за волком. Не удивляйся, что я это знаю. Как только увидел твои тревожные глаза, полные нечеловеческого холода, уже знал: такую ледяную кровь может согреть только представитель одного племени – волчьего. И однажды он за тобой придет. И судя по количеству холода, это будет совсем не обычный волк, а, наверное, альфа. Надеюсь, что альфа. В любом случае, теперь я могу сказать тебе все, чего не мог раньше.
   Я совершил в жизни много плохого и неправильного. Никогда мне не искупить всего, да и не нужно уже. Все быльем поросло, сердце пустое. Одно только осталось недоделано дело, и почему я не смог бросить его, и сам не понимаю. Добыл я однажды вещь, такую вещь, что и жизни за нее не жалко. С тех пор за мной погоня, лесные объявили вором, и если найдут, умирать я буду целую вечность. Может, им назло и не бросил всю эту опасную затею? Ну, не важно.
   Ты знаешь уже, Даренька, а если нет, то я расскажу, что у каждого из народов есть золотой предмет, оставленный богами. У каждого, кроме волков. Сейчас это должно тебя волновать, ты же замужем за одним из них. И уже смогла, наверное, понять, что звериная раса самая достойная раса из всех. Ну, может, еще горные неплохие, но уж лучше лесных и людишек, о которых даже упоминать стыдно. А тут и дивы недавно полезли, народец мерзопакостный, прости старика за ругательства. Раньше я не позволял в твоем присутствии, но уж посмертно прости.
   Будут дивы травить звериный народ, пока не победят, не отступят. И одна только вещь может их остановить – золотой подарок богов, подтверждающий божественное происхождение звериной расы. И он существует, этот предмет, именно его я и унес из лесных земель. А знаешь, почему я в этом уверен? Потому что на украденной мной бляхе – изображение зверя. Это наследие их богов, подтверждающее все права, в том числе на земли. А еще больше уверенности оттого, что лесные пытались изменить этот рисунок, стереть его, уничтожить, да только ничего не вышло. Не взяла его ни магия, ни химия, ни шлифовальные алмазные инструменты, чего только не пробовали. И приварить к нему невозможно ничего, любой металл бляха отторгает, как чужеродный, оставляя рисунок неизменным.
   Я хотел вернуть его звериной расе. Но лесные гнались за мной по пятам, так что риск был слишком велик, а посторонним я никогда не доверял. Даже старый друг за такую вещь перестанет быть другом. Слишком много жизней от нее зависит.
   Я добрался до вашей деревеньки и решил ждать, пока внимание лесных ослабнет, хотя не верил, что они вообще сдадутся. Уверен, стоит только сунуться ближе к границе, как сразу найдут и уже не сбежишь.
   Затаился, стал думать, как же выпутаться из этой ловушки. И вдруг встретил тебя, милая. Волчью княжну. Звериный подарок. Тут и сложился план сам собой.
   Прости меня, Даренька, что втянул в такое, но другого выхода нет. Я спрятал бляху в навьем мире, и только тебе его отдаст бес, мной заарканенный. Тебе, внучка, придется вызвать анчутку, самого маленького и слабого беса, и потребовать бляху назад. Я проверил твой талант, и его для этого дела хватит.
   Одного только не смог сделать – обучить тебя искусству вызова. Прости старика, не смог, и все. Может, надеялся дожить до того времени, как вырастешь, и отдать твоему мужу вместо приданого? Но не дожил.
   Слушай теперь. В звериных землях, за последней деревенькой у гор перед мертвыми болотами живет чернокнижница Астелия. Хотя там она, скорее всего, представляется просто магом или ведуньей. В общем, это лучший учитель для тебя. Как только она откажется учить чернокнижию, а откажется обязательно, потому что это все равно как добровольно брать грех на душу, скажешь ей: «Долг Атису должен быть отдан мне». Долг крови нельзя не отдать, вот и будет тебе учитель.
   Прощай, Даренька! Переложил я тяжелую ношу на твои плечи, и эта мысль портит мне последние дни жизни. Но жизнь не очень справедлива, и как бы хотелось, чтобы мое письмо было самым сильным твоим в ней разочарованием.
   В общем, теперь ты, Даренька, и есть самый настоящий звериный подарок.
   Прости. Будь счастлива».
   Пришлось еще вина заказать.
   Да уж, Атис, подкинул ты мне свинью будь здоров. А я уж думала, больше меня ничем не удивишь.
   Поговорим, дедуля?
   Втянул меня, мало не покажется. Говоришь, звериный народ на порядок лучше? Чем? Даже хуже. У отца меня никто в грош не ставил, так хоть и не скрывали. А тут…
   Что там еще должно волновать? Что дивы возьмут да и выживут зверей с их земель? Почему-то не волнует. Верею… не жаль. Весту? Мать? Старейшину? Может, и жаль немного, но почему я должна об этом думать? Мне своих, что ли, проблем мало?
   Дальше что у нас тут?
   Дедуля и правда вор. Хм, смешно. А как меня возмутила эта мысль, высказанная устами лесных? Как обидела! Тоже мне, защитница оскорбленных. Вот тебе еще одно доказательство, что жизни не знаешь.
   Еще что? Я теперь звериный подарок! Была звериная игрушка, стала подарком. Разница-то небольшая. Существо, принадлежащее кому-то, зависимое. Неживое. Не очень-то приятно звучит.
   Кстати, что там про жизнь? Не очень справедливая?
   О боги, что же это за смех? Неужто мой? Такой страшный…
   Вино и пережитая боль сгустили вечер до размера заполненной черным туманом и мерзкой сыростью комнаты, плотно сжавшись вокруг замершего за столом, почти неживого существа.
   Ночь все-таки пришла, неся тихое, тревожное забвение.
   На рассвете я выехала к чернокнижнице.

   Глава 21
   Путь вожака. Волки

   Улем держал в руке обувную щетку, раздумывая, достаточно ли хорошо начищены его сапоги или еще немного подправить.
   Неторопливые размышления его прервались, когда дверь распахнулась без стука и вошел Дынко, а вслед за ним залетело облако снега, тут же разнесшегося по всей комнате. Дынко молча прошел к огню и сел на стул, не снимая плаща, хотя беседа намечалась долгая.
   Улем торопить никого не собирался. Из них двоих ответы нужны были не ему. Последний раз оглядев сапоги и решив, что чистить их дальше все равно не дадут, Улем понес их на место, к двери.
   – Ну сядь уже, – неожиданно вымученно сказал Дынко.
   Но Улем, аккуратно пристроив обувь у входа, потом еще сходил воды выпить, хотел оттянуть неизбежное, не любил никогда разговоров, считал толку от них нету. Но ведь не отстанет!
   Вернувшись, Улем сел рядом:
   – Говори.
   – Улем… Кроме тебя, не знаю, к кому обратиться, кто…
   – Без вступлений. Ты что хотел узнать?
   – Ладно. Такое дело, не могу представить, куда она могла уйти. Она шла на юг, а потом резко на восток свернула, логика в поведении где? Что она должна была сделать?
   Улему очень не хотелось отвечать, он даже весь сморщился, но ответить пришлось:
   – Умереть.
   Дынко вздрогнул:
   – В смысле?
   – В прямом. Она должна была умереть, и я действительно не понимаю, почему она все еще живет. Многое могу предположить: и куда пошла, и что думала, и как пряталась, но почему жить осталась… это просто невероятно!
   Дынко закрыл глаза и через некоторое время взял себя в руки:
   – Итак, она живет, это главное. Что дальше?
   – Ну что, маяк есть?
   – Маяк она выбросила, прямо в канаву, как вычислила его, неизвестно.
   – Может, просто от кольца хотела избавиться?
   – Не знаю, в общем, мы имеем: маяка нет, цели нет, куда пошла, никто не знает. Что скажешь?
   – А что в городе делала?
   – Переночевала в таверне, заплатила горничной за то, чтобы та посторожила, пока она с Радимом говорит. Потом еще купила набор метательных ножей в оружейном.
   Улем удивленно поднял брови. Вот как, купила ножи, значит, жить и дальше собирается… пока что.
   – Все?
   – Все.
   – Денег сколько у нее?
   – Денег много, надолго хватит.
   Улем уставился в стену и стал раздумывать. Какая интересная головоломка, если не обращать внимания, что речь идет о живых людях. Куда могла податься девчонка в чужой стране? К родным не вернется точно, для нее сейчас родных нет, только враги. Целый мир врагов, весьма унылая картина, но если не показывать ее Дынко, а оставить в своей голове, в чем-то даже совершенная. Огромный безжалостный мир, и ты один против него, как последний стебель в занесенном снегом поле. Красиво… Так, ну ладно, не будем отвлекаться. Людей, значит, вычеркиваем. К лесным тоже не пойдет, подсознательно они враги. Горные – друзья. Это знание старой жизни, следовательно, осознавать не будет, а примет как данное. Получается, к горным отправится, у зверей оставаться слишком больно, каждый из них логически ведет к вожаку. В болота тоже не пойдет, там без проводника погибнешь за сутки, а смерти она почему-то пока не ищет.
   – К горным пойдет. Только вот, Дынко…
   – Что?
   – Есть еще та самая причина, по которой она живет. Мы ее не знаем, но это в ее поведении самый главный фактор, так что все равно бесполезно угадывать. Но если его не учитывать – к горным.
   – Ясно, – тихо просипел Дынко, но вставать не спешил.
   Улем только поморщился, Радима тоже на него повесить хотят, нашли советчика, когда в замке их целая куча: и волхв, и старейшины, и правитель.
   – Улем, – неуверенно начал Дынко, – найти его, а? Надо вернуть, послезавтра совет племен, а вожака нет. Уже три дня прошло, мог бы наохотиться вдоволь. Он же на охоте?
   – Раз сказал, – неопределенно пожал Улем плечами.
   – Ну хорошо, а зачем ушел?
   – С виной своей разобраться, – просто ответил Улем.
   Реакция Дынко была такой странной, что даже немного его удивила – тот схватился за виски руками и глухо прохрипел:
   – Это я виноват.
   Улем вдруг подумал, что ему жутко неохота больше слушать все это унылое раскаяние, все эти печальные истории, все эти душещипательные речи, но способ их избежать существует только один – сделать то, чего от него хотят.
   – Хорошо, найду его, только, Дынко, больше ко мне ни ногой, хотя бы неделю, ясно?
   Приняв необычные мелкие движения головой за знак согласия, Улем поднялся и стал раздеваться.
   Через пару минут в лесу за замком скрылась тень крупного, немного неуклюжего зверя.
   В день совета племен вожак был на месте. Сидел рядом с правителем и выглядел вполне обычно, только на вопросы не сразу отвечал, а как будто очень долго думал, пытаясь понять, чего от него хотят. Главы племен не узнали, что Улем почти силой притащил его в замок за полчаса до начала совета, заставил перекинутся в человека, одел и привел за руку, как несмышленого ребенка. Мысленно Радим все еще оставался в лесу.
   Цель совета была одна-единственная – вожак звериной земли. Старейшины считали, что Радим больше не способен выполнять эту роль и стране нужен другой лидер, и он тут же согласился с их решением. Только загвоздка в другом – по сложившейся традиции, когда вожак начинал слабеть, ему на смену сам собой выдвигался другой, способный вести за собой звериный народ. Новый вожак должен почувствовать, что стране нужен здоровый, сильный защитник, и осознать, что именно он должен им стать. В свое время так в столицу пришел дед Радима, ставший первым в их роду вожаком. Но в этот раз никого не было, никто не прибыл и не заявил своего права на лидерство. И это удивляло, главы пришли к выводу, что из двух вариантов – что-то изменилось и вожака придется назначать самим или что Радим еще не настолько ослаб, чтобы проявился новый вожак, – более вероятен второй.
   Выхода не было. Как назначать вожака, который не чувствует призвания к такой роли, никто не знал, поэтому стали ждать, когда же появится смена, оставив пока за Радимом все обязанности, с которыми он сможет в данный момент справиться. Какие именно, решили выяснить опытным путем, так как Радим на этот вопрос ответить не смог.
   После совета Улем утащил его в казармы, в комнату, где из мебели были только стол, несколько стульев и высокая деревянная фигура, изображающая врага с пятнами краски в самых уязвимых местах, вся изгрызенная и помятая. Там они провели несколько часов. Почти все это время Улем уверенно и настойчиво что-то говорил, чем дальше, тем более жестким тоном, пока в конце концов не перешел на такие циничные слова, что Радим неожиданно и очень резко на него набросился, и тогда они подрались. Прямо так, в людском облике, не тратя ни секунды на перекидывание. Закончилось все разбитыми в кровь лицами, сломанными носами и заплывшими синевой глазницами. Улем оказался сильнее и вскоре крепко держал Радима захватом согнутой в локте руки, не давая дергаться. А потом наклонился и сказал ему на ухо:
   – Сейчас я уйду, а напоследок запомни кое-что. Никто не знает, почему она еще живет, но в день, когда ты сдашься, она умрет. Понял? Хорошо запомни… Вожак.
   Улем резко отпустил Радима, толкнув в сторону стола, и вышел. А потом, наплевав на дисциплину, с ходу перекинулся в зверя, разорвав всю одежду, и унесся в сторону леса. Если некоторым можно психовать, то почему ему нельзя?
   Радим сидел на шатком стуле спиной к окну до рассвета. И думал. Столько злобы… Считается, что боги хорошо заботятся о своем народе и дают все возможности справиться с любыми грядущими бедами. Надо только эти возможности отыскать и использовать. Слишком много злобы… Может, стране как раз и нужен такой бездушный вожак, ведь угроза настолько велика, что остановить ее можно, только обагрив земли реками крови? Только вырезав всех дивов до единого, даже женщин и детей? Только положив при этом почти все население зверей? Только разбудив гнев предков, раз и навсегда превращающий в бешеного зверя любого, отведавшего хоть каплю крови? Гнев предков – единственное, что позволило звериной расе на заре своего появления отстоять право на существование, при этом волки практически целиком уничтожили собственный народ. Этого от него хотят боги? Это та самая возможность, которую они подарили звериному народу? Разве может такое совершить счастливый до безобразия, почти ручной зверь? Разве может призвать гнев вожак, который при виде жены ведет себя глупо и несдержанно, как щенок? О нет… Для гнева не нужна душа, а нужен только неумолимый, сносящий все на своем пути поток безграничной ненависти. Никогда раньше Радим не поверил бы, что боги могут быть такими кровожадными. За всю историю своего существования они ни разу не попросили в жертву крови ни одного, даже самого маленького существа, а теперь требуют жизни сразу целого народа. Даже больше – одного народа целиком, второго – почти полностью. Раньше бы не поверил, но как иначе объяснить, что новый вожак так и не появился?
   На улице светало, когда отряд новобранцев готовился к утренним учениям. Они собрались перед Билугом и ждали, пока он поделит их на группы и расскажет, кто чем сегодня займется. Впереди был долгий день, полный тяжелых физических нагрузок, после которого они упадут без сил и до утра даже пошевелиться не смогут. Новобранцы были к этому готовы, потому что хотели стать сильными и смелыми. Хотели стать настоящими воинами.
   Начало занятий прервалось следующим зрелищем: прямо от казармы, неспешно, осторожно глядя прямо перед собой, шел вожак. Он остановился у бочки, полной дождевой воды, и вдруг сунул туда голову до самых плеч. А после, резко закинув голову к небу, отчего вода полилась по лицу, как будто поток слез, и вцепившись руками в борта бочки, заорал. Всего несколько секунд крика смертельно раненного животного, но души новобранцев похолодели, будто им предстояло прямо сейчас сразиться с кем-то жутким. Впрочем, больше ничего не случилось. Вожак замолчал, ни на кого не глядя, отцепил пальцы от бочки и довольно уверенно направился в сторону замка.
   К обеду он попросил правителя ввести его в курс пропущенных дел.
   Через неделю в замок вернулся Дынко. Дарька пропала, как и не бывало, он потерял единственный след в городке, где она выбросила кольцо, и новый обнаружить не смог.
   Дынко встретился с правителем и тремя старейшинами, без Радима. Хотел получить разрешение на долгосрочное отсутствие, потому что найти Дарену быстро не получилось, а возвращаться без нее он больше не собирался. И его отпустили, вина так явно читалась в его глазах, что старейшины поняли – толку от Дынко, оставь его в замке, все равно не будет.
   Потом Дынко увиделся с Жданом, но тот не смог сказать вообще ничего полезного. Дарена была слишком далеко, а он видел только тех, кто близко. После Дынко пошел к Улему, и они провели два часа, пытаясь понять, куда и зачем могла отправиться Дарена. Судя по всему, она все еще в звериных землях, так что нужно возвращаться к последней точке и упорнее искать следы. Но была и хорошая новость – Улем утверждал, что дивы за Дареной охотиться не станут, так как уверены, что расставшаяся пара люна-са не представляет никакой угрозы и вот-вот погибнет. Кстати, уверены совершено обоснованно, и этот вопрос интересовал Улема сильнее всего: почему же она живет?!
   В общем, узнав все, что только можно, а точнее, убедившись, что узнать ничего нового не выходит, и получив деньги на расходы, Дынко отправился обратно на поиски. С Радимом он так и не встретился, еще в прошлый раз его сильно поразило, что тот, похоже, вовсе и не интересовался, где Дарена и найдут ли ее вообще.
   Чуть позже вожаку поступил доклад о том, что князь Нестор опять пойман на пограничном пункте за попыткой сговора с горными, которых он своими навязчивыми предложениями уже сильно утомил. Даже не задумавшись, Радим тут же отписал великому князю о недостойном поведении одного из его приближенных, причем выявленном уже не в первый раз.
   Потом у волков появился седьмой альфа, а количество желающих получить звание возросло до пяти. За такой короткий срок! Это могло значить только одно – звери чувствуют опасность, и стремление защищать свой народ просыпается в крови у большего количества мужчин, чем обычно.
   Старейшины подготовили план вылазки на территорию дивов, намереваясь захватить образцы выращиваемых ими растений, аналога рудиментной крошки и ее семян. Дохода это не вернет, но, распространив семена, можно попробовать лишить доходов и дивов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация