А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сотник и басурманский царь" (страница 9)

   Ну так затем, с извинениями, и продолжим вроде. Черти сотника нашего на кладбище понесли… А что ж сейчас товарищи его боевые делают, почему на помощь не спешат? Мы их когда оставили? Когда сотник молодого Юсуфа в плен взял, а атаман казачий велел ему пленника в станицу доставить. Тогда ещё остальные казаки за оставшимися разбойниками погоню продолжили, помните? Так вот что дальше было…

   Долго ли, коротко ли гоняли станичники разбойное семя, но всех выловили. И тех, кто верхами утекал, и тех, кто пешим строем в прелые листья под дубом закапывался, жёлудем прикидываясь. Да и то сказать, откуда быть у Сарама с дружками добрым лошадям? Что у крестьян наворовали, на том и ездили. А казачьи кони, донские жеребцы, статные, сильные, ухоженные, в своё время аж через всю Европу до города Парижу доскакивали и с честью заграничный поход выдержали, до родимой хаты хозяев доставив. Но сейчас отдыхают кони казачьи, а сам атаман покуда разбойников пересчитывает да допрос ведёт…
   – Петрович, сколько их всего?
   – Восемь душ! – здоровый седой казачина отвечает, под чьим руководством два станичника помоложе пойманных в букеты вяжут, спина к спине, кляп в рот, а коли что не так, кулаком в рыло.
   – Главаря взяли?
   Покопался могучий Петрович в связке, извлёк за шиворот дядю Сарама, на руке взвесил:
   – Этот, что ль?
   – Он самый, – сразу признал атаман. – Примелькалась мне его поганая физиономия. Не впервой он на Руси пошаливает. А ну тащи его за шкирман пред мои грозные очи! Мы с ним по-свойски побеседуем…
   Поднял казачина разбойника, взболтал, чтоб был посговорчивей, на весу перед атаманом держит. Висит Сарам, до земли едва кончиками пальцев доцарапывается. Неуютно ему, и обидно, и страшно, в первый раз к казакам попал, что, если и в городской суд не потащат, а сами разберутся? Храни аллах…
   – Вот почему так грубо, а? – решился он для начала изобразить героя. – Вы что, совсем не читали международную конвенцию о защите прав военнопленных?
   – Читали, а как же! – согласился атаман, травинку задумчиво покусывая. – Ну так что, воровская морда, тебя за сопротивление при аресте прямо тут повесить или в Астрахани перед всем строем расстрелять?
   – Негодяи! Трусы! Подлые гяуры! Ничего вам не скажу! – громко проорал главарь в сторону связанных товарищей. Потом прокашлялся и уже атаману тихо так, доверительно: – Слушай, зачем меня так пугаешь? Мы же оба уважаемые люди, командиры, полководцы даже. Давай договоримся, э…
   – С разбойниками и ворами – не договариваюсь!
   – Вай мэ-э… Какой разбойник, где разбойник, в каком месте я разбойник, а?! Я тут чисто случайно проходил, даже не как свидетель. Это вон всё они, они плохие! А я просто на лошади катался, цветочки нюхал, песни красивые пел. Хочешь, тебе спою? «Хасбулат удалой, бедна сакля твоя-а, золотою казной я обсыпл…»
   – В город его тащить, заявление в суд писать, на слушанье париться… Мороки сколько… – атаман вздохнул задумчиво и головой покачал. – Не, наверное, всё-таки тут повесим. Петрович, верёвочку принеси.
   Здоровый казак небрежно поставил Сарама наземь, отошёл к своему коню и достал из сумы толстенный канат.
   – Не надо! Петрович, не неси верёвку! – взвыл главарь. – Не надо, я пошутил, я всё скажу!
   – Бесполезный он нам…
   – Я полезный! – бросился в ноги перепуганный Сарам. – Я очень полезный вам, дорогой мой атаман! Петрович, иди отсюда, пожалуйста, да? Слушай, атаман, вот никому бы другому не сказал, но тебе скажу! Ты благородный, добрый, справедливый! Я тебя так уважаю, хочешь, папой своим назову…
   – Петрович, иди сюда!
   Казак демонстративно начал вязать на канате скользящую петлю. Дядя-разбойник нервно сглотнул…
   – Не надо, Петрович, не ходи сюда! Это нас злая ведьма подговорила, Агата Саломейская, отчество не знаю и знать не хочу! Она нам денег дала, чтоб мы вас от станицы увели, а басурмане в это время у вас всех девушек похитили! Да, да, вот такие они плохие люди, э…
   – Невиноватые мы! – хором поддержали воющие разбойники. – Это всё ведьма проклятая! Это всё басурмане! Мы бы сами на казаков никогда не пошли, что у нас, совсем мозгов нет?!
   Переглянулся атаман со станичниками тревожно, брови сдвинул, к пленным подошёл.
   – Та-ак, а дело-то серьёзное… Кто подскажет, где она, эта ваша ведьма?
   – Я! Я всё знаю, я всё покажу! – аж винтом завертелся пройдоха Сарам. – Всё покажу! Только потом отпусти, пожалуйста, а?
   – Подумаю. По коням, братцы!
   Приказал атаман двум казачкам разбойников без спешки в город конвоировать, а сам в седло прыгнул. Главарю Сараму его коня вернули, верхом посадили, но руки развязывать не стали. Ничего, коли Бог милостив, и так не сверетенится…
   Гикнули казаки, прянули ушами чуткими донские кони, и понеслась бешеная скачка!

   А по краю степи, к зелёным массивам поближе, чтоб за деревьями прятаться можно было, идёт себе, бредёт поредевший отряд басурманского воеводы. Впереди разведчик Карашир, за ним басурманские воины, пленных девушек одной вереницей гонят.
   Сам воевода с двумя охранниками последним идёт, а уж за ним неспешным шагом и ведьма прогуливается. Глаз с воеводы не спускает! Поскольку она-то, как ни верти, своё слово сдержала, казаков обманула, девушек украсть помогла, стало быть, теперь и воевода ей по гроб жизни обязан. А уж Агата умела взыскивать долги, как никто умела, ещё с колдовской школы…
   – Карашира ко мне! – неожиданно приказал воевода.
   По первому зову прибежал верный воин. Поклонился, ждёт приказа.
   – Сколько нам ещё идти?
   – Три дня, господин.
   – Сюда мы дошли за один?
   – Да, но теперь придётся двигаться обходными путями, за деревьями. В степи мы можем нарваться на казачьи дозоры.
   – Объяви всем привал, – подумав, решил воевода. – Через полчаса выступаем дальше.
   – Слушаюсь, мой господин.
   Быстро разнёсся по цепочке крик о привале. Устали все – и связанные пленники, и сами басурмане, им-то, как помните, не один раз за сегодня досталось. Даже сил нет над зарёванными девушками или над мрачным юношей посмеяться…
   А воевода басурманский на пенёк присел, к стволу ивовому спиной привалился, глаз сомкнуть не успел, как вновь вздрогнул его ятаган, засветилось оружие алым, и послышался нетерпеливый голос султана Халила:
   – Эй, ты где там? Какие новости, да?
   – Я здесь, владыка мира и миров! Твой приказ исполнен.
   – Ну и как всё прошло?
   – Мы взяли самых наилучших казачек, – вынужденно соврал воевода. – И уже через три дня они будут доставлены во дворец султана.
   – Кривой-мривой нет?
   – Нет. Хромых, с косоглазием или плоскостопием тоже не брали.
   – Они все девственницы?
   – Ох и…..?!! – запнулся воевода, чуть матом не выругавшись. – Я не смел об этом спрашивать, пусть столб мудрости и добродетели сам проверит их невинность.
   – Харашо! Маладец! Будешь жить. Но через три дня – эта… так долга, слушай – я сам тебя встречу на границе, у паграничного сталба! Новые пленницы, гаваришь? Хачу, хачу, хачу!
   Погасли красные глаза на слоновьей голове ятаганной рукояти. Выдохнул кое-как отважный воевода, за сердце подержался, унял дрожь в коленях. Одно дело – врать повелителю на расстоянии, а совсем другое, когда султан лично спросит: а почему это приведённых девушек так мало? Он-то небось надеялся, что его войско тысячу красавиц частым гребнем нагребёт, а тут всего шестеро девчат. А, ещё жена сотника и дочка его симпатичная. Итого восемь, значит. Кавказского юношу можно попробовать как бесплатное приложение сдать. Ну, вроде бонуса, так сказать, подарок к оптовой покупке. И самое главное, как определиться с этой… как её… сказать неудобно, с невинностью? Судя по тому, как дрались некоторые из девчат, их можно было смело признать очень даже виновными! Хотя речь не об этом, просто к слову пришлось…
   – Ну, что скажешь, великий воин? – неслышно подкралась коварная ведьма. – Теперь ты и сам понимаешь, что твои дни сочтены? Пути назад нет. Если султану не понравятся девушки, ты мертвец. Если султан сочтёт, что их мало, ты мертвец. Если хоть одна не устроит его в постели, ты мертвец…
   – Чего ты хочешь, женщина?
   – Просто напоминаю тебе о данном тобой слове.
   – Не сейчас…
   – Сейчас и всегда, – хищно улыбнулась Агата и вновь язык змеиный показала. – Мы встретим султана Халила на границе, и ты принесёшь мне его перчатку. Даже не думай пытаться обмануть меня, я могу быть очень и очень неприятной…
   Опустил голову воевода, да деваться некуда. Со всех сторон права ведьма проклятая…
   – Карашир!
   – Да, мой господин.
   – Отдых закончен, поднимай людей!

   А в это время султан Халил, развалясь на своём широком троне, позволил царедворцам поудобнее взбить подушки для султанского зада и вновь полюбовался на волшебную перчатку.
   – Слушай, Бирминдулла, извини, что перебиваю, харошая вещь, да?
   – Прекрасная вещь, о владыка Семи небес…
   – Мне тоже кажется, я за неё не переплатил, – важно подтвердил Халил, вытягивая руку, чтоб бледный визирь осторожнейше снял перчатку и положил её в серебряный сундучок. – Кагда нада – врагов убивает, кагда нада – гаварить могу с кем хачу, на любом расстоянии. Многафунциональная такая, э?
   – Очень, очень прекрасная вещь, редкость, достойная руки султана… – громко зашептались придворные, льстиво кланяясь и подобострастно улыбаясь. Нет, не то чтоб они там все были насквозь продажные и бесхребетные мерзавцы, просто восточная традиция – служишь при дворе, умей гнуть спину…
   – Ладна, спасиба. Я всё слышал, – покривил полные губы султан, поманил к себе кальянщика и милостиво махнул рукой Бирминдулле: – Продолжай, пажалуйста…
   – «И тогда сказал царь царей: «Велика Персия, а отступать некуда!» И тысячи воинов откликнулись ему в едином порыве, идя за него в бой! А наш великий и скромный султан разил своих противников направо и налево, налево и направо, спереди и сзади, сзади и спереди! И бежали они, бросив свои повозки, богатства и жён. Так одолел бесстрашный и милостивый принц Халил орду хорасанцев, и за этот подвиг весь народ султаната умолял его занять трон!»
   Не выдержал тиран Халил, пару раз хлопнул в пухлые ладошки, и в тот же миг поддержали его придворные, шумно аплодируя штатному воспевателю. На деле мало кто не знал, что «орда» состояла из двух десятков беженцев, которых на первом же привале нагнал будущий султан с десятитысячным войском. А чтобы занять трон, ему пришлось отравить отца, ослепить двух братьев и жениться на собственной матери, что в принципе в те времена так уж особо не осуждалось. Так что султан Халил был не лучше и не хуже любого другого восточного деспота…
   – Бирминдулла, ты сегодня савсем маладец! Я тебя награжу… – Султан так таинственно улыбнулся, что по виску восхвалителя побежала невольная капля пота. – Я тебя возьму с собой смотреть маих новых жён!
   – Безгранична милость моего господина к своему ничтожному рабу, – распластался на полу Бирминдулла.
   – Встань, не нада… Ты слышал, наш воевода сказал, что они красивые?
   – Воистину, наверное, он очень старался…
   – Сказал, все молодые и невинные?
   – Другие были бы недостойны ложа достойнейшего из султанов…
   – А я сказал, что сам поеду и встречу их всех!
   – Вот это зря, – неожиданно бросил Бирминдулла.
   В зале все замерли…
   – Пачему зря? – удивился Халил.
   – Так, не надо…
   – Пачему, не надо? Объяснись уже тут, э?!
   – Несолидно, – покачал бородой Бирминдулла. – Кто они такие? Какие-то девушки без роду без племени, наворованные в русских землях… Фу! Пусть сами ползут на животе к престолу прекраснейшего и возвышеннейшего!
   – Э-э… – глубоко задумался султан. – Ты, канечна, красиво сказал, но… Эта не какие-то девушки, эта, может быть, мои будущие жёны. Ты башкой думай, да? Несолидно ему…
   Бирминдулла покорно поклонился, не решаясь дальше испытывать царственное терпение.
   Султан Халил недовольным жестом отослал его, затянулся кальянным дымом и подманил к себе визиря:
   – Сейчас мы изволим кушать, немножечко так выпивать, а патом все едем встречать маих новых рабынь, наложниц или жён. Не решил ещё, э-э…
   – Слушаюсь, о повелитель!
   – И главного повара ко мне пазави сюда.
   – Не могу, его вчера казнили…
   – Кто приказал?!
   – Вы, мой господин…
   – Эта мы патарапились. – Халил напряжённо пытался вспомнить, за что он там разгневался на повара. Вроде за вкуснейшее ассорти шашлыков, в котором, оказывается, была и свинина. – А второй главный повар где?
   – В зиндане, как соучастник.
   – Он ему памагал?
   – Пока не доказано, но палач говорит, что уже утром он… – начал было визирь, но владыка мира перебил его:
   – Выпустить, отмыть, наградить и быстра сюда!
   – Слушаю и повинуюсь…
   – И эта, ещё, музыку пагромче сделай, да…
   Визирь послушно хлопает в ладоши. Вышколенные восточные музыканты начинают отбивать ритм, в зал вбегают полуобнажённые танцовщицы, услаждая взор присутствующих красотой, подведёнными бровями и возбуждающим танцем живота…
   Вот что есть хорошее на Востоке, то есть грех ругаться! И готовить они умеют, и танцевать. Как выскочат красавицы темноокие, золотым загаром покрытые, слегка одетые, всё больше в бусы, мониста да прозрачные тряпочки, да как затрясут всем чем надо спереди – так у мужиков дыхание перехватывает! А потом как развернутся да начтут вертеть округлостями возбудительными – тут уж любому мужчине полное поражение, к ногам таким танцовщиц и золото и сердца бросают…
   А покуда в тронном зале танцы, музыка, веселье и смех, султан Халил вместе с визирем, перешёптываясь, уходят через заднюю дверь. Подзывают стражу и крадутся по коридору…
   – Думаешь, сработает, да? Паймаем его?
   – Непременно, о повелитель… Слуги давно замечали чужих голубей, вылетающих из дворца.
   – Ты всех пиридупредил? – деловито уточнил султан. – Лучники внизу? Воины оцепили все выходы? Если мы его не паймаем, я хотя бы тебя казню. Не абижайся, настраение такое, э-э…
   Визирь судорожно сглатывает, бледнеет и, прислушиваясь к чьим-то скользящим шагам, прикладывает палец к губам:
   – Тсс…
   – Эта ты мне такое гаваришь, да?!
   – Шаги, мой господин, слышите?
   – А-а, слышу, да, – султан сурово смотрит на стражников. – Тсс!
   Они прячутся за углом и видят, как чья-то старчески сгорбленная фигура спешит по узкому переходу. Кто-то приподнимает край большого ковра, щёлкает ключом и исчезает. Султан дает знак идти за ним…
   Чёрный шаркающий силуэт в тайной комнате с наслаждением выпрямляет спину и движется с отработанной уверенностью движений. Он быстро пишет записку, сворачивает её в трубочку, осторожно достаёт из клетки белого голубя, привязывает ему к лапке записку и выпускает в небеса. Голубь взмывает ввысь и… камнем падает вниз, насквозь пробитый стрелой!
   – Ага, папался, пиридатель! – Дверь в комнату распахнулась, и на пороге появился султан Халил с грозными телохранителями.
   Стражники бросились вперёд, схватили несчастного и, обыскав, поставили на колени перед повелителем. Глаза султана изумлённо округлились…
   – Бирминдулла?!
   Визирь удовлетворённо ухмыльнулся в висячие усы, одним весомым конкурентом на милость владыки, дары и щедроты стало меньше. О, если бы так же легко было убрать и прочих…
   – Бирминдулла, это ты? Что ты тут делаешь?!
   – Читаю «Евгения Онегина» в подлиннике, на русском. – Понимая, что терять уже нечего, бывший восхвалитель, гордо сложил руки на груди. – Собираюсь переводить на фарси, а что?
   – Как что? Кто голубя в окошко пустил?!
   – Я.
   – Ты!
   – Я и говорю, я.
   – Э-э, не путай меня! – схватился за голову султан. – Как ты мог? Как тебе не стыдно?! Я тебе даверял, я тебя ценил, я тебя так слушал, а ты… Ты пиридатель!
   – Разведчик, – спокойно поправил Бирминдулла.
   – У-у, какой он у нас раз-вед-чик! Ну всё, маё терпение кончилось. Палача сюда пазавите, быстро, да!
   Двое стражников бросились было исполнять приказ. Сзади вежливо прокашлялся визирь:
   – Мой повелитель…
   – Да, чего тебе ищё? Ты видишь, мы в гневе…
   – Вот его записка с лапки голубя. Это шпион русского царя!
   – Кто? Бирминдулла?!!
   – Возможно, это ненастоящее его имя, – подмигнул визирь.
   Султан на минутку задумался.
   – Что он там такое пишет?
   – Что вы идёте за своими жёнами на соединение с отрядом вашего верного воеводы, и просит прислать туда русских солдат.
   – Очень недальновидна… Какой плахой шпион…
   – Разведчик, – вновь поправил Бирминдулла.
   – Э, памалчи, пажалуйста… – раздражённо фыркнул султан Халил. – Так, визирь, ну ты напиши там что-нибудь не такое, да? Что-нибудь наоборот? Не надо нам там русских солдат, зачем нам русские солдаты, они только мешать будут…
   – Я всё понял, желание повелителя будет исполнено, – поклонился визирь.
   – Палач прибыл, – доложили вбежавшие стражники.
   – Нет, стойте! Я лучше придумал, – важно поднял палец восточный тиран и деспот. – Я всё равно вазьму его с собой, пусть он увидит маих новых жён, а патом я его павешу. Да, да, прямо на их паграничном столбе! Чтоб его русский царь знал, с кем связывается. Думаю, эта правильное решение…
   – Всех не перевешаешь!
   – Э-э, ты меня ещё плоха знаешь. Я всех перевешаю, а кого не перевешаю, того… тоже что-нибудь придумаю. Эй, стража, заберите этого пиридателя!
   – Разведчика.
   – Вай мэ, как он меня дастал…. Харашо, разведчика! Иди уже…
   Увели суровые воины схваченного Бирминдуллу, а султан басурманский брови свёл. Смотрит в окно, страшную месть царю русскому придумывает, ну и заодно размышляет, где же теперь нового восхвалителя взять…
   Это ж не так просто, как кажется. Работа творческая, фантазии, образования и знания психологии требует. Сами попробуйте хотя бы день неустанно хвалить какого-нибудь надутого индюка. Да так, чтоб без подковырок, без двойного смысла, без подтекста. Попробовали? Язык не отвалился? А теперь представьте, что это надо делать каждый день, месяцами и годами. Вот именно что свихнуться можно…
   А ведь Бирминдулла справлялся!
   Чёткой военной поступью идёт по паркету государев адъютант, шаг печатает. Под мышкой папка со срочными донесениями, лицо волевое и строгое, на груди Аннинский крест. Подошёл адъютант к личному кабинету царя, подумал-подумал, постучал решительно и внутрь шагнул.
   В кабинете государь император с матушкой царицей за позолоченным столиком сидят, кофе кушают. Два лакея опытных им то сахарку подсыплют, то молочка дольют, то печенье английское имбирное, с изюмом да шоколадом на блюдечке предложат. Царь-то чёрный пьёт, а царица больше молоком, аж до кремового цвету разбавляет. Душевно пьют, размеренно…
   Поклонился адъютант, понимает, что не вовремя, но служба превыше всего!
   – Прошу прощения, ваше величество! Получено срочное донесение.
   – Извини, душечка, – царь жене улыбнулся и адъютанта поманил: – Ну что там у тебя ещё, докладывай.
   – Письмо от нашего разведчика: басурмане разбиты! Их попытка украсть с целью… мм… воздержусь от уточнения, русских подданных женского пола для пополнения, пардон, гарема басурманского владыки – полностью пресечена силами ваших верных казаков!
   – Ага! – Государь обрадовался, чуть сахарницу на себя не опрокинул. – Что я тебе говорил, душечка? Один атаман против девяти иноземцев на кулачках бился и победил! А тут какие-то непонятные басурмане да против наших казаков… Тьфу!
   – Ах, Александер, ты чуть не попадай в свой кофе.
   – Наградить! Всех героев наградить медалями и… и чем там ещё?
   – Многие казаки мечтают об отпуске, – предложил адъютант, папку захлопывая. – У них бессрочная служба на южных рубежах и…
   – Молодцы, герои, богатыри! Но отпуск не дам. Не та сейчас политическая обстановка во Франции и Германии. Кстати, во многом благодаря тому же атаману…
   – Но ведь он уже загладить свою вину, – мягко укорила царица.
   – Хорошо, хорошо, милая. Приказ о его переводе в Сибирь сохранился?
   – Так точно, вот он. – Адъютант передал государю исписанный лист гербовой бумаги с печатью.
   – Всё, загладил так загладил. – Царь кофе допил и собственноручно приказ на мелкие кусочки разорвал. – А послов новых нам так и не прислали. Ну и бог с ними, пусть хоть эмбарго накладывают, без их крохенбахена да божоле обойдёмся…

   А вечером поздним басурманский отряд воеводы на привал устроился. Костёр развели, руки погрели, перекусили чем аллах послал. Всех пленных в одну кучу согнали, водички попить дали из реки, но более ничем не потчевали, самим мало было. Бедного Юсуфа тоже к девушкам толкнули, не отдельно же его сторожить? Да так толкнули хорошо, что влетел он носом в спину всё той же дочки сотниковой. Та в горячке да раздражении коленом ему сдачи заехала…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация