А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сотник и басурманский царь" (страница 21)

   Как казак студента от пекла спас

   …Продал как-то раз один студент душу чёрту. Дело, что и говорить, не особенно красивое, однако в былые времена встречалось не так уж редко. Да и продал-то по глупости, за смешную, можно сказать, цену… Ляпнул, не подумав, разок, дескать, замучили профессора университетские, у них, мол, и сам чёрт экзамен не сдаст!
   Ну а нечистому тока намекни – уж тут как тут: хвостом вертит, учёность изображает, помочь обещается всячески. Поговорили они как два интеллигента, да и подписал студент жёлтую бумагу с буквами красными! О том, что, дескать, передаёт он душу свою бессмертную чёрту в руки, а за то ни один профессор его ни в чём нипочём срезать не сможет.
   Сами знаете, откуль у энтих молодых атеистов о душе понятие, им бы тока Бога за рукав пощупать да и тиснуть в книженцию, мол, «материальных доказательств не обнаружено, а то, что есть, безобъективная иллюзия», во как!
   Сроком поставили тот день, когда студент самый распоследний экзамен сдаст. Всё честь по чести: серы нюхнули, договор скрепили, по рюмочке опрокинули за сотрудничество, и кажный к себе пошёл, собою довольный.
   Уж о чём чёрт думал, нам неведомо, а тока студент оченно счастлив был! Он, вишь, человек городской, образованный, знаниями перегруженный, премудростями книжными набитый, решил – что ему стоит нечистого обмануть? Трудно ли умеючи «вечным студентом» стать… Знай учись через пень-колоду, чтоб и выгнать жалко, и в люди выпустить стыдно! Мало ли таких… То-то облапошится хвостатый, долгонько будет меж рогов чесать, души атеистической дожидаючись…
   Да почему-то не вышло ничего. С того дня, как ни пойдёт студент в аудиторию – дык профессора с ним первые раскланиваются, за ручку здоровкаться в очередь толкутся, без экзаменов, экстерном, все дипломы всучить норовят. Недели не прошло, а готовят на бедолагу полный отчёт – уж такой разумности редкой молодой человек попался, что никак нельзя его в университетских стенах томить, а самый наипервейший диплом, со всеми печатями, вручить надобно, да и просить самого государя слёзно, чтоб он эдакую глыбищу над всем учёным советом наиглавнейшим поставил!
   Вот тут-то и присел студент… Чего-чего, а не ожидал он от нечистой силы такенной-то прыти! Перепугался однако… Он и молиться пробовал – да не идёт к Богу та мольба, что не от сердца… И в церкви поклоны бил – да только лбом ворота райские не отворишь… Опосля ещё к гадалкам и колдовкам за советом бегал – куды тебе, они от него ещё резвее дёру дали, кто ж у чёрта законную добычу отнимать посмеет?
   Парень с горя да по дурости уж и больным сказался, так к обеду цельная делегация учёная, всем составом профессорским, к нему диплом прямо на дом и принесла! Только тут и понял студент, что не он нечистого, а нечистый его на хромой кобыле три раза вокруг ёлки обскакал… Залился он слезами горючими, да и пошёл с печали великой в садик вишнёвый погулять, последние часы вольным воздухом с ароматами напиться.
   А в те поры шёл по городу казак… На сапогах глянец, на щеках – румянец, лампасы яркие, штаны немаркие, егорьевский кавалер – всем героям в пример! Видит, в саду зелёном, за забором крашеным, студент в фуражке сидит, очки стеклянные слезами промывает. Не сдержался казак:
   – А и какая же холера молодёжь нашу культурную эдакие слёзы лить заставляет? Какое учёное название у сей напасти?
   – Безальтернативность… – студент ответствует да из-за пазухи договор треклятый пальчиками выуживает.
   Глянул казак и так и сяк, сверху вниз да боковым зрением по диагонали – и не понял ничего. Объяснил студент. Ну, тут ровно тучка громовая на чело казачье набежала! Как топнет он сапогом со шпорою, как закричит голосом впечатляющим:
   – А не бывать тому! Не позволит честный казак душе христианской, атеизмом научным отравленной, в адском пламени гореть по дури собственной. Ну-кась, появись здесь сей же час, дух нечистый! Мы с тобою по-иному потолкуем…
   Один миг, и вот он вам, чёрт лысый, тока позови – тут как тут: пятачком светит, улыбку клеит, а глаза бесстыжие добрые-добрые…
   – Зачем звал меня, казак православный? Ваше племя с нашим дружбу не водит, а ежели морду бить али опять до Петербурга транзитом, так, увы, нет – слуга покорный… Я уж лучше в пекле пересижу. А господин студент ещё с полчасика по земле походит, мне разве жалко, я ж тоже не без сочувствия…
   – Студента не замай! Нешто сам не видишь, до чего человек образованностью на всю голову ужаленный?!
   – Ой, да я бы и рад, но ведь договор – вещь бумажная, нетленная, юридической силы немереной! Хоть бы мне его и отпустить, так начальство со мной такое извращение сделает – ведра вазелина не хватит…
   – Не гундось, чёртово семя, – строго прикрикнул казак, спиной широкой студента прикрываючи, – а вот забирай меня вместо него! Что тебе проку в душе тёмной, неверующей, страха божьего не имеющей, покаяния не испытывающей… Бери мою!
   – Твою?! – в один голос ахнули чёрт со студентом.
   Кивнул казак.
   – Погодь, погодь, – заспешил нечистый. – То есть ежели мы сей же час, полюбовно, договор прежний без претензиев расторгаем, так ты согласен в тот же момент мне свою душу передать? Чистую, казачью, православную, без всяких аннексий и контрибуций?! Побожись!
   – Вот те крест, – гордо отвечает казак, осеняя себя крестным знамением.
   Студент бледный с переполоху в ноги ему кинулся, сапоги целует, батюшкой своим называет, что-то о величии души русской и её отражении в литературе графа Толстого лепечет…
   Стыдоба, одним словом. Ну да чёрт везде свою выгоду чует: старый договор мигом изорвал, обрывки по ветру пустил, а уж и новый готов, вот он вам – извольте, подпишите!
   – От слова казачьего отступаться грешно, где подпись-то ставить?
   – А вот тута, туточки. – Чёрт в конец листа когтем тычет, сам от радости ужо и ножонками сучит, копытцами трётся, хвост вензелем вверх держит. Ещё бы, такую удачу словил – душу казачью!
   – Делать нечего… Роспись-то кровью, поди? Дай-кась об шашку руку оцарапаю. – Обмакнул казак предложенное перо в кровь густую, красную, да и поставил в требуемом месте чёткий… крест!
   Хороший такой, жирный, православный! Бумага адова в единый миг вспыхнула и сгорела, ровно и не было её…
   – Это как… это ты что ж… да как ты посмел, дубина стоеросовая… Роспись, роспись ставить надо было! – взвился чёрт. А у самого уж и губы прыгают, вот-вот в истерику ударится…
   – А я завсегда так подписываюсь, – безмятежно пожал погонами казак. – Поскольку грамоте не обучен. Простые мы люди, необразованные…
   Чёрт в ярости только хвостом себя по лбу треснул да и провалился на месте! Поднял казак студента, усадил на лавочку, а сам дальше пошёл, насвистывая. Благодарностей не ждал, не ими душа жива.
   А чёрту в пекле крепко досталось – не связывайся впредь с казаками! Вот тока насчёт ведра вазелина ужо преувеличил он – и полведра хватило…

   Как бабы хивинцев отваживали

   По-разному казаки на земле русской селились. Вдоль Дона-батюшки издревле, от царёвых притеснений да боярского гнёта прятались, потому как «с Дона выдачи нет!». На Кубань да Терек по указу высшему государевому семьями переселялися – щит меж Кавказом и Россией держать. В Сибирь далёкую на страх да риск ехали земли неведомые осваивать, границы ширить, себе чести добыть, а стране – славы.
   Ну а на нашей матушке-Волге казаки терские, гребенские, донские и кубанские, единым войском сплотившись, вообще непривычным делом занимались – простой люд от полона спасали.
   Астрахань-то, как корона восточная, в самом устье реки великой стоит, на краю империи, куда ни глянь – сплошное приграничье! Слева Кавказ, справа Азия, за морем Каспийским – злая Персия, а от самой России тока узкий клин к морю вырвался, да и он на одних лишь казаках держится. Опасное время было, рисковое. Жизнь человеческую копейкой мерило, на вздох – от выстрела до выстрела, страшно немыслимо!..
   Лютовал тогда в наших краях хивинский шах! Налетали из широкой степи лихие наезднички, с кривыми саблями, на шалых лошадях, уводили в полон рыбаков, крестьян да пахарей, а пуще того – жён и детишек малых. За хорошую цену шли на рынках невольничьих люди русские. Много слёз там было пролито, много судеб сломано, много жизней загублено.
   Одна надежда – догонят казаки злодеев, обрушатся бурей грозовою, отобьют своих! А ить степь не лес, не горы – за поворотом не скроешься, за кустом не схоронишься. Ровно на скатерти белой стоишь, за семь верст тебя видно – ни засады, ни секрета военного не устроишь.
   Стало быть, пришлось казакам повадки вражьи перенимать, быть хитрее люду азиатского, отчаяннее народу кавказского, и в бою быстрее, и верхом скорее, да на сотню впятером, так и прут недуром! Таковых молодцов много ли отыщется? Вот и оставались в степном воинстве астраханском такие герои, о которых и сказку рассказать не зазорственно будет…
   Наскакали раз азиаты толпою на артель рыбацкую, мужички-то на бударках в воду ушли, а баб и детишек малых лихо взяли хивинцы! Однако же и часу не прошло, как из станицы Форпостинской полетел вослед неприятелю отряд казачий, и покуда не нагонят, назад не вернутся. В том и крест государю на службу целовали: либо возвернут пленных, либо сами костьми полягут.
   А хивинцы, вишь, хитростью да коварством наших обошли – второй полусотнею втихомолку на оставленную станицу обрушились! Думали, дело-то плёвое: на всю Форпостинскую пять стариков, да жены, да дети казачьи – это, что ль, защитнички?!
   Едут вальяжно, беседуют важно, сами не скрываются, криво усмехаются, языками мелют, загодя добычу делят.
   А над хатами крик истошный:
   – Бабы-ы, хивинцы едут! Заряжай, у кого чего осталось!
   Мигу не прошло – ощетинилась станица стволами ружейными, дулами пистолетными, жерлом пушечным стареньким – да как полыхнет залпом, без предупреждения, заместо «здрасте вам»! Тут Хива и присела.
   – Э-э, сапсем дуры, да? Зачем стреляем? Садаваться нада! Женьщине харашо мужчину слушаться, ворота открой, э…
   А от ворот второй залп дружнее первого! Хоть и мажут бабы безбожно, однако ж кое-кому свинцовых слив в избытке досталося, а от них, общеизвестно, на все пузо одно сплошное несварение.
   Пригнулись хивинцы, отхлынули, меж собою ругаются, в обидки ударяются – нет с казачками сладу, а воевать-то надо. Стоят женщину у ворот дружно, кажная с оружием, целятся снова и на всё готовы! Посовещались азиаты да и переговорщика догадливого вперёд выдвинули:
   – Э-э, ханум ненормальные! Зачем пули лукаете? Зачем гостей плохо встречаете? Мы с миром пришли – праздник праздновать будем, араку пить, бастурма кюшать, танцы плясать, игры играть. Идите к нам!
   – Мы чё, дуры, чё ли?! – переглянулись меж собой жены казачьи.
   Однако ж надо как-то врага удержать да казаков из походу дождаться. Не век же им по степям супостатов гонять, небось опомнятся, где их помощь нужнее будет.
   Прикинули бабы время, расстояние, на бой, на то да сё, поправку на ветер сделали и виду ради согласились:
   – Добро пожаловать, гости азиатские! Пришли праздник праздновать, так мы вам в том припятствиев чинить не станем, в претензии не сунемся… Тока ворота всё одно не откроем, не обессудьте уж – нам чужих мужиков принимать не велено. Ну как наши мужья из походу не вовремя воротятся – и вам под зад, и нам по холке!
   – Э-э, тады просто иди к нам играть!..
   – А во что?
   – Э-э, да мы с тобой бороться будем! Вы победите – вот вам шапка, малахай называется, кирасивая-а… Мы победим – ворота с собой снимем, русский сувенир, э?..
   Советуются хивинцы, выдвигают здоровенного бая, борец по всем статьям: пузо как бадья, плечи тяжёлые, глазки жёлтые, злобно глянет – сердце встанет! Ну и казачки недолго локтями перепихивались. Иди, говорят, баба Фрося, ты уж старая, небось до смерти и не ушибёшь.
   Как увидели степняки, кто из ворот форпостинских выходит, аж с сёдел от хохоту попадали! Древняя старушка, хромает идёт, лаптем пыль гребёт, тощее воблы, а глаза добрые-э…
   – Энто с каким тута покойничком бороться надоть? Как хоть его величать, чёб на могилке написать?
   – Имя мое – Твояхана, бабуль! – прорычал бай грозно и бороться полез.
   Не успел тока. Взяла его старуха за мизинчик да тихо так хрупнула. Взвыл от боли батыр азиатский, а она ему тут же подножку клюкой да всем весом об землю и брякнула!
   Замерло воинство хивинское, а бабулька у переговорщика с головы шапку стащила, на маковку собственную надела торжественно и… давай бог ноги до ворот спасительных! Тока её и видели.
   Как откричали, отшумели, отвизжали да отлаялись супостаты, так заново с хитростями подъезжать стали:
   – Э-э, сапсем заборола ваша уважаемая ханум-ага нашего героя. Давайте теперь наперегонки скакать: чья лошадь быстрее – тому ковёр дорогой дадим! А нет – вы ворота снимаете, э-э?..
   Недолго казачки думу думали, наездницу выбирали. Мигу не прошло – идет из ворот станичных махонькая девчушка, пяти годков, за узду коня несёдланого ведет.
   Обхохотались азиаты, стройного парня на чистокровном ахалтекинце выдвинули. Сам хивинец, ровно клинок дамасский, – гибок да опасен! Конь под ним, аки пламя ожившее, – ножки точёные, подковы золочёные, грива длинная, шея лебединая, а пойдёт в намёт, так за небо унесёт.
   Встали они на линию, деревце дальнее на горизонте отметили да и рванули по ветерку, тока пыль столбом! Долго ли, коротко ли, а покуда они вернутся, предложил коварный переговорщик новую игру:
   – Э-э, а давайте на спор араку пить? Кто выиграе…
   – А давай! – донеслось из-за ворот, ещё и не дослушамши. Сразу аж три дородные бабы соку подходящего рысью бегут, стаканы гранёные тянут. Да и какие бабы! Не кобылы мосластые – собой грудастые, с плечами крутыми, бёдрами налитыми, щёки в маков цвет, на всю степь краше нет!
   Дерябнули по предложенному, крякнули без закуси, дальше требуют. Сгрудились хивинцы, меха с аракой достали и ну казачек без разбору потчевать! Те пить соглашаются, без спросу не обнимаются, себя соблюдают да и всем наливают. Часу не прошло, а захорошело так-то всему отряду злодейскому. Тут глядь, парень ихний на ахалтекинце тащится:
   – А девка глупый в сторону ушла, сапсем дорогу назад перепутала, э-э…
   Смеются хивинцы: вот и победа!
   – За то и выпьем, – резонно отвечают бабы. – А ты, герой-молодец, иди-кась ворота сымай, вы их в честной скачке выиграли!
   Шумнее прежнего взревели азиаты, сладостно им хоть как да отыграться. Веселятся они, песни играют, уже и укладываться начали, легко идёт водка степная под хорошее настроение, шутки да беседы задушевные. Русских побили! Какой праздник, э-э?..
   Не заметили хивинцы, как потихонечку весь народ из станицы повытянулся да вкруг отряда вражеского караулом стал. А из дали дальней пыль показалась, вон уж и всадники видны, пики да шапки казачьи, а впереди всех девчоночка малая на коне несёдланом…
   Надолго врага от Форпостинской отвадили. И по сей день к жене казачьей в дому – первое уважение! Её и словом не обидь, и нагайкой не смей, и лаской мужской не обдели. Она дом держит, детей бережёт, честью женскою дорожит, да смекалки не теряет.
   А как же иначе-то? Жена казака – она как река: с мужем мягка да тиха, а надо, так любого врага разнесёт о берега!..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация