А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Секреты оазиса" (страница 5)

   Наконец желание стало стихать, и он отправился в офис, чтобы немного поработать.

   Джамиля чувствовала себя совсем разбитой после беспокойной ночи. Несколько часов она проворочалась в постели, потому что не могла уснуть в этой огромной роскошной кровати. Наконец под утро она отправилась в ванную и приняла холодный душ. Хотя она закрылась на ключ, это ничего не значило – все ее мысли были пропитаны Салманом.
   Усталая и разбитая, она вошла в роскошную гостиную. Ее волосы были собраны в конский хвост, на ней была графитового цвета юбка и такой же пиджак, застегнутая на все пуговицы белая блузка и черные туфли на высоком каблуке.
   Салман стоял у окна в золотой накидке и тюрбане. В национальном костюме он выглядел так, что сердце девушки бешено застучало. Он повернулся и насмешливо посмотрел на нее:
   – Ну как? Я умею вести себя правильно, когда мне это нужно, Джамиля.
   Впервые за много лет она увидела его в национальной одежде. Джамиля никогда не думала, что это произведет на нее такое впечатление. Она перенеслась на много лет назад. На похоронах родителей Салман и Надим казались совсем взрослыми – слишком взрослыми для своих лет. Ей стало очень грустно, но она так боялась, что он заметит эту грусть, поэтому подняла подбородок и сказала:
   – Потрясающе. В накидке любой выглядит королем.
   Он насмешливо улыбнулся:
   – Джамиля, ты унижаешь меня своим презрением. Кажется, ты не простишь меня.
   – Я здесь не для того, чтобы прощать тебя, Салман.
   Ее слова больно ранили его. Он подошел ближе и сказал:
   – Я не нуждаюсь ни в прощении, ни в отпущении грехов. Я нуждаюсь кое в чем более… земном.
   Джамиля быстро отступила назад, не в состоянии стоять так близко к нему, и сказала:
   – Я иду завтракать. Увидимся на переговорах. – Она повернулась и почти побежала.
   – Ты можешь бегать от меня сколько хочешь. Это только сделает удовольствие сильнее, – услышала она голос позади себя, а затем дверь захлопнулась.

   Во время утренних переговоров, в которых Джамиля практически не принимала участия, потому что могла обсуждать только то, что касалось лошадей, она была немного удивлена тем, как профессионально проводил их Салман. По-видимому, остальные участники тоже были удивлены этим, поскольку ожидали увидеть всего лишь знаменитого плейбоя.
   Она не могла не признать, что сам Надим не мог бы сделать для страны большего. Более того, Салману удалось сделать то, что более осторожному Надиму никогда бы не удалось.
   Настало время ланча, и Джамиля решила найти поблизости какую-нибудь кофейню и спрятаться там, однако в этот момент она почувствовала, что ее ладонь сжала чья-то сильная рука. Она сразу узнала ее – это рука Салмана.
   Он уже тянул ее куда-то, и Джамиля зашептала, потому что вокруг них были люди:
   – Я иду обедать. Одна.
   Он быстро оглянулся и твердо сказал:
   – Мы идем обедать.
   – Но ты же должен обедать с другими участниками. – Отчаяние охватило ее.
   Салман не собирался останавливаться и тащил девушку за собой.
   – Тебе бы надо уже знать, что я редко следую правилам.
   Она понимала, что он не отпустит ее, поэтому с гордым видом следовала за ним. Правда, когда навстречу им попадались знакомые – одним из них был тот самый помощник султана, которого год назад она оставила в одиночестве на вечеринке, – она смущенно краснела.
   Они приближались к парку, который располагался позади отеля. Открывая дверь, служитель почтительно поклонился Салману, и Джамиля вдохнула необыкновенно теплый ноябрьский воздух. Это был один из тех чудесных осенних дней, когда кажется, что лето только что было здесь.
   Салман вел ее по дорожке мимо тщательно ухоженных газонов, пока наконец она не увидела очень красивую беседку, в которой был сервирован столик на двоих. В животе у нее заурчало, и она покраснела. Они вошли в беседку, официант почтительно поклонился и усадил их за столик. Затем он положил салфетку на колени потрясенной девушки и рассказал об особых предложениях. Не очень понимая, что она делает, Джамиля заказала несколько блюд и услышала, как Салман произнес:
   – Мне то же самое.
   Официант налил в ее бокал коллекционное шампанское, а в бокал Салмана – немного воды с газом и оставил их.
   Сквозь внушительные заросли кустарника едва доносился звук проезжающих машин. Поблизости заливалась какая-то птичка. Беседка утопала в цветах, нежный аромат которых довершал идиллическую картину.
   Наконец чувства вернулись к девушке – она убрала салфетку с колен и встала:
   – Не знаю, что ты задумал, Салман, но, как я тебе уже говорила вчера, тебе бы нужно свериться со своим ежедневником, прежде чем устраивать такие мероприятия. Не надо тратить на меня свое время. Да и деньги тоже.
   Салман изобразил скучающее лицо, хотя на самом деле был близок к панике, увидев, что Джамиля встала. Он понимал, что нужно вести себя правильно, иначе ничего не выйдет.
   – Это просто ланч. Я подумал, было бы здорово пообедать на открытом воздухе, вот и все. Я и не ожидал, что это будет такой спектакль.
   Джамиля колебалась. В отеле действительно была открытая обеденная зона. Может, Салман думал, что пообедают там? Она никогда не замечала у него склонности к таким представлениям, пока была с ним. Джамиля с подозрением посмотрела на него:
   – Ты действительно не ожидал этого?
   Он кивнул – его лицо было невинным, как у младенца. Все еще сомневаясь, Джамиля села и положила салфетку на колени. Это просто ланч. Точка. Конечно, у нее в жизни не было такого ланча, но, пожалуй, не стоило так бурно реагировать. Ведь если она будет бурно реагировать, значит, она целиком в его руках. Джамиля сделала вид, что ничего особенного не произошло, и посмотрела на часы:
   – У нас мало времени. Нам нужно возвращаться через сорок пять минут. – Она положила ногу на ногу и посмотрела в сторону, словно собираясь бежать.
   В этот момент официант принес закуски, но Джамиля не смогла притронуться к ним. И только когда Салман сказал «Ты есть будешь? Ты же, наверное, голодная», она сдалась. В то утро она едва притронулась к завтраку. Она так нервничала в эти последние дни, что почти не могла есть. Поэтому теперь, несмотря на присутствие Салмана, едва не вылизала свою тарелку со спаржей.
   Салман сидел, откинувшись на спинку стула, и смотрел на нее. Джамиля почувствовала, что ее щеки вспыхнули, и вытерла губы салфеткой. Шампанское помогло ей немного расслабиться, и теперь она чувствовала себя как-то подозрительно комфортно в этой идиллии. И в присутствии Салмана.
   – Так, значит, ты руководишь конюшнями Надима? Неплохо для девчонки, которая когда-то чистила стойла.
   – Я и сейчас чищу стойла, Салман, – улыбнулась Джамиля. – У нас на конюшнях формальности не в чести.
   – Думаю, ты хороший руководитель – честный, но справедливый, – задумчиво сказал он. – И Надим доверяет тебе.
   Джамиле было приятно это слышать. С тех пор как она закончила изучать ветеринарное дело в Париже, она мечтала управлять всемирно известными конюшнями Мерказада. И добилась этого в свои сравнительно юные годы. Это было серьезным достижением.
   Она слегка пожала плечами и, избегая смотреть Салману в глаза, сказала:
   – Я всегда любила животных и с самого детства мечтала управлять конюшнями.
   – Я знаю. – Голос Салмана звучал глухо. – Поэтому хорошо, что ты вернулась домой.
   Она взглянула на него, но по его лицу ничего нельзя было понять. В это время официант принес основные блюда, и им пришлось прервать разговор.
   Когда они были детьми, она всегда рассказывала ему о своих мечтах, а он молча слушал ее щебетание. Сам он никогда ничего о себе не рассказывал ни в пору их детства, ни потом, в Париже. Однако ведь сейчас он фактически признал, что его беспокоило, что она предает свои мечты ради их так называемого «развлечения» в Париже? Она вспомнила о том, что он сказал ей в машине накануне, и подумала, что, может быть, его поступок все же был не настолько жесток, как она всегда считала.
   Джамиля продолжала есть молча, но, в конце концов, не выдержала и спросила Салмана о его работе. Он вытер губы салфеткой и поведал ей, что у него гораздо более рискованное занятие – в университете он изучал управление хедж-фондами.
   – Я представитель всеми проклинаемого племени банкиров. – Он поморщился, а затем цинично улыбнулся. – Но, как бы нас ни проклинали, бизнес еще никогда не был таким прибыльным. – Он холодно улыбнулся.
   – У тебя своя компания?
   Он кивнул и выпил глоток воды.
   – Да, называется «Аль-Сакр холдинг».
   – И как ты относишься к тому, что тебя проклинают?
   Он пожал плечами:
   – Я толстокожий. Если люди все еще доверяют мне свои деньги для инвестиций, позволяют мне ими рисковать, какая мне разница, что они обо мне думают?
   – Скверно.
   – Как жизнь в отеле без всяких связей с родным домом? Тебе бы уже нужно было понять, Джамиля, что я конченый человек. Я сказал тебе об этом давным-давно.
   Джамиля вдруг поняла: он имел в виду именно то, что сказал, – он действительно считал себя конченым человеком. Но почему? Ее сердце сжалось. Перед ее глазами все еще стоял тот мальчишка, который успокаивал ее у могилы родителей, который наделил ее такой силой, что даже спустя столько лет она время от времени подпитывалась ею. Ирония состояла в том, что сила ей нужна была главным образом для того, чтобы выдерживать его, Салмана.
   Но в те три недели в Париже он был таким нежным, таким благородным, он потворствовал всем ее желаниям, терпел ее постоянную болтовню. Однако когда она заходила слишком далеко, то натыкалась на ледяную стену – он просто замыкался в себе.
   Она никогда не забудет его жестокость, но все же теперь все не казалось ей таким простым, как раньше. Почему он так относится к себе? В чем причина? Она знала, что спрашивать его об этом нельзя. Она не должна показывать интереса.
   Джамиля быстро положила салфетку на стол и встала:
   – Мне нужно взять кое-какие документы в номере.
   Сделав кому-то знак рукой, Салман тоже встал и предложил ей первой выйти из беседки. Она была удивлена, что он не стал настаивать на том, чтобы они дождались десерта. Вместо этого он взял ее за руку и повел в отель.
   Они уже приближались к дверям, где ожидал персонал, как вдруг Джамиля осознала всю свою наивность. Она резко остановилась и посмотрела на него:
   – Ты ведь прекрасно знал, где заказывал ланч, так ведь?
   – Я просто хотел, чтобы ты осталась.
   Его глаза так блестели, что она снова ощутила прилив желания.
   – Не надо пытаться соблазнить меня, Салман. Тебе это не удастся.
   – Слишком поздно. Мы здесь… неспроста. Я не верю в судьбу, зато я верю вот в это… – Он притянул ее к себе и поцеловал так быстро, что она не успела запротестовать.
   Она попыталась толкнуть его рукой в грудь, но он был таким сильным, таким желанным, что она ослабла. Ее переполняли отвращение к себе и безудержное желание. Их языки касались друг друга, и Джамиля чувствовала, что ее руки сами потянулись к шее Салмана, она встала на кончики пальцев, чтобы быть еще ближе к нему.
   Он крепко прижимал ее к себе, и она чувствовала, как нарастает его возбуждение.
   – Повтори еще раз, что мне это не удастся…
   Джамиля хотела бы повторить это сейчас, но как бы она была смешна! Она заметила в его глазах триумф, и сердце ее упало.
   – Все дело в том, что мы имеем дело с тем, что сильнее нас.
   Наконец она нашла в себе силы освободиться из его объятий.
   – В отличие от тебя, мне не нужно то, что меня разрушает. Я не буду подчиняться этой силе. Салман, найди кого-нибудь еще. Пожалуйста. – Она молила Бога, чтобы Салман послушал ее.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация