А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Секреты оазиса" (страница 11)

   Как только она поняла это, что-то рухнуло в ее душе, и слезы полились по щекам. Как она может уйти сейчас? Может, это именно то, что она будет помнить всю свою жизнь: этот оазис посреди пустыни и это мгновение…
   В его глазах была боль и что-то такое, чего она никогда не видела раньше. Он тихо сказал:
   – Если тебе так плохо, то не надо ничего. Я никогда не хотел причинять тебе боль. Просто я думал, что ты хочешь меня так же сильно, как я тебя, что ты просто хочешь отомстить мне.
   Перемена в нем так подействовала на Джамилю, что она больше не могла сопротивляться. Она доверяла ему. Она верила тому, что он сказал: если она попросит его уйти, он уйдет. И вдруг она поняла, как не хочет этого.
   Она погладила его по лицу.
   – Нет, Салман. Не поэтому. Но я не хочу больше думать об этом. Не хочу думать ни о чем, кроме того, что есть здесь и сейчас. И я не могу больше сопротивляться. – Она прижалась к нему. – Я хочу тебя, Салман. Люби меня.
   Некоторое время он не двигался, словно боясь, что она вдруг рассмеется ему в лицо, а потом обнял ее и крепко поцеловал.
   Джамиля понимала – ей придется сполна расплатиться за то, что она делает сейчас. Но это будет потом. Сейчас ей нужен Салман. А то, что он проявил нежность и заботу, было для нее лучшим афродизиаком.
   Он поднял ее, понес к постели и уложил так нежно, как будто она была самым хрупким и самым дорогим существом на свете.

   Несколько часов спустя Салман лежал на шелковых простынях, обнимая и прижимая к себе Джамилю. Хотя он никогда в жизни не получал такого наслаждения, его тело было почти готово все повторить. Он глубоко вздохнул.
   Джамиля сдалась, но он не чувствовал себя победителем. Он никогда не испытывал такого всепобеждающего влечения к одной и той же женщине. Чем больше он получал от нее, тем сильнее ее хотел. И сейчас был близок к панике. Как он будет жить дальше, ведь она остается в Мерказаде? Ее слезы обескуражили его. Он понимал, что не должен был привозить ее сюда, но он так слаб, он так хотел ее. И глубина этого желания пугала его.
   Он долго не верил, что его желание стало таким ненасытным после того, как он рассказал ей свою самую сокровенную тайну. Но, по-видимому, дело именно в этом. Она была единственным человеком, которому он все рассказал. И это не оттолкнуло ее.
   Джамиля была лучиком света в его жизни, и Салман понимал, что их время подходит к концу, потому что ей нужна нормальная жизнь. Жизнь с человеком, душа которого не изуродована страшной болью. Который подарит ей детей. При этой мысли сердце Салмана сжалось.
   Секс – вот его спасательный круг. Она хочет его. Никто не сможет заменить его в постели.

   Глава 10

   Прошло два дня. Вечером они сидели за столом, и на душе у Салмана было легко, как никогда, несмотря на всю тяжесть ставшего постоянным желания.
   Джамиля нетерпеливо смотрела на Салмана.
   – Стоит мне заговорить о чем-то хоть немного личном, и из тебя слова не вытянешь.
   Стол между ними ломился от роскошных блюд. Салман бросил на нее настороженный взгляд:
   – По-моему, я и так много уже наговорил.
   – Да, – настойчиво продолжала Джамиля, – о том, что было в детстве. А все остальное? Надим? Вся твоя жизнь?
   Салману стало не по себе.
   – Нечего рассказывать. Все скучно и банально. Я хотел уехать из Мерказада с восьми лет. Я обвинял Надима в том, что случилось со мной, хотя это и глупо. Ну и заработал кучу денег.
   В этот момент он улыбнулся, но эта была такая улыбка, от которой Джамиля вздрогнула.
   – Не надо анализировать меня. Ты уже сказала как-то о моей жизни: «Бездушно». Именно так. И мне это нравится.
   Джамиля понимала – лучше не продолжать, но все же не смогла удержаться:
   – И ты думаешь, это защитит тебя от боли? Это невозможно, Салман. В любой момент мы можем испытать боль. Или радость. От этого никак не защититься.
   Салман задумался. Само понятие радости было совершенно чуждо ему. Однако здесь, вдвоем с Джамилей, разве он не испытывает радость? В этот момент он твердо сказал себе: радость – это не для него. Он не заслуживает ее. И вообще, он слишком расслабился. Еще чуть-чуть – и весь его мир упадет в пропасть.
   Салман встал, и через секунду Джамиля оказалась в его руках. Он понес ее в ванну за занавеской, которую только что приготовили для них.
   Джамиля на секунду подумала о том, что думают о них бедуины. Она изо всех сил старалась показать Салману, что ей все безразлично, однако в глубине души прекрасно понимала – он видит ее насквозь.
   Два дня пролетели как одно мгновение. Они спрятались в своем чувственном мире, и на большой мир им было наплевать.
   Пожалела ли она об этом хоть на минуту? Сейчас, когда он раздевал ее, она чувствовала смутные сомнения, но снова повторила себе, что подумает об этом потом, когда вернется в Мерказад, в реальный мир. У нее целая жизнь впереди, чтобы сожалеть.
   Салман сказал, чтобы она легла в ванну, и она подчинилась. Он тоже разделся.
   – Я хочу, чтобы ты трогала себя, как в ту ночь.
   Понятно, он хочет отомстить ей. Он выглядел непоколебимо. Джамиля взяла мыло и снова погрузилась в волшебное наслаждение, сказав себе, что у нее еще будет время обо всем подумать.

   Рано утром на следующий день Джамиля расположилась на свежем воздухе и наблюдала за тем, как деревенские мальчишки кормили лошадей неподалеку. Она усмехнулась, вспомнив, как грозила Салману отправиться на одной из них домой и как Салман властно заявил, что запретил давать ей лошадей.
   Однако ее улыбка быстро исчезла, как только к ней вернулись те мысли, которые мучили ее с тех пор, как он погрузился в глубокий сон. Она завидовала его спокойному сну. Шел третий день. Они должны были возвращаться в Мерказад. И Джамиля понимала, что у нее есть два пути: либо снова начать избегать Салмана, чего бы ей это ни стоило, либо попытаться изменить их отношения. Но в этом последнем случае она слишком многим рисковала. Она рисковала снова испытать боль.
   Она понимала – если будет настаивать, чтобы он открылся ей еще больше, он навсегда попрощается с ней. И все же слабый, но настойчивый внутренний голос говорил ей: теперь все совсем по-другому, Салман изменился, он уже совсем не такой, каким она знала его в Париже.
   Джамиля глубоко вздохнула. Может, где-то в глубине души она хотела, чтобы он снова был жесток с ней? Чтобы она была наказана за то, как была так глупа, если поверила, что он изменился? Она сжала губы – конечно, она заслужила это.
   Из шатра раздался шум, и Джамиля решительно встала. Она уже была готова к тому, что ее ждет.

   Когда Салман проснулся, Джамили не было рядом. Он натягивал джинсы, когда она появилась. На ней, как всегда, были джинсы и рубашка – их вернули накануне чистыми и выглаженными. Он увидел, что она скрестила руки на груди, и ему стало не по себе.
   – Доброе утро. – Салман заметил, что она крепче сжала руки, словно его голос ранил ее.
   Он отбросил все свои опасения и подошел к ней. Она все еще стояла у входа, словно собиралась убежать. Он взял ее лицо в свои руки и поцеловал. Ему хотелось, чтобы она прильнула к нему, но она была холодна. Он положил руки на ее ягодицы и притянул к себе, но она вырвалась и оттолкнула его:
   – Нет, Салман, все. Три дня – этого достаточно. Сегодня мы возвращаемся домой. И покончим с этим. На этот раз навсегда.
   Салман заглянул в эти огромные синие озера и напряженно спросил:
   – Но почему, Джамиля? Я не понимаю. Нам так хорошо вместе.
   – Потому что я не хочу стать законченной мазохисткой, Салман. Один раз ты уже причинил мне боль. Я не позволю тебе сделать это во второй раз.
   – Но теперь все по-другому. Мы оба изменились. Ты изменилась, Джамиля. Ты ведь знаешь, о чем я…
   – Я должна признаться тебе, Салман… Я любила тебя. И мне было очень больно. Я не робот, Салман. Для тебя все просто – ты просто не открываешься никому, но я так не могу…
   У него внутри все оборвалось: Джамиля сказала, что любила его – в прошедшем времени. Он провел руками по волосам – он не мог больше выносить этот разговор и, не отдавая себе отчета в своих словах, в отчаянии произнес:
   – Послушай, останься со мной еще на несколько дней, пока Надим не вернется. Давай не будем ничего решать пока.
   Джамиля покачала головой – ее огромные глаза проникали прямо в его душу.
   – Нет, Салман. Мы должны все решить сейчас. Ты просто пытаешься отстрочить неизбежное. Я не хочу продолжать отношения, в которых нет ничего, кроме секса. У нас с тобой отношения, хочешь ты того или нет, а когда у людей отношения, они открываются друг другу. Все ровно так же, как шесть лет назад. И когда ты вернешься к своей жизни, к своим женщинам, я снова окажусь там, где уже побывала один раз.
   – Чего ты хочешь, Джамиля? Подробностей того, что случилось со мной? Слушай! Однажды солдаты притащили одну из горничных и продемонстрировали мне то, что мужчина делает с женщиной! Ты этого хочешь? Это поможет нам в этой связи?
   Он видел, как Джамиля побледнела, и в ту же секунду пожалел о своих словах. Он не имел права говорить ей это. Он и так взвалил на нее слишком много.
   Джамиля грустно покачала головой. Слова «эта связь» больно ранили ее. Она все правильно сделала. Именно так он это понимает – и всегда будет понимать.
   – Салман, мне жаль, что это случилось с тобой. Но я не об этом говорила. Я говорила о том, что бывает между людьми, когда они… любят друг друга. Но ты никогда не признаешь, что между нами это есть.
   Она не понимала, как много она хочет от него. Салман взял Джамилю за плечи.
   – Ты хочешь слишком многого. Я не могу любить. Никого. Я не могу…
   Джамиля ощутила острую боль и оттолкнула Салмана. Слезы текли по ее щекам.
   – Я знаю, что тебе пришлось пережить, Салман. Я понимаю, ты никому не доверяешь теперь. Но нельзя все время ждать только плохого. То, что случилось с тобой, случилось один раз… Дело не в том, что ты не можешь любить, дело в том, что ты не хочешь! И никакой секс этого не скроет! Не знаю, почему я сразу тебе этого не сказала, но это был твой ребенок, Салман. Твой! – Джамиля пыталась вытереть слезы и не заметила, как он побледнел. – Тебе, конечно, трудно это понять. У тебя всегда все под контролем – и вдруг такое… Но это был наш с тобой ребенок! И он умер, не родившись. – Ей было так больно и она была так зла на себя, что решила нанести ему сокрушительный удар и выпалила: – А знаешь, я рада, что ребенок умер, ведь ты бы был чудовищным отцом, Салман! Ты совсем бесчувственный, ты спрятался от жизни в своем прошлом и не заслуживаешь, чтобы тебя любили!
   Салман стоял потрясенный и смотрел, как Джамиля выбежала из шатра. Он не понимал, что она сказала. Ребенок. Его ребенок. Но это невозможно. Невозможно с медицинской точки зрения. Если бы это была любая другая женщина, он не поверил бы ей. Но это была Джамиля. Она не такая. Она бы не стала лгать. Он вспомнил слова доктора так ясно, словно это было вчера: «Вы должны регулярно обследоваться. Думаю, все будет в порядке, но всегда случаются исключения».
   Операцию Салману делал самый лучший специалист. Салман был уверен, что все в порядке, а потом он был так занят, чтобы обследоваться… Неужели операция оказалась неудачной? У него было такое чувство, что так оно и окажется.
   Он вышел из шатра за ней, но девушки нигде не было. Он чертыхнулся и в этот момент услышал грозный звук. Джамиля неслась верхом на лошади прямо к нему, ее волосы развивались.
   – Джамиля! – испуганно закричал Салман. Он чувствовал, как его охватывает ужас. Он не мог сдвинуться с места.
   Джамиля остановила лошадь буквально в футе от него. На лбу у него выступила испарина.
   – По крайней мере, ты не будешь преследовать меня, Салман. – Голос ее дрожал. – Я вернусь, когда услышу вертолет.
   Она развернула лошадь, как профессиональная наездница, и, оставив за собой клубы пыли, ускакала.
   Несколько часов Салман слонялся туда и обратно около шатра. Он распорядился, чтобы никто не беспокоил их – и теперь пожинал плоды своих распоряжений. Никто так и не появился.
   Он вздохнул с облегчением, только когда услышал шум вертолета. Сейчас она вернется, и он все объяснит ей.
   Однако время шло, а Джамиля не появлялась. Салман начинал злиться и беспокоиться о том, что она могла поскакать верхом домой. Нет, у нее не было запасов еды. И вдруг он подумал о том, сколько опасностей таят в себе эти скалы.
   В этот момент Салман увидел паренька, который вел лошадь – ту самую, на которой ускакала Джамиля. Мальчик сказал, что нашел лошадь в деревне. Салман содрогнулся – она вернулась назад без Джамили.
   Он быстро отдавал распоряжения – в том числе чтобы послали за врачом – и проклинал себя за то, что вообще привез ее сюда. А затем, собрав волю в кулак, сел верхом на лошадь – она приведет его к Джамиле, а потом он вызовет вертолет.
   Он не ездил верхом с восьми лет, однако уже тогда он был даже лучшим наездником, чем его брат. И сейчас Салман рассчитывал на то, что его тело еще не забыло это искусство. Он пришпорил лошадь и молил Бога, чтобы она привела его к Джамиле. Если с ней что-нибудь случилось… Нет, он не будет думать об этом.

   Лошадь наконец замедлила бег примерно после получасового галопа. Они были далеко от оазиса и от любых поселений. Местность напоминала лунный пейзаж.
   – Джамиля!
   Салман остановил лошадь и повернулся кругом. В нем уже поселилось отчаяние. Все вокруг выглядело безжизненным. Спасательная группа не слишком сильно отставала от него – у них было все необходимое. Однако вокруг были только скалы и хилые деревца. Он вдруг представил себе, как она лежит без сознания и истекает кровью, и снова пустил лошадь рысью и в который уже раз прокричал ее имя.
   А потом он услышал слабый голос:
   – Убирайся!
   Он оглянулся, на секунду закрыл глаза – его радости не было предела. Он пришпорил лошадь в ту сторону, откуда слышался голос.
   – Джамиля, дорогая, где ты?
   – Я тебе не дорогая. Оставь меня в покое. Со мной все в порядке.
   Она сидела на камне, вся в пыли. Салман крепко привязал непослушную лошадь к дереву и подошел к ней. Она казалась такой далекой. И в этот момент он заметил, что на лбу у нее выступила кровь.
   – У тебя кровь.
   Звук его голоса немного успокоил ее, и в то же время ей хотелось вскочить, закричать и бить его в грудь кулаками до тех пор, пока он не почувствует хоть капельку той боли, которую чувствовала она. И все же она была испугана.
   – Орел напугал лошадь, и она сбросила меня. Когда я поднялась, ее уже и след простыл, – тихо сказала Джамиля.
   Она все еще не смотрела на него, только чувствовала его большие и нежные руки. Он тщательно осматривал ее рану, убрав волосы со лба. Она попыталась оттолкнуть его, но это было бесполезно. Она почувствовала, как он прикладывает что-то влажное к ее лбу.
   Ей очень хотелось пить, но было стыдно сказать об этом. Джамиля злилась на себя за то, что повела себя как глупый ребенок – поскакала на лошади бог знает куда. В этот момент она вздохнула с облегчением, ощутив губами открытую флягу.
   Впервые она посмотрела Салману в глаза и чуть не подавилась. Он был очень бледен и весь покрыт пылью.
   – Лекции я отложу на потом, а пока скажи: как твоя голова? Еще что-нибудь ушибла?
   – Я стукнулась о камень, – кротко сказала Джамиля. – Это просто синяк. – Она заметила, что он побледнел еще сильнее, и поспешно добавила: – Кажется, правую ногу вывихнула.
   Он сел на корточки и приподнял ее брючину. Нога действительно опухла, и Салман осторожно снял с нее кроссовку и носок. Джамиля сморщилась от боли – опухоль увеличивалась на глазах.
   Салман посмотрел на нее и мрачно сказал:
   – Нужно отправляться в Мерказад.
   Он поднял ее на руки, и только в этот момент Джамиля поняла, как он сюда добрался, – она слишком старательно игнорировала его.
   – Ты прискакал на лошади, – зачем-то сказала она и крепче обхватила его шею.
   – Не напоминай мне об этом.
   Он осторожно посадил ее в седло, а потом – грациозно и без видимых усилий – вскочил на лошадь сам. Лошадь была норовистая, но Салман натянул поводья и быстро подчинил ее. Джамиля не могла произнести ни слова, но ей было ясно, что она никогда не видела настолько одаренного наездника.
   Они встретили поисковую группу и доктора по дороге в деревню. В деревне Салман распорядился, чтобы доктор и девушка, которая помогала Джамиле, летели с ними в Мерказад. Доктор сказал Салману, что ей нужно будет на всякий случай сделать рентген, но что он уверен: никаких серьезных повреждений у нее нет.
   Когда вертолет поднялся в воздух, то, несмотря на все произошедшее здесь, Джамиля едва не плакала – ей не хотелось покидать этот маленький оазис. Она отвернулась от Салмана, испугавшись, что он догадается о ее чувствах.
   Никогда еще Салман не был таким мрачным: Джамиля едва не погибла, спасаясь от него бегством. Кроме того, он узнал, что пусть и недолго, но был отцом. Чувство потери не оставляло его. Он посмотрел на сидевшую слева от него женщину. Она отодвинулась от него насколько это возможно и казалась бесконечно далекой.
   Салман вздохнул. Если за эти прошедшие недели и был такой момент, когда Джамиля не ненавидела его так же сильно, как после случившегося в Париже, то он сделал все, чтобы она забыла о нем.

   – Салман, уходи, тебе незачем быть здесь.
   – Я никуда не пойду. И я должен быть здесь. У тебя может быть сотрясение.
   Джамиля вздохнула:
   – Кто-нибудь из девушек позаботится обо мне.
   – Я забочусь о тебе. Если бы не я, ты бы не поскакала на этой безумной лошади.
   Джамиля только вздохнула, поняв, что Салман не уйдет. Он сидел возле ее кровати, опершись о колени, и не сводил с нее глаз. Она откинулась и закрыла глаза, подумав, что, может, он уйдет, если она притворится спящей.
   Прилетев в Мерказад, они сразу же отправились в больницу, где ей сделали рентген и осмотрели буквально каждый дюйм ее тела. И теперь она разместилась в роскошных покоях замка. Джамиля приняла ванну – так, как это возможно с ее бинтами и повязками, и чудесно поужинала. И все это под неусыпным контролем Салмана. Только увидев испуганный взгляд Лины, личной горничной Изольды, Салман не рискнул последовать за ними в ванную.
   Они долго молчали, и это было очень напряженное молчание, поэтому, когда Салман заговорил, Джамиля почувствовала облегчение – до тех пор, пока не поняла, что он говорил.
   – Я думал, это не мой ребенок, потому что у меня была причина так думать.
   – Ну да, ты же считаешь себя сверхчеловеком, ты и подумать не мог, что с тобой может произойти что-то настолько человеческое.
   Джамиля услышала сдавленный смешок. Он стоял у ее кровати, и лицо его выражало боль.
   – Ты почти угадала. Но есть и еще кое-что. – Салман провел рукой по волосам. – Дело в том… я кое-что предпринял, чтобы со мной никогда не случилось ничего настолько человеческого. Я давно решил – у меня никогда не будет детей. – Он тяжело вздохнул. – Поэтому когда мне было двадцать два года, я сделал вазектомию. Сегодня, когда тебе делали рентген, я говорил с врачом, который делал операцию. Он сказал, есть все шансы, что она не удалась, а поскольку я не обследовался, то и не знал об этом. Я сделаю тесты, чтобы убедиться, но думаю, уже знаю, что они покажут.
   Джамиля была потрясена его словами. Теперь все понятно. Она смотрела, как он обошел вокруг кровати и снова сел возле нее. Он выглядел усталым и обескураженным, а вовсе не высокомерным и самоуверенным, как она сейчас сказала.
   – Почему ты сделал это?
   Некоторое время он смотрел в пол, потом поднял на нее глаза, в которых была такая боль, что она едва не закричала: «Не надо, не говори, если не хочешь!» Но она не сказала этого, она была слишком слабой – она хотела это знать.
   – Я не хотел, чтобы мой ребенок прошел через то, через что прошел я. Я думал, то, что я пережил, оставило на мне какой-то след, может, стало частью моей ДНК. Я боялся, что не смогу защитить своего ребенка, как мой отец не смог защитить меня.
   Они долго молчали, а потом Джамиля тихо сказала:
   – Ты должен знать – этого не будет.
   – Никто не может этого знать! И я не собираюсь рисковать.
   Ее пронзила боль – такая сильная, что она едва не закричала. Потому что теперь у нее был секрет. В ней жило доказательство того, что с его ДНК все в порядке. Она узнала это сегодня в больнице, когда перед рентгеном медсестра делала ей тест на беременность.
   Но разве можно говорить ему об этом? Пусть поступает так, как считает нужным, она не станет ему мешать. После того, что он пережил, она не осудит его. Джамиля с болью в голосе спросила Салмана:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация