А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ваша жизнь в ваших руках. Как понять, победить и предотвратить рак груди и яичников" (страница 28)

   Когда у меня нашли рак, моему сыну Тому было шесть лет, и он не понимал, что происходит. В 1993 году, когда в течение семи месяцев рак возвращался четырежды, ему было уже одиннадцать, и это сказалось на его учебе. Однако он очень поддерживал меня эмоционально. Он сумел помочь, не показывая, как тяжело ему самому. Мы часто обсуждали ситуацию, и он не раз помогал решать проблемы, возникавшие между остальными членами семьи. Сейчас он изучает медицину в одном из лучших университетов Великобритании. Я знаю, он будет замечательным врачом.
   Если вы не хотите разрушить свои отношения из-за рака, очень важно понимать, в каком стрессе находится ваша семья. Люди по-разному реагируют на болезни. Они вынуждены справляться с собственными страданиями, страхом и тревогой за вас и при этом должны оказывать вам помощь и поддержку. У них разные личности, разные способности и методы справляться со стрессом. Я научилась не отягощать их своими страхами, эмоциями и тревогами – они были слишком близки, слишком напуганы и расстроенны, и как семья мы рисковали попасть в разрушительный эмоциональный вихрь, который не привел бы нас ни к чему хорошему.
   Я стала полагаться на тех, кто обо мне заботился, но не был слишком близок – а потому меньше за меня боялся и не терял самообладания. Лучше всего мне помогали подруги, священник Джулиан Рейндорп, бывший врач Джон Камак и Пегги Хисон, о которой я уже говорила. Они хорошо меня знали, заботились, поддерживали, но их чувства не были такими сильными, как у членов семьи. Мои подруги, работавшие и жившие активной жизнью, ездили со мной в больницу и сидели рядом во время сеансов радиотерапии и химиотерапии. Вместе они оказались эффективной командой, окутывая меня теплым коконом любви. Когда они спрашивали, чем могут помочь, я старалась отбросить типичную британскую скрытность и независимость и говорила, что мне надо.
   Работа с друзьями – двусторонний и деятельный процесс. Если вы хотите помочь другу, больному раком, искренне спросите, что вы можете для него сделать, и дайте понять, что это не пустой вопрос. Например, вы могли бы забирать детей из школы, ходить в магазин или вместе посещать лечебную процедуру – временами это очень важно. Эдна Льюис, архитектор и моя лондонская соседка, выслушивала мои страхи и помогала через местного священника Джулиана Рейндорпа. Когда муж уехал в Китай, а рак вернулся в пятый и последний раз, она оставалась со мной на ночь и отвечала на телефонные звонки. Она разговаривала с Эммой и Томом, сидела с ними, когда меня не было дома. Вики Гитон, талантливый дизайнер интерьеров, помогала убираться и ходила со мной к парикмахеру, занимавшемуся париком, который в итоге оказался не нужен. Она познакомила меня с двумя друзьями, которые тоже стали мне помогать: одна из них, Сара Скотт, социальный работник на пенсии, напоминала саму Вики, столп силы. Роберта Стокер, талантливая художница, и преподаватель математики Чу Симмондс часто заходили ко мне в гости и поддерживали меня, нередко покупая что-нибудь в магазине. Айрис Кэмпбелл, великолепный модельер детской одежды, снабжала меня органическими овощами из своего огорода и брала к себе Тома, если я уезжала в Лондон.
   Дженни Лонг и Мария Кальверт часто бывали у меня, вытаскивали на прогулки и всячески помогали. Сара Верри, ныне старший издатель, приходила ко мне в гости и стала для Эммы кем-то вроде второй мамы, а когда я впала в депрессию из-за опухоли на шее, заставила меня купить новую рубашку. Эта рубашка у меня до сих пор. По мнению Сары, это был некий жест, стремление доказать, что у меня есть будущее, когда я практически сдалась и утратила надежду на спасение. Друзья из Ноттингема, особенно Пенни Тутти, присматривали за Томом и часто забирали его к себе на несколько дней.
   Некоторые друзья не сумели справиться – они не звонили, не приходили в гости и отдалились от меня, пока я не поправилась. Такое бывает в жизни всех раковых больных. Вы должны понимать, что эти люди беспокоятся о вас, но не знают, как им быть. Не злитесь на них. Пусть они вернутся в вашу жизнь, когда почувствуют себя готовыми. Часто во время болезни я просто не могла общаться с теми, кто так или иначе был связан с раком, особенно раком молочной железы. Мой ум говорил, что больше, чем уже есть, я не выдержу, но вовсе не потому, что мне все равно – просто я должна была отвлечься. Однажды на работе, во время обеда с друзьями, кто-то начал рассказывать о коллеге, чья жена болела раком, полагая, что я могла бы ей помочь. Вместо того чтобы дать совет, я пробомотала какие-то извинения и выскочила из комнаты. Позже друзья сказали, что поняли меня. (С 1994 года, осознав, что мой рак ушел, я начала давать советы другим больным и их друзьям, если они просили меня о помощи.)
   Во время болезни мне помогала работа, и я почти не брала больничных – только четыре дня дважды в месяц, когда ездила на химиотерапию (два дня на лечение и два дня на избавление от тошноты). Это давало мне ощущение цели и отвлекало от проблем. Многие люди, знакомые с раком не понаслышке, соглашаются, что работа помогает преодолеть болезнь. Конечно, все зависит от типа работы, профессиональной среды, вашей личности и понимания со стороны начальника и коллег. Глава Национальной геологической службы доктор Питер Кук и его жена Норма – замечательные люди; они часто звонили мне и приглашали на вечеринки, чтобы подбодрить. Доктор Дэвид Морган, в то время мой заместитель, старался, чтобы я участвовала в принятии решений. Он не стал переезжать в мой кабинет, но проводил там по несколько часов в день, занимаясь моей работой, пока я была на лечении. Я оставила под столом несколько пар обуви на высоких каблуках, и ему наверняка довелось услышать на этот счет немало шуток, однако он не просил ни меня, ни мужа их убрать, поскольку ему казалось, что это меня расстроит. В НГС был замечальный социальный работник священник Говард Бейтсон, некогда сам геолог, который тоже меня поддерживал. Хилари Хисон, пресс-секретарь НГС, и моя тогдашняя секретарша Дженет Друри помогали мне как женщины в преимущественно мужском коллективе. Друзья и коллеги осыпали меня цветами, открытками и письмами, много звонили, и их отношение невероятно укрепляло мой дух. Мне вспоминается история о Питере Пэне, где каждый должен был выкрикнуть имя Динь-Динь, чтобы вернуть ей здоровье. Если у вас есть друг, больной раком, делайте для него все, что можете, даже если это всего лишь открытка. Тот жизненный этап стал для меня серьезным уроком. До сих пор я была очень амбициозной, стремилась сделать карьеру, а люди и отношения в списке моих приоритетов стояли на втором, третьем и последующих местах. Научившись впускать людей в свою жизнь, я стала гораздо счастливее и, как ни странно, успешнее!
   Думаю, лучший способ эмоционально справиться с раком сформулировал мой друг и коллега доктор Крис Эванс, чья жена Норма, к сожалению, умерла от рака в 1995 году: «За те четыре года, что Норма болела, я понял: все мы реагируем на это по-разному. Нет правильного и неправильного пути. Есть люди, которые могут помочь, и люди, которые проходят через то же самое. Они могут советовать разные методы, но в основе большинства из них лежит дружба, открытость и любовь».

   Что надо делать, а чего делать не надо

   • Не верьте старому изречению: «Рак – это смерть». Сегодня многие виды рака излечимы, а другие можно держать под контролем. В мире постоянно появляются новые способы лечения.
   • Не верьте, что рак возник из-за вас. Нет никаких доказательств связи личностных черт, эмоциональных состояний и болезненных жизненных событий с появлением этой болезни.
   • Полагайтесь на стратегии, помогавшие вам решать проблемы в прошлом, – сбор полезной информации, разговор с друзьями, контроль над ситуацией. Обращайтесь за помощью, если стратегии не срабатывают.
   • Не чувствуйте себя виноватыми, если не можете постоянно сохранять «положительное» отношение. Депрессия будет, и неважно, насколько удачно вы справляетесь с трудностями. Нет доказательств, что периоды плохого настроения отрицательно влияют на ваше здоровье. Но если они становятся слишком частыми или слишком тяжелыми, обращайтесь за помощью.
   • Посещайте группы поддержки или самопомощи, если они помогают вам чувствовать себя лучше. Если становится хуже, не ходите туда.
   • Не стесняйтесь обращаться к психотерапевту. Это признак силы, а не слабости. Специалист поможет вам лучше перенести симптомы и лечение.
   • Используйте любые методы, помогающие сохранить контроль над эмоциями, – например, медитацию и расслабление.
   • Найдите врача, которому сможете задавать вопросы и с которым у вас возникнет взаимное уважение и доверие. Настаивайте на том, чтобы быть партнерами в лечении. Спрашивайте, каких побочных эффектов следует ожидать, и готовьтесь к ним. Зная о проблемах заранее, вы легче с ними справитесь.
   • Не держите беспокойство в себе. Если близкий человек готов вам помогать, подключайте его. Если ему сложно, вам понадобится группа друзей, которые смогут поддержать вас. Если это не удается, позвоните в службу доверия и поговорите о своих страхах. Попросите близкого друга сопровождать вас к врачу на обсуждение лечения. Исследование показывает, что если вы тревожитесь, то часто не слышите и не усваиваете информацию, а другой человек поможет интерпретировать сказанное.
   • Обратитесь к духовным и религиозным верованиям и практикам, которые помогали вам в прошлом. Они могут успокоить и даже помочь найти в болезни смысл.
   • Не бросайте лечение ради альтернативных методов, особенно если они бессмысленны и иррациональны. Однако измените питание и образ жизни согласно рекомендациям этой книги, чтобы преодолеть болезнь и без потерь пройти через лечение11.

   Фактор образа жизни 5: вредные вещества в окружающей среде

   Раковые клетки довольно велики и когда начинают разноситься по организму, то обычно застревают в первой сети капилляров (самых тонких кровеносных сосудов, по которым кровь доставляется во все ткани нашего тела и оттекает от них), находящихся на пути от места их рождения. Активнее всего снабжаются кровью легкие, и именно туда попадает кровь из большинства органов, за исключением кишечника: из него она направляется в печень. При любом типе рака именно легкие и печень следует прежде всего защищать от вторичных опухолей. Особенно это важно при раке молочной железы, поэтому я решила максимально обезопасить себя от всех канцерогенных веществ.
   Влияние вредных веществ зависит от их дозы, длительности и пути воздействия, а также от присутствия других химических элементов. Главной задачей легких является замена «старой крови» с углекислым газом, образующимся при работе организма, на «новую кровь», обогащенную свежим кислородом. Легкие могут справиться с пылью, мелкими частицами и некоторыми вредными веществами, но если этих веществ слишком много (к примеру, вы курите или живете в городе, где в воздухе из-за высокого уровня вредных выбросов от автомобилей, самолетов и промышленных объектов содержится бензол, мощный канцероген, и другие канцерогенные вещества), вероятность заболеть первичным раком легких увеличивается. Им будет гораздо сложнее бороться с раковыми клетками, пытающимися создать вторичные опухоли.
   Печень – замечательный орган, который избавляет нас от ядовитых веществ, в том числе от продуктов нашего собственного метаболизма, а также производит важные ферменты и другие вещества, необходимые для работы организма. Печень очищает всю нашу внутреннюю систему и создает антираковые молекулы. Я стараюсь употреблять как можно больше питательных веществ, чтобы помочь печени помочь мне, избавив ее от загрязнителей в продуктах питания, на коже и во вдыхаемом воздухе.
   Одним из основных источников загрязнения является табачный дым. Только в США курение табака ответственно примерно за 30 % всех случаев рака. Курение вызывает рак не только легких, но и рта, трахеи, пищевода, мочевого и желчного пузыря, желудка, печени и почек. Предполагают его связь с некоторыми формами лейкемии, раком толстой кишки, прямой кишки и других органов. Табачный дым – наиболее смертельное канцерогенное соединение из всех известных людям. В нем содержится более двухсот канцерогенных агентов. Это радиоактивные вещества – полоний-210, – чрезвычайно ядовитые тяжелые металлы – например, кадмий – и опасные органические вещества – полициклические ароматические углевородороды (ПАУ), которые вызывают серьезные повреждения ДНК. Активное курение увеличивает риск заболевания раком на 2000 процентов12. Я никогда не курила. Мне достаточно услышать кашель курильщиков, увидеть их коричневые зубы и тонкую морщинистую кожу, чтобы сказать «нет». Также я избегаю пассивного курения. Если люди спрашивают, не возражаю ли я, если они закурят в моем присутствии, я говорю: «Да, возражаю». Если вы курите, если зависите от никотина и не можете бросить, наклеивайте никотиновый пластырь или жуйте никотиновую жевательную резинку. Вредные канцерогенные вещества находятся не в никотине, а в смоле. Я не виню курильщиков за их пристрастие. Такова сила рекламы и образов, заставляющих все больше молодых людей тратить деньги на привычку, которая лишает их привлекательности в глазах окружающих и увеличивает вероятность серьезных заболеваний.
   Ниже я расскажу о некоторых канцерогенных веществах в окружающей среде и дам советы, как избежать их влияния. Концентрация веществ, разрушающих эндокринную систему, измеряется их воздействием на культуры раковых клеток молочной железы. Многие из них жирорастворимы и аккумулируются в пищевой цепи, особенно часто встречаясь в молоке.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация