А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ваша жизнь в ваших руках. Как понять, победить и предотвратить рак груди и яичников" (страница 27)

   Фактор образа жизни 3: приготовление пищи

   Хотите вы того или нет, но приготовление пищи – неотъемлемая часть нашей диеты и образа жизни. Обжарка и варка влияют на продукты, улучшая или разрушая их. Процесс приготовления изменяет крахмалы, белки и некоторые витамины, благодаря чему организм легко может их усвоить, а также освобождает питательные вещества в некоторых продуктах, которые иначе были бы недоступны, – например, аминокислоту триптофан в кукурузной муке. Хотя готовка может лишать пищу наиболее хрупких питательных элементов, разрушая их, есть способы снизить потерю этих веществ.
   Я готовлю овощи на пару в стальной или бамбуковой пароварке либо слегка обжариваю их после тщательной промывки и окунания в кипящую воду, как это делают китайцы. Фрукты и овощи следует есть по возможности сырыми, чтобы сохранить содержащиеся в них витамины и ферменты. Недавнее исследование говорит о том, что готовка брокколи разрушает имеющиеся в ней антираковые вещества. Для смягчения или мягкой жарки овощей я использую только органическое оливковое масло. Любое мясо я медленно готовлю в духовке или на гриле, а рыбу слегка обжариваю. В мясо и рыбу я не добавляю соль и жир, делая их с травами, чесноком, иногда с черным перцем или другими специями. У меня нет микроволновки, и я стараюсь не есть пищу, приготовленную или разогретую в ней. В отличие от нормального разогрева, микроволновка вызывает колебания молекул воды в продуктах. Это порождает свободные радикалы, и я подозреваю, что приготовление в микроволновке не разрушает столько «плохих» веществ, как обычная готовка (хотя я не нашла об этом никакой информации). Кроме того, мне не нравится вкус таких продуктов. Невозможно сравнить картошку в мундире, приготовленную традиционным способом, и водянистое безвкусное блюдо из микроволновки. Вот несколько советов:
   • Если вы готовите на жире, не разогревайте его до такой степени, что он начинает дымиться. При высокой температуре разрушается важная линолевая кислота.
   • Жиры, уже использовавшиеся для готовки, следует удалять, поскольку в них больше нет линолевой кислоты и витаминов А и С; они могут окислиться, стать прогорклыми, а значит, потенциально канцерогенными.
   • Если вы варите пищу, делайте это как можно быстрее, а воду используйте для бульона. В эту воду попадают хрупкие водорастворимые витамины и некоторые минералы, поэтому овощные супы такие питательные.
   • Не добавляйте в воду пищевую соду, даже если ее рекомендуют в кулинарных книгах для готовки бобовых. Она разрушает полезные витамины В.
   • Подготавливайте пищу непосредственно перед варкой, поскольку витамин С разрушается при повреждении клеток овощей. По той же причине не режьте овощи слишком мелко. Кожуру лучше счищать, нежели срезать ножом.
   • Подготовив овощи, погрузите их в кипящую воду.
   • Плотно закрывайте сковороды крышкой и не покупайте медную посуду, поскольку медь стимулирует окисление и потерю витамина С. Я использую посуду из нержавеющей стали и бамбуковые корзинки.
   • Приготовив блюдо, сразу его ешьте. Сохраняя пищу горячей, вы лишаете ее питательных веществ. Именно поэтому я не рекомендую слишком часто посещать кафе и рестораны.

   Фактор образа жизни 4: работа со стрессом

   Представление о том, что рак лечится позитивным мышлением, всегда казалось мне необоснованным. Я не верила, что вылечиться от рака молочной железы можно, просто думая о хорошем. Одной из проблем позитивного мышления является чувство вины, которое испытывают люди, если им не становится лучше, полагая, что они не слишком стараются. Иногда это мнение поддерживают в них друзья, убеждая пациента, что он болен просто потому, что недостаточно позитивен. В книге Луизы Хей «Вы можете излечиться» есть список заболеваний и их возможные причины. В случае рака (все типы) вероятной причиной называется «глубокая боль, длительная обида, тайны или скорбь, съедающие организм, затаенная ненависть». Хей советует обрести новый способ мышления: «Я с любовью прощаю и освобождаю все прошлое. Я решаю наполнить свой мир радостью. Я люблю и принимаю себя». Это, конечно, замечательно, но я предпочитаю более рациональный подход к избавлению от канцерогенных веществ!
   По мнению некоторых, существует особый тип личности, больше других подверженный раку молочной железы. О «раковой личности» много писал Лоуренс Лешан, американский психотерапевт, работавший с 200 раковыми больными. По мнению Лешана, у типичной такой личности была эмоционально замкнутая юность, за которой следовал период активных взаимоотношений или поглощающей работы; когда отношения или работа терялись, появлялся рак. Другой характеристикой является неспособность человека выразить гнев, особенно при защите самого себя; такого нередко называют «святым». Лешан был убежден, что в эту модель личности вписывалось 76 % его пациентов. Однако его описание совершенно не подходит ни мне, ни тем больным раком молочной железы, которых я знаю.
   Все контролируемые исследования указывают на ложность этой теории. Она не помогает – напротив, только ведет к чувству вины. Проблема кроется в химии тела и западной диете. Книга «Дикие лебеди» Юн Чжан ярко описывает стресс, от которого в прошлом страдали китайские женщины, однако они редко болели раком молочной железы до тех пор, пока не начали следовать западным принципам питания.
   Поскольку стресс считается важным фактором возникновения рака молочной железы, люди начинают волноваться, и стресс возрастает. Ситуация превращается в замкнутый круг. Когда у меня был рак, то при любой стрессовой ситуации я начинала тревожиться, что она ускорит или вернет мою болезнь, – таким образом, общее волнение увеличивалось, а не уменьшалось. За последние семь лет я сталкивалась с чрезвычайно напряженными ситуациями как в семье, так и на работе, однако рак не вернулся, поскольку изначально эта проблема вызывается вредными веществами в продуктах и окружающей среде. Сейчас я правильно питаюсь, веду здоровый образ жизни и хорошо справляюсь со стрессом.
   Однако ради здоровья и общего самочувствия следует снизить стрессовую нагрузку, насколько это возможно. Существуют научные свидетельства, что стресс оказывает физиологический эффект, а потому надо снижать его интенсивность или полностью от него избавляться. Фольклор и старые семейные истории нередко основываются на наблюдениях и народной мудрости, передаваемой из поколения в поколение. Во время болезни я не раз вспоминала одну из старушек в своей родной деревне, которая говорила о ситуациях, «тревожащих до глубины грудей». Интересно, откуда взялось такое выражение? Химическим изменениям при стрессе можно посвятить целую книгу. В процессе реакции «беги или сражайся» гормоны надпочечников повышают уровень сахара в крови, ускоряют сердечный ритм и замедляют пищеварение, чтобы мы смогли убежать или драться. Однако слишком частая и долгая реакция такого рода влияет на иммунную систему. Кроме того, в результате стресса повышаются уровни пролактина.
   Когда люди сталкиваются с серьезной потерей или жизненной переменой – например, раком груди, – их эмоции следуют модели, хорошо известной психологам и психотерапевтам. Сперва они испытывают потрясение и оцепенение, затем – сопротивление, постепенное принятие и депрессию, после чего оставляют свою старую реальность и приспосабливаются к новой. Однако все мы различаемся по силе эмоций и времени их переживания. В случае рака некоторые просто оставляют всякую надежду и не могут выбраться из «ямы отчаяния».
   Столкнувшись с проблемами, я стараюсь как можно скорее перейти к пункту «что с этим можно сделать», однако в случае рака молочной железы ответ традиционной медицины весьма пессимистичен – ничего. Если у вас сердечное заболевание, вы можете следовать диете и упражнениям, если инфекция – должны принимать таблетки и отдыхать, но если у вас рак груди, тут уж ничего не поделаешь. Традиционные факторы риска, о которых мы говорили, в итоге приводят к следующему: время ушло, и вы все равно ничего не смогли бы сделать, чтобы предотвратить рак.
   Однако я утверждаю, что вы можете себе помочь, изменив принципы питания и образа жизни. Правильная диета, которая борется с раком, поможет вашему психическому и эмоциональному состоянию, снабдив мозг хорошо сбалансированным количеством необходимых питательных веществ (включая цинк, йод, витамины В и жирные кислоты).

   Как справиться со стрессом при раке груди

   Давайте рассмотрим некоторые эмоциональные проблемы, связанные с раком молочной железы. После мастэктомии многие погружаются в депрессию. Недавнее исследование в трех онкологических центрах выявило, что у 47 % тех, кому поставили диагноз рака, уровень стресса был равен тому, что наблюдается при настоящем психиатрическом расстройстве9. Я, как и многие женщины, прошедшие мастэктомию, больше всего беспокоилась о том, как ко мне будут относиться окружающие. Стану ли я объектом жалости или насмешек? Особенно меня тревожило возвращение на работу, в преимущественно мужской коллектив. Но все проявили доброту, понимание и сочувствие. Одним из первых мне написал коллега, являвшийся моим активным оппонентом. Доктор Питер Аллен, в те времена главный геолог Британской геологической службы, прислал мне длинное, тщательно продуманное, доброе письмо, которое предвосхищало и объясняло мои худшие страхи. Он четко и ясно дал понять, что меня ценят как человека и ученого, и я не должна беспокоиться о внешнем виде: что бы ни случилось, отношение коллег и уважение ко мне не изменятся. Это было прекрасное письмо, которое я храню вместе с остальными памятными вещами. Мы с Питером до сих пор вступаем в профессиональные схватки, но его самого и его жену Джойс я считаю своими лучшими друзьями.
   После того как жена или мать заболевает раком груди, некоторые браки и семейные связи распадаются. Многие женщины заболевают раком молочной железы после попытки смириться со стрессовой ситуацией – разводом или расставанием. Я расскажу о некоторых стратегиях, выработанных с помощью замечательного психотерапевта из больницы Чаринг-Кросс. Мне было сложно обратиться к ней из страха, рожденного моими детскими воспоминаниями об отвратительном обращении психиатров с отцом, а также из-за трудностей жизни с моим первым мужем, тоже психиатром. Когда я объяснила доктору свои сомнения, она быстро меня успокоила. Она училась на хирурга в Кембриджском университете, став после этого психиатром и только потом – психотерапевтом. Ее специализацией была работа с людьми, потерявшими конечность. Она заверила меня, что ни при каких обстоятельствах не посоветует электросудорожную терапию и лекарства.
   С помощью психотерапевта я смирилась с мастэктомией, она помогла мне решить другие личностные и жизненные проблемы, а также понять реакции на них. Я узнала, что подавляемые страх, гнев и вина – самые разрушительные и негативные чувства. Благодаря ей я разобралась с теми воспоминаниями и событиями своего прошлого, что вызывали у меня отрицательные эмоции. В некоторых случаях я писала письма или звонила людям, с которыми не разговаривала годами, чтобы окончательно разрешить неприятные ситуации и избавиться от эмоционального груза. Но иногда это было невозможно, и единственным способом примирения с прошлым стала выработка новой точки зрения.
   Приведу пример того, как я научилась превращать отрицательную ситуацию в нечто положительное. Подобно многим первым бракам, мой кончился разводом – очень неприятным затянувшимся процессом, который принес мне невероятную скорбь и тревогу. Мой отец был болен, а мать выбивалась из сил, чтобы содержать себя и супруга. Не имея поддержки своей семьи, я была вынуждена позволить родителям мужа заботиться о нашем сыне при условии, что он и я останемся друзьями, а когда наше будущее прояснится, мы вместе решим, что для нашего сына лучше.
   К моменту судебных слушаний выяснилось, что сын часто бывал с моим бывшим мужем, и суд решил, что он и дальше должен находиться в ситуации, которая ему знакома, а мне просто разрешили с ним видеться. Странное, ужасное положение, но самым печальным оказалось для меня почти полное отсутствие контактов с сыном. Благодаря психотерапевту я наконец поняла, как все это вышло. Разбираясь в случившемся, я более чем когда-либо сознавала, что обязана выжить. Независимо от того, хочет ли сын ко мне вернуться, я должна была жить ради него, оставаясь сильным и полезным человеком, который очень его любит. Так я превратила хронический стресс, боль и гнев в смысл выживания. С профессиональной помощью мы можем сделать это в самых тяжелых ситуациях. За те несколько месяцев, что я работала с врачом, психотерапия мне очень помогла. Согласно MIND, благотворительной организации, занимающейся психическим здоровьем, психотерапия может длиться несколько лет и очень хорошо помогает понять события прошлого.
   С помощью своего психотерапевта я научилась двум стратегиям работы со стрессом, эффективным при раке. Первая – это когнитивная терапия. Как творческому мыслителю (что для ученого необходимо) мне свойственно создавать огромные «замки тревоги» на основании одного или двух неприятных «кирпичей». Работая с раком, очень легко принять отрицательный сценарий будущего. Когнитивная терапия учит исследовать этот замок тревоги и придерживаться фактов. Так вы сможете разработать более тонкое, рациональное и менее пугающее видение. Согласно MIND, когнитивная терапия учит мыслить и вести себя позитивно. Эта разновидность бихевиористики[11] помогает преодолеть негативное мышление. Психотерапевт научила меня, как быть настойчивой, не переходя в агрессию, и избегать неприятных ситуаций. К примеру, если вы можете спокойно и четко рассказать о своем беспокойстве или недовольстве, то не попадете в положение, насыщенное отрицательными эмоциями. По когнитивной терапии и уверенному поведению есть много замечательных книг, которые стоит прочесть.
   Должна сказать, что терапевтическая работа, освобождающая подавленные эмоции, показалась мне менее эффективной, чем психотерапевтические сеансы аналитического и интеллектуального характера, которые научили меня по-новому видеть ситуации и позволили разработать простые и ясные стратегии их решения. Такую работу можно сравнить с прудом, где эмоции опустились на дно, вода чиста, но каждую неделю мне предлагалось взять большую палку и поднимать со дна всю муть до тех пор, пока я не расстроюсь. Терапевты никогда не демонстрировали поддержку, а постоянные вопросы «Что вы чувствуете по этому поводу?» и «Чего вы больше всего боитесь?» вызывали во мне отрицательную реакцию и подпитывали страхи. Некоторые мои знакомые считают такую терапию очень полезной, хотя мне она не помогла. Также я пыталась работать самостоятельно, посещала группы поддержки, но их участники слишком упивались своей болезнью и казались чересчур депрессивными. Впрочем, я знаю людей, которым эти группы очень помогли.
   Гипнотерапевт Пегги Хисон стала одной из самых близких моих подруг. Ее сеансы невероятно поддержали меня. Вырастив во время войны трех детей, шесть лет ухаживая за мужем после инсульта, помогая воспитывать четырех внуков, закончивших школу и поступивших в университет, она обладала здравым смыслом и была готова мне помочь. А главное – она всегда была рядом. Она заботилась обо мне, но, в отличие от моей матери, мужа или детей, без эмоционального включения, а потому ей это удавалось лучше. Если у вас рак груди или другие серьезные проблемы со здоровьем, советую найти свою Пегги Хисон. Я ходила к ней на релаксацию и использовала записи с ее сеансами10.
   Основой большинства техник работы со стрессом является расслабление. Во-первых, отключите телефон, дверной звонок и все, что может вас отвлечь. Погасите свет, задерните шторы и ложитесь на плоскую поверхность (я не использую подушку – в крайнем случае кладу одну). Вам должно быть тепло и удобно. Теперь расслабляйте каждую часть тела, начиная с пальцев ног, переходя к стопам, затем к голеням, и постепенно поднимайтесь к макушке. Повторяйте это упражнение до тех пор, пока не расслабите все тело с ног до головы. Есть несколько хороших записей с упражнениями по релаксации, однако мне подошел только метод Пегги Хисон. В то же время я использовала диафрагмальное дыхание, которое отлично расслабляет. Когда мы тревожимся, то делаем частые неглубокие вдохи и дышим только грудной клеткой. Диафрагмальное дыхание позволяет использовать весь объем легких, работая крупной мышцей – диафрагмой, – расположенной в основании грудной клетки. Положите руки на живот и следите за тем, чтобы они поднимались и опускались в такт вашему дыханию. Можете сопровождать свое расслабление мысленной прогулкой по прекрасному, спокойному саду, где поют птицы, или по пляжу, где волны мягко набегают на песок. Можно купить специальные записи, где используется образный ряд, однако сперва послушайте их, а не полагайтесь на рекламу. Некоторые голоса меня страшно раздражали. Найдите то, что вам понравится, поскольку запись придется использовать не один раз. Они продаются в магазинах здорового питания и эзотерических лавках. На некоторых есть аффирмации (тихие словесные инструкции) и подсознательные послания вашему телу. Я научилась медитации и занимаюсь ей до сих пор: несмотря на простоту, метод избавляет от тревог и дарит глубокое расслабление. Я выбрала слова «свеча» и «кристалл» и мысленно повторяю их, представляя мягкое мерцание свечи или искрящийся кристалл. Через какое-то время наступает полное расслабление. Поначалу медитация далась мне непросто, поскольку я очень подвижный человек, однако она действительно очищает ум и помогает в работе, особенно в решении проблем. Думаю, йога бы тоже помогла, но я ее не использовала. Многие свидетельствуют об эффективности этих техник для уменьшения выраженности стресса и физических симптомов, которые он вызывает. Некоторые методы снижают давление.
   Еще одна техника для работы с раковыми пациентами – визуализация. Вы представляете, как ваш организм убивает рак, избавляется от вредных веществ, и, наконец, видите себя здоровыми и целостными. Технику визуализации популяризировали Саймонтоны из США. Представьте, как защитная система атакует раковые опухоли и избавляет от них организм. Вот начало одной визуализации: «Ваши лейкоциты – это рыбы, которые ловят и съедают серые клетки рака. Спроецируйте этот образ, вообразите, что перед вашим внутренним взором расположен экран. Отчетливо представив его, станьте одной из рыб и ведите стаю в атаку. Почувствуйте себя рыбой, которая ест раковые клетки. В конце каждой визуализации представляйте, как вы занимаетесь чем-то, что делали, будучи здоровыми. Представьте себя в лучшее время жизни и создавайте образы настоящего, сохраняя положительные ощущения». Лично мне визуализация не помогла, но некоторым она нравится.
   До сих пор я не рассказывала о своем муже, детях и матери. В то время нашей семье приходилось очень непросто. Моя старая мать, тогда уже вдова, жила одна, а я была ее единственным ребенком. С помощью доктора Джона Камака я постаралась оградить ее от худшего. Джон и местный викарий поддерживали ее, и она нашла успокоение в христианстве. Мужу я всегда говорила правду, как и дочери
   Эмме, которую старалась по возможности не пугать, когда в 1993 году рак возвращался. Также я объяснила происходящее младшему сыну Тому. Пока я лечилась в Лондоне, муж работал в Ноттингеме и присматривал за ребенком. Он не мог сопровождать меня на приемы к врачу, на сеансы терапии, и ему было сложно говорить о раке. Питер помогал мне по хозяйству, ходил в магазины, решал практические задачи, но разговаривать об эмоциях не хотел. В то время я на него очень обижалась, винила аристократическое образование в частной школе и Кембридже, однако позже, обсудив с ним эти чувства, поняла, что его реакция свидетельствовала не о равнодушии, а о тревоге. Он был очень расстроен, особенно когда я проходила химиотерапию. Чтобы я не видела его переживаний, он предпочитал не вступать в дискуссии, опасаясь, что просто не выдержит.
   Отчасти я начала писать эту книгу для молодых женщин – таких, как моя дочь Эмма. Мне поставили диагноз, когда ей исполнилось тринадцать лет, и с тех пор она находилась в глубоком стрессе, пока я не поправилась. Тогда ей было уже девятнадцать. Она очень умная и способная девушка, получавшая отличные баллы по математике и естественным наукам. Незадолго до моей болезни она стала одной из немногих учениц, решивших представлять физику на родительском вечере школьных талантов. К сожалению, моя болезнь повлияла на ее учебу, и долгое время она очень злилась. Лишь недавно я поняла, через что она прошла и как страдала из-за моей болезни. В 1987 году, когда я впервые заболела, у Эммы только начала развиваться грудь, и в этот самый момент у ее матери возникает смертельное заболевание! Прежде Эмма считала, что я все контролирую, всегда могу объяснить непонятное, разложить по полочкам, исправить, делая это лучше, чем матери ее друзей. Она неизменно делилась со мной проблемами, с которыми сталкивались ее школьные товарищи. И вдруг из прочной опоры я превратилась в беззащитную, беспомощную жертву. Сильная, смелая Эмма старалась укрепить свою жизнь, вернуться на твердую почву и сейчас начала успешную карьеру менеджера по работе с клиентами в молодой динамичной компании по рекламе и маркетингу. Мы искренне преданы друг другу. Недавно, когда мы отправились за покупками, я обратила внимание, как часто она обнимает меня или кладет руку на плечо. Иногда она говорит о том, как боялась меня потерять. Эмма тоже работала над этой книгой, занимаясь поисками информации, поддерживая морально и помогая в мелочах.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация