А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ваша жизнь в ваших руках. Как понять, победить и предотвратить рак груди и яичников" (страница 11)

   Правильный стог сена

   Когда вы ищете иголку в стоге сена, сперва вам надо найти стог. Но иногда поиск правильного стога может оказаться не менее сложным, чем поиск иголки.
   Именно это я и чувствовала. Я знала, как справиться с кризисом – используя технику наблюдения, которой меня учили, – но с чего мне начать?
   В то время считалось, что факторы, вносящие свой вклад в развитие рака молочной железы, связаны с генетической предрасположенностью, женскими гормонами эстрогенами, потреблением животного жира, типом личности и стрессом. У меня имелось пять основных факторов для исследования и правильной оценки, но очень мало времени. Я быстро сделала предварительный анализ каждого фактора и проследила его связь с моей жизнью. Вот как я размышляла:

   Генетическая предрасположенность. Ни моя мать, ни ее сестры не болели раком груди (сейчас моей матери 91 год, а ее сестре – 94); бабушка по материнской линии и ее сестры также им не болели. Все они дожили до глубокой старости. С женщинами в семье моего отца была та же картина. Члены моей семьи не сталкивались ни с одним типом рака. Следовательно, свидетельств моей генетической предрасположенности к нему нет. Недавно было доказано, что наследственные мутации двух генов BRCA-1 (связанного с раком яичников) и BRCA-2 являются значимыми генетическими факторами в развитии рака груди1. Однако лишь 5-10 % случаев рака молочной железы развиваются из-за унаследованных генетических дефектов2. Наследование одной мутировавшей копии «рака груди» совсем не обязательно ведет к его возникновению, хотя мутацию содержит каждая клетка молочной железы. В затронутых семьях гены передаются из поколения в поколение по женской или мужской линии. Но, как уже говорилось, не все обладательницы этого гена заболевают. Унаследованные мутировавшие гены являются супрессорными, а значит, если убрать факторы, влияющие на появление рака молочной железы, то риск его развития может быть снижен даже у тех, чьи гены мутировали. Я решила, что в моем случае нет смысла заниматься этим фактором.

   Эстрогены. То, что женские гормоны эстрогены связаны с раком молочной железы, стало известно в XIX веке, когда шотландский хирург Джордж Битсон обратил внимание на уменьшение опухолей молочной железы у женщин с удаленными яичниками. Раннее начало менструаций, поздние роды и поздняя менопауза увеличивают срок влияния эстрогенов на организм. Некоторые ученые считают, что избыточный вес, использование контрацептивов и заместительная гормональная терапия также увеличивают воздействие эстрогенов.
   Мне казалось маловероятным, чтобы естественные женские гормоны были главным фактором развития рака груди. Почему в таком случае рака нет у всех беременных женщин и почему до открытия гормональной терапии женщины заболевали раком после начала менопаузы, хотя уровни эстрогенов значительно снижались? На самом деле чем женщина старше (и чем ниже уровни эстрогенов), тем выше риск. Мне как ученому казалось, что эстрогены влияют на возникновение рака груди только при наличии какого-то другого, более фундаментального фактора, негативно влияющего на химические процессы в организме. Я решила изучить этот вопрос более детально, о чем расскажу в следующей главе.

   Жир. Многие ученые продолжают связывать риск развития рака с западной диетой и пищевым жиром, особенно животными жирами, хотя исследования сотен женщин на протяжении десятков лет не выявили никакой четкой связи3. Сейчас известно, что в зависимости от диеты люди потребляют различные виды жира. К примеру, у эскимосов, которые едят большое количество жира китов, рыбы и других морских животных, не наблюдается роста количества больных раком груди. Годами я питалась согласно официально разработанным руководствам, покупая нежирное мясо или фарш, маложирные сыры, обезжиренное молоко и йогурты. Я была уверена, что в моем случае жир не играл никакой роли.

   Тип личности и стресс. Американский психотерапевт Лоуренс Лешан считает, что человек, который удерживает в себе стресс, с большей вероятностью заболеет раком. Он даже предположил существование так называемого ракового типа личности. (Соответственно, агрессивные и активные люди – стереотипный образ личности типа А – с большей вероятностью могут умереть от инфаркта и инсульта). Я, как и многие женщины с раком молочной железы, испытывала стресс в повседневной жизни или из-за каких-то трагических событий. Однако так живет большинство людей, и не у всех развивается рак. Недавнее большое контролируемое исследование не обнаружило серьезных доказательств распространенного убеждения, будто рак вызывают эмоциональные факторы: скорбь, тревожность или депрессия4. Тем не менее эта идея стала хорошим поводом для разработки стратегий борьбы со стрессом, о чем я расскажу в главе 6.
   Завершив свой анализ, я поняла, что ни один из этих факторов, за исключением стресса, мне не подходит. Менструации у меня начались поздно, я никогда не принимала противозачаточных средств, не проходила гормонозаместительную терапию, родила троих детей и всех вскормила грудью. Я употребляла очень мало животных жиров, мои бабушки и прабабушки умирали после 85 лет, и причиной их смерти никогда не был рак (вспомните реакцию моей матери: «В нашей семье не было ничего такого!»).
   Должен существовать иной фактор. И я была обязана его найти.

   Игра началась

   «Давайте, Ватсон! – восклицал Шерлок Холмс, сталкиваясь с каким-нибудь увлекательным случаем. – Игра началась. Больше ни слова. Одевайтесь – и вперед!»
   Занимаясь детективной научной работой, вы начинаете испытывать определенный азарт, даже если это мрачная гонка со временем. Тогда я проходила курс химиотерапии и периодически чувствовала себя очень плохо, но все равно волновалась, используя свой мозг, чтобы найти способ выжить. Однако я все еще не знала, где искать.
   Считается, что ученые должны быть логичными, бесстрастными типами, которые долго и усердно трудятся для получения результата, но вы удивитесь, как много научных открытий и прорывов никогда бы не случилось без старой доброй удачи. Так произошло и со мной.
   Первый намек на то, что именно способствовало возникновению у меня рака, появился после возвращения моего мужа из Китая, где он работал, пока я была прикована к капельнице. Он привез с собой открытки, письма, а также удивительные травяные суппозитории, присланные моими друзьями и коллегами из Китая. Травяные суппозитории считались лекарством от рака. Я до сих пор не знаю, из чего были сделаны эти лекарства, похожие на фейерверки. Я отдала их для исследования в больницу Чаринг-Кросс, но так и не получила результатов. Несмотря на ужасную ситуацию, мы оба посмеялись, и я сказала, что, если в Китае этим лечат рак молочной железы, неудивительно, что китаянки так мало им болеют.
   Эти слова застряли у меня в голове. Почему китаянки не заболевают раком? Я вспомнила «Атлас смертности от рака в Китайской Народной Республике», подаренный мне китайскими коллегами, с которыми я работала несколько лет назад. Мы разрабатывали совместный британокитайский проект по исследованию связей между составом почвы и болезнями. Помимо прочего, мы изучали, как низкий уровень химического элемента селена связан с сердечным заболеванием «кэшаньская болезнь», а также с болезнью Кашина-Бека, инвалидизирующим состоянием, для которого характерны увеличения и деформации конечностей из-за дегенерации хряща. Сейчас известно, что кэшаньская болезнь связана с недостатком селена и поражает главным образом женщин детородного возраста и детей. Если ее не лечить, она приводит к сердечной недостаточности и смерти. Полевые испытания по внедрению в пищу селена затронули тысячи детей и доказали, что он может эффективно предотвращать кэшаньскую болезнь5.
   Поначалу западные врачи и ученые скептически отнеслись к открытиям своих китайских коллег. Только когда Исследовательский институт здоровья животных Роветта в шотландском Абердине воспроизвел кэшаньскую болезнь в лабораторных условиях, кормя животных пищей с дефицитом селена, открытие китайских ученых признали. Научное сообщество, как и общество в целом, может проявлять невероятный шовинизм, если дело доходит до признания иностранных ученых. Я называю это синдромом ОПРИ: отказ признать работу иностранцев.
   Не так давно Британская геологическая служба вместе с китайскими коллегами начала разрабатывать методы определения и уменьшения дефицита селена, вызванного растениями в определенных почвах, благодаря чему распространение и смертность от кэшаньской болезни в Китае значительно снизились. Стали лучше понятны факторы риска болезни Кашина-Бека: здесь главную роль играет дефицит йода и селена в посевах. Стоит еще раз подчеркнуть, что без понимания фундаментальной причины болезней, крывшейся в окружающей среде, традиционная западная медицина мало что могла бы сделать.

   Новости из Китая

   «Атлас смертности от рака в Китайской Народной Республике» интересовал меня всегда. В нем показано распределение по стране различных типов рака. Например, карта рака легких показывает, что болезнь концентрируется преимущественно в городах (что совпадает с западными исследованиями, согласно которым в загрязненных городских условиях количество заболеваний раком легких, особенно среди курильщиков, выше, чем в сельской местности) и в местах расположения урановых или оловянных рудников, где фактором развития болезни является вдыхание радиоактивных аэрозолей. Уровень смертности от рака желудка в Китае высок, но возникает он почти всегда в холодных и сырых горных районах севера, тогда как в южных тропических областях эта болезнь встречается крайне редко. Существует представление, что этот тип рака вызывают микроорганизмы, произрастающие в продуктах, которые зимой хранятся в негодных, антисанитарных условиях. В Южном Китае, в некоторых областях за Гонконгом и на острове Хайнань часто встречается рак носа и рта. Информация в атласе подтверждает точку зрения, что рак – это не одно заболевание, а много разных болезней с различным распределением и причинами.
   Когда я впервые рассматривала атлас, меня поразило, насколько в Китае низок уровень заболеваемости раком груди. Средний уровень смертности от этого рака – одна женщина на сто тысяч, гораздо меньше, чем на Западе: как я уже говорила, во многих западных странах эта цифра достигает одной женщины из десяти. Однако я знала, что информацию из разных стран нельзя сравнивать просто так. Она должна рассматриваться в рамках возрастной популяционной модели распределения по методу профессора сэра Ричарда Долла. В противном случае выводы могут оказаться неверными. К примеру, если болезнь поражает в основном людей среднего и пожилого возраста, как это делает рак простаты и молочной железы, но в популяции А молодых людей больше, чем в популяции В, то общий уровень заболеваемости раком в популяции А будет гораздо ниже, чем в популяции В, а это ошибочное суждение. Статистики разработали простой метод работы с информацией, учитывающий возрастную разницу. Информация, которую обрабатывают таким образом, называется «стандартизированной по возрасту».
   Однако, по сведениям Международного агентства исследования рака (часть Всемирной организации здравоохранения), даже обработанная информация распространения рака груди и простаты в Китае и Японии указывает на то, что уровень рака молочной железы в этих странах гораздо ниже, чем на Западе (см. таблицу 1, стр. 105)6.
   Стандартизированная по возрасту информация показывает, что самый низкий уровень возникновения рака молочной железы наблюдается в сельском Китае (округ Кидонг), где им заболевают лишь одиннадцать из ста тысяч женщин (рак простаты возникает еще реже – 0,5 мужчин на сто тысяч!). В китайских городах (Шанхай и Тяньцзинь) уровень удваивается, и в то время я думала, что проблема в загрязнении, масштабы которого превосходят все, что мы видим на Западе.
   В высокоурбанизированном Гонконге уровень заболеваемости достигает 34 на 100 тысяч. Японские города Хиросима и Нагасаки имеют тот же уровень, однако помните, что оба этих города были разрушены атомными бомбами, поэтому в дополнение к раку, связанному с загрязнением, есть также процент рака, вызванного радиацией.
   Вывод, который мы можем сделать, поражает до глубины души. Если бы западная женщина вела японский образ жизни в индустриальной, загрязенной радиацией Хиросиме, вероятность возникновения у нее рака молочной железы снизилась бы вдвое.
   Возразить нечего. Становится ясно, что некий фактор образа жизни, не связанный с загрязнением, урбанизацией и окружающей средой, значительно повышает шанс западных женщин заболеть раком молочной железы.
   Если мы включим в статистику другие страны, то увидим удивительную картину. Таблица 1 показывает уровень смертности от рака молочной железы в десяти странах. Вторая колонка показывает сравнение уровней по раку простаты.

   Таблица 1. Стандартизированные по возрасту уровни распространения на 100 0007человек
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация