А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Приватир" (страница 19)

   В последнее десятилетие поисковые суда с Кипра усиленно искали уцелевшие военные базы, склады и корабли. Делали они это поэтапно, не торопясь, зачистили один квадрат, перешли к другому. Таким образом они обошли половину Средиземноморья, многое смогли найти, но далее Мессинского пролива и Мальты не совались. Причина: средиземноморцы опасались столкнуться с какой-либо структурой, которая могла оказаться сильнее их. Резон Альянса таков: сначала необходимо мускулы накачать, окрепнуть, добыть себе данников, и только тогда идти дальше. Своеобразная, не лишённая смысла логика военно-феодального государства, которая имела свои плюсы и неизбежные минусы. Конечно, осторожность никогда не повредит, и окрепнуть необходимо. Но, на мой взгляд, один рывок вперёд более результативен, чем медленное, поэтапное продвижение.
   Что же меня интересовало на карте Италии? Разумеется, военно-морские базы. До прихода чумы на острове Сицилия существовало пять крупных ВМБ: Мессина, Катания, Августа, Трапани и Палермо. Как только болезнь начала победное шествие по земле, каждое правительство озаботилось своим спасением и искало для себя наилучшее убежище. Правительство Итальянской Республики исключением не стало и решило, что лучше острова Сардиния места не найти. И согласно последнему приказу премьер-министра, все корабли со всех ВМБ, не только Сицилии, но и материка, должны были направиться в порт Кальяри. Кто подчинился, кто нет, мне неизвестно, но по факту я имел информацию о том, что в итальянских портах поисковики Альянса боевых кораблей не нашли. Раз их нет в постоянных местах своей стоянки, и даже ржавых корпусов не наблюдалось, значит, корабли в другом месте и, скорее всего, это ВМБ Кальяри.
   Мне нужны боеприпасы, требовались запчасти, оборудование и многое другое, а на Сицилии, что бы там Патти и Висконти ни говорили, всего этого сейчас нет. Однако подбить их на поход к берегам Сардинии вполне возможно. Пускай они между собой посовещаются, поспорят, погрызутся, а я потяну время и при повторных переговорах сделаю им такое предложение, от которого им отказаться будет очень и очень сложно. Думаю, мысли о Палермо отпадут сами собой и воины Рагузы пойдут в первой волне высадки десанта на порт Кальяри.
   Хм, стройный план получился, и именно он будет вынесен на обсуждение перед офицерами эскадры на следующем нашем сборе. Само собой, мы его ещё отшлифуем, проработаем в деталях, и только после этого начнётся поход. Пока есть только моя мысль, но из всей доступной мне информации можно сложить два и два, и получится, что чума Сардинию всё же накрыла. А раз кораблей с этого острова на Сицилии до сих пор не появлялось, то, скорее всего, там такая же дикость, как и в этих местах. Шансы, что поход будет удачным, очень хорошие, так что, пока зима, надо прогуляться по окрестностям и посмотреть, где и чего можно урвать для собственного блага.
   Прерывая мою работу, в комнате появилась Лида Белая. Она прошла к столу и села прямо на карты. Другому кому за такое хамство я сразу бы в лоб зарядил, а красивую женщину, с которой каждое утро в одной постели просыпаешься, одёрнуть как-то не получалось.
   – С праздником, милый, – очаровательно улыбнулась красавица.
   – С каким? – не понял я её.
   – Ничего себе, – она шутливо встрепала мне волосы, – вот это ты заработался, товарищ капитан госбезопасности. У тебя сегодня день рождения, а ты сидишь и ничего не помнишь.
   Действительно, сегодня пятнадцатое ноября, и мне исполнилось двадцать пять лет. Четвертак, пять по пять, – очень значимое количество прожитых лет, дата получилась знаменательная.
   – Да, за трудами совсем про свой праздник забыл, – согласился я с боевой подругой. – Благодарю за поздравления, а сейчас мне надо работу окончить.
   – Бросай дела, завтра думу додумаешь. – Лида взяла меня за руку и кивнула на дверь: – Офицеры стол накрыли и поросёнка на углях запекли, так что только тебя ждём.
   – Так вы что, заранее готовились?
   – Спрашиваешь! Мы три дня командиру подарки готовили, а он ни сном ни духом. Пойдём.
   – Раз такое дело, то, конечно, день варенья придётся отмечать. Пошли, красавица ты моя.
   С сожалением посмотрев на карты и ноутбук с информацией, я направился вслед за любовницей. Дела делами, а отдыхать время от времени необходимо, тем более что по возвращении из похода на Ретимнон у меня до сих пор ни одного выходного не было.

   Глава 19

Остров Сицилия. Порт Поццалло. 24.11.2064-25.11.2064
   Десять воинов. Все сержанты. Каждый командир группы в пятнадцать бойцов. Они все разные: блондины, брюнеты, шатены и лысые, возраст от двадцати четырёх до сорока лет, три гвардейца, три пластуна и четыре наёмника, внешне не похожие друг на друга, но внутренне эти воины как слепок с одного образца. Каждый из них имел огромный боевой опыт, все – ветераны, прошедшие через десятки смертельных схваток, и универсальные боецы, освоившие всё, что только возможно, – от рукопашного боя до минно-подрывного дела. Это лучшие люди отряда, мои братья по духу, и сейчас мне предстояло выбрать среди них того, кто вместе со своими парнями должен будет выполнить чрезвычайно опасную задачу.
   Повернувшись лицом к строю, я ещё раз окинул взглядом командиров групп и сказал:
   – Други, есть работа для одной разведгруппы. Очень сложная и трудновыполнимая. Кружева плести не стану и скажу как есть. Шансы вернуться в расположение отряда пятьдесят на пятьдесят, поэтому принуждать никого не хочу и вызываю добровольцев. Если таковые не найдутся, винить вас не стану и зла не затаю. Кто ради общего дела и нашей победы готов рискнуть собственной головой и жизнями своих бойцов, шаг вперёд!
   На секунду строй заколебался, замер, и десять пар ног сделали один чёткий шаг по направлению ко мне. В общем-то поступок вполне ожидаемый, но сердечко всё же ёкнуло. Ай да красавцы! Ни один не сдрейфил, все к серьёзному делу готовы.
   – Что за работа? – задал вопрос Серый, некогда рядовой гвардеец и радиоминёр, а ныне сержант и негласный заместитель Крепыша.
   – Это будет разговор только с тем, кто на задание пойдёт. Тяните жребий.
   – Не надо тянуть. – Гвардеец посмотрел влево и вправо. – Что, браточки, никто не против, если моя группа отработает? – В ответ согласное молчание, и Серый вновь взглянул на меня: – Получается, задача на мне.
   – А ты нахал, Серый, – невольно улыбнулся я, настроение улучшилось, и появилась уверенность в том, что всё выйдет именно так, как мной и было задумано в идеальном варианте.
   – Мечник, ты сам говорил, что нам без этого никак.
   – Было такое, говорил, – согласился я. – Все свободны. Серый, за мной.
   Сержанты разошлись по своим группам. Послезавтра эскадра выступает на Кальяри, и забот у каждого хватает. Мы с Серым вышли на причалы и поднялись на борт нашей трофейной яхты. Новый экипаж этого скоростного судна всего четыре человека: два моряка из бывших украинских рабов, старпом и капитан. Прошедшие стажировку на «Ветрогоне» вахтенные матросы осваивали свой кораблик.
   – Миша, – позвал я капитана яхты, – ты где?!
   – Здесь!
   На мостике появилась взъерошенная голова Миши Тарпищева.
   – Мы в кают-компании, спускайся.
   – Ага.
   Голова капитана исчезла, а мы пошли вниз и расположились в шикарной, достаточно просторной кают-компании. Через пару минут с ворохом морских карт в руках появился Тарпищев, наш с Серым ровесник, бывший гвардеец из Третьей бригады, морпех, так же как и его командир, майор Скоков, переквалифицировавшийся в морские волки. Перед нами легла на стол одна из карт – остров Кипр с подходами.
   Тарпищев сел с нами. Серый стал разглядывать карту, потом вопросительно посмотрел на капитана яхты, перевёл взгляд на меня и спросил:
   – Получается, что цель на Кипре?
   – Да.
   – Нам будет необходимо уничтожить Игнасио Каннингема? – Командир разведгруппы заметно побледнел.
   – Нет, задача поскромней.
   – Хух! – с шумом выдохнул сержант. – А я уже было подумал, что всё, дело труба.
   – Миша, – обратился я к Тарпищеву, – как яхта?
   – Состояние отличное, оснастка недавно менялась, плановый ремонт и обслуживание механизмов делались в срок, движки пашут как часики, так что сорок узлов она выдать сможет.
   – А дальность хода?
   – Если на двадцати узлах, то две с половиной тысячи миль, а на полном ходу конечно же гораздо меньше. Движки экономные, однако расход топлива всё равно большой, но для подобного типа судов это вполне нормально.
   – Расчёты на поход уже сделал?
   – Конечно. Пару подвесных топливных баков на палубе принайтовать – и горючего хватит с избытком.
   – Когда будете готовы к отплытию?
   – Завтра к вечеру.
   Ответы Тарпищева меня устроили, коротко, уверенно и по существу. Тем, что он стал капитаном скоростной тридцатипятиметровой игрушки, Миша не тяготился, ответственности не боялся и был готов к выполнению задачи. Хороших парней Скоков воспитал, всего несколько месяцев учёбы на мостике «Ветрогона» и практики в боевом походе – и они уже настоящие штурманы. Итак, экипаж и судно готовы. И выходило, что половина дела по обеспечению похода сделана. Теперь очередь за Серым, который ждал, когда же ему укажут направление его рейда и цель.
   Повернувшись к сержанту, я легко хлопнул его по плечу и кивнул на карту Кипра:
   – Смотри. Западная часть острова, горы Троодос, в просторечии Трудос. Видишь?
   – Нашёл, – всмотревшись в обозначения, через несколько секунд ответил Серый.
   – Твоя цель – гора Олимп, наивысшая точка на острове.
   – Угу, вижу. Вот только что там может быть интересного?
   – Объясняю. На горе Олимп до Чёрного Трёхлетия находились международная астрономическая обсерватория и мощная РЛС вооружённых сил Великобритании. Насчёт обсерватории не знаю, она нас не интересует, а вот гадская радиолокационная станция, которая контролирует всё побережье Ближнего Востока и море вокруг Кипра, до сих пор в рабочем состоянии. Именно из-за неё мы не можем незамеченными подойти к основным вражеским портам и базам, и фрегату приходится наносить свои удары очень выборочно. Такая мощная РЛС в Альянсе только одна. Она своего рода символ власти и могущества Игнасио Каннингема, и если эта станция будет уничтожена, то подобная диверсионная акция нанесёт конкретный удар по психике и моральному состоянию всех вражеских войск. Про то, что после вывода из строя РЛС наши корабли смогут подойти вплотную к Кипру, промолчу, выгоды подобных рейдов сам понимать должен.
   – Понимаю, – согласился сержант.
   – Раз понимаешь, начинай планирование операции. Предварительный план для тебя уже составлен, но основная работа только на командире группы, так что садитесь сейчас с Мишей и начинайте карты лопатить да справочники старые перетряхивать. На всё про всё вам тридцать шесть часов, и завтра вечером я жду ваш окончательный расклад всей операции.
   – Когда отбываем?
   – В море отправляетесь одновременно с выходом основных сил эскадры на Сардинию, то есть послезавтра рано утром.
   – Где высаживаемся?
   – Наилучшее место для высадки – северное побережье Кипра между городами Ксерос и Коккина. Твоя группа десантируется в районе одной из заброшенных деревень и уходит на выполнение задачи. Яхта возвращается на Сицилию и ждёт тебя обратно через две недели, так что маршруты и время проведения операции сам прикидывай. Ты своих бойцов знаешь хорошо, и расчёт делай на то, как быстро они в движение смогут втянуться и как скоро к Олимпу пройдут.
   – А если у нас ничего не выйдет и РЛС не будет уничтожена?
   – Значит, не судьба, возвращайся на побережье и по пути веди разведку. Хоть не впустую сходишь. Ещё вопросы есть?
   – Пока нет, но позже обязательно появятся.
   – Тогда не буду вам своими советами мешать, начинайте работу. Все инструкции и мои рекомендации у Миши, так что разберётесь, что к чему. Давай, гвардия, не унывайте и думайте только о деле. Как определитесь, ещё раз всё обсудим, и только тогда начнётся сам рейд.
   Оба воина пробурчали что-то неразборчивое, а я, покинув борт яхты, направился по причалу, где хотел ещё раз осмотреть наш второй БДК, но по рации пришёл вызов от блокпоста на дороге. Дежурный по базе сообщал, что прибыли сицилийские военные вожди, которые должны участвовать в нашем походе на Сардинию, и он ведёт их к штабу. Пришлось отложить осмотр БДК и направиться на встречу с местными воинами.
   Военными вождями оказались уже знакомые мне по Ретимнонской операции Томмазо Кальвари и Марио Грацци. За то время, что мы с ними не виделись, оба сицилийца преобразились, и изменения в их облике бросались в глаза сразу же. Раньше это были два угрюмых дядечки лет за тридцать, бородатые, косматые, одетые в местную домотканщину и кожу. Теперь же любо-дорого смотреть: аккуратные причёски, подстриженные бороды, гордый взгляд, вальяжность и неспешная походка, ну а домотканщину сменили новенькие полевые камуфляжи войск Альянса. Одним словом – орлы!
   Дождавшись переводчика, я поприветствовал их, обговорил количество бойцов, которые примут участие в экспедиции со стороны местных племён, уточнил их долю в добыче – четверть от всех трофеев, включая корабли, и переговоры пошли своим чередом. До тех пор, пока освоившиеся военные вожди не перевели разговор на иную тему. Надо сказать, весьма скользкую.
   После победного и прибыльного похода к соседям Кальвари и Грацци заработали уважение соплеменников, почувствовали свою силу и, как итог, захотели большей власти, чем та, которая у них была сейчас. Старая как мир ситуация, при которой дерзкая и боевитая молодёжь желала отодвинуть от власти авторитетных стариков. Причём действовать военные вожди собирались силовыми методами.
   – Томмазо, – выслушав прозрачные намёки вождей, обратился я к Кальвари, – зачем ты мне это говоришь? Ты рассказываешь о своих планах – и делаешь из меня своего невольного соучастника. Моя эскадра ведёт войну с Альянсом, и все наши дела так или иначе направлены только на одну цель. Нет, ни при каких условиях мы не станем вмешиваться во внутренние дела племён, и я не стану оказывать вам поддержку.
   – Именно это мы и хотели от вас услышать, – радостно кивнул Кальвари. – Мы не скрываем своих планов для того, чтобы вы знали, что произойдёт, и не беспокоились. Всё, что мы просим, – это не помогать старикам, а мы этого не забудем и отдадим в вашу собственность не только Поццалло, но и порт Марина-ди-Рагуза.
   – Тогда ваши резоны понятны.
   Военные вожди ушли, и я окликнул переводчика, который стоял у окна:
   – Антонио.
   – Да, синьор. – Он подошёл ко мне.
   – Ты к рыбакам в деревню часто ходишь?
   – Почти каждый вечер. У меня там подруга появилась…
   – Дочь местного старосты?
   – Она самая, – подтвердил Праска.
   – Сегодня пойдёшь в деревню и расскажешь Анджело Кастелли обо всём, что здесь сейчас услышал. Понял?
   – Да. – Переводчик закивал.
   – Можешь идти. – Праска замялся, и я спросил: – Что-то хочешь уточнить?
   – Синьор, Кастелли знает, что сам бы я не решился что-то рассказать. Мне можно сослаться на вас?
   – Не можно, а нужно. Намекнёшь ему, что я ценю старую дружбу и честность, знаю о его родстве с семейством Патти и не уважаю заговорщиков, которые могут отдать кусок своей земли за чьё-то невмешательство в их дела. Думаю, что староста всё поймёт правильно и незамедлительно предупредит своего родственника о грозящей ему опасности.
   – Мне всё ясно.
   Антонио Праска быстро вышел из комнаты, а я задумался о том, верно ли поступил в отношении военных вождей. И, рассмотрев ситуацию с разных сторон, пришёл к выводу, что я прав. Мне и нашей эскадре не нужны воинственные соседи, тем более такие наглые и жадные, как Кальвари и Грацци, которые сначала уничтожат стариков, затем начнут истреблять их семьи, а после этого между собой схватятся. Как ни раскладывай ситуацию, а бойня под боком мне совсем неинтересна. Поэтому я предупреждаю Патти, и у воинов, которых я всё равно получу от местных правителей завтра вечером, наверняка будут другие вожди, в этом сомнений нет.
   Таким был этот день, а ночью произошло ЧП. Не какая-то там банальная драка или ещё что, а проступок, который я расценил как предательство всего отряда.
   Началось всё с того, что в комнате, где мы жили с Лидой, после полуночи появился Лихой, которого в последнее время я видел не часто, но он всегда был где-то неподалеку. Разумный пёс был встревожен, я сразу же проснулся и, понимая, что по пустякам Лихой беспокоить не станет, сразу же взглянул в его глаза. Мгновенный контакт, мыслеобразы, и разрыв связи. Я увидел всё, что пёс хотел мне показать, резко вскочил, оделся, схватил автомат и выметнулся на улицу.
   Всё это происходило очень быстро, но Лида тоже успела накинуть на себя костюм и с оружием в руках ринулась за мной. По пути я прихватил патруль – трёх бойцов, прохаживавшихся между бараками, и вскоре мы оказались в небольшой рощице за крепостью. Здесь располагался один из наших боевых постов, который прикрывал позиции артиллерийских батарей, и на нём постоянно находились два бойца из дежурного подразделения.
   Глубокий окоп, бруствер, маскировочная сеть, а под ней ручной пулемёт и два воина. Всё как обычно, вот только бойцы службу не несли, а спокойно сопели в обе дырочки. Нет, они не спали, они находились в наркотическом опьянении, видели свои, одним им понятные цветные сны и ничего вокруг себя не замечали. Лунный свет падал на их слюнявые лица, и меня взяла такая злость, что хотелось втаптывать их в землю, бить ногами, ломать носы и крушить их кости.
   Я знаю, что никто из нас не идеален и у каждого имеются слабости, которые он в состоянии перебороть, или наоборот, является их рабом на всю свою жизнь. Однако наркотики в моём отряде были под категорическим запретом, и каждый воин, подписывая контракт на службу, об этом знал. Ладно бы бойцы попались вне службы, тогда изгнал бы их из отряда, да и забыл про них. Но они находились на боевом посту, на территории, которую только условно можно было назвать спокойной, и поэтому изгнание им не светило.
   – Что произошло?
   К боевому посту подбежал дежурный сержант, пластун из Кавказской.
   – Полюбуйся на красавцев, – откинув ногой сетку, кивнул я на дозорных.
   – У-у-у, пьянь! – проворчал дежурный. – Где только достали?
   – Это покруче алкоголя. Думаю – наркота, может, маковая выжимка или что-то подобное.
   – Откуда? – удивился он.
   – Чёрт его знает откуда, но скорее всего, у местных жителей достали.
   – Что с ними делать?
   – Обыскать, связать и в карцер. Утром соберём трибунал и на нём решим их дальнейшую судьбу.
   Провинившихся бойцов повязали, и после завтрака на портовой площади был выстроен весь личный состав отряда: моряки, десант, молодёжь, бригады строителей и техников. Все уже знали, что произошло, и тягостное молчание давило на людей тяжким грузом, вселяло в них неуверенность и заставляло оглядываться по сторонам.
   Военно-полевой трибунал в составе командира отряда, то есть меня, командира группы, в которой числились бойцы, сержанта Перова и капитана «Ветрогона» майора Скокова занял своё место за вынесенным в центр площади столом, и начался допрос наших бывших товарищей.
   Где взяли наркотики? Молчание. Один минус. Как давно употребляете? В первый раз попробовали. Ложь! На венах каждого по дорожке. Второй минус. Чем расплачивались за наркотики? Молчание. Третий минус. Этого достаточно. Приговор – расстрел.
   Только прозвучал вердикт трибунала, информация полилась из приговорённых к смерти бойцов сплошным потоком. Выяснилось, что наркотики им поставлял один из местных жителей, который работает на вождей из Кальтанисетты, а расплачивались они с ним информацией о всех наших планах и положении дел в отряде. Подобное происходило уже больше месяца, с той самой поры, как мы из последнего похода вернулись, и слив информации на сторону шёл такой, что вожди соседней провинции знали о нас практически всё.
   Приговор менять не стали. Бойцов расстреляли за лагерем, там же их и закопали. Наши первые мёртвые на сицилийской земле, не герои, прикрывшие своих товарищей и грудью встретившие врага, а предатели, банальные наркоманы, за дозу продавшие боевое братство. Звучит несколько пафосно, но это правда.
   Настроение было препаршивое, и можно было сказать, что день испорчен. Но на следующий день мы должны были отправиться в новый поход, так что расслабляться не следовало.
   В работе часы летели незаметно, и вечером прибыло местное ополчение – триста пятьдесят мужиков во главе с новым командиром. Как и ожидалось, готовивших переворот против Патти и его близких боевых вождей ждала незавидная участь. На ночь глядя они выехали в одно из отдалённых селений и в предутреннем тумане упали с крутой горки, да так неудачно, что оба сломали себе шею. Разумеется, из-за этого печального события поход откладывать не стали, а местное ополчение возглавил внук старого Патти – молодой перспективный Джузеппе, который был готов подчиняться моим приказам и не переспрашивал по десять раз, какова его доля.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация