А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Рецепты долголетия. Жемчужины медицины Востока и Запада" (страница 15)

   Вернувшись оттуда, она все видит насквозь

   Галина Лагода возвращалась с мужем на «Жигулях» из загородной поездки. Стремясь разойтись на узком шоссе со встречным грузовиком, муж резко вырулил вправо… Стоявшее у дороги дерево смяло автомобиль.
   Галину привезли в калининградскую областную больницу со сплющенным мозгом, разрывами почек, легких, селезенки и печени, множеством переломов, сердце остановилось, давление было на нуле.
   – Пролетев черный космос, я оказалась в сияющем, залитом светом пространстве, – рассказывает мне Галина Семеновна спустя двадцать лет. – Передо мной стоял огромный мужчина в ослепительно белой одежде, его лица я не разглядела из-за направленного на меня светового потока. «Зачем ты сюда пришла?» – сурово спросил он. «Я очень устала, позвольте мне немного отдохнуть». – «Отдохни и возвращайся – у тебя еще много дел».
   Придя в сознание после двух недель борьбы со смертью, больная рассказала заведующему отделением реаниматологии Евгению Затовке последовательность операции, где кто из врачей стоял и что делал, какое привозили оборудование, из каких шкафов что доставали.
   – У меня не осталось сомнений в том, что лежавшая без сознания пациентка видела и слышала все происходившее в операционной, а также за ее стенами, – сообщил Евгений Васильевич, до сих пор работающий в том же отделении.
   После очередной операции на раздробленной руке во время утреннего врачебного обхода Галина спросила врача-ортопеда: «Ну, как ваш желудок?» От изумления он не знал что ответить – действительно, врача мучили боли в животе.
   – Мы подошли с Галиной к кабинету главврача, – рассказывает Е. Затовка, – но не успел я коснуться дверной ручки, как она мне сказала: «Его нет, а с полки упали две книги, опрокинули графин, и вода залила документы». Через несколько минут, когда главврач вернулся в кабинет, я увидел именно эту картину.
   Для Лагоды больше не существовало стен, дверей, черепных коробок – она отчетливо видела и слышала все, что творится за препятствиями, легко считывала мысли других, как на экране видела их внутренние органы. Когда Евгений Васильевич вернулся из командировки в Шотландию, Галина Семеновна описала корабль, на котором он плыл, замок, который посещал.
   Работавшая раньше в горисполкоме, она оставила чиновничью службу: открывшиеся новые возможности требовали другого служения. Много лет она исцеляла больных. Особенно успешно, буквально за два сеанса, заживляла переломы и язвы. Галина Семеновна живет в ладу с собой, верит в Бога и совершенно не боится смерти.

   «Поверь мне, ведь я там был»

   Юрий Бурков, майор запаса, не любит вспоминать о том, что с ним произошло. Его историю рассказала мне жена Людмила:
   – Какая именно авария произошла у них в воинской части, не знаю до сих пор. Юра упал с большой высоты, сломал позвоночник, множество других костей, получил черепно-мозговую травму и потерял сознание. После остановки сердца он долго лежал в коме. Меня к нему пускали и просили постоянно с ним разговаривать, несмотря на то, что он не отвечал и не реагировал.
   Разумеется, я пребывала в ужасном стрессе. Во время одного из посещений больницы потеряла ключи от квартиры и не смогла попасть домой. Когда муж пришел в сознание, первое, что он спросил: «Ты нашла ключи?» Я испуганно замотала головой. «Они лежат под лестницей, – продолжал он меня изумлять. – Ты выронила их, когда доставала платок». Сначала мне казалось, он еще не в себе. Но побежала к лестничному пролету, слетела по ступенькам вниз – точно, вот мои ключи! «Как ты мог об этом узнать?» – пристала я к Юре. «Мне приснился такой сон».
   Лишь много лет спустя он мне признался: пока был в коме, видел каждый мой шаг и слышал каждое произнесенное мною слово – причем как бы далеко от него я ни находилась. Он летал в виде облачка, в том числе и туда, где живут его умершие родители и брат. Мать уговаривала сына вернуться, а брат объяснил, что все они живы, только больше не имеют тел.
   Как человек военный, Юрий Васильевич, вернувшись в строй, написал обстоятельный рапорт, где честно изложил все, приключившееся с ним. Командир части, прочитав, разорвал рапорт и строго сказал: «Майор Бурков, я этого не читал, а вы этого не писали. Уверен, скоро последствия травмы пройдут, и ничто не будет мешать вашей дальнейшей службе».
   Только выйдя в отставку, сидя у постели тяжело болевшего сына, он успокаивал супругу: «Людочка, не плачь, я точно знаю, что сейчас он не уйдет. Еще год побудет с нами». А через год, на поминках умершего сына вразумлял жену: «Он не умер, а только раньше нас с тобой переселился в другой мир. Поверь мне, ведь я там был».

   Те, кто однажды умер, знают: смерти нет

   После публикации своих сенсационных исследований в английском журнале «Ланцет» и перепечаток на всех главных языках мира Пим Ван Ломмель, кардиолог из голландского города Арнем, был одним из популярнейших ученых в мире. Шутка ли, врач – по определению, человек материалистической профессии, – доказывает, что душа бессмертна, а сознание не зависит от мозга.
   В усыпанном цветами особняке меня встретил улыбчивый, ироничный, спортивного вида человек, которому явно не соответствует недавно обретенный статус пенсионера.
   – Господин Вам Ломмель, почему вокруг вашего исследования возник такой шум, ведь тридцатью годами раньше примерно такие же интервью у пациентов, переживших клиническую смерть, брал американский врач-реаниматолог Раймонд Моуди, причем его выводы в основном совпадают с вашими?
   – Несомненно, Моуди первого посетила счастливая мысль расспросить людей, побывавших у той неведомой черты, о которой нам никогда не расскажут переступившие ее. Все, конечно, слышали о том, что после остановки сердца человек несется по темному тоннелю, в конце которого – ослепительный серебристый свет, живописные ландшафты, звучит приятная музыка, входящего в иной мир встречают умершие родственники. Но принципиальное различие в том, что Моуди опрашивал людей через много лет, порой через двадцать, после того, как они пережили так называемый околосмертельный опыт. За это время многое могло забыться, краски поблекнуть. Наша же группа опрашивала пациентов непосредственно после выхода из комы, когда впечатления свежи. Кроме того, мы проводили эти опросы по строго научной методике – с оценкой достоверности полученной информации, с учетом многих привходящих факторов: пола, возраста, религиозности, уровня образования человека, его осведомленности о работах Моуди, характера пребывания в коме.
   – Имеются ли отличия в полученных вами результатах от тех, что были опубликованы Моуди, Кублер-Росс и другими учеными?
   – Основное отличие в статистике: из 344 опрошенных лишь 62 пациента, то есть 18 процентов, рассказали об увиденном и пережитом. Остальные 82 процента ничего не помнят. Если бы, как полагают скептики, причиной околосмертельных видений был недостаток кислородного снабжения мозга, об этих видениях рассказывали бы все 100 % опрошенных, ну, пусть за исключением тех, у кого имеются проблемы с памятью. Из наших 82 % не видевших ярких картин на грани бытия проблем с памятью не было ни у кого. Значит, – и это наш важнейший вывод – вовсе не дефицит кислорода вызывает образы тоннеля и сияющего света.
   Кроме того, околосмертельный опыт может появиться не только в ходе реанимации, но также при сильной депрессии, в ходе медитации, когда недостатка кислорода не наблюдается. Выходит, дело тут вовсе не в кислороде.
   – Тогда в чем?
   – Ну, представьте себе, самописец вычерчивает на ленте электроэнцефалографа прямую линию – значит, мозг больного не работает. Это может продолжаться у молодых людей до 10 минут, у пожилых до 5 – после этого наступает необратимая смерть. А человек после «возвращения» рассказывает нам о том, что он видел, причем его рассказ во многих деталях совпадает с рассказами других пациентов, которых он не знает и, разумеется, не мог вступить с ними в сговор. Получается, сознание человека работало вне зависимости от мозга, который – энцефалограмма доказывает – был «отключен».
   – То есть наши мысли и зрительные образы – вовсе не продукт деятельности мозга?
   – Выходит, что так. У этого вывода, разумеется, много противников. Но есть и сторонники, причем заслуживающие уважения профессионалы – это врачи, кардиологи и реаниматологи. Три таких исследования, независимо от нашего, проведены в США, два – в Великобритании.
   – А не может ли быть, что видения, о которых рассказывают вернувшиеся из комы, обоснованы специфическим характером угасания зрительных функций? Ну, к примеру, как светящаяся точка в центре гаснущего телеэкрана?
   – Предположение разумное. Но опровергается оно тем, что в числе тех 18 %, видевших характерные картины, были и слепые.
   – Чем же определяется это соотношение: 18 на 82?
   – Этого пока никто не знает. Могу лишь высказать собственную догадку. В состоянии комы сознание покидает тело. Возможно, скорость расставания сознания с телом у разных людей различна – это индивидуальная характеристика, фиксировать которую мы еще не научились. Так вот, у 18 % сознание могло уйти полностью, а у 82 % оно, возможно, не успело уйти и блокировало околосмертельные видения. Прав ли я, покажут только будущие исследования.
   – Правомерно ли вслед за Раймондом Моуди использовать для описываемого феномена выражение «жизнь после смерти»?
   – Строго говоря, нет. Раз человек «вернулся», значит, смерть, хоть она и была рядом, все же не наступила. Я бы предложил другое обозначение: существование сознания в другом измерении. Понятно, что оно продолжает функционировать и после остановки сердца, и после прекращения деятельности мозга. Поэтому мы имеем право думать, что сознание человека функционирует и тогда, когда его можно считать мертвым.
   – Есть ли бесспорные подтверждения этого невероятного для науки вывода?
   – Вот самый яркий пример из нашей практики, подтверждающий эту мысль. Перед началом искусственной вентиляции легких одного из наших пациентов, чье сердце уже не билось, а энцефалограмма вытянулась в прямую линию, сестра вынула у него изо рта зубной протез и положила в ящик передвижного столика. Когда пациент пришел в себя, без зубного протеза ему было неуютно. И лишь когда в палату вошла та сестра, что вынимала протез, он напомнил ей: вы положили его в передвижной столик. Оказалось, во время клинической смерти он видел сверху свое лежащее тело и всех, находившихся в палате, отчетливо помнит все, что делали и говорили. Вот и место хранения зубного протеза разглядел и запомнил.
   – Господин Ван Ломмель, позволяет ли опыт ваших уникальных исследований говорить о продолжении жизни после смерти физического тела?
   – Говорить – да, но строго доказать этот факт пока не удалось. Думаю, что по мере развития технологий реанимации и при все большем числе людей, которых удается вернуть с порога смерти, такие доказательства появятся.
   – А вы лично верите в бессмертие души?
   – Я в этом просто убежден. Как и больше половины человечества. Не могут же все они быть полными идиотами!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация