А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Рецепты долголетия. Жемчужины медицины Востока и Запада" (страница 11)

   «Молчащие гены» воскресят каждого

   Случаи, когда человек вспоминает о событиях, которые происходили с кем-то другим, и местах, в которых он никогда не бывал, обычно толкуются как сверхъестественные. Оказывается, наука имеет свой взгляд на так называемую реинкарнацию.
   …Девочка убеждена, что имеет взрослых детей, переживает за них, стремится предостеречь от опасностей. Она описывает обстановку дома, мужа, с которым якобы прожила много лет. По совету психиатра, родители отправляются в город, ставший местом действия видений дочери. Там они без труда находят описанные ею улицу и дом, застают всех «родственников».
...
   В интерпретации журналистов такие случаи выглядят как блуждание бессмертной души в иной телесной оболочке. Профессор Элияху Орот считает, что психика ребенка может подключаться к огромному информационному резерву, скрывающемуся в коллективном бессознательном. Как если бы персональный компьютер подключился к родоплеменному Интернету.
   Психика человека оперирует лишь несколькими процентами хранящейся в памяти информации. Ради душевного здоровья мозг обучается не только помнить, но и забывать – то есть откладывать менее актуальную информацию в дальние ячейки памяти.
   Версия Элияху Орота логична и более «заземлена», чем теория реинкарнации. Но феномен перевоплощений может быть объяснен и по-другому, с помощью исследований советского физиолога Петра Анохина. Ученый полагал, что так называемые молчащие гены – как бы избыточные, не участвующие в передаче потомству наследственной информации, – вовсе не бездействуют, но кодируют информацию обо всем, что происходит с человеком в течение всей его жизни. Это, по существу, своеобразные гены памяти, многократно дублируемые в организме, которые на молекулярном уровне запоминают все, даже то, что стирает обычная память.
   Люди в процессе общения постоянно обмениваются клетками: при рукопожатиях, поцелуях, просто при нахождении в чужом доме, пыль которого содержит отшелушившиеся, но вполне живые клетки его обитателей. Поэтому каждый из нас носит в себе много генетического материала других людей – не всегда знакомых и даже не всегда живых. Обычно этот генетический материал «дремлет», но в каких-то условиях может пробудиться и вызвать изменения в психике носителя. Если донор генетического материала уже завершил свой жизненный путь, носитель позаимствованных клеток словно оживляет в себе его судьбу.
   Случаи перевоплощения живущего человека в умершего доказывают, согласно этой гипотезе, большую живучесть генетического материала.
   Это принципиально меняет взгляд на само понятие «смерть». Получается, мы не вправе считать смертью ни остановку дыхания, ни прекращение сердцебиения, ни гибель мозга. Пока сохраняется генетический материал человека, умерший может быть воскрешен даже из единственной клетки, например путем клонирования. При этом мы получим не двойника-биоробота, а полноценную личность умершего – ведь «молчащие гены» хранят всю информацию, наработанную индивидом за время жизни. А сохраняться отдельные клетки могут в подходящих условиях сколь угодно долго (профессор Рауль Кано из Калифорнийского политехнического университета оживил микроб, живший 30 миллионов лет назад).
   Значит, хранение генетического материала всех живущих на земле людей может стать началом Общего дела, о котором мечтал гениальный философ Николай Федоров. И ничего сверхъестественного для этого не требуется. Чтобы собрать у всех жителей планеты по одному обрезку ногтя или луковичному корню волоса и хранить их в вакуумированных условиях до лучших времен массового развития технологии клонирования, затрат требуется не больше, чем на производство одной атомной бомбы.
...
   Стоит лишь захотеть массового бессмертия и осознать его как этическую задачу. Тогда реинкарнация будет обеспечена всем: и мне, и каждому читающему эти строки.

   В прошлой жизни она была птицей

   Согласно библейскому преданию, царь Соломон понимал язык зверей и птиц. Но если однажды человек с таким талантом жил на Земле, неужели нет других таких же?
   Пятилетней Саше Гавриленко подарили попугая. Девочка долго пыталась научить Петрушу разговаривать по-человечьи, но оказалось, что ей проще самой изучить птичий язык. Ее успехи были более значительны – птица и маленькая хозяйка стали понимать друг друга. Когда Саша долго не обращалась к Петруше, заскучавший попугай заговаривал с ней сам. Причем по-человечьи. Оказалось, что уроки не пропали даром – птица запоминала все и осмысленно обращалась к девочке в самые неожиданные моменты.
   «Что ты делаешь?»
   «Пошли кушать».
   «Прекрати!»
   И все по делу.
   Начав записывать словарный запас Петруши, Саша дошла до 180 слов и остановилась.
   Попугай не просто повторял слова, «как попка», но употреблял их к месту и даже комбинировал:
   «Полетички» – значило «полетели птички».
   Сейчас у 20-летней днепропетровской студентки Александры Гавриленко другой попугай, и тоже говорящий. Лучик по характеру более замкнутый, чем Петруша, и не любит говорить при посторонних. Зато наедине с Сашей дает волю своему воображению. Слов он знает меньше, чем Петруша. Но лишь потому, считает Саша, что они чаще разговаривают на его, птичьем языке.
   Подражать голосам птиц она начала в незапамятном детстве. Обладая абсолютным слухом (музыкальную школу Саша окончила без усилий), могла настолько точно повторять соловьиные трели, воронье карканье и курлыканье чаек, что птицы, принимая ее за свою, всегда отвечали.
   Самое невероятное, что девочка почему-то не только подражала языку пернатых, но отчетливо понимала смысл услышанного. Откуда именно взялось это понимание, она не знает.
   И сегодня, гуляя в парке, она запросто включается в грачиный гвалт, передразнивает соек, «прикалывает» ворон, вызывая ответный грай.
   А может, это лишь игра воображения?
   Когда студентку Гавриленко записывали в Киеве на национальном телевидении, в качестве экспертов пригласили двух ученых-акустиков. Записав соловьиную трель в ее исполнении, специалисты разложили фонограмму по частотным характеристикам, сравнили с фонограммой настоящего соловья и не обнаружили разницы. Более того, констатировали, что в обеих записях имеются участки частотных спектров, недоступные человеческому голосу. Выходит, Саша невольно вышла за положенный природой человеческий предел и вторглась в птичий.
   Свободное владение языком и птиц и животных (кстати, Саша убеждена, что у всех у них один язык, только разного уровня сложности) вносит в ее жизнь неведомые всем нам сюжеты.
   Скажем, будучи в зоопарке, спросила сокола, не тоскует ли он по воле. Родившийся и выросший в клетке, сокол не знает, что это такое, в чем откровенно признался девушке.
   Собачий скулеж – не просто нытье, а жалоба, имеющая конкретное содержание.
   Песня сойки имеет двойной смысл: это и призыв самки, и грозное предупреждение конкуренту не залетать на чужую территорию.
   Саша порой не прочь похулиганить. Однажды вмешалась в коммунальную свару дрозда и вороны, да так ловко, что к конфликту двух птиц подключились сначала их вторые половины, потом сородичи, а затем сотни птиц всей округи – птичий гвалт не смолкал больше часа.
   А одну парковую ворону девушка до того разозлила, что та вот уже четыре года при появлении Саши злобно отламывает кусочки веточек и бросает вниз. Сколько Саша ни объясняет этой ворчунье, что просто пошутила, ворона не унимается.
   Как сама девушка объясняет свои способности?
   Подобно буддистам, она уверена в бесконечной череде перерождений. Иногда, хотя и крайне редко, душа человека оказывается в теле животного или птицы. Это не наказание, не спуск по лестнице эволюции, считает Александра, а путь приобретения нового опыта. Редкие говорящие животные и птицы – как раз такие «перерожденцы». Птицы, вернувшиеся в человеческое тело, как в ее конкретном случае, могут сохранить навыки из прежней жизни.
   Конечно, легче всего списать это суждение на фантазию. Но куда в этом случае девать ее уникальные имитационные способности и необычайно длинную, «птичью» шею самой Александры?
   Как было бы интересно и полезно разобраться не только в природе ее голоса, понимания языка животных и птиц, но и в некоторых аномальных феноменах, носительницей которых является Гавриленко.
   Стоит ей взволноваться – и вокруг нее перегорают электролампочки, отключаются компьютеры и сотовые телефоны. Саша читает мысли людей на любом расстоянии. Получая письмо по электронной почте, она знает его содержание еще до открытия страницы. Из сотни кружащихся над морем чаек легко различает любую и может опознать ее при встрече даже через несколько лет. Как это происходит? Ответить могла бы только наука, но Саша сторонится ее и не хочет становиться объектом исследований.
   А вот сама отнюдь не прочь помогать людям. Она учится на эколога в Национальной металлургической академии Украины, собирается стать дозиметристом на атомной станции. Прозаично? Саша так не считает. Она убеждена, что ближайшее будущее – за атомной энергетикой. А при строительстве АЭС именно птицы – такие, например, чуткие к природным аномалиям, как зяблики, – подскажут, где можно, а где недопустимо ставить атомный реактор.
   – В последние годы все чаще слышно о детях, обладающих способностями, каких прежде у людей не было, – считает физиолог, писатель, автор двадцати книг о непознанном Игорь Винокуров. – Пока не совсем понятно, почему это происходит. Но число таких детей неуклонно растет. По-видимому, и в данном случае мы сталкиваемся с подобным явлением. Само по себе звукоподражание удивляет меньше. Голосовую приманку особи противоположного пола можно объяснить имеющимся у каждого животного безусловным рефлексом. Гораздо удивительней то, что девушка понимает голоса птиц и вступает с ними в коммуникацию. Если это действительно так, тогда мы сталкиваемся с новым, ранее, по-моему, не наблюдавшимся феноменом.
   Уже сейчас Александра могла бы оказать неоценимую услугу работникам аэропортов, отпугивая своим голосом тех птиц, что представляют угрозу взлетающим и приземляющимся самолетам. Очень сожалеет, что после многочисленных газетных статей и телепередач ее до сих пор не позвали на помощь.

   Она прожила 120 жизней?

   Если мы не изменим свой путь, то рискуем попасть именно туда, куда направляемся.
(Старая китайская поговорка)
   Наташа Бекетова разговаривает с двух месяцев. И отнюдь не только на русском. А на 120 (ста двадцати!) языках различных языковых групп. Причем языки эти – древние, зачастую считающиеся мертвыми. Девушка свободно на них изъясняется, читает, пишет. По ее признанию, ни одного языка Наташа не учила.
   До двадцати лет Наташа жила в Анапе, работала операционной сестрой. О ее странных познаниях знали немногие. Ей было не с кем поделиться своим невероятным даром. Понимая необычность того, чем наделила ее природа, Наташа до 14 лет не решалась открыться даже маме, признаться, что, к примеру, на аккадском или этрусском ей легче выражать свои мысли, чем на русском.
   Языки, которыми она владеет, произвольно распределены во времени и пространстве. Скажем, китайский, на котором говорит Бекетова, звучал в XIV веке. Сегодня ее могут понять уроженцы южных провинций Китая, но совсем не понимают китайцы-северяне.
   Самые тонкие оттенки чувств она может выразить на фиджи и самоа – редких языках Океании.
   Я спросил Наташу, где пределы ее владения языками: ведь понятно, что лексикон, допустим, трамвайного кондуктора несопоставим с лексиконом литературного критика. Так вот, она, изъясняясь, к примеру, на древнеперсидском или языке племени кайра, скорее уподобляется чернорабочему или интеллектуалу?
   Не знает. Потому что никогда не добиралась до границы своих знаний любого языка. Она неспособна оценить запасы собственных словарей, хранящихся в подсознании. Потребовалось выразить какую-то мысль – пожалуйста, все необходимые слова к ее услугам.
   Как ни странно, древнерусского девушка не знает. Зато почему-то знает англо-кельто-саксонский XIII–XIV веков. Современные англичане ее не понимают, за исключением жителей города Йоркшира, диалект которых более других похож на язык предков.
   Турецкий у Наташи такой, что нынешние турки узнают лишь отдельные слова. Зато беженцы из Узбекистана легко с ней разговаривают на родном языке и уверяют, что ее турецкий – это узбекский.
   Редкий француз – разве что лингвист поймет Наташу, словно перенесенную из Франции XVI века. А уж в Японии ей точно не найти собеседников – с XII века язык изменился очень сильно.
   Любой полиглот вам скажет, какие языки он знает глубже, какие – поверхностно. А Наташа не знает, что и как она знает. Просто свободно думает на каждом из 120. Думать – куда больше владеть языком, нежели просто говорить. Иной раз мысль на иноземном непереводима на родной. К примеру, на языке индейского племени навахо Наташа умеет думать о том, чему нет эквивалента в русском.
   Порой языковые познания девушки настолько невероятны, что ставят в тупик ученых и специалистов. Например, когда она разговаривает на древнеегипетском, проясняются гласные звуки, до нынешнего дня остающиеся тайной для египтологов. Все расшифрованные папирусы, надписи на рельефах и фресках эпохи фараонов представляют собой набор согласных. Как в действительности звучали имена Рамзеса, Тутанхамона или Хатшепсут, не знает никто – поэтому в различных книгах разные варианты звучания.
   И вдруг египтологи встречают медсестру, которая своей бойкой речью уточняет переводы с древнеегипетского. Кстати, читая древние тексты из долины Нила, Наташа вносит много поправок: гласные ведь могут неузнаваемо изменить смысл слова. Ну, например, сравните русские слова «топор», «теперь» и «тапер». Правда, ничего общего? А если мы напишем в тексте «ТПР», истинный смысл читающий способен уловить только из контекста. А представьте себе, рядом стоит несколько слов с множеством вариантов прочтения…
   Вот еще одно откровение, от которого лингвистам – только креститься: язык полинезийского племени нгоба, жившего в VI веке и давно ушедшего в небытие, очень похож на языки древних африканских племен набу и менгака, а также на язык одного из народов Древнего Египта (этноним Наташе неизвестен). Не ищите эти имена в словарях по языкознанию и этнологии – их там нет. Как нет и языков соалана, суаму, хокко, уавуалу… Возможно даже, никто, кроме Наташи, не знает о давнем существовании этих народов, тем более не говорит на их наречиях.
   Я взял у Наташи названия двух языков, на которых говорили аборигены Новой Зеландии: юсуа в XIII–XIV века и гайе на рубеже XVII–XVIII. Обратился в отделение теоретической и прикладной лингвистики филфака МГУ к знатоку народов Океании. Он о таких не слышал.
   Нечего и говорить – никто не знает о существовании языка и народа сунам, жившего в Тибете 20 тысяч лет назад. Столь глубокая древность вообще не описывается современной наукой как эпоха цивилизации. Кто еще, кроме Наташи Бекетовой, рискнет утверждать, что тогда существовали разговорный и письменный языки?
   Кто, кроме нее, владеет пятью диалектами коптского языка? Один из этих пяти столь труден, что говорящие на нем непонятны большинству собратьев.
   Я слушал Наташу Бекетову вместе с двумя десятками ученых-гуманитариев. Разумеется, не обошлось без проверок, хотя вполне деликатных.
   Девушку попросили сказать что-нибудь по-арабски. Она тотчас это сделала, наполнив зал характерными для Средиземноморья гортанными звуками. Присутствовавший на встрече опытный арабист Николай Вашкевич признался, что понял в прозвучавшей фразе лишь несколько слов. Видно, Наташа сказала что-то на диалекте древних скотоводов, возможно, еще не знавших пророка Мухаммеда.
   Один филолог поинтересовался, знает ли Наташа языки племен Юго-Восточной Азии. Девушка скромно кивнула. У этих народов, пояснил филолог, есть слова, одинаково звучащие, но означающие различные понятия. Лишь акцент, фонетические нюансы позволяют понять, к какому именно языку относится слово. Как-то по-особому востоковед произнес слово «мак» и спросил Наташу, на каком языке оно прозвучало. Она ответила не задумываясь. И филолог согласился с девушкой.
   Так что стало очевидно: это не фокус.
   – Вот вы знаете некий язык. Но до общения с учеными-китаистами как вы могли знать, что это именно китайский, причем использовавшийся в XIV веке?
   – Как – не знаю. Но всегда знаю, чей язык и какого времени.
   За годы странствий с семьей отца-военнослужащего Наташа сменила семь школ. Последний раз – не из-за переезда. Просто мама перевела из одной анапской школы в другую. Чтобы перестали приставать: скажи что-нибудь по-египетски, по-древнегречески… В последней школе девочка была такой, как все, не вундеркиндом. И очень оценила этот статус.
   Поэтому и сейчас не стремится к бессмысленной известности, суетной славе, категорически не соглашается фотографироваться, давать интервью на телевидении. Ей интересен феномен, носителем которого она является. Вот почему Наташа ищет контактов с лингвистами, знатоками древних языков.
   Петр Андреев любопытно успокоил Наташу: она не одна такая на свете. В Гайяне – стране, расположенной на северо-востоке Южной Америки, очень много людей говорит более чем на сотне языков, тоже порой отдаленных в пространстве и времени.
   Наташу спросили, есть ли сходство между языками, которые она знает, и не ведут ли они происхождения от единого праязыка. Она резонно ответила, что, не будучи языковедом, не вправе выдвигать собственную гипотезу. Но в самом деле наблюдает много общих корней, скажем, в русском и санскрите. Это, впрочем, не так удивительно для специалистов. А вот совпадения в древнеегипетском и русском неожиданны.
   Какие языки в наибольшей мере являются наследниками вероятного праязыка? Ответ Наташи наверняка даст обильную пищу для размышлений лингвистам: англо-кельто-саксонский, турецкий, арабский и русский.
   Естественным был вопрос: как сама Наташа объясняет феномен? Она считает, что жила в тех странах и эпохах, языки которых почему-то не стерлись из памяти при реинкарнации.
   А мне подумалось вот что. Семантические поля столь отдаленных и непохожих языков, на которых разговаривает Бекетова, должны сильно различаться. Значит, Творец наверняка вложил в ее подсознание много чего еще, помимо языков. Поэтому египтологи могут, по-моему, не просто уточнить переводы с языка фараонов, но и узнать некоторые тайны, коими владели лишь жрецы и писцы. Вот почему феномен Наташи Бекетовой должны изучать не только лингвисты и психологи, но также культурологи, религиоведы, этнологи…
   Можно даже сказать иначе: среди нас живет посланец из иных времен. Ее феномен способен перевернуть наши представления о человеке и, как минимум, доказать множественность жизней на Земле.
   Приведу мнение о феномене Наташи Бекетовой Татьяны Ушаковой, доктора психологических наук, профессора, члена-корреспондента Академии образования, заведующей лабораторией психологии речи и психолингвистики Института психологии РАН:
   – Мне встречался подобный случай: мужчина 39 лет разговаривает чуть ли не на ста языках (не называя мне имени этого уникума, доктор Ушакова говорила о Вилли Мельникове, беседу с которым см. чуть ниже. – С.К.). Мы проверили некоторые его знания. Сняли электроэнцефалограмму. У нас в институте есть специалист, умеющий по ЭЭГ ранжировать способности. Не они ли позволяют ему имитировать некоторые языки? Это исследование пока не доведено до конца. Поэтому я не решаюсь давать научную оценку самому феномену. Единственное, что вызывает решительное несогласие в информации о Наташе, – двухмесячный ребенок не может осмысленно разговаривать на языках. В два месяца у ребенка происходит так называемое гуляние: он выдает звуки, которых нет в языках. Не исключено, что увлеченная младенцем мама воспринимает гуляние как иноязычную речь.
   А вот что мне сказал Игорь Мирзалис, физиолог, специалист по физиологии высшей нервной деятельности:
...
   – Феномен, о котором идет речь, называется ксеноглоссией, или, иначе, глоссолалией, буквально – инакоговорением. Он неоднократно описан в литературе. Во второй главе Деяний апостолов Нового Завета сообщается, как в день Пятидесятницы на апостолов сошел один из даров Святого Духа – способность изъясняться на неведомых прежде языках.
   Несколько лет назад в прессе сообщалось о пакистанском крестьянине Нафтулле Мухаммеде. После удара молнии он пролежал семь дней без сознания, после чего, придя в себя, стал бредить на незнакомом языке. Оказалось, это был японский, которого малограмотный Нафтулла не мог знать. Вскоре, однако, бред прекратился, а вместе с ним и явление ксеноглоссии.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация