А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "В поисках неприятностей" (страница 19)

   На вид ей можно было дать лет сорок с небольшим, а ее наряд в деревне выглядел еще менее уместным, чем мой, когда я только что приехала сюда. Блондинка нарядилась в черную мини-юбку и черные же матовые колготки. И то и другое было ошибкой, потому что, хотя ноги у нее были что надо, колени уже выдавали возраст. Сверху она надела оранжевый приталенный жакет на больших золоченых пуговицах – судя по виду, дорогой. Босоножки без каблука, видимо, предназначались для вождения, так как наряд требовал туфель на шпильках. Густые волосы до плеч слегка выцвели, но она зачесывала их назад и подвязывала лентой, плотно охватывающей голову, как у Алисы в Стране чудес. Я сразу решила, что она всю жизнь сидит на диете. Лицо неплохо сохранилось, портило его лишь брюзгливое выражение. Резкие черты лица и все остальное очень напоминало Терри. В общем, я сразу поняла, что передо мной Маршия Монктон.
   Блондинка тем временем также пристально разглядывала меня и вдруг без всяких предисловий спросила:
   – Вы кто такая?
   Поскольку вот уже второй раз за утро незнакомый человек подвергал меня допросу, я уже не удивлялась и не возмущалась.
   – Фран Варади… А вы, наверное, мать Терри…
   Она моргнула и ледяным тоном поправила:
   – Мать Терезы!
   – Извините. Мы звали ее Терри, потому что знали ее только под таким именем.
   – Кто такие «мы»? – Не переводя дыхания, она сама ответила на свой вопрос: – Вы – из компании безработных подонков, отбросов общества, которые жили с ней в том жутком доме!
   Если даже сделать скидку на ее состояние, ее слова звучали вызывающе грубо. И все же я попыталась оправдаться: за других не скажу, но я всегда старалась найти хоть какую-то работу, а тот дом был нашим жилищем, и мы его любили.
   Маршия пожала плечами:
   – Возможно, тот дом вполне подходил вам и вашим друзьям. Если верить тому, что говорят полицейские, ваше жилье совершенно не подходило моей дочери.
   Я решила, что настало время выразить ей свои соболезнования. Однако оказалось, что мои слова совершенно неуместны.
   – Вот как, вам жаль? Да, вам всем, черт побери, должно быть жаль! Бог знает, что там у вас творилось…
   По гравию захрустели шаги, и я быстро обернулась. К нам приближался Джейми.
   – Маршия? – Он направился к ней. – Мы тебя не ждали.
   – Здравствуй, Джейми. – Она прошла мимо меня, как будто меня не было, и они поцеловали друг друга в щеку. – Еду на побережье, а там сяду на паром. Вот, решила заехать по пути. Помириться со стариком. Мы с ним немного поссорились, когда я приезжала на… на похороны.
   – Маршия, он все понимает, не беспокойся. Он знает, как ты была расстроена.
   Джейми переводил взгляд с «мерседеса» на Маршию и обратно. Ее приезд все усложнил. Из-за меня он больше не волновался. Видимо, Маршия представляла большую угрозу для их с Уоткинсом планов. И все же Джейми старался сделать хорошую мину при плохой игре.
   – Ты останешься на обед?
   Оранжевые плечи передернулись.
   – К сожалению, не могу. Я и так уже опаздываю… Просто решила, что надо повидаться с ним… – Маршия с презрением покосилась на меня. – Что она здесь делает?
   – Мне бы тоже очень хотелось это знать, – фыркнул в ответ Джейми.
   На холеном личике Маршии появилось подозрительное выражение – наверное, оно было ей свойственно.
   – Погоди-ка, ведь это, кажется, мерс Сэмми Уоткинса?
   – Он приехал к тете Ариадне, – ответил Джейми, которому явно стало не по себе.
   – Что, Джейми, опять интригуешь? – С Маршией бесполезно было ловчить. Она с ходу задала Джейми именно тот вопрос, на который никак не могла решиться я.
   Откровенничать при мне Джейми не собирался.
   – Маршия, не надо сейчас о семейных делах! – Он сердито кивнул в мою сторону.
   – Продолжайте без меня, – великодушно разрешила я. – Я как раз собиралась погулять.
   Все получилось очень кстати. Пока Джейми будет объясняться с Маршией, у него не останется времени следить за мной. Но у Маршии возникли собственные планы.
   – Никуда вы не пойдете, – не терпящим возражения тоном объявила она, – пока я с вами не поговорю!
   Я уже собиралась отказаться от сомнительного удовольствия, когда вспомнила, что сыщик ни за что не упустил бы возможности потолковать с матерью Терри. Другой такой возможности у меня не будет. Джейми буркнул, что он предупредит Аластера о приезде Маршии, и так проворно юркнул в дом, что я задумалась, не собирается ли он заодно предупредить и Уоткинса. Мы с Маршией остались вдвоем и долго молча изучали друг друга, словно две уличные кошки, которые оспаривают кусок тротуара.
   – Ну и что там у вас случилось? – осведомилась Маршия.
   – Не знаю.
   – Не вешайте мне лапшу на уши! – парировала она. – Вы должны знать. Вы ведь там были!
   – Нет, когда… – Я вовремя прикусила язык. В конце концов, передо мной мать жертвы! – Меня не было там, когда это случилось, – закончила я.
   Ее холеное лицо еще больше перекосилось от гнева, и сходство с Терри стало еще заметнее. У меня возникло странное чувство. Я словно увидела Терри.
   – Как она вообще поселилась с вами?
   – Ей негде было жить, – бесхитростно ответила я.
   Маршия повысила голос – не только от гнева, но, как я поняла, и от отчаяния:
   – Ей было где жить! – Она ткнула наманикюренным ногтем в дом у себя за спиной. – Она жила здесь!
   – Она не хотела здесь жить.
   – Почему? – завопила Маршия.
   – Меня-то вы зачем спрашиваете? Почему не спросили ее, когда у вас была возможность? Вы когда-нибудь интересовались, хотела ли сама Терри, чтобы ее бросили здесь?
   – Ее не бросили! – Маршию трясло от ненависти.
   – Вот как?
   Конечно, к горю следовало относиться с уважением, но я сразу поняла, что за дорогим костюмом скрывается опытный уличный боец. За свою жизнь я повидала многих таких, как Маршия. Пощады она не давала, пленных не брала. Любая поблажка с моей стороны будет расценена ею как слабость.
   – Вы понятия не имеете о наших отношениях!
   Маршия едва заметно шагнула ко мне; казалось, еще миг – и она на меня набросится. От меня не укрылось, что ее наманикюренные ногти очень длинные и острые.
   Сгруппировавшись, чтобы вовремя отскочить в сторону, я ответила:
   – Поверьте, уж я-то знаю, что значит, когда тебя бросают. Меня бросила мать. Я прекрасно понимаю, что чувствовала Терри.
   Маршия замолчала, оглядела меня с головы до ног и задумалась. Потом она как будто приказала себе успокоиться. Впрочем, голос у нее по-прежнему оставался стальным.
   – Я ничего не должна вам объяснять. Мой брак распался, и мне пришлось самой зарабатывать себе на жизнь. Мне предложили вернуться на работу; я знала и умела только одно… Тереза жила в хороших условиях. Ее отец записал ее в дорогую частную школу-интернат. Когда она бросила интернат, я уговаривала ее поступить в художественную школу. Она отказалась и куда-то сбежала. Мы до смерти волновались и после многих хлопот нашли ее и вернули домой. Она снова сбежала. Потом она убегала из дому еще много раз. Она даже таскалась по всей стране с бандой хиппи. Я пыталась поговорить с ней, но не могла до нее достучаться. Ей прямо не терпелось… – Голос Маршии дрогнул. – Мне кажется, она просто горела желанием саморазрушения. Нам следовало предвидеть, чем все кончится.
   Я понимала: она говорит мне правду, но не всю правду. Гораздо о большем она умалчивала, возможно, потому, что я, по ее мнению, совала нос не в свое дело. С одной стороны, она была права. Дела Терри меня действительно не касались. С другой стороны, мне показалось, что она умалчивает обо всем, что не вписывается в картину, которую она нарисовала для себя. Маршия представлялась себе любящей, преданной матерью, которая старалась помочь дочери, как могла, сделала все, что в ее силах в трудных обстоятельствах. Она так долго убеждала себя в этом, что, похоже, сама себе поверила. Как я могла винить ее? Кто я такая, чтобы винить ее? Не знаю, как бы сама поступила на ее месте…
   Хотя Маршия мне по-прежнему не нравилась, я начала немного сочувствовать ей, что мешало мне вести с ней разговор. Я промямлила: не все молодые люди, которые убегают из дому, заканчивают жизнь при таких трагических обстоятельствах.
   Маршия ухватилась за мои последние слова, как будто они были произнесены на иностранном языке, который она прежде ни разу не слышала, и в виде опыта стала повторять их за мной.
   – Трагические обстоятельства… Интересно, что именно кажется вам особенно трагическим? Ее гибель? Таланты, растраченные впустую? Жалкая жизнь, которую она вела в Лондоне? Ужасных знакомых, которые тащили ее вместе с собой на дно – и в конечном счете довели до смерти?
   Она ждала, как будто я знала точный ответ на ее вопросы, хотя что тут ответишь?
   С последним ее утверждением я бы охотно поспорила, но решила промолчать. Я поняла, почему Дженис так не любит беседовать с родственниками жертв в подобных ситуациях.
   Путаясь в словах, я ответила:
   – Ей самой ее жизнь не представлялась такой ужасной, как вам. Сквот на Джубили-стрит стал для нас домом, и нам там было уютно. Терри была вполне дееспособной и понимала, что делает.
   Маршия бросила на меня взгляд, исполненный чистой ненависти. Ей не хотелось слышать ничего подобного.
   Какая же я все-таки дура! И зачем полезла объясняться? Горе мешало Маршии рассуждать здраво. Я решила загладить оплошность, выразив свои сожаления. Так как я не знала, как лучше назвать то, что случилось, я неуклюже определила гибель Терри как «несчастный случай».
   – Несчастный случай?! Вы называете это несчастным случаем?!
   Маршия снова напустилась на меня:
   – Мою дочь убили, убили, и никто не убедит меня в том, что вы или другие обитатели сквота не имеете отношения к ее гибели! А теперь извольте объяснить, что вы сейчас здесь делаете?
   – Аластер… – начала было я.
   – Можете не трудиться! – Маршия шагнула ближе. – Собирайте вещички и убирайтесь отсюда! От вас одни неприятности. Из-за вас и таких, как вы, у Терезы все пошло наперекосяк! А теперь вам хватило наглости явиться сюда и вести себя как ни в чем не бывало! Аластеру и Ариадне только вас не хватало! Надеюсь, что когда-нибудь вы все же попадетесь. Если не полиции, то кому-нибудь из тех, кто поймал в свои сети мою дочь. Жизнь моей дочери оказалась растрачена впустую. Она столько могла бы сделать! По вас никто не будет скучать. Вы – ничтожество! – Голос Маршии дрогнул. – Ну почему на ее месте оказались не вы? Кому вы нужны? Почему погибла моя милая доченька? Как это несправедливо!
   Она повернулась кругом и едва не упала. Я подскочила к ней, собираясь подхватить ее под локоть, но она бросила на меня свирепый взгляд и с высоко поднятой головой вошла в дом.
   Я не заметила, когда именно во время нашего разговора вернулся Джейми. Должно быть, он подслушал добрую часть беседы. Сейчас он встретился со мной взглядом и расплылся в довольной улыбке.
   – Что, Фран, считала себя крутой? Теперь-то ты понимаешь, что до Маршии тебе далеко!
   – Убирайся! – приказала я ему и с трудом зашагала к воротам в тесных резиновых сапогах.
   Он презрительно захохотал мне вслед.
   Джейми еще не понял, как он не прав. Маршия только начинает сознавать, что она далеко не такая крутая, какой себя считала. Рано или поздно к этому приходит каждый из нас.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация