А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Без тормозов" (страница 5)

   Глава II

   1

   8 июня. Утро
   Люди, занимающиеся незаконным бизнесом или как-то связанные с криминалом, обычно смотрят все программы о происшествиях. Некоторых сегодняшняя информация очень заинтересовала. В одном из центральных отелей повесился постоялец. Показали увеличенную фотографию с паспорта, печать заретуширована. Имени не назвали. В обращении говорилось о госте столицы, высказывалась просьба ко всем, кто знает этого человека, сообщить в полицию. «В своем номере повесился гость столицы…», «полиция обращается за помощью к гражданам, знающим погибшего…» Никаких угроз. Полиция хочет установить личность гостя. Значит, она не установлена – паспорт фальшивый. Передачу смотрел Вадим Журавлев, Лазарь Курбахин, Гоша, Марта, Зураб по кличке Батон, Кирилл, его подручный Гаврила и Вика Величко.
   Гаврила снял для всех троих квартиру в районе метро «Выхино», там они решили остановиться на время, пока не решат все вопросы.
   Больше всех нервничал Гаврик. До отхода сухогруза из Одессы оставались сутки, значит, они уже не успевают. Переговоры со старшим помощником капитана начались, когда они с Кириллом еще сидели на зоне. Был заплачен солидный аванс, проведена серьезная подготовка, три места для них забронированы. Денег у Вики хватает, чтобы покрыть недостающую сумму. В чем проблема? Банков и сейфов за границей полно, а с их мастерством ничего не стоит обчистить кого угодно. Нет. Керя уперся рогом, с ним спорить бесполезно. А Москва – самый опасный город. Это все сказки, что здесь можно затеряться. Настоящее пекло. Если они попадутся, им грозит пожизненное, придется забыть не то что о загранице, вообще о свободе.
   Досмотрев программу, Гаврила надел кепку и ушел. Вика осталась с Кириллом. Она испытывала к нему странные чувства. С одной стороны, боялась его, с другой – рядом с ним чувствовала себя защищенной. За Аркашкой ей приходилось приглядывать, вытаскивать его из всяких неприятностей. С Кириллом все было иначе. Он чем-то напоминал отца, которого она обожала, пока тот был жив, тоже хмурого и очень сильного человека.
   – Скажи, Кирюша, а почему ты считаешь, что вас не ищут? Побег – дело серьезное. Беглецов тут же объявляют в федеральный розыск, вы не можете быть исключением.
   Кирилл стоял у окна и разглядывал прохожих на улице. Эти букашки по-настоящему свободны. Ему же предстоит скоро проститься с волей навсегда. Он это понимал, но все еще не мог приучить себя к этой мысли.
   – Из нашей зоны никому убежать не удавалось. Кругом тайга, и даже у начальника не было карты. Запрещалось. Зеков доставляли на грузовых вертолетах без окон. Ориентиров никаких, дорог нет, в тайге тигры и медведи-людоеды, не говоря уже о рысях и змеях. План придумал Гаврик. Головастый парень. В трех километрах от зоны протекает горная река. Сплошные пороги. Любой плот разорвет в щепки. Но дело даже не в этом. Там к берегу не подойдешь, обрыв – сорок метров. Резкий, как конец земли. Лес обрубается – и пропасть. Внизу огромные камни. Два года мы плели канат. Прятали его в могиле: наших хоронили за колючкой. От нас никто не выходил на свободу, был только один путь – на кладбище.
   Мы рубили лес, нас не особо-то стерегли. Гаврик был любимчиком кума, и тот его выпускал. Парень ставил и проверял капканы на соболей и куниц, мог до ночи не возвращаться. Из его улова за пять лет можно обрядить в собольи шубы небольшой город. Кум даже водку ему давал. Гаврюшка нашел самое крутое место обрыва, вбил кол в откос и привязал веревку. Побег устроили ночью через ров, который копали для столбов. Идти в тайгу с голыми руками – смерть, заточками запаслись заранее. Ушли мы чисто. Гаврюшка кабана добыл во время охоты на соболей. Кабана зарезали, взяли в дорогу мяса, а желчный и мочевой пузырь заполнили кровью. С обрыва спускались по одному, двоих канат не выдержал бы. До рассвета у нас хватало времени. Оказавшись внизу, подожгли канат, пересохший, он сгорел весь, до самого верха. Потом мы вылили кровь на камни, у самой воды. Собаки возьмут след, выведут погоню к обрыву и что? Беглецы канули в бездну – камни в кровище, бурное течение снесло трупы за сотню верст, искать бессмысленно, да и скандально. По головке за побег не погладят. Проще списать. Падающим деревом придавило. Стандартный диагноз. Даже для тех, кого расстреливали солдаты. Побег – расстрел. Бунт – групповой расстрел. С нами не нянчились, нас боялись. А стукачей мы сами кончали. Через две недели мы вышли к «железке», остальное уже мелочи. Я опоздал в Москву на пять дней, моя вина. Она стоила Аркашке жизни. Периферийные желторотики в московской тайге не выживают. Зверя страшнее человека не существует.
   – Ты уже знаешь, кто Аркашку в петлю сунул? – спросила Вика.
   – Одного знаю, остальных он назовет. Странная визитка валялась у него в кармане. На имя Лазаря Курбахина, фирма «Топаз», его проверишь ты. Они от нас никуда не уйдут, но не стоит мешкать.
* * *
   Телевизионная передача растревожила Марту. Как же она не увидела такой близкой смерти в глазах Аркаши? Значит, жизнь ему сломали после их встречи. И неожиданно. Кто довел его до самоубийства? С его малахольной жизнерадостностью он вдруг решается на такое. На это нужна большая смелость или колоссальный страх. Ей было жалко несчастного, ни в чем не повинного охламона в гангстерском костюме тридцатых годов.
   Марта пошла в квартиру напротив, туда, где ей предстояло проводить сеансы. Там только что сделали ремонт. Однажды Марта видела, как заделывают нишу в стене. Для чего она служила до их приезда, неизвестно, но чем станет, догадаться нетрудно. Раньше Гоша хранил свои секретные бумажки в камерах хранения и банковских ячейках, теперь устроил тайник в стене за дверцей, оклеенной обоями и завешенной картиной в раме. Не зная об этом, и не заметишь, сделано на совесть.
   Девушку секреты ее администратора не интересовали. Она от него не зависела, скорее это он от нее зависел. Что можно от нее прятать? Только деньги, заработанные ею же. Она знала, сколько они получают за сеанс и какова ее доля. За три года скопилась кругленькая сумма. Марта в деньгах не нуждалась. Когда придет время, заберет свою долю и упорхнет. Сейчас ее интересовала сумма, на которую они обыграли Аркашку. Из-за мелочевки в петлю не лезут. Игроков четверо, пятым был Зураб, проигравшего надо вычесть, остаются четыре равные доли.
   Гоша знал только одну Марту. Аркаша познакомился совсем с другой. У девушки еще много лиц имелось в запасе. Она легко перевоплощалась, в жизни ей уже приходилось носить маски, но ни одна из них не прижилась.
   Потайную кнопочку она нашла быстро, дверца отворилась. Первое, что заметила, – видеокамера, установленная на дверце. Провода от нее утопали в стене сбоку. Объектив выходил наружу, но с другой стороны висела картина, сделанная на стекле. «Умирающий демон». Именно его зеркальный глаз и был объективом. Остроумно. Сам бы Гоша до такого не додумался, нужен классный специалист, чтобы поставить такую хитроумную технику. Но интересно другое. Кому понадобилось подглядывать за ее сеансами? Гоша наблюдал за ними из зрительного зала и знал все тонкости ее работы. Кто-то надоумил его установить за ней слежку. В нише, где мог поместиться человек, лежал портфель.
   Марта взяла его, расстегнула и высыпала содержимое на стол. Пачки долларов рассыпались по скатерти, следом выпала общая тетрадь, а из нее на пол полетели листочки. Марта пересчитала одну пачку. По ее прикидкам Гоша получил за игру триста тысяч. С ума сойти. А если умножить на четыре, то получается миллион двести тысяч. От такой потери можно полезть в петлю. Удивительно, что Гоше эти деньги отдали. Марта присела на корточки и стала собирать листочки. Заглянув в один из них, вздрогнула – это была квитанция на перевод денег. Причем на крупную сумму. Все остальные листочки тоже были квитанциями. Деньги уходили в Санкт-Петербург на имя Елизаветы Бугуславской. Жену Гоши звали Анной, фамилия у нее была Градская, как у Гоши. Марта взяла тетрадь. Это и есть черная бухгалтерия партнера. Она сверила записи в тетради по времени с квитанциями и обомлела. Этот мерзавец все заработанные ею деньги отправлял какой-то неизвестной бабе, имени которой она никогда не слышала. Оставлял себе лишь копейки, чтобы готовить консервы на плитке. Три года она горбатилась на какую-то Елизавету из Питера. Значит, ее доли не существует в природе, она рабыня. Что же теперь делать?
   Марта взяла полотенце, замотала в него все пачки долларов, квитанции и тетрадь бросила в портфель и закрыла в тайнике. Вернувшись в жилую квартиру, переоделась, переложила деньги в сумку и ушла. Она еще не решила, как поступить. К предательствам она привыкла, ее всю жизнь предавали, но этот случай выбил из колеи. На что Гоша рассчитывал, что собирался сделать? Наиболее вероятно одно. Когда она откажется работать и раскроется его предательство, он должен будет ее убить.
   – Чтоб ты сдох, скотина! – выругалась Марта, заводя двигатель своей новой машины.
* * *
   Лазарь, главный заводила и паникер, в первую очередь помчался к Журавлеву как к самому сведущему человеку.
   После долгого ломания рук и восклицаний, он, наконец, спросил:
   – Что теперь будет, Дик?
   – Ничего. Даже если нас найдут, под статью «доведение до самоубийства» мы не подходим. Тогда бы все казино закрыли еще пять лет назад, а не сейчас о них вспомнили.
   – Дело ведет твой дружок Марецкий, а он за туфту не берется.
   – Степа грамотный мужик. Мы его можем заинтересовать как свидетели, если он вообще нас станет искать.
   Вадим налил себе шампанского и выпил. Сегодня он принял Лазаря в гостиной.
   – Я доверяю своему чутью, Дик. Не нравится мне эта история. Боюсь, за ней потянется плохой шлейф.
   – Может, Батон Аркашку в петлю сунул? – прищурясь, спросил Журавлев.
   – Батон трус, каких свет не видывал. А потом, мои ребята из управления шепнули, что смерть наступила от двух до трех ночи. Ты же знаешь, у меня везде есть связи. Зураб отвез парня в отель и в час ночи уже вернулся за долей. Все боялся, как бы не обделили его.
   – И правильно сделал. Ты же обделил, кредитку себе оставил, – рассмеялся хозяин.
   – Все честно! – возмутился Лазарь. – Я раздал вам пятьдесят кусков перед игрой. Свои вложил, не ваши. А то с чего бы мы игру начали?
   – Но ты же их вернул.
   – Свои вернул. Доллары мы поделили, а карточка мне как компенсация осталась. Да и то он нас с кодом обдурил. Девчонка код знает, хоть это утешает.
   – Девчонка? – удивился Вадим.
   – Та, что проверяла Аркашку, партнерша Гоши-толстяка. Он на ней бабки делает. Чокнутая. Ее обирают как липку, а ей до фени. И ведь не дура. Как она Аркашку обработала. Карточку могла бы себе забрать, но не взяла, счет лишь проверила. Повезло толстяку. Батон ее видел. Говорит, баба – класс, но держится так… Не подступишься. И что она в Гошке нашла?
   – Ладно, Лася, ты меня утомил. Сделали дело, и забудь обо мне. Всё. Я собираюсь в теплые края. Заработал. Махну в свою любимую Ялту, там уже черешней торгуют. Забыл уже, когда в отпуск ездил. И Метелкина с собой прихвачу.
   – А что, если что…
   – Проваливай, Лася. Завяжи с игрой на время. Всех лохов не обыграешь. А Аркашу мне жалко. Дурак.
   – А если Марецкий придет?
   – Его интересует Аркаша. Имя неизвестно, приезжий, денег куры не клюют, жил, гулял и вдруг удавился. След он уже взял. Но не знаю, поможет он ему или нет.
   Лазарь опять заволновался.
   – Наш след?
   – Старый ты болван. Паспорт. В нем есть имя, прописка. Если Аркаша его хапнул в своем городе, то он полный козел. Там его концы быстро сыщут. Но даже если Аркаша банк обчистил, к нам это не имеет ни малейшего отношения. Мы всего лишь игроки. Все. Ты меня достал. Вали, Лася.
   Пришлось выталкивать зануду за дверь. Сам ни за что бы не ушел.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация