А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Без тормозов" (страница 21)

   7

   12 часов 19 минут
   Говорят, от любви до ненависти один шаг. Теперь бывший полковник Рубеко ощутил это в полной мере. К таким, как он, в сложившейся ситуации вполне применимо выражение «Не будите спящую собаку». Злую собаку, если быть точным. Загнанный в угол пес может укусить, когда речь идет о выживании. Раньше ему и в голову не могла прийти мысль о сотрудничестве с человеком, которого он сам когда-то вышвырнул на улицу. Но обстоятельства вынудили.
   Полина предупредила Глумова, кто появится ему в помощь, и Валера сразу решил взять руководство операцией на себя. Тут же перешел на «ты», не дав бывшему полковнику даже опомниться.
   Они встретились в пивном баре.
   – Убить их не проблема, – рассуждал Глумов. – Гораздо сложнее отобрать у Вики деньги. А это главное. Дальше можешь делать с ней все, что хочешь, она меня не интересует.
   – Зачем ты взялся за это дело, Лера? Веришь в успех? – спросил Рубеко, разглядывая новые фотографии, переданные ему Глумовым.
   – Александр Чилинин – мой отец, а Полина – сводная сестра. Я его сын от первого брака. И дело не в том, что отец умер, жить ему не долго оставалось. А вот жизнь внучки для него имела первостепенное значение. Если бы его взяли, он знал, что ему делать. Пуля в лоб, и конец. Не впустую же он пожертвовал своей жизнью. Я хочу вернуть его долю, сестре и племяннице. Это крайне необходимо.
   – Их трое, как я понял? – сменил тему Рубеко.
   – Трое, – кивнул Глумов. – Двое уголовников и Вика. Они тоже охотятся за деньгами и очень опасны. С ними был Аркадий, его обчистили. Думаю, это Вика обобрала Аркашку, а потом запудрила мозги бандитам, перевела стрелки на обычных картежников. Ее блеф сработал.
   – Но когда Аркашка повесился, Вика находилась в Дубне, – возразил Рубеко.
   Глумов сделал несколько глотков пива.
   – Мне виднее, Егор. С момента, как Вика подняла мешки с деньгами у забора института, я с нее глаз не спускаю. Ночевал в саду под ее окнами. В ту ночь меня разбудил телефонный звонок. Это было за день до смерти Аркашки. Как я понял, звонил ей он. По всей вероятности, пьяный, раскис. Все же он ее любил. Помню ее слова: «Балчуг, говоришь? А номер какой?» Потом она что-то лепетала о любви, мол, хочет ему только счастья. Еще она произнесла одну интересную фразу: «Ты его ждешь? И когда же Кирилл приедет?» О ком шла речь, не знаю. И третье. Вика сказала: «Кто же сомневался в твоем таланте игрока. И много ты выиграл у этих лохов?» Разговор она закончила достаточно конкретно: «Нет, Аркаша. Ты сам все решил, мы ничего изменить уже не можем». Мне показалось, он ее звал, но она дала ему отпор. Вероятно, тогда у нее и появилась идея с игроками. Но я же слышал, Аркашка выиграл, а не проиграл. В то время у меня была только одна задача: понять, где она прячет деньги. Я знал, что Вика тебя кинула, подменив мешки. Значит, та же участь ждала и нас. Тем более что отец умер. Обхитрить Вику очень трудно.
   На следующий день, точнее, ночью, в начале первого, когда во всех окнах поселка погас свет, Вика вышла из дома с чемоданом. Я тут же перескочил через забор на соседний участок, бросился к своей машине. На шоссе немного отстал, чтобы не мозолить ей глаза и нагнал ее у самой Москвы. В городе не заметишь слежки, слишком много машин. Даже ночью. Вика приехала в отель, тот самый, из которого ей звонил Аркашка. Она зашла во внутрь, но без чемодана. Машину оставила перед входом на платной стоянке, и я не решился ее вскрывать. Я ждал. Вышла она через полчаса, в руках только сумочка. К шоссе не поехала, моталась по городу. Остановилась возле какой-то подворотни, зашла в нее. И опять без чемодана. Только я собрался выйти, как она вернулась, но уже без сумочки, и села за руль. Следующей остановкой была подземная парковка современного элитного здания. Адрес я запомнил. Меня туда без пропуска не пустили, значит, у нее этот пропуск есть. Подъезд там только один. Двадцать пять этажей. Часы показывали три часа ночи. Свет горел в двух десятках окон, не больше. Минут через семь зажегся на двадцатом этаже, при желании квартиру можно вычислить. Еще через пятнадцать минут свет погас. Я решил, что она легла спать, но все же немного подождал. И не зря. Вика появилась и поехала к Савеловскому вокзалу. Я понял, что она возвращается домой, в Дубну, развернулся и поехал к той самой подворотне. Уже светало, и я торопился. Мое чутье меня не подвело. В подворотне стояли контейнеры с мусором. Полные. Часов в пять их вывезут. Белую сумочку в них не трудно найти, и я ее нашел. В дальнейшем снял со всех предметов отпечатки пальцев. Потом мои друзья и твои подчиненные из управления пробили их. Они принадлежат Виктории Тарасовне Величко. Но женщина с таким именем в Москве не прописана и по базам БТИ у нее нет собственности. Кому же принадлежит квартира в элитном доме? Это нам еще предстоит узнать. Что касается сумочки. Я нашел в ней два сотовых телефона. Один оформлен на Аркашу Витепажа, второй, как я думаю, на Вику. Она выбросила из него сим-карту, но в памяти остались все входящие звонки. В том числе Аркадия. Документов в сумочке, как не трудно догадаться, не оказалось, но были ключи от гостиничного номера. Значит, Вика, уходя, дверь заперла. Был еще один ключик, похожий на почтовый, с номером и ярлыком «Балчуга». Он от банковской ячейки. Логика простая. Но она стала простой, когда я следом за Викой и ее новыми партнерами приехал в Москву и узнал, что произошло с Аркашкой. Это она его убила. Сто процентов. Денег в сейфе не нашла, раз из отеля вышла с пустыми руками. Той же ночью вернулась в Дубну, чтобы запастись алиби. А деньги спрятаны в хорошо охраняемом доме. Я как-то сунулся туда со своим удостоверением, якобы хотел проверить список жильцов. Меня тут же отшили: свою Дубну проверяй, а здесь командует Центральный округ Москвы, деревня. Вика продолжает таскать в квартиру тяжелые сумки. Думаю, в них тоже деньги.
   – Я знаю, с кем она спуталась, – допивая пиво, сказал Рубеко. – Аркашка пошел на ограбление ради брата. Это и есть тот самый Кирилл. Настоящий отморозок. Вор в законе. Мужик без тормозов. О его подручном мне мало что известно. Но если Кириллу сказать, кто убил его брата, Вика и часа не проживет.
   – Рано, Егор. Мы должны найти деньги, а потом все остальное. Мне на Вику плевать.
   – Под их защитой она чувствует себя в безопасности. А ей есть кого бояться, нагадила всем. Не думаю, что мы с тобой справимся с опытными зеками, но Вика у нас на крючке. Если она останется без защиты беспредельщиков, мы сможем прижать ее к стенке. Из Дубны она сбежала от меня, и вот в самый неожиданный момент я как из-под земли появлюсь. Для нее это настоящий шок. Сейчас важно узнать, кто истинный хозяин квартиры. Вика никому не доверяет, я не верю в существование очередного сообщника. У нее сейчас три доли. Моя, твоего отца и ее. Три с лишним миллиона долларов. Ради таких денег стоит постараться.
   Глумов улыбнулся:
   – Есть одна идейка, только не на что ее провернуть. Когда пытался попасть в дом, куда Вика отнесла деньги, из лифта вышел мужик в комбинезоне. На спине лейбл фирмы цифрового телевидения. Он сказал, что крышу обмерил, через недельку оборудование будет готово, тогда приступят к установке. Он отдал ключи от чердака старшему охраннику, значит, на крышу его никто не сопровождал.
   Глаза у Рубеко заблестели.
   – Деньги у меня есть, Лера, но в таких делах они не нужны. Пойдем выпьем чего-нибудь стоящего, от пива только брюхо раздувается.

   8

   13 часов 45 минут
   И на этот раз Метелкин оказался первым на месте преступления.
   – Опять ты здесь, Женька, – проворчал генерал Черногоров.
   – Не опять, а снова, Владимир Николаевич. Я нашел ту бабу, которая приходила в офис к Храпову. Вообще-то стопроцентная случайность. У обменника валюты выстроилась очередь. Гляжу, рядом машина остановилась. Серебристый «фольксфаген пассат» этого года выпуска. Видно было, что дамочка торопится или делает вид. Спросила, кому нужны доллары. Я тут же отреагировал, купил сотню и тут же поехал следом за ней. Она сюда меня и привела.
   Генерал своей внушительной походкой медленно приближался к центральному входу.
   – Как ты ее узнал, герой?
   – Так мне ее Нечувилин описал во всех подробностях. Он же любит красивых женщин. А еще сказал, будто вы его вызывали в управление и даже ее фотографию показывали. Кстати. Стодолларовая бумажка у меня. Может, она из сейфа Храпова? Надо бы проверить.
   Метелкин умел фантазировать. Не зря же его книги пользовались большим спросом. Но с долларами он переборщил. Ему и при нем никто не говорил о фальшивках в сейфе, сам догадался, что ни один псих не будет хранить в офисе открытый сейф, полный денег. Купюру поднял с пола так, как видел это в кино. Тогда эпизод вызвал у него только смех, теперь он использовал тот же прием: приклеил жвачку на подошву, а потом наступил на купюру. Их там много валялось, Вика торопилась. Подделку определила Марта без вспомогательной техники, ей и взгляда хватило.
   Генерал не помнил мелочей, взял купюру у журналиста и кивнул.
   – Возместим. Но как эта стерва узнала, где лежит Храпов?! Загадка.
   Поднялись на лифте и зашли в палату. На полу с простреленным лбом лежал охранник, тот самый, что стоял перед дверьми офиса, а потом давал показания. У Храпова тоже черная дырка во лбу, в глазах застыл ужас.
   – Ну и баба! Уложить двоих? Да так точно! А почему он пропустил ее в палату? Он же видел ее раньше и знал, что она натворила в офисе. Почему?
   Ответа не последовало.
   – Это не единственный секрет, господин генерал, – заговорил лечащий врач, стоявший в сторонке. – Палата оборудована видеокамерой. Одной, к сожалению. У нас есть запись. За пару минут до появления убийцы сюда заходила другая женщина. На записи она видна только со спины, лицом к двери не поворачивалась. Но охранник ее знал. Да и вела она себя очень странно. Положила розу к ногам больного, будто тот был уже покойником. Звук у нас не записывается. К сожалению. Самое удивительное, что при ней больной вышел из комы и открыл глаза. Женщина странная, но, вероятно, из наших.
   – Почему вы так решили, если не видели ее лица? – спросил генерал.
   – Халатик по фигуре, завязан пояском. У нас девушки сами перешивают себе халаты. Те, что получают, носить нельзя – мешки. Женщина постояла у кровати и вернулась к двери, но не поворачивалась. Она знала о видеокамере над дверью. Буквально через две минуты зашла блондинка. На ней халат висел свободно. Она много оглядывалась, потом достала пистолет из сумочки и глушитель. Накрутила его на ствол и, не целясь, выстрелила. Пистолет убрать не успела, тут же вошел охранник. В него она стреляла от бедра. Оба выстрела произведены точно. Мгновенная смерть. Трупы обнаружила медсестра, она появилась здесь через полчаса, если судить по таймеру записи.
   – Сплошная мистика, – вздохнул Черногоров. – То она через вентиляционную трубу убегает, то превращается в невидимку. Я хочу видеть запись.
   Пока шел этот разговор, Метелкин успел сделать несколько снимков.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация