А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Без тормозов" (страница 20)

   4

   15 июня, 11 часов 08 минут
   Машина резко затормозила на светофоре, чем привлекла внимание автомобилистов, ждавших зеленого сигнала. Вика тоже глянула на сумасшедшего ездока, и у нее мороз по коже пробежал. За рулем сидела Марта, та самая колдунья, которую они ищут. Похоже, сама судьба подбрасывает нежданный подарок. Вика надела темные очки и отвернулась. Девчонка могла ее заметить. В сумочке у Вики лежал пистолет, один слабый хлопок, и проблема решена. Но Марта нужна им живой. Если у Гоши денег не нашли, значит, они у девчонки. Надо узнать место, где она прячется.
   Марта куда-то торопилась, преследовать ее было не так просто, выручали только пробки, недававшие простора для разгона. Они двигались в сторону центра и, наконец, Марта припарковалась у отеля «Балчуг». Того самого, где нашли труп повесившегося Аркашки. Выйдя из машины, направилась к центральному входу. Вика за ней. У регистрационной стойки клиентов обслуживали два портье. Тот, что помоложе, вроде бы ее ждал. Она незаметно достала зеркальце, посмотрела в него и увидела все, что делается за ее спиной.
   – Он ждет вас в триста шестнадцатом номере, – сказал портье.
   – Хорошо. А теперь глянь на дверь.
   В холл вошла брюнетка в темных очках.
   – Где и когда ты видел ее раньше?
   – У меня профессиональная память на лица. Вас-то я вспомнил сразу, когда вы пришли вчера.
   – Лишние слова. По существу.
   – Такую красотку трудно забыть, но мне что-то мешает.
   – Сними с нее очки и представь блондинкой.
   – Точно, – прозрел портье. – За нашей стойкой, у меня за спиной, находится дверь. Это отсек частных сейфов клиентов. В ту самую ночь она приходила со своим ключом. Я открыл ячейку своим ключом, она своим, там два замка. Я вышел. Минут через пять она появилась. С пустыми руками. Вероятно, что-то положила в сейф, но не брала. Потом вышла на улицу, а не вернулась в номер.
   – Какую ячейку ты ей открывал? – спросила Марта.
   – Этого я вспомнить не смогу. Их там около трехсот.
   – Если подойдет и спросит обо мне, назови пустой номер. Придет еще, скажешь, съехала.
   – Сделаем.
   Марта направилась к лифтам, а Вика присела в кресло и взяла журнал. К портье не стала подходить, не хотела, чтобы он ее узнал. Сегодня она выглядела очень ярко, ей предстояла встреча с банкирами. Оказалось, что в столичных банках очень дорогое обслуживание, и ей придется серьезно раскошелиться, учитывая, сколько у нее собралось денег. Борьба за снижение процентной ставки пока не дала результата.
   Марта поднялась на третий этаж, прошла по коридору и постучала в 316 номер. Три коротких стука.
   Дверь ей открыл Журавлев.
   – Неужели ты ее подцепила? – удивился Вадим.
   – Еще как. Сидит в холле, сторожит. Если она не подойдет к портье, значит, это ее работа.
   – Поначалу твое предложение показалось мне бредовым. Но пока я тебя здесь ждал, проделал небольшой эксперимент и заметил то, что пропустили криминалисты.
   – В своих выводах я не сомневалась, Дик, – уверенно заявила Марта. – Лазарь дал мне ксерокопию протокола осмотра. Первое. У Аркаши был сотовый телефон. Он мне с него звонил. При обыске его не нашли. Второе. В номере не обнаружили ключа от гостиничного сейфа, где Аркаша хранил деньги, которые вам проиграл. О сейфе Марецкий узнал, но почему-то не поинтересовался, куда делся ключ. Сейчас я показала Вику портье, он ее узнал. В ночь смерти Аркаши она была в Москве. Здесь, в отеле. Мало того, она заглядывала в его ячейку, но денег там не нашла. Опоздала на несколько часов, Аркаша уже увез деньги и проиграл их вам.
   – А теперь иди за мной, – улыбнулся Журавлев и провел девушку в ванную.
   – Здесь все номера стандартные. Такая же ванна стоит в номере, где жил Аркадий Витепаж.
   Дик взял в руки душевой шланг.
   – Он достаточно длинный. Чтобы на таком повеситься, его надо перекинуть через крюк в стене, вбитый на уровне моего роста.
   Журавлев прямо в ботинках залез в ванну.
   – Вот я его перекинул. Что дальше? Надо затянуть узел на шее. Не получится. Это не веревочка. Шланг гофрированный, сделан из пружинистой стали. Вот я затягиваю узел, петля получается слишком большой, пружинит. Голова через петлю проходит свободно, как если на таксу одеть ошейник кавказской овчарки. Я не повис, стою, как стоял. Чтобы повеситься, я должен повернуться лицом к крюку, тогда узел упрется мне в подбородок и я не выскользну из петли. И надо поджать ноги, чтобы повиснуть, а это требует огромной силы воли. Как только начнешь задыхаться, инстинкт самосохранения заставит вновь встать на ноги.
   – Нет. Аркаша на такие подвиги не способен, – покачала головой Марта. – Он слабак. Ну-ка, Дик, повернись лицом к крюку.
   Он повиновался. Девушка наклонилась над ванной, схватила его за щиколотки и рванула на себя. Журавлев повис. Она не выпускала его ног. Горло Вадима уперлось в шланг и давило на него всем весом тела. Журавлев захрипел, но ничего сделать не мог, хватка Марты оказалась железной.
   Она не долго издевалась над бывшим детективом и, в конце концов, отпустила его. Журавлев едва смог встать на ноги.
   – Отдышись, сыщик. Вот так Вика и поступила. Она помогла своему гражданскому мужу уйти на тот свет. Увидев несчастного с петлей на шее, тут же поняла, что он даже спьяну не доведет дело до конца.
   Дик, сняв петлю с шеи, сел на край ванны, держась за горло. А Марта продолжала ровным спокойным тоном.
   – Здесь в дверях до сих пор стоят обычные замки, открыть их не трудно, а я не уверена, что, войдя в номер, Аркадий заперся. Скорее всего, он позвонил Вике с мобильника по пьянке и сказал, где находится. Вика тут же выехала в Москву, ведь у него был целый миллион долларов. Выехала сразу, но все равно опоздала, Аркаша уже проиграл деньги, а она об этом не знала. Застав парня в ванной, воспользовалась удобным случаем и довела задуманное паникером до конца. Я думаю, даже свет в номере не включала, достаточно было проникавшего из ванной. В кармане брюк нашла ключ от сейфа и, возможно, телефон и тут же ушла. Не найдя денег в сейфе, возвращаться в номер не решилась, уехала обратно в Дубну, справедливо рассудив, что вряд ли Аркаша держал деньги в номере и при этом полез в петлю. И зачем ему в таком случае сейф? Мужика обокрали! Вот к какому выводу она пришла.
   – Безупречная логика, – согласился Журавлев. – Что дальше?
   – Дальше действуем по плану. Я еду в больницу. Вы с Метелкиным должны быть там до моего появления. Вика поедет за мной. Часок помотаю ее по городу, так что вы успеете. В лицо она вас не знает, спектакль разыграете прямо на ее глазах. Пусть все услышит собственными ушами. Первый стресс она уже получила, очутившись в отеле, в больнице получит еще дозу, и та станет решающей.
   Марта спустилась в холл, Вика ждала ее, загородившись журналом. Портье подал знак – женщина ко мне не подходила.

   5

   11 часов 42 минуты. Тот же день
   Обмен денег – дело пустяковое, но Гаврик соблюдал осторожность. Больше тысячи долларов в одном месте не менял. Ближайший обменник находился в переулке, недалеко от дома, где они квартировали. Место безлюдное, тихое. Гаврила осмотрелся и вошел в подъезд. Небольшой коридорчик, две железные двери, окошко с решеткой. Он улыбнулся:
   – Поменяй, очаровашка, – и положил в лоток десять долларовых сотен.
   Девушка пересчитала деньги, просветила их. Гаврила уловил некоторую растерянность кассирши.
   – Подождите секундочку, я схожу за рублями, – сказал она, закрыла окошко и скрылась за дверью.
   Тысяча долларов – не деньги, надо бы уносить ноги, но необходимо понять, что произошло, что смутило девчонку. Соображал Гаврила быстро. Тут же вышел из подъезда. Бежать нельзя, привлечешь внимание, – конец. Прямо над подъездом, метрах в двух с половиной, находился широкий козырек, абсолютно плоский. К тому же переулок пустовал.
   Гаврила ухватился за водосточную трубу и с поразительной ловкостью взобрался наверх и лег плашмя. Заметить его можно было только сверху, на другой стороне улицы не было домов, только длинный высокий кирпичный забор фабрики или завода. Гаврила затаился и слышал, как колотится его сердце.
   Сначала хлопнула дверь подъезда. Вероятно, девчонка выскочила следом. Резвая. За такое короткое время он не успел бы добежать до конца переулка, а проходных дворов тут нет. В следующую минуту возле подъезда завизжали тормоза, захлопали дверцы машины и послышались мужские голоса.
   – Ну что, где он?
   – Не знаю, – раздался знакомый девичий голос. – Наверное, на машине уехал.
   – Как вы опознали фальшивки?
   – Машинкой. Мы получили инструкции от банка. Все обменники предупреждены. Вот его купюры. Сделаны на совесть, невооруженным глазом ничего не заметишь. У нас они не пройдут, а на рынке вполне… Но раз этот мужик сбежал, значит, знал, что несет в обменник фальшивки.
   – Как он выглядел? – спросил другой мужской голос.
   – Неприметный тип, вот только пятнышко в его глазу я заметила. Карее пятно на сером зрачке. Никогда такого не видела.
   – Ладно. Будь начеку, красавица, мы доложим руководству. Фальшивки заберем. Если понадобишься, вызовем.
   – Лучше сами приезжайте. Я сейчас одна работаю. Сменщица в отпуске.
   Опять захлопали дверцы, зарычал мотор. Машина уехала, и дверь подъезда с грохотом закрылась.
   Гаврила продолжал лежать не двигаясь. Он не сомневался, что сумеет уйти незамеченным, тревожило другое. В партии, которую им передал Батон, фальшивок не было. Их обменивали более десятка раз, и никаких проблем не возникало. Фальшивки принесла Вика. С этой бабой они пропадут. Все несчастья она приносит на своем хвосте. Но и он свалял дурака, снял банковские ленточки и обвязал пачки резинками, так же как это сделал с деньгами Батона. Теперь все в одной куче, какие настоящие, а какие фальшивые, не разберешь.
   Земля под ногами горит. Пора смываться из Москвы, но как убедить Кирилла? Тупой упрямец! И куда бежать?
   Гаврила тихо взвыл, кусая сжатый кулак.

   6

   Тот же день. Полдень
   Марта зашла в больницу не с центрального входа, а через приемное отделение. Вика пошла следом и увидела в длинном коридоре удаляющуюся фигуру колдуньи, но уже в белом халате. С правой стороны был кабинет, дверь распахнута. На вешалке – халаты. Вика заглянула – никого. Она схватила один из халатов и пошла дальше, надевая его на ходу. Коридор вывел ее на площадку, где располагались лифты. Три шахты, и ни одного лифта внизу. По бегающим цифрам она определила, что все кабины поднимались наверх. Оставалось только ждать. Одна кабина остановилась на третьем этаже, вторая на пятом, третья на шестом. На какой уехала Марта, можно только гадать, и тут Вику осенило: девчонка никого в Москве не знает, к кому она может идти? К Гоше? Мужик спрыгнул со второго этажа и мог покалечиться. Во всяком случае, в первые дни он в Питер не уезжал, они три дня следили за Ленинградским вокзалом. Больница – удобное местечко, где можно переждать суматоху.
   Одна из кабин поехала вниз, на площадке появились двое мужчин в халатах. Они с ней поздоровались, Вика только кивнула и опустила голову.
   – Так вот, Захар, – говорил один из них, – отравление не критическое. Большая доза, но, думаю, он выйдет из комы сегодня или завтра. Мне этот следователь уже темечко прогрыз. Больной – единственный свидетель, от его показаний зависит вся их работа. Я хочу, чтобы ты на него глянул. Твоя специфика.
   – Ну хорошо, я, конечно, зайду, но только после смены. Как его угораздило целую ампулу проглотить?
   Подошла кабина лифта. Один мужчина нажал на кнопку третьего этажа, второй на кнопку пятого, Вика решила проехать выше.
   – Кто-то насильно запихнул ампулу ему в рот и сдавил челюсть. Покушение на убийство, иначе не скажешь, – продолжал врач.
   Кабина поплыла наверх.
   – Так ты загляни к нему. Пятьдесят шестая палата.
   – Реанимационная?
   – Ну да.
   Лифт остановился, первый врач вышел.
* * *
   Возле пятьдесят шестой палаты сидел крепкого телосложения мужчина в штатском. Марта подошла и положила руку ему на голову.
   – Сидеть. Меня здесь нет. Спи. Ты устал. Спать.
   Он откинулся на спинку стула, голова прислонилась к стене, глаза закрылись.
   Марта зашла в палату. На кровати лежал мужчина, аккуратно накрытый простыней. Слева стояла капельница. Девушка стала сосредоточенно смотреть на больного. Он открыл глаза. Взгляд становился все более осмысленным. Наконец, он узнал Марту. Его губы шевельнулись, но не издали ни звука.
   – Да, это я, Илья. Та, которую ты давно похоронил, как и своего шофера.
   Марта поднесла ладонь правой руки к его лицу. От большого пальца через всю ладонь к мизинцу шел глубокий шрам.
   – Когда Толик замахнулся на меня ножом, я ухватилась за лезвие и остановила удар. Развернув нож от себя, я направила лезвие в его сердце, после чего обняла мальчишку со всей силой. Нож поразил его, а не меня. Он умер, в момент моего поцелуя. Так я простилась с ним. Шрам на руке стал для меня вечной памятью о твоей безумной продажной любви. Ты даже не попрощался со мной, отправляя на смерть. Теперь я пришла проститься с тобой. Смерть идет за мной следом, она стала моей тенью. Пока ей не удалось меня одолеть. Прощай, Илья.
   Марта увидела, как из глаз Храпова потекли слезы, достала из-под халата темную розу и положила к его ногам. Затем повернулась и вышла.
* * *
   Вика спустилась на пятый этаж по лестнице. В коридоре замедлила шаг, вглядываясь в номера палат. То, что она слышала в лифте, могло касаться только Храпова. Почему ее план не сработал? Он не мог выжить после лошадиной дозы сильного препарата и с петлей на шее. Страшно подумать, что такой свидетель остался живым.
   Охранник спал на посту. Вика вошла в палату. Илья Львович лежал с открытыми глазами. Значит, пришел в себя и, значит, заговорит. Этого допустить нельзя. Она осмотрелась. Шланг от капельницы мог стать отличной удавкой, но сейчас не до фокусов. Вика достала пистолет и глушитель.
   В приоткрытую дверь дамского туалета Марта видела, как Вика зашла в палату. Быстро подойдя к охраннику, Марта тихо сказала:
   – Проснись! У тебя неприятности.
   Охранник вздрогнул и открыл глаза.
   Девушка быстро скрылась за поворотом коридора.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация