А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Без тормозов" (страница 16)

   Вика скрипнула зубами от злости, встала, подняла с пола галстук хозяина и, затянув узел на его шее, привязала свободный конец к узорному шпилю спинки кровати. Получился кошмарный висельник. На часах было четверть восьмого. Пришла она в офис чуть больше часа назад. Значит, их свидание в самом разгаре. Никому и в голову не придет беспокоить босса, когда он занят женщиной.
   Вика достала из сумочки фотоаппарат-мыльницу и сделала пару снимков покойника. Этого хватит. Быстро оделась и сняла наволочку с одной из подушек. Сначала бросила в нее свою сумочку, а потом, вернувшись в кабинет, набила пачками денег, не утруждая себя подсчетом. Ее рисованные губы шептали одни и те же слова: «Все идет хорошо! У меня все получится!» Ей мешали туфли на шпильках, но оставлять здесь ничего нельзя, кроме запаха, которого она не могла унести с собой.
   Что дальше? Нужна веревка. Пришлось сорвать штору и выдернуть шнур, на котором она крепилась. Пододвигать стул к окну, чтобы дотянуться до вентиляционной решетки нельзя, укажешь путь отступления. Неожиданно родилась идея. В ванной комнате имелась такая же отдушина. Вика встала на край ванны и сняла решетку, которая имела обычные защелкивающиеся крепления. Опустила решетку на пол и продела сквозь нее шнур. Сначала в пустую трубу полетела наволочка с деньгами. Потом в нее забралась и Вика. В ловкости ей отказать было нельзя. Проникнув внутрь жестянки квадратной формы, она втащила наверх решетку. Загородив отверстие, защелкнула шариковые замки и, развязав узел шнурка, втащила его в короб. Теперь за ней не осталось никаких следов.
   Вика лежала в длиной темной нише и отдыхала, но и сейчас не теряла времени, а ногтями сдирала воск с подушечек пальцев. В перчатках в гости не ходят, а оставлять свои отпечатки она не собиралась, тем более что они есть в дактилоскотеке. Поэтому накапала на пальцы расплавленный воск и долго растирала его. После такой процедуры кожа стала безупречно гладкой.
   Передышка закончена. Теперь вперед. Только вперед! Вика ловко, подобно змее, начала извиваться и медленно двигаться вперед. Тонкая жесть вентиляционного короба вибрировала под тяжестью и издавала булькающие глухие звуки. Небольшие участки пути освещались через решетки, если в кабинетах горел свет.
   Спальню она проползла быстро, но успела увидеть труп своей жертвы. В следующей за спальней комнате тоже горел свет. Вика замедлила ход. Идя к Храпову, возле дверей этого кабинета она не видела охранника. Подобравшись к решетке, заглянула. Шестеро мужиков в камуфляжной форме за столом молча играли в карты, возле стены стояли автоматы. Так вот почему Храпов ничего не боялся! Рядом, в соседней комнате, налетчиков ждала группа захвата. Значит, он решил пропустить «гостей» наверх и, возможно, отдать деньги, а потом всех перебить. Короткий участок пути занял очень много времени. Приходилось быть крайне осторожной. У этих ребят уши, как локаторы. Речь шла о ее жизни и смерти.
   Следующий отрезок был темным, Вика проскользила его быстро. Потом опять увидела световое пятно и вновь замедлила ход. На этот раз картинка показалась ей безобидной. Хозяин офиса пыхтел от страсти, тряся жирными телесами, голенькая горничная, оставшаяся в одних черных чулочках, ублажала прихоть очередного начальника. Ее тележка, наполненная бельем, стояла у двери. Эти были слишком заняты, чтобы услышать посторонний шум. Дальше Вика передвигалась быстро, толкая перед собой набитую деньгами наволочку. Два темных окошка и третье со слабым светом, будто в комнате горел ночник. Оказалась, это не комната, а шахта грузового лифта, единственный путь вниз.
   Кабина стояла несколькими этажами ниже. Стальные тросы, обросшие колючими волосками, слишком опасны для рук. Прыгать на крышу лифта нельзя, шум тут же услышат. Выход только один. Вика содрала с себя платье, разорвала его, лоскутами обмотала руки, потом взяла наволочку в зубы и попыталась дотянуться до троса. Шпильки пришлось оставить в трубе и держаться, уперев колени в дно короба, а пятки в потолок, чтобы удерживать равновесие. Она едва не упала вниз, но вовремя оттолкнулась и ухватилась за один из тросов. Такой трюк Вика выполняла впервые, а, как известно, первый блин получается комом. Тяжелый мешок вырвался из зубов и полетел вниз. Он ударился о крышку стоящего лифта, пачки денег высыпались. Теперь уж точно у нее не оставалось выбора. Крепко обхватив трос руками, Вика подтянула ноги, согнув их в коленях, и повисла, держась на руках. Спуск длился недолго, но тряпки на руках быстро протерлись, хотя и уберегли ладони от сильных повреждений.
   На крышу лифта Вика приземлилась тихо. В первую очередь она сняла лохмотья с рук и начала собирать деньги. Наволочка значительно похудела, часть пачек соскользнула и теперь покоится на дне шахты. Но и осталось не мало. К тому же халявные деньги не считают.
   На железных дверях стояла цифра семь. Это над ее головой. Значит, кабина на шестом этаже. Первая часть операции прошла успешно. Вика не хотела ничего планировать, действовала, подчиняясь интуиции. Экспромты ее нередко выручали. Чутье и инстинкты – вот что сейчас могло ее спасти.
   Двери лифта открылись. Вика затаилась. В кабине зажегся свет. Теперь она отчетливо увидела светящийся квадрат на крыше, словно его нарисовали фломастером. Это люк. Кабина дернулась и поползла вниз.
   Грузовой лифт полз медленно. Вика легла на крышу и приподняла люк. Он оказался очень легким и достаточно большим, чтобы в него пролезть. В кабине находилась горничная. То же черное шелковое платьице, белый фартук с кружевами и такой же кокетливый чепчик. Ног она сверху не видела. Рядом с девушкой стояла тележка, набитая бельем. На табло загорелась самая нижняя кнопка. Лифт остановился. Горничная открыла двери, выкатила тележку, но закрывать лифт не стала. Этаж, на котором она вышла, был плохо освещен. Охранников у лифта не видно, голосов не слышно. Вика могла различить лишь небольшой участок кафельного пола. В холле полы мраморные и там светло, скорее всего, здесь находятся подсобные помещения. Веяло теплом. Оставшись в одних трусиках, Вика мерзла в мрачной сырой шахте, но не решилась спрыгнуть вниз, дожидаясь, когда кабина совсем освободится. Время пока терпит.
   Девушка вернулась с пустой телегой, закрыла двери и нажала на кнопку с цифрой четырнадцать. Кабина дернулась и поползла вверх. На десятом этаже остановилась. Вика напряглась. Двери открылись. На площадке стояла такая же красотка с тележкой. Ее она видела в постели с толстяком.
   – Ты вниз? – спросила красотка.
   – Заезжай, Олеська. Я на четырнадцатый. Доедем вместе, потом вниз поедешь, – сказала первая девушка.
   Теперь их в кабине было двое.
   – Этот боров опять меня обхитрил, – возмущалась вошедшая. – Захожу в его бункер, темно. Думаю, слава богу. Только дверь закрыла, включается свет, этот жирный гусь стоит в одних трусах, готовенький, гад. А меня Горелов ждет на второй парковке.
   – Ему кабинета мало? – спросила вторая.
   – На дачу повезет. Сыночку прыщавому в подарок. Достиг половой зрелости, и папочка решил посвятить его в мужчины. Но Горелов хоть бабки платит, а эти козлы на халяву пользуются.
   – Не нам жаловаться, подружка. Платят прилично и тебя предупреждали, когда проходила кастинг. Я уже в этом году квартиру себе куплю, а два года назад в Херсоне бульбой торговала.
   Лифт остановился на четырнадцатом. Торговка из Херсона вышла, а обиженная боровом поехала вниз. Теперь Вика знала, что ей делать.
   Когда горничная с тележкой вышла, как и ее подруга, не закрыв дверь, Вика открыла люк и спрыгнула вниз с наволочкой в руках, выглянула наружу.
   Просматривались три полутемных коридора с дежурным освещением. Полы и стены из дешевого белого в разводах кафеля. Подсобный этаж. Здесь прачечная и другие службы. Рабочий день закончен, коридор напротив пуст, левый тоже, по правому шла девушка с тележкой. Вика побежала за ней. Та оглянулась, хотя босые ступни преступницы не создавали шума. Оглянулась – ей же хуже, раз ее видела. Вика сбила горничную с ног, оседлала и начала бить. Когда несчастная уже не могла сопротивляться, разъяренная налетчица остановилась.
   – Говори, лахудра, где выход?
   Едва дыша, девушка прошептала окровавленными губами:
   – Здесь нет выхода. Мы уходим через холл.
   – Где тебя ждет Горелов?
   – На второй парковке.
   – Какая у него машина?
   – Кофейная. Металлик. Джип…
   Она потеряла сознание. Вика стиснула зубы, приподняла голову девчонки, другой рукой уперлась в подбородок и сделала резкое движение. Хрустнули шейные позвонки, с головы девушки упал чепчик и черный парик с челкой.
   Минут пять ушло на переодевание. Вика стала горничной, раздетую девушку спрятала в тележке и завалила бельем. Туфли немного жали, но сейчас было не до мелочей. Вика взяла из стопки черный мешок для мусора, по дороге подняла огрызок трубы, а у лифта брошенную наволочку с деньгами. Ее она бросила в черный мешок, скрутила его и попыталась прикрыть им трубу. Войдя в лифт, она осмотрела кнопки. На нижней написано «подвал», выше значилась кнопка «парковка 3», потом два, один, дальше шел «холл», а выше цифры от единицы до двадцатого этажа. Вика закрыла двери и нажала на кнопку второй парковки. Когда лифт остановился, с опаской отрыла двери. Охрана отсутствовала. По обеим сторонам длинного коридора стояли машины. Освещение слабое. Девушку вполне можно спутать с Олесей. Вот только мешок с мусором неуместен… Кофейный джип сам дал о себе знать, мигнув фарами. Вика смело подошла к дверце водителя. Она опять рисковала. Стекла джипа были затонированны, сколько человек сидит в автомобиле, не известно. Но она знала, что надо сказать.
   Дверца открылась. Мужчина в дорогом костюме не мог быть шофером.
   – И что это значит? – спросил он, приподняв брови.
   Немолодой, но и не старый, лысый, но симпатичный, а золотые часы на руке говорили об остальном.
   – Олесю захомутал большой босс, до утра бедняжке придется кувыркаться. Чем я хуже? Немного постарше, но и опыта больше. Твой мальчик завизжит от восторга.
   Вика задрала юбку. Ей было чем хвастать.
   – Так и поедешь? – спросил он, осмотрев ножки.
   – Наша униформа очень возбуждает. Свое барахлишко я в мешок бросила, могу и переодеться.
   – Ты права. Так лучше.
   – Тогда я сяду назад, а то на выезде сочтут, что я украла фартучек.
   Хозяин хихикнул. Вика села на заднее сиденье, и машина тронулась. Когда на выезде из парковки появились охранники, она пригнулась, у ворот сделала то же самое. Когда выехали с территории, сказала:
   – Олеська говорила, ты чаевых не жалеешь.
   – Хорошая работа должна хорошо оплачиваться. Я не жлоб.
   – Это приятно.
   Они отъехали на несколько кварталов, и девушка попросила притормозить.
   – Я водички себе куплю. Глотка сохнет.
   Джип остановился. Вика трижды ударила Горелова огрызком трубы по черепу. Лысина побагровела. Девушка сунула в пакет чепчик, фартук и парик, трубу выбрасывать не стала. На ней ее отпечатки. Стала ловить такси. Сразу притормозил левак. Открыв окошко, спросил:
   – Сколько?
   – Сто баксов. Я тебе, а не ты мне. Домой еду, спать.
   Водитель согласился.
* * *
   Когда стрелки часов показали десять, Марта набрала номер. Ответил мужской голос. Она сказала:
   – Проверьте офис тысяча семь. Если что-то не так, звоните дежурному по городу. Ни к чему не прикасайтесь. – И отключилась.
   Ее машина стояла у ворот здания. Рядом с ней сидел Метелкин с фотоаппаратом. Они ждали уже четыре часа.
   – Я все же не верю, что эта баба решилась прибить кого-то в таком бастионе. Убить, конечно, кого угодно можно, но уйти чистеньким, не реально. Ее возьмут. Ты же видела, эта стерва не выезжала.
   – А мне показалось, что она выехала. Я ее почувствовала. Она ушла. Мне просто хочется убедиться. Надо же понимать, на что способен противник. Недаром шахматисты изучают все партии своих будущих соперников.
   – Но ее машина на стоянке, даже отсюда видно, – настаивал Метелкин.
   – Это не ее машина, Женя. Она ее угнала сегодня днем от Малого театра. Такие девушки не оставляют следов. Она не была уверена, что уедет на той же машине, на которой приехала. Меня другое беспокоит. Что-то у нее не получилось. Если бы Илья Храпов умер, я бы об этом знала.
   Марта приподняла с колен белую накрахмаленную салфетку.
   – Ею он вытирал губы в ресторане. На ней отпечаталась его карма, я ее чувствую. В случае смерти карма сгорает, улетучивается вместе с духом. Целью Вики в первую очередь были деньги, а убийство потом. Свидетели ей не нужны. Лазарь сказал, что Батон должен был Храпову больше трехсот тысяч долларов. Он мог с ним расплатиться выигрышем, а значит, деньги Аркадия попали в руки Храпова.
   – Они идиоты. Зураб отдал деньги, что еще им надо? Убивать такую акулу, как Храпов, значит попасть под пресс. Всю Московскую полицию поднимут на дыбы. А им это надо?
   Марта покачала головой:
   – Эти люди, если выбирают путь, то идут до конца. Законы цивилизации не для них. Ты должен подняться наверх и проверить, что там. Менты тебя пропустят, ты же у них как свой. Только бы аппарат не забрали. Мне нужны снимки.
   – Аппарат не заберут, флешку вынут. Я успею снять все важное и тут же сменю флешку на новую. Ее пусть забирают. Я не могу понять, зачем она засветилась? Такую увидишь, уже не забудешь. Дамочка яркая.
   – Одной внешности мало. Она не москвичка, ее имя никому не известно. К тому же у банды есть деньги. Если я не могу их вычислить, то сыщики тем более. Банда еще немало прольет крови, пока до нее доберутся. И уж, конечно, лучше будет нам первыми до них добраться. Но мы не в теме, господин бывший частный детектив. Дикари непредсказуемы. Главное, они убирают всех, кто их видел. Так погиб безвинный художник, а он лишь раз встретил их на лестнице. Этого оказалось достаточно, чтобы уйти на тот свет.
   К воротам подъехали полицейские машины, из них вышли несколько офицеров и остановились перед шлагбаумом.
   – Черт! – воскликнул Метелкин. – Это же генерал Черногоров. Он мне премию вручал.
   – Иди Женька! Фортуна на твоей стороне.
   Метелкин выскочил из машины.
   – Здравия желаю, товарищ генерал.
   Высокий статный Черногоров даже вздрогнул. Оглянувшись, узнал Метелкина.
   – Пострел везде успел. С неба свалился?
   – Так точно. У меня же свои каналы, Владимир Николаевич. Вторым быть не привык. Вручая мне премию, вы же сами назвали меня первым, а главное, достоверным. Позвольте с вами?
   – Ладно, позволяю. Но без моей отмашки ни строчки в газетах. У тебя минут пять будет. Как только следователь прокуратуры появится, аппарат спрячешь. За одного из моих ребят сойдешь.
   Первыми в дом побежали врачи и эксперты. Черногоров шел вальяжно, рядом семенил Метелкин.
   – А что же вы, Владимир Николаич, Марецкого с собой не прихватили?
   – Такими делами, Женя, занимается ФСБ. Степана в момент выставят за дверь. Меня труднее. Случаи с висельниками нас интересуют в первую очередь. Эпидемия в городе. Я взял с собой лучшего криминалиста и врача из управления. Они-то настоящие генералы в своем деле, комитетчики слабоваты в этих вопросах. Должной практики нет. Им только шахматные задачки решать, а не убийц искать.
   Они зашли в холл, где генерала встретил начальник охраны объекта.
   – Ну, докладывай, Нечувилин, – разглядывая типа в смокинге, усмехнулся генерал. – Из полковников в лакеи. Это на тебя похоже. Деньги есть деньги, за что и лишился погон. Что тут у вас?
   – В шесть вечера к Храпову Илье Львовичу пришла женщина. Паспорт не предъявляла. Илья Львович предупредил нас о ней, велел пропустить. Описать ее трудно. Возраст чуть больше тридцати. Вздернутый носик, красивые губки, ямочки на щеках. Черты лица стандартной поп-звезды, а они все на одно лицо. Тем более что сейчас носят парики и цветные линзы.
   – Кто еще приходил?
   – Никто. У нас строго. Но Храпов кого-то ждал. Он привел с собой омоновцев с оружием и спрятал их в соседнем кабинете. Велел всех к нему пропускать без лишних вопросов. Но больше никто не пришел. Что самое удивительное, женщина не выходила из его кабинета, но ее там нет, а Храпов лежит в постели с петлей на шее.
   – Ладно. Пойдем глянем. А ты, Нечувилин, останься здесь. Приедет следователь из прокуратуры, просигналь.
   – Понял, товарищ генерал.
   Поднялись на десятый этаж. Оперативники толкались в коридоре. Пока эксперты не снимут отпечатков, никого не пускали. Метелкин шел рядом с генералом, как приклеенный. Шаг в сторону – и его отметут. Он знал, как себя вести.
   Первым впустили Черногорова, следом Метелкина и старшего опера. Врач провел их в спальню.
   На постели полулежал голый мужик лет пятидесяти, петля галстука, на котором он был подвешен к спинке кровати, упиралась ему в подбородок, а не в шею.
   – Он жив, – доложил медэксперт. – Я вызвал скорую из пятой инфекционной больницы. Там лучшие специалисты по части отравления. Пульс слабый, но стабильный. Убить его пыталась женщина. На теле обнаружена сперма. Ампулу положили ему в рот, и он ее разгрыз. Содержимое мы пока не знаем, но яд не подействовал. Это первый просчет убийцы. Вторым оказался галстук. Узел неграмотный. Галстук из чистого шелка, ткань скользкая, и под тяжестью головы узел не затягивался, а расслаблялся, пока не съехал на подбородок, где и застрял. Он наш единственный и главный свидетель. Я сделал ему пару уколов, остальное – дело удачи врачей. Он может впасть в кому, и надолго.
   Метелкин сделал несколько снимков и вместе с генералом вернулся в кабинет.
   – Что скажешь, Тимофей? – обратился он к криминалисту, осматривающему бокалы.
   – Пятна от воска вместо отпечатков. Проверенный способ не оставлять пальчиков. Она пила вино, а он виски. Все сводится к тому, что Храпов пригласил дамочку для развлечения. В постели она его нейтрализовала. Сейф простенький. Ключи торчат в замке. Достала их из его кармана и открыла сейф. Тут даже сигнализации нет. Взяла столько, сколько могла унести. Деньги в наволочку запихнула. Миллион или больше. В сейфе еще парочка миллионов осталась. Это на глаз.
   – Она не выходила из кабинета, – раздался зычный голос от двери.
   Генерал оглянулся.
   – Я личный телохранитель господина Храпова. Эту женщину он ждал. Ранее он дважды встречался с ней в ресторане. Нам он о своей личной жизни ничего не рассказывает, но женщин у него много. Мы не придали ее появлению особого значения. Тем более что ей назначено свидание. Сигнальная кнопка находится в правом ящике стола. Сам человек выйти из кабинета не может. Дверь открываю я снаружи с помощью кода. А сейф у хозяина всегда открыт, он любит шокировать гостей. Вынести деньги из кабинета невозможно, хозяин нажмет кнопку дважды, если гость поведет себя неадекватно. Мы его быстро скрутим. Никто и никогда на деньги не покушался. Сюда люди приходят думающие, умеющие оценить ситуацию.
   – Куда же дамочка девалась? Испарилась? – возмутился генерал. – Тут даже на десятом этаже решетки на окнах.
   – Я нашел, – крикнул старший опер из ванной. – Идите сюда.
   Он стоял на краю темно-зеленого джакузи и рассматривал вентиляционную решетку.
   Метелкин продолжал снимать.
   – На ней пыли нет в нескольких местах. И крепится она на шариковые замки-защелки.
   Он взялся за решетку и с легкостью снял ее.
   – Вот вам путь на свободу.
   – Этот путь в никуда, – ответил телохранитель. – У этой трубы нет связи с другими этажами. Она опоясывает весь этаж. Дыра в стене с одной стороны засасывает воздух, с другой стороны выдувает его на улицу. Там стоят мощные вентиляторы, такие ногой не вышибешь. Отрубит. А лезть в другой кабинет смысла нет, все равно попадешь в коридор. Без пропуска в лифт не пустят, на лестничной клетке тоже охрана. Бесполезная затея.
   – А где омоновцы? – спросил генерал.
   – Как вам позвонили, они тут же ретировались. Работа же нелегальная, по найму, чего ж им светиться.
   – Кого же ждал твой хозяин с вооруженными людьми?
   – Без понятия. Я лишь контролер. Кого велит впустить, того впущу, если нет, через меня не перепрыгнешь.
   – Это уж точно.
   – Позвольте посмотреть лаз, товарищ генерал, – не слезая с ванной, сказал оперативник. – Следы по-любому остались. А вы идите по кабинетам в обратную сторону. Я буду держать с вами связь через решетки. Просто другого пути у женщины не было. Может, она до сих пор в трубе сидит. Это же капкан. С оружием пройти сюда невозможно, так что бояться мне нечего.
   Генерал кивнул:
   – Полезай.
* * *
   На конспиративной квартире Метелкин появился только утром. Из дома он уехал часов в пять на генеральской машине, Марта отправилась к Журавлеву.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация