А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Без тормозов" (страница 14)

   3

   13 июня, 13 часов 43 минуты
   Боженька или бес водит Марту за руку, она этого не знала. Бесцельно катясь по городу, думала об этой женщине. Руки крутили руль, ноги давили на педали, машина останавливалась на светофоре, потом двигалась дальше. В какой-то момент девушка будто очнулась и повернула голову. Рядом притормаживала серебристая иномарка, за рулем сидела Вика. Вот оно! Марта пропустила ее вперед и поехала следом.
   Вика приехала в один из самых дорогих ресторанов. На прием к Марте она приходила в черном платье, Марта принимала ее в белом. Сегодня они поменялись цветами. Марта надела парик, темные очки, косынку.
   В просторном зале народу было мало, здесь обедали деловые люди, совмещая приятное с полезным. Мраморные колонны служили хорошим прикрытием для столиков, за которыми порой совершались крупные сделки. Марта устроилась за одной из колонн. Она видела Вику, а та не могла ее заметить. Мужчина, к которому подошла Вика, ел солянку с аппетитом оголодавшего. Он даже головы не поднял, небрежно указав на соседний стул рукой, в которой держал хлеб.
   У Марты кольнуло сердце. Она узнала этого человека, точнее сказать, очень хорошо знала. Лучше, чем ей хотелось бы. Неужели мир настолько тесен!
   Вика снова разыгрывала из себя убитую горем мать.
   – Илья Львович, мне не возвращают ребенка, требуют денег. Уверены, что какой-то Батон отдал вам их наличные. Пока я им не верну всю сумму, своего ребенка не увижу. Мне страшно. Пощадите меня.
   Храпов отодвинул тарелку, уперся локтями в стол и принялся изучать собеседницу.
   – Как тебя зовут?
   – Виктория.
   – Ты красивая женщина, Вика. На что ты способна ради своего ребенка?
   – На все.
   – Моя очередная секретарша забеременела, и я ее уволил. Займешь ее место. Мое желание для тебя закон. Работа ненормированная.
   – Я уже не забеременею.
   – Это радует. Сколько тебе лет?
   – Тридцать четыре.
   – Ну года три будешь еще в соку, а там посмотрим. Значит так. Скажи этим хамам, чтобы привели ребенка ко мне. Я открою сейф, пусть забирают, сколько унесут. Если они такие крутые, то почему бабу подсылают, да еще ребенком ее шантажируют. Пусть придут и убедят меня в том, что я им должен. Я предлагаю обмен. Вот мой адрес.
   Храпов порылся в карманах и не нашел визиток.
   – В машине остались. Не важно.
   Он взял бумажную салфетку, написал адрес и протянул женщине.
   – Я буду в офисе с шести вечера допоздна. Пусть сами выберут подходящее время. Ты тоже приходи, но одна. Тебя пропустят, я предупрежу. А этих козлов встретят по достоинству. Мои ребята профессионалы, с ребенком ничего не случится. Деньги я отдам. Все честно. Но унесут ли они их? Мой офис на десятом этаже, здание обнесено забором. Крыша недоступна, лифты и лестницы под надзором. Если они настоящие мужики, то рискнут. А нет, я их сам найду.
   – Они рискнут. Вы знаете, что они Батона на дереве повесили? – дрожащим голосом проговорила Вика.
   – Слыхал. Туда ему и дорога. Одним должником меньше. Знаешь, сколько их? Все. Должник – это человек, который находится в зависимости, значит, он твой раб. А деньги – дело наживное.
   Храпов вытер губы салфеткой, бросил ее и ушел, не прощаясь.
   Вика осталась за столиком. Ее охватило беспокойство. Подряжать на такое дело Кирилла она не собиралась. Его интересовали только должники, а Батон свой долг вернул. К тому же он ей сказал: «Если тебя тревожит Храпов, сама им и занимайся». Если она не докажет свою нужность партнерам, они ее бросят. Теперь, когда у них появились деньги, им ничего не стоит сделать себе настоящие паспорта, чтобы выйти из укрытия. Но без посторонней помощи ей с такой работой не справиться. Денег у нее хватит, подставных лохов можно нанять. Но для начала нужен план. Только у Гаврилы мозги заточены под аферы такого уровня. Девять сберкасс обчистил играючи. Но он первый, кто хочет от нее избавиться. Похоже, чутье его никогда не подводит. Сейчас ее удерживает в команде только постель. Она умеет доставлять мужчинам удовольствие. Кирилл не исключение, но постели мало. Нужен поступок.
   Когда Вика ушла, к опустевшему столику подошла Марта. Заметив на скатерти выдавленный шариковой ручкой след, приложила ладонь, закрыла глаза и прочитала: «Каляевская улица, дом девять, десятый этаж, офис 1007. С шести вечера, сегодня».
   Марта незаметно прихватила брошенную Храповым салфетку и тоже ушла. Машины Вики уже не было, но теперь известно, где можно ее найти вечером. Оставался один вопрос – что их связывает – Вику и Храпова. Если она решила использовать Илью, то это обречено на провал.

   4

   16 часов 10 минут. Тот же день
   Ничего у Марецкого не получалось. Третий объект, и тот же ответ: «Был и уехал». Настиг Курбахина подполковник только на его даче. Охраны больше, чем в Кремле. Удостоверение до дыр измусолили, но все же он пробился к полоумному олигарху. Предупрежденный Курбахин уже подготовил ответы на все вопросы, бегать от подполковника с Петровки себе дороже. Вызовут повесткой или силой привезут. Вот тогда и день потеряешь, и нервы истреплешь.
   Он вышел навстречу гостю.
   – Теперь сами видите, как это деньги зарабатываются. Сутки на пролет точно белка в колесе. Как вас по батюшке?
   – Степан Яковлевич.
   – Присаживайтесь, Степан Яковлевич. – Он подвел Марецкого к кожаному креслу. – Чем могу быть полезен?
   – Вам принадлежат две квартиры в особняке Рябушинского в центре города. Как вы их получили?
   – Принимал активное участие в реставрации памятника культуры и получил право на аренду сроком на сорок девять лет со скидкой в тридцать процентов. Все на законных основаниях.
   – И как вы используете эти помещения?
   – Лично я этими вопросами не занимаюсь, это обязанность моего менеджера. Сейчас он в отпуске. Знаю, что обычно они сдавались под офис.
   Марецкий покачал головой:
   – Нет, Лазарь Давидович, так у нас с вами разговора не получится. Никаких офисов там отродясь не было. В последнее время квартиры сдавались под платные бильярдные. Их прикрыли после жалоб художников на круглосуточный бардак. Сейчас там проживают артисты, выдающие себя за магов и волшебников. Одного из них вы хорошо знаете, это некий Георгий Васильевич Градский. Он приехал из Липецка. На вокзале его встретил Батон. Проводница его по фотографии опознала. Он и есть ваш менеджер?
   – Вот подлец! Я всегда ему не доверял. Бильярдную в доме устроил, а мне всегда врал. Пользовался тем, что я занятой человек и не могу его проверить.
   – Ну да. На Батона теперь все валить можно, его же повесили, и вы об этом знаете. Теперь ждете своей очереди? Охрана нанята вами за день до смерти Зураба Вахтанговича Кергидзе. Кого же вы так испугались? До этого обходились охранником и шофером в одном лице.
   – Я ничего не знаю о темных делишках Батона. Я честный человек.
   – Батон делал черную работу по вашим схемам, – продолжал наступать Марецкий.
   – Извините, Степан Яковлевич, но вы правы, в таком тоне у нас разговор не получится. Я продолжу беседу с вами в присутствии своего адвоката.
   – Не поможет, – Марецкий вынул из кармана записную книжку. – Это бухгалтерия Батона, нашли в подвале, где он обитал последние дни. Подвал показали дворники после того, как увидели в новостях труп Батона, вынутого из петли. Пару интересных моментов зачитаю. Вот один из них. – Марецкий открыл блокнот. – «Разделали лоха подчистую! Сняли пять штук зеленых. Лася взял себе больше всех, как всегда. Гнида!» Запись вторая: «Сегодня я сидел за видеомониторами. Клиент сложный, на таких Вадика приглашают. У того руки золотые, без камер может работать. Бабки сорвали бешеные! И опять Лазарь хапнул больше всех. Но он принес “вступительные”, для раскрутки». – Марецкий захлопнул книжку. – Настоящим лохом был Батон. Он не только себя – и вас сдал с потрохами. Ну что, Лазарь Давидович, вам еще нужен адвокат? Думаю, что он бесполезен. Я насчитал тридцать эпизодов, где указаны конкретные имена и суммы. Сейчас мои люди делают обыск на фирме «Топаз», принадлежащей вам. И опять Батон прокололся – адресок подсказал. Общий выигрыш по тридцати эпизодам составил сто девять тысяч долларов. Если камеры или следы от них найдут, вам вменят мошенничество в особо крупных масштабах. Лучший вариант при ваших связях и адвокатах – пять лет строгача. Вариант второй. Чистосердечное признание без протокола. Моя задача найти маньяка, а не сажать аферистов. Георгий Градский исчез. Если он принимал участие в игре, то, значит, тоже где-то висит.
   Лазарь долго кусал нижнюю губу, потом тихо заговорил:
   – Ничего с ним пока не случилось. Он сбежал. Я с Мартой разговаривал. Она вернулась домой, а там окно разбито, капли крови на полу и тайник открыт. В нем Гоша свой портфель с бабками держал. Дураку чудом повезло.
   – Значит, вы обыграли Аркадия Витепажа?
   – Да кто знал его фамилию. Аркашка, он и есть Аркашка. Миллион с него сняли. А этот придурок взял и повесился.
   – И этот «спец» Вадик в игре участвовал?
   – Без него мы не смогли бы выиграть. Аркашка не лох, а опытный игрок со своим почерком, крапленую колоду ему не подсунешь. А Дик сидит на мели. К тому же он любит сложности. Каждый раз должен сам себе доказывать, что он лучший.
   – Дик?
   – Вадим Сергеевич Журавлев. Бывший следователь, потом вор, потом частный сыщик и везде первый. Уникальный тип. Уж его-то ни один маньяк не достанет.
   Марецкий потерял дар речи. Дик Журавлев был его приятелем со школьной скамьи, один институт заканчивали. Опять вляпался. Значит, Метелкин по его приказу следил за Батоном.
   – У вас есть выходы на Журавлева?
   Лазарь отрицательно покачал головой. Он считал, что менты – сонные мухи, а Дик – человек дела. Если Марта сумела его убедить, то вся надежда только на него.
   Марецкий не поверил Лазарю. Черт с ним. Если Вадим залег на дно, искать бесполезно, сам выплывет, когда ему понадобится.
   – Какое отношение к этой истории имеет Константин Судаков? Его не вешали, а топором зарубили.
   – Бандиты дали срок деньги достать, а Батон решил их перехитрить. Сказал, что найдет деньги, но они принадлежат Судакову, уберете его, отдам все. И просчитался.
   – Сколько их?
   – Не знаю. Вроде двое, потом еще баба появилась, а там, может, и еще кто есть. Главное в другом. Батон отдал им полмиллиона. Теперь они с деньгами. Учитывая ловкость и дерзость, с которой они работают, а теперь еще и с кучей бабок, можно представить, какие у них возможности.
   – Где Марта? – спросил Марецкий.
   – Не знаю. Я с ней по телефону разговаривал. Ее тоже ищут. Похоже, выигрыш у нее, а не у Гоши.
   – Значит, бандиты заходили к ним. Гоша сумел сбежать, но кто-то мог их видеть.
   Лазарь догадался, что мент прощупывает его связи. Ему уже доложили о гибели художника, но он не собирался себя выдавать.
   – Да кто же их мог видеть? Марта сказала, что Гоша бежал днем, а днем художники там не бывают.
   – Суть мне понятна. Облаву у вас нет смысла устраивать, – пожал плечами Марецкий. – Вряд ли бандиты попрут с топорами на полк вашей охраны. Журавлев, Марта и Гоша прячутся. Попробую их найти, но ни одной зацепки. Хожу по кругу и собираю трупы.
   – Ничем не могу помочь, – развел руками Курбахин.
   И все же из того, что узнал Марецкий, кое-что начало вырисовываться. Стало ясно, что Гоша бежал не от Марты, а от уголовников, а они знают всех участников игры. Рано или поздно подберутся к каждому. С их-то талантами.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация