А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Без тормозов" (страница 12)

   – Узнать об их планах. Если не опередить их на полшага, они займут лучшие позиции для атаки.
   – Ты знаешь, где их гнездо? – спросил Журавлев уже серьезным тоном. Его ухмылочку словно губкой стерли.
   – Я общалась с Викой десять минут, этого мне достаточно. Гробовым холодом от нее веяло. Но я плохо ориентируюсь в аферах. Постарайся представить себя на ее месте. Двое опытных урок хотят вернуть миллион долларов. Для чего? В России они покоя для себя не найдут, им нужно уходить за кордон. А там своих баб хватает. Вика не мечтательница, а расчетливая здравомыслящая женщина. Она поможет им собрать деньги, но потом перехватит добычу, а уркаганов сдаст. Или, скорее, уничтожит. Простым планом здесь не обойтись, не со шпаной имеет дело. Двое урок сумели не только бежать из глухой тайги, но и до Москвы добраться живыми и невредимыми. Ни один опытный кум из зоны в такое не поверит. Мало того. Я предупредила одну бабенку о гибели ее мужа. Тот готовился, поверил в мои пророчества. Высоченные заборы, колючая проволока под током, окна с решетками. Четверо до зубов вооруженных охранников готовы к встрече гостя. И что? Все живы-здоровы, а хозяин с топором в черепе и пистолетом в руках. Убийцу даже никто не видел.
   – Почему они…
   – И ты, и Лазарь слышали рассказ Батона. Это он хотел устроить бандитам западню. Устроил. Этот, – Марта постучала длинным ногтем по портрету, – свое слово держит. Он выполнил предсмертное обещание Батону, убрав Судакова, хотя мог бы этого не делать. Выполнил, а потом повесил и самого Батона. Вика знает, с кем имеет дело. Ну? И как таких развести на миллион баксов?
   – Да… Задачка. С твоей мордашкой иметь такую голову… Сложное сочетание. В природе замечается очень редко. Тебя пора занести в Красную книгу, как снежного барса.
   – Лучший комплимент в моей жизни, а то я только про свою мордашку и ножки слышу. От самой себя тошнит.
   – Ладно. На сегодня с меня информации с избытком. Думать буду, когда переварю. А сейчас давай выпьем. К тому же я есть хочу и у нас жаркое стынет.
   – Значит, союз? – спросила Марта.
   – В тебе что-то есть, чего во мне не хватает.
   Они принялись за ужин. Лазарь ошибался, предрекая бесполезность их встречи.

   Глава III

   1

   01 час ночи, 12 июня
   Полиция еще с такими случаями не сталкивалась. Человек убит стрелой, пущенной из лука или арбалета. Влететь стрела могла только в окно. Прикинули расстояние, ракурс, траекторию полета.
   – У меня нет слов, – пожал плечами криминалист Несемейный.
   Труп унесли, а гостей отправили в соседнюю мастерскую. Удивительно, но художники продолжали пьянствовать, будто ничего не произошло. Похоже, они попросту не понимали, что произошло.
   Марецкий нашел среди гостей одного относительно трезвого. Им оказался бородатый, с приличной стрижкой мужик, по возрасту вроде бы самый старший. Во всяком случае, выглядел он лет на шестьдесят.
   – Я подполковник Марецкий. Вы давно знали Лукьянова?
   – Да я всех знаю сто лет. Все они начинали с моей студии.
   – И вы никого не подозреваете в злодеянии?
   – Всех. Ромка был самым успешным. У него, – он глянул на часы, – уже сегодня открывается персональная выставка на Кузнецком Мосту. Никто другой такого уровня еще не достиг. Артисты, художники, композиторы – самые завистливые люди. Все они гении. Очень честолюбивый народ, каждый в душе Сальери. Но это теоретически. Черная зависть не может ни одного из этих трусов заставить подойти к живому человеку и воткнуть ему в горло стрелу. Извращение. Поговорите вон с той дамой, – он указал на высокую тощую брюнетку с длинным мундштуком в руке. – Она давно обхаживает Ромку, но они просто спят вместе. Кстати, вдова другого художника, и тоже погибшего. На доставшееся ей наследство может жить припеваючи до конца жизни. Зовут ее Этери.
   Эта самая Этери походила на холодную медузу. Складывалось впечатление, что на ее лице нет мышц, такое оно было гладкое и неподвижное.
   – Я Марецкий из уголовного розыска.
   – Уже догадалась, что не из Третьяковской галереи.
   – Вы можете прокомментировать смерть вашего друга?
   – Нет. Здесь такого фантазера вы не найдете. Все свои фантазии они выплескивают на полотно. Рома был влюблен в последнее время. На втором этаже две квартиры заняли какие-то пришельцы из космоса. Толстяк с безумными глазами, подпорченными базедкой, и сумасшедшая кукла, считающая себя предсказательницей.
   Лет двадцати трех. Как натурщица она идеальна. Но Рома влюбился. Он поджидал ее на улице, лишь бы поздороваться с ней. Она его приворожила, тут нет сомнений. Так что слухи о колдунье имеют под собой основание. В последний месяц мы практически не виделись. Ему не до меня было. Поговорите с этой птичкой со второго этажа. Они обе квартиры занимают. Вот только кто их заселил сюда? У дома есть собственник. Большего сказать я вам не могу.
   – Хорошо. И на том спасибо.
   Марецкий вернулся в мастерскую, где произошло несчастье.
   – А где капитан Сквознов? – оглядев сотрудников, спросил подполковник.
   – Вы же дали ему задание, Степан Яковлевич. Найти девушку-экстрасенса и узнать о ней как можно больше, – сказал лейтенант Добрушин. – Я не очень верю в успех его миссии, но он парень настырный: пока не выполнит задание, не успокоится.
   – Мы в том самом доме, где живет эта дамочка. Стоит нам спуститься на этаж ниже. Надо выяснить, кому принадлежит этот дом. Что показал осмотр территории?
   – На балкон можно подняться по пожарной лестнице. Цель как на ладони. А вот со следами проблема. Пол балкона – обычная решетка. Трава во дворе скошена подчистую. Выход через калитку с навесным замком, в нем торчит ключ. Забыли, что ли. Другими словами, входи кто хочешь. Сейчас с замком возится Несемейный, там есть отпечатки.
   – Идем познакомимся с соседями со второго этажа. Думаю, в такое время мы их застанем.
   Но не тут-то было. Соседи, судя по всему, сбежали. Даже двери не закрыли. Женских вещей не оказалось, мужские лежали в чемодане. На столике в предбаннике жилой квартиры осталась пачка рекламных буклетов.
   – Один из таких бросили в почтовый ящик Константина Судакова. Соседям ничего похожего на глаза не попадалось, – сказал Добрушин. – Я всех опросил. Этот листок отвезли за город специально. Помешанная на мистике жена Судакова Ирина приезжала сюда. Марта нагадала ей гибель мужа. И точно, его прихлопнули через сутки. Эта же ворожея сидела в баре отеля с Аркадием и даже ночевала у него, а через два дня он повесился. Теперь вот художник погиб. Ладно висельник – понятное дело. Но Судакова убили топором. Метнули в него томагавк с трех метров, и череп пополам. В Лукьянова выстрелили из лука. Как говорит Несемейный, стрела сделана вручную из бука. Дерево очень жесткое, прочное. В детстве я видел, как из буковых болванок шахматные фигуры на токарном станке делают, так что наконечники – не проблема. А вот где стрелок взял для оперения перья диких фазанов? У чучел повыдергивал в зоологическом музее?
   – Неплохая мысль, возьми на заметку.
   Марецкий взял пиджак, огромный, не меньше пятьдесят шестого размера. Вынул из кармана бумажник.
   – Денег нет. Но, кажется, есть более ценные вещи. Визитка некоего Лазаря Курбахина и визитка Зураба Кергидзе – еще одного висельника. Два железнодорожных билета. Ага! Наша парочка приехала в Москву из Липецка десять дней назад. Не успели приехать, как отхватили хоромы в центре города и бизнес наладили. Тут еще паспорт остался. Видать, очень торопился. Итак, мы имеем дело с Георгием Васильевичем Градским. Шестьдесят лет. Серьезный дяденька.
   – А как вам такая идея, Степан Яковлевич. Бежала только Марта, поэтому и нет ее вещичек. У Градского таких планов не было. Он даже паспорт не взял. А куда человеку без паспорта? Билет на поезд даже не купишь. Может, Марта оставила его где-нибудь в лесу, болтающимся на суку или со стрелой в горле, а то и с топором в черепе. Не может человек знать, как и где кто-то умрет завтра, если сам не собирается убить.
   Марецкий промолчал. Может, мальчик и прав. Во всех случаях прослеживается связь Марты с убитыми, начиная с Витепажа. И наконец, зачем ей убегать, если она ни в чем не виновата. Ее спугнул приход Сквознова. Она его тоже заворожила своими чарами, и он ушел несолоно хлебавши.
   Вошел криминалист Несемейный.
   – Так ребята. Соседнюю квартиру я осмотрел. Отпечатков море. Но даже без экспертизы могу сказать, что одни пальчики очень примечательны. На большом есть углубления, похожие на шрам сантиметра в два. Вероятно, глубокий порез. Примета важная. Этих отпечатков в соседней квартире больше всего. И они принадлежат женской руке. Думаю, хозяйской. Но эти же отпечатки я встречал еще дважды. В мастерской художника – на поручне его балкона и, что самое интересное, на ключе и замке, висящем на калитке. Наша дамочка отбыла с концами.
   – Однако вернулась с луком и стрелами, – добавил лейтенант.
   – Вы сыскари, вам и решать. Здесь есть чулан?
   – В маленькой комнате. Открыт. Тут еще чемоданчик хозяина…
   Криминалист осмотрел чемодан, потом заглянул в чулан.
   – Ну, точно. На полу порошок рассыпан. Полагаю, это крысиный яд. У спортивной сумки ножки с рифленой подошвой. В соседней квартире тоже есть чулан. Сумка стояла возле него, отпечатки ножек на порошке хорошо видны. Такие же есть в мастерской художника. А я голову ломал, от чего они. От сумки. Причем тяжелой. Отпечатки четкие, пустая таких не оставит.
   – Надо было брать эту бабу сразу, а не посылать к ней капитана за консультацией, – стиснув зубы, прорычал Добрушин.
   – Это еще не все, господа. На одном из стульев найдены капли крови. Много. Человек сидел, а у него из носа или раны на лице капала кровь. Долго сидел, а потом сбежал через окно.
   Марецкий даже сел:
   – Это как, Родион?
   – Да все очень просто. Окно выбито. Первая рама уцелела, значит, была открыта, а вторую он выбил, скорее всего, плечом. Высота небольшая, но падающее тело смяло тюльпаны на клумбе. Приземлился он на ноги, два глубоких следа остались в рыхлой почве, потом упал и придавил цветы. Дальше я не знаю. Но падала не девушка, а увесистый мужик.
   – Значит, вот причина, по которой он не взял свой паспорт, – задумчиво проговорил Марецкий. – И побоялся вернуться.
   – А кого ему бояться, кроме Марты? Художников, что ли? Так то люди не скандальные. Запойная интеллигенция. Все артисты такие, – сделал свое заключение лейтенант.
   – Хуже всего то, что я не нахожу мотива ни для одного из преступлений. Так просто людей даже бандюги не убивают. Пока мы не найдем мотив, будем топтаться на месте, выезжая на очередные вызовы. – Марецкий уставился в пол.
   – А записка в кармане повешенного Батона? – не снижал напора Добрушин. – «Долг платежом красен!»
   – Но почему мы не нашли записки у зарубленного Судакова? Значит, эти преступления не связаны между собой, – возразил Марецкий.
   – Связаны. Ведьма знала всех. И Батона в том числе. Это Батон приводил ее в бар и показал Аркашку. Шлюха подтвердила. Исполнители могут быть разными, но заказчица одна. Мы ничего о ней не знаем, кроме ее кровавых предсказаний.
   – Бери билеты, Паша, и найди поезд, на котором они приехали из Липецка. Проводника найди. Их кто-то встречал на вокзале, самостоятельно они не сумели бы так сладко здесь устроиться. Их ждали. Возможно, истинный заказчик, который не мог совладать со своими проблемами. Вряд ли они приехали в Москву кому-то мстить. Не светились бы, а засели в тихой коморке и наносили удары из-за спины. Преступникам не нужна реклама. – И Марецкий потряс пачкой буклетов.
   – Мы на них за три дня вышли, – добавил Несемейный. – Я не верю в их причастность к убийствам. Ты, Добрушин, парень толковый, но логика у тебя хромает. Представь себе рекламу чемпионата мира среди киллеров, проводимого в Лужниках. Тебя послушать, подумаешь, что такое возможно.
   Обиженный лейтенант вышел из квартиры.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация