А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Без тормозов" (страница 10)

   На пороге квартиры стояла высокая элегантная женщина в черном облегающем платье. От нее веяло могильным холодом. Черты лица приятные, губы ярко накрашены. Похоже, она тоже любила парики, так что о цвете волос можно было только гадать.
   – Извините, но дверь была открыта. Мне нужна ваша консультация.
   – Кто вас прислал?
   – Зураб. Я виделась с ним на днях.
   – Приходите завтра, сегодня я работаю на выезде.
   Женщина, словно фокусница, развернула веером пять стодолларовых купюр.
   – Пять минут за пять сотен.
   От таких денег не отказываются, если ты не напуган до смерти. Надо вести себя нормально. Эта женщина появилась здесь не случайно, подобные ей не верят в мистику, правда жизни не раз била их по мордам.
   – Хорошо. Закройте дверь и садитесь.
   Сейчас Марта не соответствовала своему рекламному образу. К тому же она держала в руках дорожную сумку. Поставив ее, села напротив пациентки.
   – Снимите линзы с глаз, они мне мешают. Я должна видеть ваши глаза.
   – А как вы заметили?
   – Это моя профессия.
   Теперь, когда женщина сняла линзы, во взгляде ее красивых, глубокого синего цвета глаз можно было прочесть любопытство.
   Марта взяла ее за руки.
   – Что вы хотите?
   – Мне сказали, что мой муж повесился. Я этому не верю. Я хочу знать, кто его убил.
   Марта отчетливо услышала голос Аркаши. Скорее всего, ее неожиданно настигли воспоминания о той ночи, которую она с ним провела. Слышала она лишь признания в любви к ней, а не тоску по этому миру.
   – Вас зовут Оксана?
   – Нет. Виктория.
   – Вы его сожительница, но с Оксаной имеете родственные связи. Близкие. У вас похожая аура. Аркадия не убивали, он ушел из жизни в состоянии депрессии. Его душа пуста. Нет ни страданий, ни желаний. Таких господь наказывает, лишая духа. Остается пустота. Это все, что я могу сказать.
   Марта отпустила руки женщины. Поблагодарив, та ушла, но ощущение витавшей вокруг нее черноты осталось, она где-то рядом. Марта это чувствовала и не сомневалась – она олицетворение зла. Очень умна, поэтому опасна. Их дорожки еще не раз сойдутся. Это не сулит ничего хорошего.
   Марта взяла оставленные на столе деньги, сумку и вышла из квартиры. Но направилась не вниз, а наверх.
   Дверь открыл художник Лукьянов, он ждал гостей по случаю открытия персональной выставки. Событие для творческих людей важное. Он уже сбегал в магазин за выпивкой и закусками и собирался готовить салат. Услышав звонок, удивился – для гостей рановато.
   На пороге стояла красивая девушка. Яркая, современная, он ее не сразу узнал. Раньше он видел Марту в каких-то балахонах, напоминающих монашескую рясу. Тогда у него родилась идея написать портрет Святой Марии с младенцем на руках. Но не икону, а картину, где фоном должен быть происходящий на земле апокалипсис. Идея казалась ему грандиозной, но соседка категорически отказалась.
   – Марта? Это вы?
   – Да. Стоящая ногами на земле, а не парящая в облаках.
   – Заходите, я вам очень рад. Настоящий сюрприз. Вы сногсшибательны. Грандиозное перевоплощение. Сейчас с вас можно писать не Матерь Божью, а Марию Магдалину, великую грешницу.
   – Потому я, Роман Анатольевич, и отказалась позировать. Грешные души не должны притворяться святыми.
   Они прошли в огромную мастерскую под стеклянной крышей. Там царил художественный беспорядок: краски, кисти, этюдники, мольберты, подрамники, на стенах наброски, этюды. Длинный стол был накрыт белой бумагой, заменявшей скатерть, на ней пластиковые стаканы.
   – Жду друзей. Жаль, что вам нечего показать. Все лучшее отправлено на вернисаж. Хотите выпить?
   – Вероятно, хочу. Надо снять напряжение.
   Художник исчез за боковой дверью и вернулся с бутылкой шампанского. Пили из одноразовых стаканчиков. Марту раздражала нечесаная копна рыжих волос на голове Лукьянова. За бородой он тоже не следил. Подстричь бы его да причесать… Нормально бы выглядел…
   – Вероятно, вам испортили настроение посетители? – спросил Роман.
   – Нет. Сегодня у меня не было приема.
   – Ну как же. Я их видел. Встретил на лестничной клетке. Их привел Гоша, они поднимались к вам.
   – Уверены? – девушка нахмурилась.
   – Конечно. Первым поднимался Гоша, они следом. Я с ним поздоровался. К кому же еще они могли идти? Кроме меня, в мастерских никого не было. Раньше я их не видел. Примечательные господа.
   – Это чем же? Я хочу понять, о ком вы говорите.
   – Маленький неприметен. Ну не совсем маленький, метр семьдесят, личность безликая, но взгляд острый, глянул на меня, словно бритвой полоснул. Второй куда крупнее. Сто восемьдесят пять, не ниже. Темный и одет во все темное. Он мне напомнил французского актера Лино Вентуру в роли Жана Вальжана из «Отверженных». Крупные, словно вырубленные, черты лица придают ему мужественность. Это даже не лицо, а типаж. Нос крупный, с горбинкой, сбитый набок. Такого один раз встретишь, не забудешь.
   Роман взял лист бумаги, угольный карандаш и очень быстро сделал набросок.
   – Примерно так. Но это впечатление от встречи, а не портретное сходство. Образ.
   – Демонический образ, – разглядывая рисунок, сказала Марта.
   – В жизни он может быть совсем другим человеком. Как вы, к примеру. Когда я вас впервые увидел, тоже создал для себя определенный образ. А сейчас вижу перед собой совсем другого человека.
   – Великую грешницу Марию Магдалину. Это ближе к истине. Так же как романтический образ Жана Вальжана может превратиться в обычного бандита или портового грузчика.
   Художник рассмеялся:
   – Вы останетесь на сегодняшнюю вечеринку? Будут очень интересные персонажи. Вы же психоаналитик, как я догадываюсь, вам будет интересно.
   Марта сложила рисунок и сунула его в сумку.
   – Возможно, я вернусь. Мне надо вещи отнести знакомым, а вечером я свободна. Покажите мне выход на участок. У подъезда меня ждут клиенты, не хочу сегодня никого видеть.
   – Да нет проблем, но калитка всегда на замке.
   – У меня есть ключ.
   – Вы придете?
   – Постараюсь. Я смотрю, у вас один общий балкон?
   – Да, он идет вдоль всего торца здания и еще захватывает тыл. Там лестница. Но с улицы через забор не перемахнешь, чужаков мы не боимся, а сами живем коммуной. У всех в такую жару двери открыты. А потом, вору ничего не стоит разбить стекло. Двери стеклянные, окна от пола до потолка, да и сам потолок сделан по принципу оранжереи.
   Марта хотела еще что-то спросить, но передумала. Спустившись вниз, вышла через калитку. Дворник, как и обещал, ключ оставил в замке. Она его закрыла, села в свою машину и уехала.

   16 часов 10 минут. Тот же день
   Профессор Силантьев не привык видеть в своем кабинете представителей закона. А к кому, как не к главному врачу больницы мог обратиться капитан Сквознов за информацией? В данном случае о врачебной тайне речь не шла, больная попала в психиатрическую больницу по постановлению суда. С тех пор много воды утекло, однако профессор помнил всех своих пациентов. О ком-то мог рассказать в нескольких словах, о других говорить часами.
   – Что вас привело ко мне, капитан? – спросил он, показывая всем своим видом чрезвычайную занятость. – Постарайтесь быть кратким.
   – Конечно, уважаемый Александр Александрович. На принудительное лечение в вашу клинику пять лет назад была направлена некая Марта Алексеевна Терпилина. Меня интересует ваше мнение о бывшей пациентке. Судя по документам, она провела в этих стенах три года, потом вы ее выписали без согласования с органами надзора. Теперь ее вновь ищут.
   Профессор немного напрягся.
   – Хотите вновь повесить на нее очередное убийство?
   – Не совсем так. Она может опознать убийцу. Девушка напугана, у нее есть на то причины. Если я смогу ее понять, мне легче будет ее найти.
   – Вряд ли ее кто-то сможет понять. В ней живет несколько личностей, и какая из них принимает решение, сказать нельзя. Но она не убийца. Осудили ее неверно. К тому же для психически больных есть больницы, так называемого тюремного типа. Вот там больных выписывают по согласованию с судом. У нас обычный стандарт, мы не подчиняемся ведомству по контролю за заключенными. Мы относимся к министерству здравоохранения, так что я законов не нарушал. Их нарушил судья, рекомендовав осужденную в наш стационар. На редкость умный и гуманный человек. Правда, у нас тоже решетки на окнах и стальные двери. Сбежать очень трудно.
   – Я читал ее дело. Мы же случайно вышли на ее след, профессор. У нас в управлении работает один архивист. Полковник, заслуженный работник МВД и прочее. У него, ко всему прочему, феноменальная память. Он вспомнил Марту по фотографии. Не сразу, но вспомнил. К тому же дело было громким, Марта на суде фокусы показывала.
   – Ее обвинили в убийстве сутенера. Будто она сбросила его с крыши четырнадцатиэтажного дома. Но я в это не поверил. Она заставила его спрыгнуть, в это я верю.
   – И я верю, Алексан Саныч. Я был у Марты на приеме. На собственной шкуре проверил ее возможности. В зале суда ей задали вопрос: «Как вы могли заставить человека спрыгнуть с крыши?» Она ответила: «Действием». Глянула на обвинителя, тот забрался на подоконник и распахнул окно. Его вовремя остановили. Может быть, после этого судья решил признать ее сумасшедшей и изолировать от мира в психиатрической больнице. Что касается сутенера, то его крышевала бандитская группировка, он был братом одного из авторитетов. Девушек ему свозили со всей нашей необъятной родины. Доля отходила бандитам, плюс «субботники» – отработка на банду в саунах за бесплатно. Милиция тоже не гнушалась бесплатными удовольствиями. Так что рабыням бежать было некуда. Документы у них отбирали, как только они попадали в сети. После гибели Жирова, того самого сутенера, все девчонки разбежались. Следствию достались лишь паспорта, но не свидетели. А паспорта Марты не нашли. Ее личность до сих пор не установлена, в базе данных о проживающих в России гражданах Марты Алексеевны Терпилиной нет, все записано с ее слов. Может, она гражданка Украины или Молдовы. Суд не придал этому большого значения. Одну из бывших жриц любви я нашел. Не уверен, что спустя столько времени она захочет со мной говорить. Дома не застал, зайду позже. Последний человек, который видел Марту и общался с ней, вы, профессор. После выписки из вашей клиники она исчезла на три года, о ней забыли. Только последние события вновь привлекли к ней внимание.
   – Марта никогда и никому не рассказывала о своем прошлом. Люди, а тем более больные, часто зовут маму, вспоминают о своем детстве, но у Марты словно не было прошлого. До нее невозможно было достучаться. Психиатры, не понимающие больного, не могут ему помочь. Мы привыкли слушать. С Мартой все происходило наоборот, говорили врачи, а она слушала. Условия у нас трудные. Мы не держим больных больше двух месяцев. Снимаем острые психозы и отпускаем, но, как правило, через полгода они возвращаются. Весенне-осенними обострениями страдают шизофреники. Прожить три года в такой компании – очень серьезное испытание. Марта его выдержала с честью. А в последний год своего пребывания сама с точностью ставила диагнозы своим соседкам по палате. Но самое удивительное – она часто меняла свое обличье. Тот же халат, те же тапочки, а человек другой. То тихая и застенчивая, ранимая и обидчивая, то грубая уличная баба с острым языком и матерком, дерзкой презрительной ухмылкой. А иногда она становилась настоящей леди с тонкими манерами и глубокими познаниями во всем, от живописи до космоса. Читала очень много. Всю нашу библиотеку знала наизусть. Лично у меня складывалось мнение, что у нее синдром раздвоения личности. Более прозаичный профессор Берг считал Марту гениальной актрисой, оставшейся невостребованной. Если так, то театральное искусство много потеряло. Берг видел в ней и Настасью Филипповну, и Анну Каренину, и Федру, и Нана. Будь Марта в преклонном возрасте, я дал бы ей роль странной миссис Сэвидж, которая, попав в сумасшедший дом, сочла, что вышла на свободу, а настоящий дурдом там, за колючей проволокой. Если Марта не захочет, чтобы вы ее нашли, вы ее не найдете. Но ее нетрудно обмануть, в ней сохранилось что-то детское. Это ее ахиллесова пята. Одно я знаю точно: обманывали ее часто, и жизнь она прожила тяжелую. В двадцать лет имела опыт взрослой женщины со сломленной судьбой. Пусть звучит это пафосно, но это так. Я уже не мог больше держать ее в клетке. Таким людям нужен простор, любовь и доброта, тогда они по-настоящему расцветут. Я дал ей только простор, остальное дело божье.
   Капитан встал.
   – Премного вам благодарен, профессор. Вы сказали значительно больше, чем я ожидал услышать.

   17 часов 34 минуты. Тот же день
   Кирилл второй раз просматривал пленку. Эпизод с капитаном полиции его не впечатлил. Из него он лишь понял, что колдунья не побежит в полицию, требуя защиты, но прием жены Судакова оставил нехорошее впечатление. Мало того что девчонка знала, как подохнет подполковник, она обещала опознать убийцу. А эта ее последняя фраза, сказанная, глядя в объектив видеокамеры: «Я все равно тебя найду!» Такого человека, как Кирилл, трудно запугать, но и у него дрожь пробежала по телу. Она его не боится, мало того, пытается еще и угрожать.
   После того как беглецы засвечивались, они на то же место никогда не возвращались. Скандальная история с Гошей заставила отправить на разведку Вику. Если она встретится с колдуньей, должна привезти ее в их берлогу. Вика женщина сильная, умная и решительная, она сумеет. У дрессировщика тигров ей купили пистолет, стреляющий пулями со снотворным. Идея опять принадлежала Гавриле, он мастак на такие придумки.
   Кирилл выключил видеомагнитофон. Гаврила сидел в кресле и попивал дорогое красное вино. Обычно оживленный, сейчас он молчал.
   – Ну, что скажешь? – спросил Кирилл.
   – Ничего. Даже похожего никогда не видел. О такой партнерше можно лишь мечтать, а такого врага следует бояться. Страха не надо стыдиться, если для него есть основание. Ее надо убить. Стереть с лица земли. Другого выхода нет.
   – Надеюсь, Вика ее привезет, – вздохнул Кирилл.
   – Сомневаюсь. Вика женщина с опытом, но не ясновидящая. Она с любым мужиком справится, но девчонка ее обхитрит.
   – Пулю обхитрить невозможно.
   Гаврила усмехнулся:
   – Для пули нужна цель.
   В данном случае Гаврила оказался провидцем, Вика вернулась ни с чем.
   – Вот что, мальчики. Эта ведьма меня прочитала, как книжку. Она даже установила мою связь с Аркашкой. Назвала меня именем его жены, а я неизвестно почему назвала свое. Остальное просчитывается. Эта кукла и половины не рассказала о том, что знает. Она собирается удирать, у нее уже сумка была готова. Я ждала в машине с пистолетом в руках, но девчонка так и не вышла.
   – Выскочила в окно?
   – Нет. У художников есть пожарная лестница во двор. Ушла через калитку. Я обошла дом и все поняла. Поднялась к художникам. Открыл только один, тот, что вышел из подъезда, когда вы пошли за Гошей. Он вас видел?
   – И что это меняет? – спросил Гаврила.
   – А то, что у художников хорошая зрительная память. Менты за Мартой вернутся, она им нужна. Так вот, художник открыл мне дверь. Меня он тоже запомнил. Я сказала, что ищу Мару, была у нее на сеансе и забыла свой кошелек на столе. Он ответил, что она у него была и ушла десять минут назад. Я уже поняла, как она ушла. А еще он сказал, что она обещала вечером вернуться. В это я не верю, но нам придется там побывать. Если менты не найдут девчонку, начнут опрос соседей.
   – А Вика дело говорит, – согласился Гаврила.
   – Это мелочи, – пробасил Кирилл. – Мы должны отыскать девчонку, у нее наши деньги. Моя цель – получить долги и наказать убийц брата.
   – Я тебе так скажу, Кирюша, – уверенно заговорила Вика, – Батон вернул нам свои деньги, а те, что он отнял у Аркаши, отдал Храпову. О нем ты не думаешь, а эта сволочь лишь насмехается над нами.
   – Вот ты и уговори его вернуть бабки, – усмехнулся Гаврила. – Храпов не тот тип, с которым сейчас стоит связываться. От нас ушел еще один свидетель, парень на мотоцикле, некий Метелкин. Я был в конторе под вывеской «Титановый щит». Их двое – Метелкин и Журавлев. И оба исчезли. Я не знаю, что видел Метелкин, но, думаю, много, если попытался удрать сломя голову. Ты его тормознула, но не поймала. Только машину поуродовала, ремонт нам в две штуки обошелся.
   – Я ее покупала на свои деньги, – обозлилась Вика.
   – И это по твоей инициативе мы оставили его сумку с документами и мотоцикл в лесу. Ты рассчитывала, что на него спишут Зураба. Черта лысого. Его теперь ищут как свидетеля. А он нас видел. Напарник Метелкина был одним из игроков и тоже входит в список наших должников. Батон рассчитывал перестраховаться и привел очевидца. Этот свидетель жив. Вопрос в том, кто раньше найдет «титановых» горе-сыщиков, мы или легавые. Мы с каждым днем погружаемся в дерьмо, все глубже и глубже. По плану я уже должен гулять по набережной Круазетт в Каннах с полными карманами денег, а хожу по краю пропасти. Спасибочки, уже находился. Из-за одного придурка опять угодили в мясорубку!
   Кирилл встал и врезал напарнику в челюсть. Гаврила улетел в другой конец комнаты. Крик прекратился, наступила тишина.

   17 часов 54 минуты
   На фирму «Топаз» пришлось пробиваться, как на военный объект. Вооруженной охраны, что песка на пляже. Марте выписали пропуск на проходной, согласовав ее визит с самим Курбахиным. Конспирировался бизнесмен по высшему разряду. Девушка дошла до первого поста. Ее вновь обыскали, подтвердили пропуск и сказали, куда идти дальше. А дальше следующий пост и так далее. Марта миновала шесть постов и поняла, что каждый знает дорогу только до следующего пункта проверки. Только на конечной точке ей сказали, в какой из нескольких кабинетов надо постучать. Постучала. Ее еще раз проверили и провели через три комнаты. Там она и встретилась с Лазарем.
   – Круто! – покачала головой девушка. – Но при желании и охрана не помеха. Жалюзи на окнах закройте. Я вижу дом метрах в ста, для снайпера это не расстояние.
   – В одном месте я не сижу. И снайперы меня не интересуют, милочка. Охоту ведет маньяк. Батона повесили в лесу, несмотря на то что он им деньги привез. Всех нас хотят не просто убить, а повесить. Извращенцы. В кармане трупа найдена записка. Без имени и фамилий. Там приговор: «Долг платежом красен!» Отдам я деньги или нет, все равно меня вздернут на веревке. Ты знаешь, во что обходится такая охрана? Проще любой долг заплатить, чем эту армию содержать.
   – Кто вам рассказал про Батона?
   Лазарь скорчил рожу и махнул рукой.
   – Связи, детка, связи. Ход следствия мне известен. А потом я разговаривал с Журавлевым. Его напарник был свидетелем расправы над Батоном. Туда ему и дорога, сам сдох и нас за собой тащит. Он же всех игроков сдал, подлец! Гошка еще жив?
   – Удрал. Но они его найдут, он им адресок оставил. Но и я попала под обстрел. Меня вешать не обязательно. Я не ритуальная жертва.
   Лазарь ходил по пустой комнате из угла в угол, держа руки за спиной. Он постарел лет на десять с того дня, как Марта его видела последний раз.
   – Ты-то тут при чем? – спросил Курбахин.
   – Зачем Гоша установил камеру в приемной? Ваша идея?
   – Пустяки! Технику дал ему я. Мы открыли сайт Мары. Доходы пополам. Обычная реклама. Мы выкладываем на сайт твои предсказания клиенту, а потом снимаем результат. Под это дело подрядили Метелкина, компаньона Журавлева. Менты его уважают и пропускают на место происшествия. Вот только к Судакову он опоздал. Представляешь, как сработала бы такая реклама. К тебе очередь вытянулась бы на километр, а то и больше. Ты думаешь, я вам задарма квартиры предоставил? У меня на них были другие планы. Игорный притон хотел открыть, но испугался, слишком круто за казино взялись. Овчинка выделки не стоит. А ты девчонка перспективная, большие деньги можно сколотить. Видать, не суждено.
   – Почему бы вам не уехать?
   Лазарь воздел руки к потолку:
   – Господи! Мечтаю! Но не могу. У меня бизнес, деточка! У меня биржа, денежные обороты. Я двадцать четыре часа в сутки на посту. Должен работать, иначе сдохну. Мне не хватает адреналина. В любые аферы лезу, лишь бы остаться в седле. У меня жена моложе тебя, дочка родилась в прошлом году. Мне всего-то шестьдесят, любому жеребцу дам фору. Но в отличие от молодых, у меня опыт, знание дела, предчувствие и страсть! Я же о тебе ничего не знал. Увидел раз и понял, в это дело стоит вложиться. Я, практически, не ошибаюсь. Мой друг издатель по запаху книги определяет ее цену. В плане авантюры мне нет равных. И вот, на тебе! Так лажанулись.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация