А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Он летает под аплодисменты" (страница 9)

   Часть вторая

   Глава I
   Лидия удивляет и удивляется

   – Ну, ты меня удивила! Ох и удивила! Н-да… удивила, так удивила, – все приговаривал и приговаривал Збышек.
   – Приятно? – спросила Лидия, полуобернувшись к нему. Она стояла у зеркала, надевая новую кокетливую шляпку – вишневый фетр, маленькие поля, закрывающие уши и шею, а спереди отогнутые наверх и пересеченные наискось вишневой же атласной лентой наподобие кокарды.
   – Еще как приятно! – воскликнул Збышек. – Последнее время ты только и делаешь, что приятно удивляешь.
   Он подошел к жене сзади, обнял и поцеловал в плечо.
   – Милая, – шепнул он, обнял ее крепче и тихонько начал тянуть к постели.
   – Потом, потом, – сказала Лидия, шелковой змейкой выскальзывая из его рук. – Ты же хотел посмотреть…
   – Да, прости, милая. Пойдем.
   Лидия взяла в руки хрустальный флакон с золотой крышечкой в форме диковинного цветка. Две капли за ухо. Две – за другое. Две – в ямочку между ключицами. В воздухе растекся запах увядающего ириса. Последний взгляд в зеркало. Губы подкрашены идеально. Густые брови чуть приподняты, будто Лидия слегка удивлена. Шляпку сдвинуть немного набок. Вот так. Она готова. И, словно испытывая неловкость за то, что отстранила мужа, Лидия ласково обращается к нему:
   – Ну как твой большой проект? Ты говорил мне недавно. Кажется… кажется «АэроРусь»?
   – Ты помнишь? Спасибо, милая, – растроганно отзывается Збышек, и его лицо тут же приобретает озабоченное выражение. – Не знаю, не знаю. Такие риски… Понимаешь, милая, это заказ правительства, казалось бы, ничего страшного, можно вкладывать деньги, но партнеры совершенно невозможные. Никак не могу решиться. Боюсь.
   – Ах ты, трусишка, – несколько иронично смеется Лидия и, потрепав мужа по щеке, натягивает перчатки и идет к выходу. – Всего-то ты боишься. За меня боишься, за Марысю, за свою «АэроРусь».
   Виновато улыбаясь, Збышек шел за женой, глядя на ее покачивающиеся бедра и подрагивающие плечи. Как плавно она идет! Словно играет бедрами. Поворот головы. Быстрый взгляд из-под ресниц. Он поспешно накидывает ей на плечи мех. Она поводит одним плечом, обнажая его. Движение почти незаметное – рефлекторное. Но как она это делает! Мороз по коже! Она поднимает руку и дотрагивается пальцем до мочки уха, и Збышек не может отвести глаз от розовой мякоти, в которой сверкает бриллиантовая капля. Нет, это действительно удивительно. Как она изменилась! Когда же это случилось? Да, точно – после его возвращения из Москвы в октябре прошлого года. Первой изменения, произошедшие с матерью, заметила Марыся.
   – Папочка, – сказала она. – А ведь мамочка больше не боится.
   – Не боится? – он оторвался от бумаг. После приезда на него свалилось столько дел, что он почти не бывал дома и не виделся с домашними. Утром – в банк, поздно вечером – из банка. Наспех поцеловать Марысю перед сном, убедиться, что Лидии опять нет дома (и о чем там думают, на этой студии – сплошные ночные съемки!), глотнуть чаю и – в кабинет. – Не боится? – переспросил он.
   – И не плачет, – добавила Марыся.
   Не боится… не плачет… не пьет капли… не сидит по утрам в кресле со льдом на голове… не носит очки в толстой роговой оправе. Куда подевались приступы паники? Дурные предчувствия? Гадание на картах? Походы к спиритичкам? Как-то он слышал в ресторане разговор за соседним столиком. Беседовали двое господ с киностудии. Один, как понял Збышек, режиссер, другой – оператор. Обсуждали съемки «Анны Карениной».
   – Збарски брали, чтобы она рыдала и устраивала истерики, а она, видишь ли, взялась играть страсть, – говорил один.
   – А она умеет? – удивлялся другой.
   – Говорят, отменно получается.
   «Я всегда знал, что она гениальная актриса! – расстроганно подумал Збышек. – Неужели мой отъезд в Москву так на нее подействовал? Как же она тосковала, бедняжка! Все-таки разлука с мужем удивительно меняет женщину. Надо, надо было расставаться почаще». По дороге домой он купил букет белых лохматых хризантем и вложил в него маленькую бархатную коробочку, внутри которой нежился топаз темного чайного цвета, обшитый золотым кружевом и играющий в унисон с непроницаемыми карими глазами Лидии.
   Лидия и Збигнев вышли на крыльцо. Перед входом на усыпанной желтым зерном плотного песка подъездной аллее стоял кофейного цвета маленький кабриолет с медными ручками и сиденьями, обитыми розоватой кожей. Шофер протирал лобовое стекло.
   – Нравится? – спросила Лидия и, не дожидась ответа, легко сбежала по ступенькам. Подойдя к авто, она нежным жестом, точно любимого зверька, погладила лакированный бок и села за руль. Движения ее, когда она завела мотор, казались не слишком уверенными. Кабриолетик пыхнул дымом, слегка попятился, вильнул задом и только после этого двинулся вперед. Лидия медленно, враскачку обогнула клумбу, потом выровнялась, прибавила ходу и второй круг сделала красиво – быстро и плавно. Слуги высыпали на крыльцо посмотреть, как барыня забавляется с новой игрушкой. На лицах их было написано удивление. Даже Збигнев, заранее подготовленный Лидией к этой затее, был поражен. Что это за женщина, которая с сосредоточенным лицом так ловко управляется с механическим зверем? Полно! Лидия ли это? ЕГО Лидия? Быть того не может! Глядя на нее, он испытывал чувство радостного освобождения. Мрачные чары развеялись, и с новой Лидией их ждала совершенно новая жизнь. Но когда она успела освоить вождение? И ничего не говорила! Боялась, что он будет волноваться. О, лукавая! Во всем призналась лишь полчаса назад. Это ее новое кокетство – он обожал его!
   Между тем Лидия остановилась перед крыльцом и поманила его к себе.
   – Как ты думаешь, милый, может быть, мне поехать в авто на студию?
   Тут он испугался не на шутку. В авто? Одна? За рулем? В первый раз? Но в городе такое движение! А на шоссе – такие повороты! Горы! Серпантин! Нет, нет и нет!
   – С Василием… – начал было он, но она его перебила:
   – Никакого Василия!
   И, надвинув поглубже шляпку, маленькой рукой, обтянутой вишневой кожаной перчаткой, ударила по клаксону, спевшему первые такты «Турецкого марша», и вылетела на аллею, ведущую к воротам.
   Збигнев ошеломленно смотрел ей вслед. Слишком быстро свершилась в ней перемена. Слишком быстро… Слишком…
   А Лидия неслась вниз к центру города. Весенний ветер целовал ее щеки. Конец марта, а тепло почти по-летнему. И как отчаянно весело! Она передернула плечами и скинула мех. Резко вывернув руль, выскочила на широкую торговую улицу, уже обсаженную, точно грибами, зонтиками летних кафе. За одним из столиков в многочисленной компании приятелей сидел Басби, попивая легкое белое вино и щурясь на солнце. Заметив его издалека – страсть к пиджакам цвета «вырви глаз» неистребима! – Лидия слегка замедлила ход и нажала на клаксон, приветствуя его. Он обернулся и поднял ополовиненный стакан. «Просто светское знакомство – ничего больше», – говорило его равнодушно-приветливое лицо. Она сглотнула улыбку и пролетела дальше.
   Пять месяцев… Пять месяцев длилась их… Связь? Роман? Любовь? Отношения? Она не знала, каким словом определить то, что происходило между ними. Он был… Он был… Он был! Одно это она находила достаточным, но он к тому же оказался существом абсолютно таинственным, непредсказуемым, но нестрашным. Напротив, с ним Лидия ничего не боялась. Она совершенно его не понимала. Совершенно! Когда он рассказывал о своих идеях, фантазировал или вспоминал прошлое, она согласно кивала в такт его словам, но не могла зацепиться ни за одно из них – будто он говорил на незнакомом языке. Все, что она слышала, было так чуждо ей, так фантастично, так непредставимо, так незнаемо ею, что она даже не старалась понять. Ей представлялся прозрачный поток бурлящей воды, на дне которого затаились обморочные омуты и расщелины, заплелись в тугие жгуты пучки водорослей, рассыпались острые камни. Что там происходит, в этой темноте, прикрытой сверкающей вуалью хрустальных брызг, таких веселых и игристых? Неизвестно. И это завораживало.
   Они встречались в странных местах. Гостиницы, разумеется, были под запретом. Частные квартиры – тоже. Какой портье, какая хозяйка не узнали бы царственную диву даже под вуалью? Совместные ужины в ресторанах… Ах, о них оставалось только мечтать!
   – Где же мы сможем видеться? – был ее первый вопрос, когда она окончательно очнулась в его обьятиях тем осенним днем. Остатки яичницы давно засохли на тарелке. Недопитый кофе подернулся пленкой. Он перебирал ее волосы, задевая время от времени сережку. Ей было больно и от этого приятно.
   – Придумаем что-нибудь, – пробормотал он, как ей показалось, равнодушно, поднялся и стал одеваться. Она испугалась. Сейчас уйдет – и?..
   Он ушел.
   Оставшись одна, она почувствовала непреодолимую потребность в движении и пошла кружить по комнатам и этажам, зябко кутаясь в шаль, будто с уходом Басби сразу наступили заморозки. Телефонный аппарат звонил в гостиной, но она не снимала трубку. Это был – она знала – ассистент со студии. Она не явилась на съемки. Ну и что? Кому нужны эти игрушечные страсти, когда есть настоящие – обжигающие, живые! Она забрела на кухню. Надо что-то съесть или хотя бы выпить чаю, ведь у нее почти сутки ни крошки не было во рту. Дзин-нь – китайская фарфоровая чашка выскользнула из рук и разбилась о плитки пола. Вслед за ней полетело блюдце. Лидия стояла с растерянным видом, держа в руках чайник. С ним надо что-то сделать. Но что? Налить воду… Поставить на огонь… Она забыла, как это делается. Она забыла все, что было прежде. Отставив в сторону чайник, она, от усталости спотыкаясь о ступеньки лестницы, поднялась в комнаты, упала в кресло и мгновенно заснула.
   Наутро она поехала на студию и снималась, как всегда. Через два дня начала плакать и плакала, не переставая, сутки. Еще через день ее охватило мрачное отчаянье. И вот, когда самоубийство уже стояло на пороге и Лидия прикидывала, что верней – выброситься из окна или выпить весь запас лекарств, хранящихся в доме, – какой-то человек в мешковатом костюме и с чудовищным акцентом передал ей записку от Басби. Тот звал ее на яхту «Санта-Лючия», что была пришвартована в старом порту в конце причала. Когда? Сейчас. Он уже ждет. Стараясь сохранять достоинство перед чужим, она лихорадочно натянула перчатку не на ту руку и, как была, в домашней фланелевой кофточке в красный горошек и тапочках, бросилась вон из дома. Яхта оказалась развалюхой, проржавелой инвалидкой с перебитыми мачтами, на палубу которой давно не ступала нога человека, но в каюте ее ждал Басби, устлавший пол пуховыми одеялами и подушками. Она слабо улыбнулась, вспомнив, как сама тащила ему пуховики всего несколько дней назад.
   – Здесь нас никто?.. – прошептала она, прильнув к нему.
   – Никто, никто, – усмехнулся он, проводя тыльной стороной ладони по ее щеке, и они провалились в сугроб перины.
   Лидия не переставала удивляться тому, как ловко он придумывает места для встреч. То они как бы случайно сталкивались у колеса обозрения в городском саду и, обменявшись вежливыми поклонами, садились в одну кабинку. Когда кабинка поднималась наверх, колесо останавливалось – Басби договаривался со смотрителем, что тот опустит их не ранее чем через час. То Басби назначал ей встречу на шоссе, что вело в Массандру. Она отпускала таксомотор, шла с километр пешком и каждый раз, увидав у дороги вишневое авто Басби, похожее формой на рыбу, почему-то вздрагивала от неожиданности. В ожидании ее он обычно курил, облокотившись о капот, а когда она приближалась, давал три торжественных гудка, и их рыбка-красноперка, виляя по озорным изгибам горной дороги, неслась в пещеру, головокружительно парящую над ущельем. Басби называл ее «наш Сезамчик» и уверял, что узнал о ней из древней книги про духов и колдовские заклинания. Но главным местом встреч был заброшенный маяк на мысу за старым портом. Триста тридцать три ступеньки наверх, взбегая по которым Лидия всегда задыхалась и несколько раз останавливалась передохнуть. Комнатка смотрителя с круглыми стенами. Плошка с горящим маслом на столе. Резкие вскрики чаек. Запах соли, несущийся в окна с выбитыми стеклами. Иногда чайки садились на чудом уцелевшие оконные переплеты и, кося хищным круглым глазом, наблюдали за Басби и Лидией. Море шумело далеко внизу, словно оберегая их от ненужных визитеров.
   Збышек с Марысей вернулись через неделю после первого явления Басби. Лидия приняла Збышека, поражаясь собственному спокойствию. Только в первый раз – первый после поцелуев Басби – она чуть не выдала себя.
   – Ты так поправился, – с искренним удивлением произнесла она, обнимая мужа. – Совершенно другие… – и запнулась.
   «Совершенно другие плечи», – сказала она про себя и закашлялась. Раньше она касалась лишь одного мужского тела. Форму плеч и рук Збышека знала назубок. Басби был другим. Конечно, другим. Боже, сейчас она запутается! Ее охватила паника. Запутается в именах, в запахе кожи, в родинках. Где она? С кем? Если Збышек что-то спросит, она точно попадет впросак.
   – Ты думаешь, поправился, дорогая? – муж расстроенно откинулся на подушки и сверху вниз посмотрел на свой живот, проглядывающий сквозь полы халата. – Ты даже не представляешь, сколько приходится есть в Москве! И всегда мясо, пироги. Я и сам чувствую, что прибавил. Ну, поди ко мне, любимая, я осторожно.
   Лидия хотела было – …ах, ей совсем не до его тяжелых прикосновений, когда кожа гудит от давешнего безумия, – ведь можно отвлечь Збышека на разговор о спортсмэнском клубе, который открыли в «Парадизе», заболтать, приказать, в конце концов. Однако не будет ли спокойней, если позволить ему… Только надо отвернуться. Ну, куда он тянет свою руку? Совсем не так – какой неумеха! Она взяла мужа за кисть (не более ли деловито, чем следовало?) и положила ее на свою лопатку. Надо всего лишь вспомнить. Не так все просто, но не в этом ли суть системы Константина Станиславского?
   Она находилась очень, очень далеко от Збышека, когда тот целовал ее вспотевшие волосы. А тот был счастлив и благодарен за ее – нет, не страсть, а новую для него отзывчивость. Когда Басби долго не давал о себе знать, у Лидии всегда находились ласки для Збышека. И отговорки, если Басби вдруг овладевала охота к частым свиданиям.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация