А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Блатная верность" (страница 10)

   Выразительный вздох официанта засвидетельствовал, что такой вариант его не устраивает.
   – Залог бы подошел, – сказал он. – Скажем, золотое кольцо, сережки. Но, похоже, – взгляд скользнул по рукам, лицу Ольги, – у вас их нет. Вы хорошо подготовились к походу в «Ривьеру». Они у вас что, тоже в пожаре сгорели вместе с мобильником?
   – Самое смешное, что это правда, – Ольга нервно хохотнула, ее уже «отпустило».
   И тут взгляд женщины уперся в борсетку, которая так и осталась лежать на стуле Хруща. Правоохранителей на первых порах больше беспокоило передать задержанного в руки коллег, потом бы за ней вернулись.
   Ольга подхватила ее, щелкнула замочками. Внутри оказалась начатая банковская пачка синих тысячных купюр.
   – Вы мне, кстати, счет так и не принесли, – холодно обратилась она к официанту.
   – Я и здесь его выпишу, – тот, стоя, выписал счет, положил на стол.
   Ольга выложила рядом с листком четыре купюры.
   – Претензии ко мне у вас еще есть?
   – Претензий нет, как и сдачи, – прозвучало в ответ.
   – На чаевые не рассчитывайте, не заслужили, – Ольге стало даже весело. – Сходите на кухню, разменяйте, а я здесь подожду. – Она сама налила себе в бокал вина.
   Официант неторопливо направился к кухне, обходя перевернутые стулья. Под его подошвами хрустело битое стекло. Послышались завывания сирены, у входа остановилась «Скорая помощь». Ольга опомнилась. Следующими должны были бы подкатить менты, и первым человеком, с которым они бы захотели поговорить, являлась она.
   – Ну уж нет, – сказала сама себе женщина. – Не доставлю им такого удовольствия.
   Ольга прихватила недопитую бутылку и быстро покинула «Ривьеру», пересекла променад, спустилась к морю. Она села на гальку, небольшие волны подкатывали к ее ногам. Горизонт тонул в темноте. Лишь где-то далеко в море виднелись ходовые огни судна.
   – И что же такого Стас предложил Михаилу? – задумалась Ольга.
   Предложение уже приобретало явный уголовный оттенок. Не зря же Хруща пытались взять полицейские. Да и ее Миша явно был не из законопослушных граждан, о чем женщина догадывалась и раньше своим «бабским» чутьем. Она чувствовала, что прежняя жизнь к ней уже не вернется. Но это не пугало ее, а почему-то обнадеживало. Хотя в чем заключается надежда, она и сама не сказала бы. Однако вновь женская интуиция подсказывала не отчаиваться. Мол, все, что меняется, то к лучшему. Шум на променаде, завывание сирен, выкрики казались ей теперь чем-то далеким. Темнота успокаивала. Ольга сделала несколько глотков вина прямо из горлышка. Ей подумалось, что там – в открытом море – на судне кто-то смотрит на огни города, как она смотрит на огоньки корабля. И каждому чудится, что лучше там, где его нет. Женщина поднялась и пошла вдоль прибоя.
   Хрущ остановился первым, бежавший Михаил прямо воткнулся ему в спину. Беглецы оглянулись. За деревьями полыхали мигалки, мелькали силуэты людей.
   – В парке не отсидеться. Сейчас они и тут появятся, – констатировал очевидное Станислав.
   – Резонно, – согласился Михаил.
   – Рвать из города надо.
   – Пешком далеко не уйдешь.
   – Согласен. Повсюду камеры наблюдения понатыканы. Мигом вычислят. Предложения есть?
   Хрущ указал взглядом на стоянку машин.
   – Если аккуратно, должно получиться. Ты же это умеешь. Только не говори мне, что угонять тачки противозаконно. Ментов в кровь бить тоже не положено, и срок за них больший дают.
   – И это вместо «спасибо»? – вскинул брови Войнич. – Тебе б уже следак в отделе дело шил за хранение наркоты.
   – Кстати… – Стас полез в карман и вытащил оттуда пакетик с белым порошком. – Подсунул-таки, гад. Во-первых, я не просил вмешиваться. Сам ввязался. А во-вторых, об этом потом поговорим. В более спокойной обстановке.
   – От порошка сначала избавься.
   – По назначению, что ли, принять? – Хрущ поискал глазами, вытащил из кармана пачку сигарет, бросил в нее пакетик, смял картон в ладони и бросил в урну.
   – Пошли.
   Пригнувшись, Хрущ с Доктором пробежали открытый участок местности и уже на корточках стали пробираться среди стоявших машин. Тут было довольно оживленно. Многие из тех, кто приехал на променад на своем транспорте, спешили покинуть это негостеприимное место. Хлопали дверцы, урчали, заводясь, моторы, шелестели по асфальту протекторы, вспыхивали фары.
   – Чего перебираешь? – удивлялся Хрущ. – Бери любую. Потом все равно бросим.
   – Любая не пойдет. Вдруг заметят, придется удирать. Нужна неброская, но проходимая. Кажется, эта подойдет.
   Войнич остановил свой выбор на небольшом «паркетном» джипчике. Стоял он в самом углу. Стекла были покрыты пылью. Сразу видно, что им давно не пользовались. Значит, вариант, что прямо сейчас появится хозяин, был практически исключен.
   – Справа? – спросил Михаил.
   – Справа чисто, – ответил Станислав, выглядывая из-за машины. – И слева тоже.
   Они стали работать, как и в прежние времена, слаженно, понимая друг друга с полуслова. Каждый был уверен, что невидимые ему стороны прикрывает напарник. Войнич ковырялся проволочкой в замке дверцы, отмычек с собой не оказалось – остались в магазине.
   – Есть, – сказал он, машина оказалась открытой. – Особо не светись, но уже так откровенно и не прячься, – посоветовал он Хрущу, пропуская его в салон.
   К соседней машине подошел мужчина, покосился на Войнича, тот подобрал с пола тряпку и вышел протереть запыленное лобовое стекло.
   – Давно не ездили, сосед? – спросил мужчина.
   – Давненько, – спокойно проговорил Михаил, неторопливо водя рукой по стеклу.
   – Аккумулятор хоть в норме? А то могу дать «прикурить».
   – С этим в порядке, – отмахнулся Войнич, хотя пока даже не знал, есть ли под капотом аккумулятор, многие владельцы авто предпочитают забирать его с собой, оставляя машину надолго.
   Соседняя машина заурчала, отъехала. Михаил сел за руль, стал возиться с замком зажигания. На этот раз проволочкой пользоваться не стал, просто вырвал провода, висевшие под замком, и стал их соединять. Засветилась приборная панель.
   – Думаю, зарядки хватит. – Он свел два проводочка, засвистел стартер, джипчик завелся. – Бензина немного, но он особо топливо и не жрет. Километров на сто хватит.
   – Побыстрее нельзя? – Хрущ нервно оглядывался, в парке уже мелькали силуэты полицейских.
   – Спешить – значит привлекать к себе внимание, – напомнил Войнич, аккуратно «втыкая» скорость и выруливая в проезд стоянки.
   Хрущ тут же напрягся, в конце проезда виднелся полицейский патруль – молодой лейтенант и девушка-сержант. Но поворачивать назад было уже поздно. Войнич подхватил лежавшие на приборной панели очки с диоптриями и надел их.
   – Пристегнись, – бросил он Станиславу.
   – Это же пэпээсники, а не дорожная полиция, – возразил Хрущ, но все же набросил ремень на плечо.
   Лейтенант со своей напарницей несли дежурство с самого утра, черноморский отдел работал в усиленном режиме. В кармане офицера лежала ориентировка на Хруща, которую он уже помнил на память, как и его фотографию. Был бы художником, вмиг нарисовал бы. Выслужиться хотелось, особенно после разноса, устроенного ему подполковником Крюковым. А тут подворачивался удобный случай, ведь по той настойчивости, с которой начальник принялся ловить Хруща, чувствовалось, что для него в этой поимке многое поставлено на карту. Ну, совсем как у самого лейтенанта, когда бывший одноклассник попросил его разобраться с кражей надгробий с охраняемой автостоянки.
   День сгорал, «как белая страница», близился конец дежурства, а проштрафившийся патруль ничем не отличился. Не засчитывать же в актив двух пляжных торговок спиртным, которые отважились торговать, не отстегнув положенного ментам. Лейтенант совсем расстроился, когда заслышал несколько выстрелов и крики в районе кафе «Ривьера» – это был уже не его участок. Получалось, Хруща взяли, а он в этом не поучаствовал. На вызовы его рации пока никто не реагировал, не до этого было. Но потом дежурный все же ответил:
   – Чего тебе, лейтенант? – донеслось сквозь потрескивание из наушника.
   Старая, размером чуть ли не с кирпич, рация оттягивала руку.
   – Взяли, товарищ капитан?
   – Пока еще нет. В «Ривьере» драка и давка, смотри в оба. Их теперь двое.
   – Есть смотреть в оба. Даже в четыре! – браво доложил лейтенант.
   – Как это в четыре? Ты не пьяный? – донеслось недоуменное из рации.
   – Нас же двое – я и сержант.
   – Тогда понятно. Конец связи, – после этих слов раздался щелчок.
   Лейтенант поправил фуражку, стал внимательнее присматриваться к тем, кто покидал стоянку. Но попробуй уследи за всеми машинами! В конце проезда показался красный «паркетный» джип.
   – На таких обычно женщины ездят, – сказала девушка-сержант. – О, так эту ж тачку я знаю. В прошлом месяце на ней одна телка из Ростова приехала, да ногу сломала. Так пока никто и не перегнал.
   – Телка? – переспросил лейтенант.
   – Ну, прошмандовка какая-то, – подтвердила сержант.
   – Не совпадает, – процедил сквозь зубы лейтенант. – В машине двое мужиков, – в голове у него щелкнуло, ведь говорил ему дежурный, что «их теперь двое», смысл таинственной фразы наконец дошел и до офицера-правоохранителя. – Совпадает, – проговорил он.
   – Что? – подалась к нему сержант.
   – Их двое.
   Лейтенант сделал шаг и махнул рукой, показывая, чтобы машина остановилась. Но джип лишь увеличил скорость. За боковым стеклом мелькнуло знакомое по ориентировке лицо.
   – Стой! – потянулся за пистолетом лейтенант, но тут же сообразил, что стрелять не стоит, народу вокруг много, в машину не попадешь, а кого-нибудь да зацепишь.
   – Уйдет же! – азартно выкрикнула сержант.
   Лейтенант осмотрелся. Неподалеку молодая красотка с ногами, растущими от ушей, открывала нулевой, сверкающий дорогим лаком «бумер».
   – Гражданка, ваша машина реквизируется для погони за преступником, – бросился к ней лейтенант.
   – Чего?.. Обкурился, что ли?.. – изумилась начинающая автолюбительница.
   – Правила дорожного движения сдавала? – задал провокационный вопрос лейтенант.
   – Был там такой пункт, – наморщила лоб красотка.
   – Ну, так и выполнять! – Лейтенант вырвал брелок с ключами из рук девушки. – Сержант! Со мной! – скомандовал он, запрыгивая за руль.
   – Вы с ума сошли! – надрывалась красотка.
   Она бежала за собственной машиной и махала руками, но на нее уже никто не обращал внимания. «Бумер», набирая скорость, мчался за «паркетным» джипом.
   – Доложи! – Лейтенант бросил напарнице рацию.
   Та поймала ее, по-мужски резко сведя колени.
   – Первый, Первый, – тревожно запричитала она в микрофон. – Я – Пятый. Преследуем объект. Слышите меня?
   – Не преследуем, – залихватски заявил лейтенант, – а осуществляем задержание разыскиваемого. Пусть присылают подкрепление. Координаты наши докладывай!
   Он резко свернул в боковую улицу. «Бумер», свистя протекторами, из-под которых повалил дым, ушел вправо.
   – Зверь машина, – восхитился лейтенант. – Колесами асфальт на части рвет. А салон какой – кожа. Вот тут бы нам с тобой потрахаться. Ты бы ногами в потолок уперлась…
   – Куда ты гонишь?
   – Я знаю, что делаю.
   За стеклами летели, смазывались городские пейзажи. Нулевой «бумер», свистя тормозами, мчал по узкой темной извилистой улочке. От него в страхе шарахались прохожие и разбегались бродячие коты. Автомобиль чудом разминулся с бетонным столбом фонаря, юзом прошел мимо припаркованного микроавтобуса.
   – Во даем! – изумился самому себе лейтенант.
   – Ты потише, разобьемся, – просила сержант, вжимаясь в сиденье.
   Мужчины всегда готовы совершать глупости в присутствии женщин, и это не всегда для них хорошо заканчивается.
   – Там не взяли, в горах перехватим. Держись!
   Впереди светлел освещенный перекресток. Близко стоящие дома закрывали перспективу.
   – А теперь я покажу тебе, что такое настоящий «полицейский разворот», – самоуверенно заявил лейтенант. – Сейчас они от нас никуда не денутся. «Табель» доставай.
   План офицера был не так уж безумен. Город он знал лучше, чем линии судьбы на своих ладонях, за годы службы исходил его пешком вдоль и поперек, ему были знакомы каждая улочка, каждый тупик, каждая выбоина на асфальте. Он собирался выскочить на перекресток, перегородить чужой машиной улочку, укрыться за ней и при помощи оружия заставить беглецов сдаться. Пока все шло по плану.
   Лейтенант повернул руль, втопил педаль тормоза. «Бумер» развернуло на месте и багажником вперед вынесло на перекресток. Автомобиль замер как вкопанный.
   – Мама! – только и успела выкрикнуть сержант.
   На «бумер» летел «паркетный» джип. Войнич хоть и попытался затормозить, но было уже поздно. Его машина с разгона врезалась в переднее крыло «бумера». Посыпались стекла, заскрежетал металл, густым облаком пара поднялась над капотами вытекающая охлаждающая жидкость. Хрущ вылетел через переднее стекло, скользнул животом по крыше «бумера» и рухнул на асфальт. На узкой улочке воцарилась тишина. Первым пришел в себя Войнич. Он вскинул голову и осмотрелся, сквозь пар заметил шевеление в «бумере». Лейтенант отплевывался и вертел головой. Девушка рядом с ним тупо смотрела на пустую ладонь, не понимая, куда успел запропаститься ее «табель».
   Вдалеке уже завывали полицейские сирены. Так что пускать дело на самотек не получалось. Войнич выскочил из машины и только тогда увидел распластавшегося на асфальте Хруща. Из лежавшей рядом с ним рации неслось хриплое и тревожное:
   – Лейтенант, отвечай…
   Михаил приподнял Хруща:
   – Жив?
   – Кажется, да, – ответил тот и сел.
   – Я же говорил, пристегнись.
   Лейтенант уже пришел в себя, но не мог выбраться из смятой машины.
   – А ну, стой! – кричал он, видя, как удаляются в темноту дворов беглецы.
   Войнич завернул за угол, Хрущ мотнул головой и потер поцарапанный об асфальт лоб.
   – Дальше сам пойду, – сказал он, отстраняясь от Михаила.
   – Как хочешь.
   Послышался скрип тормозов, в глубину двора долетели всполохи полицейской мигалки. Послышался крик лейтенанта:
   – Туда, туда побежали!
   И тут же застучали подошвы по асфальту. Двор был старым. Двухэтажные дома жались друг к другу, вдоль кирпичной стены лепились друг к другу безобразные гаражи и сараи.
   – Выход где? – заметался Хрущ, подозревая, что они попали в западню.
   Звуки погони были все ближе. Пытаться где-то тут спрятаться и отсидеться было нереально – найдут. Войнич подпрыгнул, ухватился за козырек одного из гаражей, подтянулся и оказался на крыше. Станислав попытался повторить трюк, но сорвался.
   – Руку давай! – крикнул ему Войнич.
   Он тянул руку вниз, лежа на животе. Хрущ ухватился за нее, Михаил потянул его к себе. В этот момент во двор уже вбежали полицейские – двое в форме с автоматами и двое переодетых в штатское – коротко стриженный и усатый из «Ривьеры».
   Яркий свет ручного фонаря выхватил из темноты забирающегося на крышу гаража Хруща.
   – Стоять! – рявкнул усач и тут же выстрелил.
   Станислав упал на крышу ничком и, извиваясь ужом, пополз, Михаил за ним. Когда отползли на безопасное, как им казалось, расстояние, вскочили и побежали по крыше. Сзади захлопали выстрелы. Если раньше можно было надеяться на то, что стреляют лишь для устрашения, то теперь азарт захлестнул полицейских, могли и убить.
   – Влипли, ой влипли, – причитал Хрущ, перепрыгивая через широкий просвет между гаражами и крышей сарая.
   Отчетливо хрустнул, но все же выдержал шифер.
   – А все из-за тебя, – не удержался от комментария Михаил.
   – Какая теперь, на хрен, разница, из-за кого?
   Приятели взбежали к коньку двускатной крыши и скрылись за ним. Один из полицейских тоже прыгнул на крышу сарая. Проломленные листы шифера вздыбились осколками, прыгнувший провалился внутрь. Послышались стоны и отборный мат в четыре полицейские глотки.
   Воспользовавшись заминкой, Михаил со Стасом спрыгнули на землю и перемахнули через забор. В пылу бега Войнич даже не задумывался, в каком месте они окажутся. До этого главным для него было просто уходить от погони. Он широко открыл глаза, поняв, что стоит во дворе панельной пятиэтажки неподалеку от своего магазина запчастей. Тускло горела лампочка под козырьком подъезда. Неподалеку стоял поддомкраченный «Фольксваген Гольф», с края поднятого капота свисала включенная переноска. У машины с замасленными руками сидел в инвалидной коляске Петр Матульский.
   – Еще раз здорово, – подозрительно прищурился он на Михаила. – Чего это ты по крышам бегаешь? А это кто? – перевел он взгляд на Хруща.
   – Знакомый один, – дал расплывчатый ответ Войнич, которому сейчас не хотелось вдаваться в подробности.
   – За вами менты гонятся? – Матульский кивнул в сторону забора, из-за которого долетал отборный мат.
   – Получается, что за нами. Объяснять долго. В другой раз. Спешим, – Михаил уже хотел скрыться за пятиэтажкой, как Петр окликнул его:
   – Эй! Туда не советую, там засада. Сам видел, как они машину поставили и фары погасили.
   Объяснять, кто такие «они», было бы лишним. Войнич стал озираться. По звукам стало понятно, что полицейские находятся уже за самым забором и через несколько секунд окажутся во дворе.
   – Лучше, чем убегать – я вас спрячу, – предложил Матульский.
   – Куда? – Войнич был готов на любой вариант.
   Петр улыбнулся, поглядел себе под ноги:
   – Никогда не найдут.
   Коротко стриженный первым преодолел забор. Он, как кинематографический герой, тут же принял стойку, поводил стволом из стороны в сторону и потом в упор посмотрел на инвалида в каталке, тот отложил гаечный ключ, деловито вытер руки ветошью. С забора спрыгнули и остальные преследователи.
   – Пробегали? – спросил коротко стриженный.
   – Кто? – приподнял брови инвалид и неторопливо покатил навстречу.
   – Двое, – нетерпеливо объяснил преследователь.
   – Вроде туда, – показал за дом Матульский. – Только они не побежали, а пошли, так себе, не спеша, вразвалочку. А что такое?
   В этот момент с того направления, которое указал Петр, появились еще двое полицейских с автоматами.
   – На нас не выходили, – тут же доложил он коротко стриженному.
   Тот задумался, подозрительно пригляделся к инвалиду, тот взгляд выдержал, глаз не отвел. На первом этаже распахнулось кухонное окно, из него по пояс высунулась Маша:
   – Папа, что происходит?
   – Ничего, доченька. Тут полиция кого-то ловит. Не мешай.
   Несмотря на совет отца, девушка осталась у открытого окна. Коротко стриженный скользил взглядом по двору, прикидывая обстановку. По всему получалось, что беглецам, взятым в «клещи», было некуда отсюда деться.
   – Ты их знаешь? Кто такие? – Полицейский нагнулся и заглянул Петру в глаза.
   – Не рассмотрел.
   – Это не ответ. Знаешь или нет?
   – Вроде приезжие. Своих узнал бы. Чужие в такое время здесь не ходят.
   – Понятно.
   И тут лицо у коротко стриженного просияло, он хищно улыбнулся, кивком указал одному из полицейских на машину с ручным управлением. Жестом дал понять, что надо открыть заднюю дверцу, только сделать это осторожно. Сам же направил туда ствол пистолета. Все затаили дыхание. Полицейский осторожно открыл дверцу и тут же отошел в сторону. На заднем сиденье высилась куча тряпья – старые куртки, скомканное одеяло. Пистолет в руке подрагивал, палец нервно сгибался, касаясь спускового крючка. Полицейский схватил край одеяла и сдернул его, вытаскивая из машины. На землю посыпались старые куртки. Под ними никого не оказалось.
   – Мимо, – проговорил коротко стриженный. – Так куда, ты говоришь, они побежали?
   – Туда пошли, – не стал менять своих слов инвалид и вновь показал за дом.
   – Похоже на правду. Уходим, – махнул рукой коротко стриженный.
   Полицейские покинули двор. Маша хотела что-то сказать, но Матульский прижал палец к губам. Некоторое время отец и дочь прислушивались к удаляющемуся разговору полиции.
   – Могли кустами пробраться возле машины…
   – Да мы бы их точно заметили…
   – Как видишь, не заметили…
   Когда голоса стихли, Матульский взял лежавший на двигателе вороток с загнутым буквой «Г» концом, подцепил им решетку ливневой канализации и снял его, отодвинул в сторону.
   – Вылезайте, ушли уже, – сказал он тихо в глубину колодца.
   Из провала выбрались Михаил и Стас.
   – Вы там сидели? – изумилась Маша и тут же, боясь, что произнесла это слишком громко, зажала рот ладонью.
   Беглецы вернули решетку на место.
   – Ну, Петя, спасибо тебе, – сердечно признался Михаил. – Спас. Мы пошли.
   – Куда ты пойдешь? Вас по всему городу ловят. Это вы бучу в «Ривьере» устроили?
   – Мы.
   – А зачем?
   – Долго рассказывать.
   – Раз долго, то и не надо. Я тебе по жизни обязан. Так что мое предложение с дачей остается в силе. И для тебя, и для твоего приятеля. Вот только генератор прикручу, можно будет и поехать. А пока Маша вас чаем напоит.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация