А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пожинатель горя" (страница 1)

   Сергей Владимиров (Белавкин Сергей Владимирович)
   Пожинатель горя

   От автора

   Все из нижеизложенного – чистой воды вымысел, любые совпадения – более чем случайны. Убедительная просьба ко всем читателям, узнавшим себя в героях данного произведения, свои негативные эмоции – обиды, раздражение и гнев – оставлять при себе.
...
Автор
Характеристики героев
   Евгений Галкин — дешевая частная ищейка, человек, находящийся в глубокой депрессии и глухой завязке.
   Виктор Евгеньевич Ланенский — вздорный денежный мешок, обуреваемый смертельными страстями.
   Алевтина Семеновна Друзина — бизнесвумен с переизбытком душевности.
   Владимир Михайлович Фирсов — отставной вояка, не желающий мириться с современными реалиями.
   Наталья Семеновна Фирсова — его болезненная женушка, обеспечивающая мужу тотальный контроль.
   Владислав Ланенский — глянцевый отпрыск, презирающий всех и вся.
   Инга Князева — вовсе не пустоголовая кукольная красотка.
   Настя Николина — подросток с отсылками к Набокову.
   Константин Ремизов — коммерсант от законности и правопорядка.
   Сергей Вершинин — сотрудник, которому не терпится пострелять.
   Клоун — без комментариев.

   И другие…

   Первоначальный этап расследования

   Действо первое
   Галкин клиента обретает и…

   Однажды все кончилось или только началось. Любовь к женщинам обернулась физиологией, а против водки воспротивились загаженная печень и забитые сосуды. Я просто созерцал окружающий меня мир и тихо плыл по мутной реке, именуемой временем. Моя лодка не давала течи, горизонт не просматривался, а берега были пустынны.
   Один горе-психолог, для которого я как-то разыскивал жену, в очередной раз сбежавшую с заезжим проходимцем, посоветовал придумать себе хобби, встретить единственную, завести ребенка или домашнего питомца. У психолога ничего подобного не было, но тем не менее он продолжал практиковать и разгонять депрессию водкой. Из меня не получилось достойного собутыльника, и мы распрощались.
   Я ничего не ждал от наступившей весны. Ее приход ассоциировался у меня не с запотевшими стеклами, хрустальными брызгами капели и веселым щебетом ранних птах – меня донимали дурные надсаженные вопли мартовских котов, устраивающих под окнами свои оргии, серое слякотное месиво под ногами и бурлящие вдоль дорог грязные потоки. Природа еще не примерила свой новый праздничный наряд, ярко-зеленый, пропитанный множеством живительных ароматов, а если вы находились в каменных джунглях, картина представала вовсе отталкивающая: городская цивилизация бесстыдно обнажалась перед вами, словно развратная уличная девка, забывшая подмыться.
   Телефон зазвонил в тот момент, когда я, высунувшись по пояс из распахнутого настежь окна, угрожающим бесполезным потрясанием кулаков пытался разогнать очередную кошачью «стрелку». Приняв героические дугообразные позы, усатые-полосатые никак не могли поделить вонючую территорию под окнами моего офиса и одну-единственную облезлую кошку. Страсти накалялись, грозили обернуться разборкой, которая бы плавно переросла в групповое изнасилование. Я подумывал, чем бы зашвырнуть в орущую свору, но по причине завязки в моем кабинете не осталось ни одной бутылки, как пустой, так и полной. Именно телефонный звонок подсказал мне ответ на занимавший меня вопрос, и я исступленно схватился за сингапурский аппарат, метясь в голову одноглазого вожака. «Наповал, вот только жаль животину», – в последний момент посетила меня милосердная мысль, и я использовал телефон по своему прямому назначению, а именно снял трубку.
   Последнего делать не стоило. Следовало тут же дать отбой или сказать, что ошиблись номером. Мне удавалось определять сущность человека по голосу, и людей с повелительными высокомерными голосами не переносил на дух, тем более не вступал с ними ни в какие деловые отношения.
   – Это вы давали объявление в газету?
   Вопрос звучит с утвердительной интонацией, как бы обязывая ответить положительно, пусть даже я не имею ни малейшего отношения к тому самому злополучному объявлению.
   – Да, я, – ответил я коротко и сухо.
   – Евгений Галкин, который называет себя частным детективом?
   – Не называет, а таковым является.
   – Допустим. Сколько вы стоите?
   – Не продаюсь. И не сдаюсь в прокат. Предлагаю услуги, а расценки зависят от сложности работы.
   – У вас есть оружие?
   – Есть.
   – Личный автомобиль?
   – Пока не наскреб.
   – Почему?
   – Не успел угодить вам.
   Собеседник задохнулся от ярости. Его тяжелое грохочущее дыхание сотрясло мембрану, прижатую к моему уху.
   – Сыщик с гонором! Привычно для Запада. Но на что же вы рассчитываете, живя здесь? Я без проблем найму более покладистого человека, который выполнит ровно столько, сколько ему сказано, и не станет задавать лишних вопросов.
   – В таком случае вы не по адресу. Больше всего на свете люблю откапывать гадости про своих клиентов.
   – Вы хам еще больший, чем мне представляли. Но посоветовали обратиться именно к вам, потому что, как это ни странно, считают толковым частным сыщиком.
   – Кто именно?
   – Это не важно. Я вас нанимаю. Через час жду в ресторане казино «Счастливый Джокер». Знаете, где это?
   – Еще бы. Мое любимое место отдыха.
   Кажется, туз взревел от негодования. Какая-то занюханная частная ищейка вздумала над ним издеваться! Но я уже дал отбой. После чего закурил сигарету, откинулся на стуле и предался безрадостным думам под сатанинскую песню котов.
   «Если в тебе осталось хоть немного самоуважения и гордости, ты никуда не поедешь, – сказал я сам себе. – А если и отправишься на встречу, то только для того, чтобы плюнуть в сытую и наглую рожу звонившего». (Что рожа сытая и наглая, я не сомневался.) Потом я мимолетным взглядом окинул свой кабинет. Терпимо было все: и доисторический письменный стол, этакая бандура, состоящая из двух тумб и рассохшейся крышки, и два казенных стула, и гигантский сейф, и стены с истертыми панелями, и низкий подвесной потолок, разбухший и посеревший из-за протекающей крыши. Однако в углу стояла раскладушка, потому что с недавнего времени офис заменял мне жилище. Моя же собственная квартира после одного особо удачного расследования выгорела почти полностью, и, чтобы отремонтировать ее, нужны были определенные средства. На принятие нового решения у меня ушло минут десять и еще одна выкуренная сигарета. Необходимую сумму я мог получить только от состоятельного клиента, будь он трижды дерьмом. Мой недавний собеседник отвечал этим требованиям. Я не гадал, что за работу он мне предложит. Если ему меня рекомендовали, то должны были проинформировать, что на явный криминал я не соглашусь.
   Он недаром пожелал встретиться именно в этом месте, с целью показать мне уровень своего благосостояния и мою собственную никчемность. У казино «Счастливый Джокер» в городе достаточно чистая репутация: очень приличное заведение для людей с доходами гораздо выше среднего, никаких блатных с их размалеванными шлюхами, никаких черных, наводнивших городские рынки, одним словом, исключительно положительная публика – крупные коммерсанты, директора процветающих фирм, маскирующиеся под них криминальные авторитеты и законники. Иногда заезжают сюда отдохнуть и посорить трудовыми доходами главы департаментов из городской и областной администраций, а на торжественном открытии казино два года назад присутствовал губернатор. Поговаривают, что в тот памятный день он имел право первым крутануть колесо рулетки, и фортуна довольно продолжительное время не отворачивалась от народного избранника. В качестве завершения этой исторической справки следует добавить, что владельцем «Счастливого Джокера» является зять губернатора, фигура на городском небосклоне одиозная, не избежавшая криминального прошлого.
   Здание казино, сплошь из стекла и зеркал, оплеталось по фасаду многочисленными неоновыми трубками. С наступлением темноты и настоящей жизни неон воспламенялся, топя округу в магическом буйстве красок. Площадка, отведенная для парковки автомобилей, сейчас была пуста. Я удивился: неужели мой таинственный наниматель пришел сюда пешком или, что невообразимо глупо, приехал на общественном транспорте?
   Швейцар не поспешил распахнуть передо мной дверь и раскланяться в пояс. Меня встретил лишь неодобрительный взгляд охранника, двухметрового детинушки, умудрившегося сохранить на лице интеллект. В черном, безукоризненно отутюженном смокинге, он бесшумно прошествовал мне навстречу по мягкой ковровой дорожке. Секьюрити выдавил из себя дежурную улыбку и постарался впрыснуть в самодовольный неприязненный голос хорошо оплачиваемого холуя дозу вежливости:
   – Простите, вы куда?
   – В ваш ресторан, промочить горло.
   – Сожалею, но сейчас у нас обслуживание только постоянных посетителей. Бизнес-ланч. Столики бронируются заранее.
   – Меня там ждет человек. Очень важный господин. От моего визита, ни много ни мало, зависит его судьба. – Я прижал кулак к губам, чтобы не прыснуть смехом. Если что-то и развлекало меня, то подобные шавки, мнящие себя в отсутствие хозяев королями.
   Охранник не понял юмора. Маска выпускника МГИМО слетела с лица молодого человека, на поверхность выперла истинная натура ископаемого ящера.
   – Ты чё, за лоха меня держишь?! В таком-то прикиде… Тут, в натуре, все в смокингах…
   – Скажи спасибо, что я не в спецовке. – Я осмотрел свою короткую кожаную куртку, линялые, но фирменные ливайсы и кроссовки, добротные, прочные, хотя и купленные на китайском рынке.
   Все закончилось трагифарсом. Не решившись ввязываться в драку в одиночестве, секьюрити по рации вызвал подмогу. Я и глазом не успел моргнуть, как на меня с разных сторон набросились трое. Не били по лицу, не уродовали внутренние органы, мастера самбо, применив захваты, заломы и удушения, головой вперед вышвырнули меня в распахнутую откуда ни возьмись взявшимся швейцаром дверь. Я споткнулся на последней ступеньке и унизительно грохнулся на асфальт. А когда стал поднимать голову, увидел сначала чьи-то огромные модельные туфли, затем напоминающие два телеграфных столба ноги, пряжку брючного ремня и, наконец, нависающий на нее громадный живот, плотно запакованный в белоснежную сорочку. Одна рука великана лежала на блестящем капоте черного автомобиля, дорогого и престижного, вполне отвечающего звездному статусу владельца, другая, как и надлежит людям данной социальной прослойки, сжимала сотовый телефон, почти невидимый в мощной пятерне. Правда, в пальцах, розовых и пухлых, как сардельки, не чувствовалось должной силы. Этого нельзя было сказать о плечах, покатых, наращенных мясом, скорее плечах тяжелоатлета или борца, нежели жрущего от пуза толстосума.
   – А еще говорят – приличное заведение… Макаронники! Устроили потасовку перед входом… Всю клиентуру распугаете, – загудел у меня над головой густой, обволакивающий бас.
   – Да ломился, понимаете, Виктор Евгеньевич, – заискивающе пробормотал один из самбистов. – Пьяный или обколотый. Что с таким разговаривать?
   – Можно и поаккуратнее. Смотреть противно, – брезгливо отозвался туз. – Меня здесь должен ожидать один человек. Надеюсь, это не он?
   Я поднялся на ноги, и оказалось, что едва достаю гиганту до плеча. Чтобы рассмотреть его лицо, пришлось задрать голову. Что сразу бросалось в глаза – это борода, большая, плотная, жесткая, без единого седого волоска, придающая породистому красивому лицу Виктора Евгеньевича нечто демоническое. Иссиня-черные волосы средней длины были зачесаны назад, а взгляд оказался голубым и не вполне уверенным. Для пущей солидности пузану не мешало бы носить затемненные очки.
   – Надеюсь, с вами меня пропустят внутрь? – не без ехидства спросил я.
   – Глупейшее совпадение, – неприязненно заметил Виктор Евгеньевич. – Мне это совершенно перестает нравиться. Идемте.
   Извинений мне не принесли, но конфликт тем оказался исчерпан. Секьюрити посторонились, а швейцар предусмотрительно распахнул дверь.
   – Сегодня же скажу хозяину этого заведения, чтобы уволил к чертовой матери всю охрану, – пробасил себе в бороду мой спутник. – А вам выдам небольшую компенсацию за моральный ущерб. Не берите в голову, что я был так резок по телефону, у меня забот по горло, а тут навалилось еще и это… ради чего вас позвал.
   Мы прошли в затемненный уютный зал, где у нанимателя имелся забронированный столик. Не замедлил появиться официант – вышколенный, педерастического вида мальчик в белой рубашке с набриолиненными волосами, услужливо протягивая меню. Одного взгляда мне хватило, чтобы понять, что моей наличности хватит лишь на стакан минеральной воды. Виктор Евгеньевич же собирался сытно пообедать и долго водил толстым пальцем по меню, выбирая блюда.
   – А вы почему ничего не заказываете? – безразлично обратился он ко мне. – Совсем не голодны?
   Он и виду не подал, что мою трапезу оплатит сам, он откровенно издевался надо мной с тупой ограниченной изощренностью. Я стерпел и это.
   – Мне не нравится здешняя кухня, – ответил я. – Жду не дождусь, когда вы дадите задание и я помчусь выполнять его, а уж вы отобедаете в более приятном обществе.
   Атмосфера за столом накалилась и вот-вот готова была взорваться. Не сдержавшись, я еще плеснул масла в огонь.
   – Вам изменяет жена и за ней необходимо проследить?
   Виктор Евгеньевич разинул было рот, однако гневный вопль застрял в его глотке, натолкнувшись на мою новую бесцеремонную фразу.
   – Или у вас проблемы с любовницей?
   Но взрыва не произошло. Багровое лицо совершенно неожиданно приняло нормальный цвет.
   – Я совсем забыл, с кем имею дело, – проговорил туз. – Вы за словом в карман не лезете, в вас есть напор и наглость, и я ценю это. А со своими личными проблемами предпочитаю разбираться сам и не впутывать в них посторонних. История, из-за которой я решил нанять вас, совершенно идиотская, какой-то дурной розыгрыш, и, заподозри я что-то опасное, принял бы надлежащие меры, не обращаясь к вам. Надеюсь, вы понимаете, мне есть к кому обратиться…
   – Разумеется, Виктор Евгеньевич. – Я больше не пытался ерничать и отвечал вполне серьезно.
   – История заключается в том, – продолжал он, – что третий день подряд мне названивает какой-то сумасшедший и требует деньги. Десять тысяч долларов.
   – За что?
   – В том-то и дело, что он этого не говорит. Скажет только при получении данной суммы. Лишь грозится, что, если я не заплачу, это плохо кончится не столько для меня, сколько для моего бизнеса.
   – А какой у вас бизнес?
   – Разноплановый. Я соучредитель нескольких акционерных обществ. Основное же занятие… – Виктор Евгеньевич важно залез в портмоне и двумя пальцами протянул мне визитную карточку. Держал он ее так бережно, точно она была сделана из хрусталя.
   Из золоченого тиснения мне стало известно, что в клиенты мне набивается генеральный директор торгового дома «Миллениум» Ланенский Виктор Евгеньевич. О самом ТД доводилось слышать любому жителю нашего города, но отовариваться там решались немногие. Основная масса, наплевав на престиж и буржуйскую рекламу, предпочитала носиться за покупками по всему городу и толкаться на вещевых рынках, считая себя недостаточно обеспеченными или вовсе малоимущими.
   – Мое мнение – послать этого шутника по известному русскому адресу, – сказал я, оторвавшись от рассматривания визитки.
   – Так-то оно так, – неохотно согласился Ланенский. Ему очень не нравилось, когда кто-то в его присутствии высказывал свои идеи, причем не лишенные здравого смысла. – Но я не из тех, кто привык прощать подобные выходки. Я желаю, чтобы вы нашли этого мерзавца. Он заслуживает примерного наказания.
   – Будете загонять иголки под ногти или придумаете что-то более оригинальное?
   Ланенский, свыкшийся с моими манерами, пропустил эту колкость мимо ушей.
   – Кроме того, – добавил он, – анонимщик звонил мне только на работу (телефон имеется в любом деловом справочнике) с автоматов, поэтому номер определить я не смог. Однако сегодня утром он сказал, что предоставляет мне последний шанс, и назначил встречу, на которую я должен приехать один и привезти деньги. Вы отправитесь вместо меня и, разумеется, без денег. Ваша задача – доставить мне шантажиста.
   – Где и когда назначена встреча?
   Виктор Евгеньевич назвал место и время. Район был мне знаком прежде всего по криминальным сводкам, а время, если вспомнить достопочтенного сэра Артура Конан Дойла, именно то, в которое «силы зла властвуют безраздельно». Как в страшной сказке – полночь.
   Я принял информацию к размышлению, но не спешил уходить, воззрившись на Ланенского. Тот, почуяв запах принесенных официантом блюд, начал выражать недовольство:
   – Чего еще?
   Я отвечал не моргнув глазом:
   – Прежде чем браться за такие сомнительные дела, я предпочитаю получать задаток.
   – Сколько? – Генеральный директор уже вгрызся сильными белыми зубами в телячью отбивную.
   Сумма его ничуть не удивила. Бесспорно, этот человек жил в другой системе материальных ценностей. Да и нравственных тоже.
   – Чего так много? – все же спросил он для проформы.
   – До свидания.
   – Постойте. – С ленивой небрежностью он швырнул на стол несколько мятых купюр.
   Я старательно собрал их, разгладил и убрал в карман.
   – Договор составим на салфетке или проедем ко мне в офис? – спросил я.
   Ланенский барски отмахнулся.
   – Обойдемся без бухгалтерии. Ведь у вас хватит ума не сбегать с этими деньгами.
   – Приятного аппетита, – пожелал я и направился к выходу из зала. И все же остановился на пороге, обернулся, спросил: – Ответьте честно, Виктор Евгеньевич, у вас много врагов?
   Хозяин утер белоснежной салфеткой розовые лоснящиеся губы.
   – Они не успевают у меня появляться.
   Во что я нисколько не поверил.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация