А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кирилл и Ян (сборник)" (страница 6)

   – Откуда ты знаешь, что будущего у нас нет? – спросил он.
   – Хочешь сказать, пути Господни неисповедимы? – она засмеялась, – может, оно и так, но, понимаешь, я не люблю чем-то жертвовать сама и не признаю глупых жертв у других. Не въехал? Я к тому – если ты сейчас скажешь, что ради меня готов уехать из Москвы и писать в наши газетенки статьи про битву за урожай, я тебе отвечу – не сходи с ума. Я не стою того, чтоб ломать карьеру, и когда ты поймешь это сам, будет поздно – в Москве тебя уже забудут. В итоге ты возненавидишь меня, себя и весь мир. Так что этот дурацкий разговор можешь даже не начинать. Я в Москву тоже не поеду. И что у нас получается?..
   – …Ну, девка дает! – в очередной раз восхитился Ян, – таких я еще не встречал! Слышь, «сосед», я буду гордиться, что спал с ней! Ей-богу!..
   Но Кирилл молчал, ощущая, как одна за другой отошли страховочные мачты, и «ракета», устройство которой казалось хорошо известным, уносится ввысь, превращаясь в прекрасную недосягаемую звезду. Это было ужасное ощущение, но как остановить запустившиеся двигатели, он не знал.
   …Что-то меня на космос потянуло, – подумал он, анализируя возникший образ, – ну да, наверное, потому что оттуда нельзя вернуть того, кто сам не захочет вернуться…
   – Чего ты замолчал? Расстроился? – Алена взяла Кирилла за руку, – не надо. Я ж сказала правду. Зачем играть в глупые игры?
   …Она, действительно, необыкновенная! – от пассивности Яна не осталось и следа, – она такая же, как я!.. Сейчас ей надоест смотреть, как этот недотепа размазывает сопли – размазывают, либо кровь, либо говно, а сопли никто не любит…
   Кирилл еще громоздил конструкцию из бессмысленных космических образов, когда Ян прижал Алену к себе.
   – В Москву я тебя и не зову.
   – Правда? – заинтересовалась Алена, уловив какие-то новые, отличные от прежних, интонации, – передумал?
   – Просто это особый город. Туда стоит приезжать, если настроен биться и покорить его. Там нет смысла просто жить – он не приспособлен для этого; там все дорого, все расположено далеко… и, вообще, там сложно.
   – Ты на сто процентов прав, – Алена кивнула, – москвичи – это состояние души, а я не ощущаю настроя на борьбу.
   – …Спасибо, выручил, – обрадовался Кирилл, полностью потерявший нить общения, но Ян отмахнулся.
   – Да пошел ты!..
   Он крепче сжал Аленины плечи.
   – К вам я конечно не перееду даже ради тебя – тут ты сама все правильно сформулировала, но ты ж не можешь не согласиться, что нас тянет друг к другу?
   – Не согласиться не могу, – Алена вздохнула.
   Кирилл от удивления потерял дар речи. То, что происходящее не соответствовало привычной логике «соседа», было полбеды; беда заключалась в том, что после ответа Алены он окончательно почувствовал себя лишним, словно растворявшимся в «соседе». Действительно, зачем он нужен, если тот исполняет его функции и его желания?
   – Значит, – продолжал Ян, – надо искать компромиссный вариант. Это ж не умно – осмысленно мучить друг друга.
   – Экое слово-то подобрал – «не умно», – Алена покачала головой, а потом кивнула, – я б хотела найти такой вариант. Давай встречаться где-нибудь в Рязани или в Липецке… О! Лучше – вычислим деревню, чтоб точно посередине между нами и Москвой, купим там хату…
   – Плохой вариант. Это ж рутина – созвонились, съехались, бросив дела, которые все равно не выходят из головы; переспали и с радостью помчались обратно – дела-то ждут, время потеряно.
   – Слушай, что ж ты такой умный?
   – И ты не дура – с дурами я так не разговариваю.
   – Спасибо. Да, насчет поездок, я, конечно, загнула; тогда уж проще пожениться, чем тратить деньги на дорогу – эффект-то получается тот же, да?
   …Какая ж она умница!.. А ты – дебил, – Ян повернулся к Кириллу, заворожено слушавшему этот фантастический диалог влюбленных мужчины и женщины.
   – Ну, а твои предложения? – Алена вывернулась из объятий, чтоб лучше видеть лицо собеседника.
   Момент был кульминационным, но Бог (или Случай) – великий драматург, потому что всегда умеет растянуть его, держа в напряжении нервы и чувства «актеров».
   – Слушайте, голубки, – из дома появился Василий, – вы завтра когда едете?
   – Ой, пап… – Алена задумчиво почесала нос, – лучше пораньше. Мне ж на работе хотя б с обеда надо появиться – с утра-то, если что, девчонки прикроют… а до этого съездить с Кириллом к Сан Санычу…
   …На фиг, Сан Саныч этому придурку? – Ян раздраженно обернулся, но Кирилл лишь беспомощно развел руками, – блин, послал бог «соседа»!..
   – Короче, – Василий прервал Аленины рассуждения, – Вовка бухает, но я позвонил ему, поэтому знаю, где ключ от стоянки, так что решайте – когда скажете, тогда и отвезу.
   – Пап, давай часов в шесть.
   – В шесть, так в шесть, – Василий посмотрел на часы, – сейчас полпервого. Вы спать совсем не собираетесь?
   – Ты что, пап! – глаза Алены округлились, – мне ж на работе надо быть цветущей. Идем? – она повернулась к Яну.
   – Вопрос, конечно, бестактный, – Василий смешно потер небритую щеку, – белья сколько доставать? На одну постель?
   – Пап, – укоризненно перебила Алена, – сегодня, вот, на две.
   – Зря, – пожав плечами, Василий ушел обратно в дом.
   – Я ж тебе говорила, – Алена засмеялась, – и все равно стесняюсь. Ну, такая, вот, я странная девочка.
   – Ты, классная девочка, а остальное, мелочи, – Ян притянул ее к себе.
   Так они не целовались даже вчера ночью, и когда их губы разомкнулись, Алена глубоко вздохнула.
   – Уф!.. Если ты и дальше будешь таким, я, правда, влюблюсь. Тебе оно надо?
   Кирилл уставился на «соседа», ожидая яростного протеста против «всяких глупостей», но тот предательски промолчал, лишь крепче сжав плечи девушки.

   Василий остался в маленькой комнате, где стоял телевизор, а гостям постелил в большой, со старым платяным шкафом, запасными веслами и всякими рыболовными снастями, разложенными на столе и подоконниках. Больше они не обнимались и не целовались; правда, когда Алена, потушив свет, стала раздеваться, Ян, на всякий случай, спросил:
   – Ну, что?
   Вопрос мог относиться к чему угодно, вплоть до мирового экономического кризиса, и Алена ответила соответственно:
   – А все нормально.
   Старенькие диваны заскрипели. Ян закрыл глаза, и тут же к нему подскочил Кирилл.
   – Что ты делаешь? Это моя девушка!
   – Послушай, – голос Яна казался усталым, – это наша девушка. Не забывай, мы ведь единое целое…
   – Эк, ты запел!
   – А я сегодня я добрый, и не зли меня, пожалуйста.
   Как вести себя с «добрым Яном» Кирилл не знал, потому что никогда его не видел. Пауза возникла длинная; ее хватило как раз, чтоб Ян отключил сознание, уплывая в фантасмагорию снов, и потянул Кирилла за собой.
* * *
   – Третья рота, подъем!
   И Алена, и Ян одновременно вскинули головы, в которых еще витал туман не отложившихся в памяти сновидений.
   – Пап, да ну тебя, – Алена сонно зевнула.
   – Время полшестого, – объявил Василий, – вам еще надо умыться, поесть, а я пойду движок на лодку поставлю.
   – Есть я не буду, – Алена потянулась, – я лучше искупаюсь.
   – …Она с ума сошла! – воскликнул Кирилл, но Ян, за ночь, видимо, переставший быть добрым, усмехнулся.
   – Заткнись, размазня! Эта девочка не для тебя, понял?..
   – Пап, выйди; а ты, Кирилл, отвернись, пожалуйста, – попросила Алена. Василий вышел, и Ян толкнул «соседа».
   – …Отвернись, слышишь! Тебе ж сказали! – но сам лишь прищурил глаза, наблюдая, как Алена сменила трусики на ярко-желтые плавки и ловко надела верхнюю часть купальника.
   – Можешь смотреть, – сказала она, – ты со мной пойдешь?
   Кирилл чуть не крикнул «Да!», стараясь хоть в чем-то опередить конкурента, но Ян одним движением закрыл ему рот.
   – Молчи, идиот! Ты-то куда собрался? Лед неделю назад сошел! Она всю жизнь плавает, а ты утонешь, как утюг.
   – Это да… – мигом остыл Кирилл.
   – Так что? – Алена стояла посреди комнаты и улыбалась.
   – И буду ходить по городу с мокрой жопой, да? Неудобняк, – Ян откинул одеяло, – я уж так – рожу протру и хватит.
   – Как хочешь. Наше дело предложить, – Алена вышла и через минуту за тонкой стеной послышался громкий всплеск.
   Ян похлопал «соседа» по плечу.
   – …И что ты собирался делать с такой девкой? Ты ж по жизни будешь у нее подкаблучником!.. Но в чем-то я тебе очень обязан: как говорят гребанные поэты – ты растопил ее сердце. Так что не расстраивайся.
   – А как мы будем… – Кирилл пытался подобрать достойную формулировку, но Ян рубанул с плеча:
   – Как мы будем ее делить, да? А зачем? Член-то у нас один на двоих, так что чего делить? Еще вопросы есть?
   – Нет. Хотя есть! Вчера ж ты так и не сказал, что можешь ей предложить – ну, чтоб как-то быть вместе.
   – Не волнуйся, предложу – есть у меня в рукаве шикарный козырь, – увидев неподдельный испуг «соседа», Ян рассмеялся, – да не бойся – куда ж без тебя? Как ни крути, она все-таки не железная – когда-нибудь и ей нужно поплакаться в жилетку, а я на эту роль не гожусь.
   – Правда? Ты так думаешь? – от радости Кирилл чуть сам не расплакался, – это получается, теперь мы не просто соседи, а, можно сказать, братья?
   – Ага, молочные. Пошли, братец…
   Натянув джинсы и рубашку, Ян прошел через кухню, где на столе снова стояла тарелка с рыбой, и вышел на крыльцо. Василий был уже там, наблюдая за дочерью, уплывшей от дома метров на пятьдесят. На звук шагов он обернулся, и когда Ян встал рядом, тихо спросил:
   – Не, то не мои проблемы, но у вас это серьезно или так?
   – Вась, а ты, значит, считаешь, что она могла привезти с собой первого встречного? Или что, она много мужиков уже сюда перетаскала?
   – Да ни одного! – Василий усмехнулся, – что и пугает.
   – Вот, пусть ничего тебя не пугает. Мы сами во всем разберемся, договорились? А ты тут с Водяным пока разберись – чего это он решил нам пульки-то подкинуть?
   – Разберусь, – вздохнул Василий, – лучше скажи – думаешь, от твоей статьи будет эффект?
   – Да что статья! Я ж снимки сделал, как этот урод стреляет в нас – я сейчас прокуратуру подключу… ох, Вася, тут такие разборки начнутся! Главное, чтоб у вас бумаги были в порядке, а то загремите со своим товариществом в общей куче, – мысли Яна мгновенно вернулись к работе, поэтому когда Алена поднималась по лестнице, Кирилл успел подскочить первым и подал ей руку.
   – Вот, зачем ты оделся? – она засмеялась, – сейчас бы как прижалась к тебе!
   Кириллу хотелось этого, но помня о «брате», он сказал:
   – Не, не надо, – и коснувшись губами мокрого, холодного плеча девушки, опасливо оглянулся – Ян смотрел на него как-то подозрительно задумчиво, и Кирилл испуганно спросил:
   – …Ты чего?
   Но Ян лишь покачал головой и ничего не ответил. Кирилл не стал лезть в его мысли, поверив, что действительно не произошло ничего особенного.

   Приключение, под названием «Радчино», окончательно закончилось, когда Алена села за руль.
   – Сейчас посмотрим – какой ты водитель, – Ян устроился на пассажирском месте, – годишься ли для сумасшедшей Москвы?
   – Не гожусь, по определению, – поднимая рябь на воде, Алена развернулась, – я вчера тебе уже говорила.
   – Ну, ситуации меняются; отсюда меняются и желания…
   – Да не поеду я в Москву!
   – Успокойся, никто тебя туда не тащит. Это я шутил, а, если хочешь, поговорим серьезно.
   В принципе, Алена была готова к подобной развязке, но все равно стало очень обидно; в сердцах она втопила газ, подняв на лугу волну.
   – Ты не поняла…
   – Все я поняла! – девушка дернула локтем, хотя Ян и не пытался коснуться его.
   – …Мы теряем ее! – Кирилл в отчаянии схватился за голову.
   – Что, фильмов про врачей насмотрелся? – усмехнулся Ян, – смотри и учись…
   – Перестань, глупенькая, – произнес он ласково, – лучше послушай меня. То, что всем вам сливают через СМИ о положении в нашей экономике и политике, сплошная ложь.
   – Очень актуальная информация, – Алена усмехнулась.
   – Да ты дослушай!
   – Ладно, слушаю, – равнодушно согласилась Алена – это была возможность углубиться в собственные мысли.
   – Я вхож в, так называемый, «ближний круг», поэтому имею возможность анализировать реальные факты. Понимаешь?
   – Нет, – Алена пожала плечами, – не понимаю, причем тут я.
   – К тому, что ты сама хотела серьезного разговора!
   – Но не до такой же степени…
   – Ты можешь без комментариев? – Ян начал злиться.
   Кирилл, естественно, ощущал это; точно так же как мгновенно узнал, что именно «брат» собрался предложить Алене, и не мог поверить своему знанию. Конечно, то был сильнейший ход, но обнародовать главный козырь после двухдневного знакомства?.. Сам бы он, точно, не отважился, а, вот, Ян собирался это сделать.
   …Что-то, похоже, перевернулось в мире, – решил Кирилл.
   – Слушай, – он схватил Яна за руку, – ты – гений! Я даже не ожидал! Знаешь, как ты поднялся в моих глазах!..
   – Неужто? А она, вот, даже не хочет меня выслушать!
   – Но она ж рассказывала, как ее обманывали! Потому и относится к тебе, как к другим!
   – А ко мне не надо относиться, как к другим! Иначе и я буду относиться к ней, как к другим!
   – Господи, какие ж вы оба…
   Фраза являлась законченной и ее не требовалось опошлять конкретным определением. Возникла пауза, которую нарушила Алена.
   – Так что там интересного в твоем «ближнем круге»? – она успокоилась, поставив предсказуемый крест на их отношениях, и теперь ей хотелось хотя бы послушать из «первых рук» свежие московские сплетни.
   Под жалобным взглядом Кирилла Ян вздохнул.
   – Если коротко и не вдаваясь в детали – эта страна катится к закату; и идеологическому, и экономическому. Предотвратить его уже невозможно, и дело лишь в сроках. Здравомыслящие аналитики отводят ей жизни, от силы, года три…
   – Я не верю, – Алена выбралась на асфальт. Впереди больше не было скрытых водой ловушек, и она повернулась к собеседнику, – с чего ты взял? По-моему, наоборот, наконец-то наступила стабильность.
   – У нас, знаешь, что является мерилом стабильности? Наличие в магазинах хлеба, водки и колбасы. Все – жизнь прекрасна, а остальное как-нибудь переживем, так ведь?
   …Ну, не пугай ты ее! – взмолился Кирилл, – зачем? Ты просто предложи…
   – Заткнись!..
   – Ален, – продолжал Ян, – могу разложить тебе по полочкам всю историю нашей Перестройки, от ее пафосного начала до трагического завершения. Запросто.
   И тут Алена испугалась; испугалась уверенности, звучавшей в голосе, а сам Ян вдруг предстал мрачным пророком, спустившимся с заоблачных столичных небес. Правда, состояние растерянности длилось не больше минуты – потом Алена мысленно оглянулась на окружавший ее мир, обустроенный супермаркетами, веселыми ночными клубами, автомобилями, число которых зримо росло с каждым днем, а главным были люди, спокойно и уверенно строившие планы на ближайшее десятилетие. И Алена улыбнулась.
   – Не надо ничего раскладывать. Просто скажи – и что же, по твоему мнению, будет дальше?
   – А дальше будет русский бунт, бессмысленный и беспощадный; такой, что семнадцатый год покажется сказкой про Белоснежку. Убивать будут не только тех, кто служил власти, но и их детей, внуков, чтоб следа не осталось! Сперму будут отстирывать с простыней!..
   – Прекрати! – последний образ почему-то особенно впечатлил Алену, – я согласна, не все у нас гладко, но сейчас, вроде, и с коррупцией стали бороться…
   – Да не может эта власть бороться с коррупцией! Коррупция – наш общественный строй! А смена общественного строя происходит только революционным путем. Ну да, кого-то сажают, но это не борьба; это Система отторгает нарушивших главное правило игры. Знаешь, какое? Нельзя убивать дойную корову – ее надо только доить, пока сама не сдохнет.
   – Страшно тогда… – Алена задумалась.
   – Страшно, – кивнул Ян, – вот, я и не хочу, чтоб ты бегала тут под пулями, а бегать придется – как ни крути, ты к этой власти тоже имеешь отношение, и в эйфории новой свободы никто не станет разбираться, что ты – девочка на побегушках и всего лишь селила в гостиницы московских «пупков»… за дорогой следи!
   Испуганно вывернув руль, Алена метнулась к обочине, заканчивавшейся глубоким кюветом, и чудом не угодив в него, вернулась к белой прерывистой линии. Фура, возникшая словно ниоткуда, пронеслась мимо, и дорога вновь опустела.
   Пока Алена приходила в себя после маневра, изучавшегося в автошколе лишь теоретически, Кирилл подскочил к Яну.
   – …Ну, зачем ей все эти ужасы? Может, и вообще все еще обойдется! Ты просто скажи, что любишь ее! Скажи, ну!..
   – И что там по поводу спермы? – успокоившись, Алена повернула голову.
   – Со спермой у нас полный порядок – сама знаешь.
   Кирилл вмиг съежился, и эта очередная победа над глупым сентиментальным «братом» подняла Яну настроение.
   – Короче, – он хитро прищурился, ожидая реакции, – когда польется кровь, я могу увезти тебя из этого дурдома. В замечательной стране Австрии, где в ближайшие двести лет не намечается никаких революций, стоит городок Зальцбург, родина Моцарта, между прочим; а под тем Зальцбургом есть у меня славный домик и клочок земли.
   – Правда?.. – глаза Алены округлились, – ни фига себе!
   Не раз виденные по телевизору остроконечные крыши, узкие мощеные улочки и танцующие люди в тирольских шляпах поглотили рисовавшийся минуту назад кошмар; да и на лице Яна появилась улыбка, сразу превратив мрачного пророка в ловкого фокусника.
   – Уф!.. А я, дура, уж вся испереживалась за судьбы Родины, – Алена засмеялась, – то есть, ты так нестандартно приглашаешь меня в гости?
   – Просто я хочу спасти тебя.
   – Знаешь, а мне нравится, – Алена окончательно развеселилась, – роль любовницы… она все-таки какая-то унизительная; стать женой я пока не готова, да мы и почти не знакомы, так что спасай!.. – великодушно разрешила она, – слушай, а без грядущего катаклизма мы не можем съездить туда? Не насовсем, а так, на пару неделек.
   – Запросто. Репортаж только сдам…
   – Не, Кирилл, я серьезно.
   – Да не Кирилл я! Кирилл – это мое, так сказать, прошлое. Ну, вспомнил о нем, раз уж твой отец так не любит поляков, а реально никакого Кирилла давно нет, – Ян победно взглянул на окончательно потерявшегося в ситуации «брата».
   – Так не бывает, – покачала головой Алена, – прошлое никогда не исчезает без следа. Вы с Кириллом должны как-то уживаться; причем, вы оба мне симпатичны, каждый по-своему…
   – …Нет, ты слышал! – от счастья Кирилл даже захлопал в ладоши, – мы оба!
   – Да погоди ты! – отмахнулся Ян, – думаешь, я не догадывался? – но вслух сказал:
   – Это называется раздвоение личности, а человек должен быть цельным, чтоб чего-то добиться.
   – Мне кажется ужасно скучным только и делать, что чего-то добиваться…
   – Тебе, вот, кажется. В этом, кстати, одна из главных проблем – мы оцениваем чужое счастье теми мерками, которые заготовили для себя, а оно у каждого свое. Не согласна?
   Несколько минут Алена молчала; потом вздохнула.
   – Здесь, возможно, ты и прав.
   – А в чем я не прав?
   – В отношении будущего России. И не потому что наш крутой президент все разрулит – в плане власти я согласна с тобой, но тут еще остались лешие, водяные и еще много кого, кто не позволят испоганить свою территорию.
   – Короче, да поможет нам Бог?
   – Типа того. Но ты, конечно, в Бога не веришь?
   – Ну…
   Это был редкий случай, когда Ян не смог быстро сформулировать ответ – с одной стороны, ему не хотелось огорчать Алену, но, с другой, на подобные вопросы лучше сразу говорить правду, чтоб не юлить потом всю оставшуюся жизнь.
   – Конечно, не верю.
   – А Кирилл?
   – …Я верю! – воскликнул тот, – это ведь он спровадил в командировку Костю Орехова, отменил автобус, чтоб на такси мы успели вернуться; он забрал к себе бабку с козой!..
   Ян скептически взглянул на восторженного «брата».
   – Черт его знает, того Кирилла. Мутный он какой-то.
   Нагромождение разнокалиберных высоток становилось все ближе, и Алена сменила тему:
   – Давай заедем к Сан Санычу – тут по дороге, а потом кину тебя, куда скажешь. Извини уж, но мне надо хоть марафет навести, а то сегодня шеф возвращается; наверняка будет собирать всех.
   – Чуть не забыл! – Ян с радостью вернулся к знакомой реальности, – координаты-то оставь, а то куда я статью сброшу?
   – Легко, – Алена протянула визитку, – а ты свои?
   – А надо? Все равно ж звонить не будешь.
   – Кто знает?.. Хотя не хочешь – как хочешь, – Алена свернула во двор и остановилась, – тут у нас живет Сан Саныч.
   – Пошли вместе, а то сейчас объяснять ему, кто я, да откуда, – выйдя из машины, Ян оглядел уродливо опиленные деревья, ржавые качели и мусорные контейнеры, от которых тянуло гнилью. …Явно не Радчино. Лучше б, правда, жил там какой-нибудь Водяной, чтоб охранять такое место… а, может, он там и живет, иначе откуда б Вася взял пули?.. А, может, тогда и Бог есть? Кто-то ж веками вытаскивает эту страну из крови и безумия. Одни люди вряд ли способны на такое… Блин, что-то совсем эта Алена задурила мне голову – так не долго скатиться на один уровень с моим отмороженным «братцем». Колодин, твою мать!.. Хотя, похоже, все они тут Колодины – всем нужен какой-то Бог… блин, а ведь в этом «колодизме» и есть загадка гребаной русской души! А надо просто тупо работать – тогда все неразрешимые загадки как рукой снимет!..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация