А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кирилл и Ян (сборник)" (страница 4)

   – Так, ты, Кирилл?.. – Алена обалдело хлопала глазами, словно имя могло в корне изменить представление о человеке.
   – Да, а что? – он улыбнулся.
   Что было в его взгляде, Кирилл и сам не успел понять, но Василий, хоть и походил на «замшелого» браконьера, что-то уловил, потому что спросил:
   – Кирилл, хочешь посмотреть наше Радчино?
   – А машина?
   Вопрос подразумевал согласие, и Василий повернулся к дочери.
   – Ален, ты ж Вовку с турбазы знаешь? Две сотни ему даешь, и на сутки машина под охраной. Он вас сюда подвезет, а я пока подожду. Только передачку-то давай, а то увезете Вовке.
   – Не увезем, – Кирилл вытащил пакеты.
   – Езжайте, – Василий пристроил груз в лодке и забрался туда сам; достав сигарету, уселся на узкую деревянную лавку, наблюдая, как дочь садится в машину с известным московским журналистом, пять минут назад смотревшим на нее с ласковым трепетом.
   Кирилл сел за руль, и только коснувшись ступнями резинового коврика, почувствовал, что ноги окоченели и плохо слушаются; пошевелил посиневшими пальцами и вдруг чихнул.
   – Не заболей с непривычки, – сказала Алена.
   – А ты привычная?
   – Я еще купаться буду, – Алена села так, чтоб лучше видеть водителя, – ты, правда, не возражаешь, что мы к отцу заедем?
   – О чем ты! – Кирилл притянул девушку; она не сопротивлялась, но оглянулась.
   – Отец увидит.
   – И что?
   – Да ничего, – Алена засмеялась, – просто каждый раз доставать потом будет – куда ты делся, и придется объяснять, что это была моя очередная ошибка. Он расстроится…
   – А почему я должен куда-то деться? – Кирилл испытующе взглянул на Яна, но тот молчал, демонстративно сжав губы – а зачем ему было вступать в спор, если править «соседу», по любому, осталось два дня, и в Москве он ему все припомнит.
   – Не надо об этом, – Алена вздохнула, – Кирилл… знаешь, мне так больше нравится, чем Ян, – и сама прильнула к его губам.
   Когда поцелуй иссяк, она вернулась в свое кресло.
   – Поехали, а то отец ждет.
   То ли поцелуй был таким горячим, то ли время подошло, но ноги вновь обрели чувствительность.
   – Интересный он у тебя мужик, – Кирилл завел двигатель, – поляков – ладно, а москвичей-то он за что не любит?
   – Долгая история, – Алена вздохнула, – пусть он сам тебе потом расскажет.
   Впереди возникло скопление явно нежилых домиков, и только возле одного стоял черный джип.
   – Посигналь, – попросила Алена.
   Кирилл посигналил; из домика вышел парень и остановился, поджидая гостей.
   – Это Вовка, хозяин турбазы, – пояснила Алена, когда они подъехали совсем близко.
   За домом оказалась стоянка, где уже устроились два одинаковых «Пассата»; Кирилл встал рядом, отдал деньги и потом, все трое перебрались в джип.
   – Тачки-то чьи? – спросила Алена, когда они отъехали от базы, – неужто кто из Радчинских решил открыть сезон?
   – Не, пришлые леща гребут, – Вовка махнул рукой, – а у тебя, значит, жених появился?
   – Не то, чтоб жених…
   – Я ж культурно выражаюсь! А я как к тебе подкатывал…
   – Ты неправильно подкатывал, – Алена привалилась к Кириллу, сидевшему рядом, на заднем сиденье, и тот обнял ее.
   – …Конечно, неправильно, – пояснил Ян, руша в «соседе» наметившуюся идиллию, – что та турбаза, если тут, типа, столица светит! Только, фиг ты, девочка, угадала!..
   – Заткнись! – огрызнулся Кирилл, – собирался молчать, вот, и молчи! Сами как-нибудь разберемся!..
   – Посмотрим– посмотрим…
   Высадил их Вовка у знакомых кустов. Василий помог забраться в лодку сначала дочери, потом Кириллу; оттолкнулся веслом от видимого ему одному берега и ловко перебравшись на корму, дернул заводной тросик. Двигатель затрещал. Лодка, задрав нос, понеслась, хлопая по воде днищем, оставляя за собой разбегавшуюся в стороны волну. Щурясь от встречного ветра, Кирилл огляделся. Пейзаж казался фантастическим и не шел ни в какое сравнение с наполненными ужасом и горем прошлогодними картинками. Там люди бежали от стихии – бежали с криками и плачем, под аккомпанемент вертолетов и катеров, под четкие команды спасателей, мычание обезумевших коров, вой собак, а здесь они сами шли ей навстречу, и стихия с радостью принимала их.
   Поездив по России вместе с Яном, Кирилл видел и гораздо более внушительные водоемы, но здесь все было по-другому. Только через несколько минут он понял, в чем дело – какими бы широкими и могучими ни были реки, они всегда имели берега, а здесь берегов просто не существовало! Не только берегов, а, вообще, суши – деревья росли прямо из воды, и столбик с табличкой «Берегите лес», и столбы электропередач тоже торчали из воды. С Всемирным потопом сравнение не возникало, потому что бескрайняя водная гладь несла ни кару за грехи человеческие, а покой и умиротворение. Кириллу вспомнился старый фильм с Кевином Коснером, «Водный мир».
   …Точно! Вот он, реальный Водный Мир! Смотри и запоминай! – он обратился к Яну, но тот усмехнулся.
   – На фиг, оно мне надо? Я романы не собираюсь писать.
   – Дурак ты, – Кирилл вздохнул.
   – Это я тебе тоже припомню, – зловеще кивнул Ян, – Москва-то с каждой минутой все ближе – скоро репортаж надо делать, так что кончается твое время…
   Кирилл знал, что, скорее всего, так и будет, но думать об этом не хотелось – он наслаждался властью над собственными мыслями и поступками. Последний раз такое состояние возникало у него в детстве, когда еще не требовалось заниматься добыванием денег (эту проблему решали родители), и Яна не существовало вовсе – ни имени такого, ни фамилии Борецкий.
   Кирилл снова попытался погрузиться в таинство пробудившейся природы, однако прежний восторг не возвращался. Все было очень красиво, очень ново, но через месяц ведь оно, вместе с Аленой, ее отцом, потрясающими трелями птиц и неповторимым своей свежестью запахом воды, потеряется в серой массе отработанного жизненного материала.
   …Так, может, Ян прав – не стоит мне высовываться из своего закутка? Надо отдать ему бразды правления и сидеть тихонько, радуясь, что пока еще жив?..
   – …Во-во, – подхватил Ян, – наконец-то ты умнеешь. А то начал права качать! Я пашу круглые сутки, а вместо благодарности…
   – Вот и Радчино! – вклинился в диалог «соседей» голос Алены, и повернув голову, Кирилл увидел слева одинокий домик. Его сваи полностью скрывала вода, поэтому казалось, что он медленно дрейфует среди черных кряжистых дубов и радостных, подернувшихся едва проклюнувшейся зеленью березок; вокруг мирно плавала стайка садовой мебели, пара пластиковых канистр и еще что-то, чего Кирилл не успел разглядеть, потому что домик быстро остался позади. Зато справа, прямо посреди воды, возникли настилы мостков, ведших из ниоткуда в никуда.
   …Похоже, это другой берег, – догадался Кирилл, – летом-то, выходит, речка совсем не широкая, а тут у них что-то типа пляжа или лодочной пристани…
   Дальше начиналась «улица» состоявшая из причудливых строений, явно возведенных людьми, имевшими весьма отдаленное представление о строительстве. Зато в высоте свай они не ошиблись, и потому вода тихонько плескалась под полом, а сами дома, будто парили в воздухе.
   …Здесь паводок – не трагедия, – подумал Кирилл, – здесь это образ жизни – доброй размеренной жизни под покровительством природы. Ведь что ей стоило поднять воду еще на полметра? Да ничего! С ее-то возможностями! Но почему-то она этого не сделала, и домики радостно смотрятся в зеркало тихой воды. Как же здорово тут!..
   – Ага, – мгновенно среагировал Ян, – только нет дочки, которая б возила жратву, а в остальном, тебе самое место в заповеднике для дебилов, не приспособленных к реальной жизни…
   – Вон, папина «халупа»!
   Проследив за жестом Алены, Кирилл уткнулся удивленным взглядом в симпатичный домик, покрытый гибким шифером и отделанный сайдингом.
   – Ничего себе халупа! – Кирилл тоже пытался перекричать звук мотора.
   – Мы в прошлом году его перестроили, а был, как все!
   Общаться на повышенных тонах было неудобно, поэтому все снова замолчали до тех пор, пока Василий не заглушил мотор. Дома к этому времени приблизились настолько, что Кирилл с интересом разглядывал вылинявшие шторки на окнах, а где шторок не было, пустые банки и бутылки на подоконниках, бревенчатые стены внутри покосившихся веранд. Разделяли дома узкие каналы, в которые лодка могла протиснуться с трудом, но Василий туда и не поплыл, а свернул к металлической лестнице, возникавшей прямо из воды и упиравшейся в железную дверь.
   – Как тебе? – качнув лодку, Алена перебралась на нос и села лицом к Кириллу.
   – Настоящий рай!
   – Я рада, – девушка улыбнулась, – а то, думаю, скажешь – привезла черти куда…
   – Нет, что ты! Мне здесь очень нравится!.. И ты нравишься.
   …Сопли-то утри! – совсем некстати вмешался Ян, – я ее за пять секунд уложил и в койку, а ты только слюни пускать умеешь. Если б не я, ты б еще дрочил в тряпочку, как с Иркой!..
   Василий, слышавший разговор, усмехнулся.
   – Слушайте, голубки, вы сначала лодку привяжите.
   – Сейчас, пап, – Алена ловко повернулась и опутав веревкой стойку лестницы перепрыгнула на нижнюю, из двух оставшихся над водой ступенек; протянула руку Кириллу, – давай, не бойся.
   – Я и не боюсь, – оказавшись на неподвижном металле, Кирилл потянулся, – нет, ей-богу, тут классно!
   Василий подал ему пакеты, а Алена открыла дверь.
   – Иди сюда, – позвала она.
   Кирилл шагнул внутрь, из сказочной весны погрузившись в атмосферу кухни, пропитанную запахом жареной рыбы. В углу дребезжал холодильник, а на плите, подключенной к красному газовому баллону, стояла сковородка с той самой рыбой; еще одна сырая рыбина – большая, сантиметров шестьдесят щука с приоткрытой зубастой пастью и чуть затуманившимся глазом, лежала на столе, в прозрачном пакете.
   – Аленка, это тебе – часа три назад поймал, – пояснил Василий, увидев, с каким интересом гости изучают грозную хищницу, – вспомнил, как ты делала ее фаршированную!..
   – Ты умеешь фаршировать щуку? – удивился Кирилл, слышавший, что это сложное блюдо, а потому лучше заказывать его в ресторане.
   – Я, вообще, хорошо готовлю. Что, не ожидал?
   Не ожидал этого не только Кирилл. Ян, наблюдавший за происходящим со стороны, вспомнил девицу в мини-юбке, которая выносила ему диск; потом другую, с маленькой грудью и упругими ягодицами, стонавшую в постели – они прекрасно сливались в единое целое, а, вот, собственноручно приготовленная щука – это было из какой-то другой истории.
   – Она у меня на все руки от скуки, – Василий принялся извлекать из пакета «плоды цивилизации»; добравшись до водки, выпрямился, – Кирилл, ты как по этому делу?
   – Не очень, – тот покачал головой, – но за компанию могу. Только я ж, вроде, за рулем.
   – Ни за каким ты не за рулем, – безапелляционно сообщила Алена, – я-то с вами не буду выпивать.
   – Ох, Ален, – Василий поставил бутылку на стол, – прям, не знаю – не пьешь, не куришь; что за радости у тебя в жизни?
   – Ну, есть кое-какие, – Алена засмеялась, и никто не стал уточнять, какие другие радости могут прельстить молодую девушку, – давайте, закусить вам сделаю.
   – А чего делать? – удивился Василий, – картошка сварена, рыба поджарена, водку сейчас откроем.
   – Ну, хоть салатик покрошу, – Алена достала купленные в супермаркете овощи.
   – Да? – Василий почесал затылок, – ладно. Пойдем, Кирилл, пока покажу тебе кое-что. Только обуйся, а то железо холодное, – он выдвинул огромные галоши, – тапочек, извини, нету.
   – Нормально, – Кирилл сунул босые ноги в мягкое розовое нутро, и мужчины вышли на крыльцо.
   – Вот, скажи, ты такую рыбалку видел? – Василий взял припрятанную в углу удочку, что-то насадил на крючок и забросил прямо с крыльца.
   Поплавок продержался на поверхности всего пару минут, а потом лег на бок, и медленно пополз в сторону.
   – Подлещик, – констатировал Василий еще до того, как подсек, и над водой, сверкая серебром, взлетела широкая плоская рыбка, – вот, напиши в своей газете – выходишь утречком и забрасываешь, не спускаясь с порога… – Василий опустил рыбу в приготовленную кастрюлю без ручки и протянул удочку гостю, – хочешь? Тут клев!.. Она ж голодная после зимы.
   – Да я как-то не умею, – Кирилл улыбнулся, – не рыбак. Но места здесь фантастические!
   – И эту красоту хотят уничтожить, – Василий вздохнул, – понастроят коттеджей, как на месте «Росинки»…
   – Погоди, – перебил Кирилл, – кто хочет уничтожить? Расскажи – сейчас пресса круче любой прокуратуры; одна статья, и вся страна на ушах.
   …Ах, ты, сучонок! – возмутился Ян, – ты-то здесь причем? Хочешь на чужих заслугах въехать в рай? Хрен тебе!..
   – Я ж никому ничего не обещаю – я просто спросил…
   – Ну, давай-давай… спрашивай…
   – История обычная, – закурив, Василий уставился на солнечные блики, игравшие в мутной воде, – при социализме тут, кроме нашего Товарищества рыбаков-любителей, заводские турбазы были. В перестройку заводы закрылись – как говорится, перековали мечи на орало; естественно, от турбаз тоже ничего не осталось, кроме числившихся за ними территорий по несколько гектар каждая. Пришли распальцованные мальчики и тихонько все приватизировали – мы даже не знали. Лет десять тут конь не валялся, а год назад вдруг начали валить лес, рыть котлованы, стройматериалы завезли. Мы к главе района, а он – будут тут, ребята, коттеджи для московской элиты, а то она, бедная, задыхается в смоге, и руками разводит – сделать, мол, ничего не могу, так как изначальные мальчики, оказывается, землю уже три раза перепродали, и нынешние хозяева владеют ее законно…
   – Для москвичей – это стандартная практика.
   – Так, ладно б только так – что сделано, то сделано, но они ж собираются и Радчино забрать! Уже не прозрачно намекали.
   – Что значит забрать? – удивился Кирилл, – есть же право на собственность или как там это называется…
   – Кирилл, ты, вообще, в этой стране живешь и ли где? Какие права, если денег сунул и в момент все решил.
   – Беспредел полный… – пробормотал Кирилл.
   – …А ты как думал? Вася абсолютно прав; только ты один все витаешь в облаках, – подал голос Ян, сразу сбросивший маску безразличия, едва уловил суть вопроса, – тема, кстати, интересная, но заниматься ею не буду принципиально!..
   В дверях появилась Алена, и разговор прервался.
   – Вы идете? А то рыбу греть придется.
   – Вот еще, удумала, – Василий пожал плечами, – рыба, Ален, в любом виде съедобная, даже в сыром. Идем, Кирилл, – он поставил удочку на прежнее место.
   Стол был накрыт, и водка налита в рюмки.
   – Умница, дочка, – Василий уселся за стол, – давай, Кирилл, за знакомство.
   Алена чокнулась чашкой сока, и все выпили. Водку Кирилл не любил, но то ли играл роль свежий воздух, то ли сама обстановка – обычного противного вкуса он не ощутил; наоборот, в голове появилась легкость, требующая общения, как бывает после виски. Конечно, общаться хотелось с Аленой, но девушка, поймав его взгляд, смущенно отвернулась, и чтоб не молчать, Кирилл вернулся к прерванной теме.
   – А товарищество ваше землю-то чего ж приватизирует? Сейчас ведь всякие там «дачные амнистии» и прочее.
   – Так не дают, – Василий невесело усмехнулся, – мы ж люди еще социалистические, поэтому в 90-е, когда все всё рвали на куски, об этом не подумали, а теперь вдруг оказалось, что у нас здесь, то ли заповедник, то ли заказник – короче, возможна только аренда, которую, сам понимаешь, можно запросто расторгнуть; было б желание…
   – Стоп! – Кирилл мотнул головой, – а тем москвичам кто разрешил в заповеднике строить?
   – В том-то и фокус – для нас это заповедник, а для них – земли городского поселения. Ты видишь тут где-нибудь поселение? И я не вижу, но наши ж законы, что дышло – как повернул, так и вышло. Тут, знаешь, кто строит? Жена вашего мэра; понятно дело, не лично и не себе, но застройщик – ее контора. И что, судиться с ней? Угадай с трех раз, кто победит.
   Правильный ответ напрашивался с первого раза, поэтому Кирилл промолчал, и Василий, не дождавшись реакции, наполнил рюмки так резко, что Алена накрыла ладонью его руку.
   – Пап, ты, главное, не волнуйся. Сам ведь говорил, что договор аренды еще действует – может, что-нибудь изменится…
   – Да не может ничего измениться в этой стране! – Василий поднял рюмку, – давай, Кирилл, – и выпив, повернулся к дочери, – я вуз закончил хоть и технический, но философию учил получше всяких юристов, которые сейчас у власти!
   …Да ты, оказывается, адекватный человек! – удивился Ян, – а с виду и не скажешь! Если ты еще, сидя в своем «медвежьем углу, понимаешь, куда эти „юристы“ ведут страну…
   – Слушай, – вмешался Кирилл, обрадованный реакцией «соседа», – так помоги ему! С захватом земли – это ж реально твоя тема! Ну, что ты встал в позу?
   – В нашем бардаке, куда ни плюнь, все темы мои…
   – Нет, ведь смотри, как все складно – тут тебе, и борьба за экологию, и продажность местных властей, и про семью мэра, прям, в ключе высказываний Президента…
   – Блин, ты, оказывается, разбираешься в политической конъюнктуре? – делано изумился Ян.
   – Не надо из меня совсем дурака делать. Я серьезно говорю – материал «на ура» пойдет.
   – Да кто ж против? Материал можно сделать убойный – тут сейчас и прокуратура нагрянет, и депутатские запросы косяками полетят; коттеджи конфискуют, передадут под какие-нибудь детские санатории…
   – И в чем же дело?! – воодушевился Кирилл.
   – Дело в том, я не хочу, чтоб тебе досталась вся слава.
   – О, как! – Кирилл был сражен, – то есть ты не воспринимаешь нас, как части одного целого?..
   – Все я воспринимаю! Но в данном случае есть нюанс – Алена на говно изойдет, являя тебе свою благодарность. Тут такая любовь-морковь начнется!..
   – Ну, допустим… – смутился Кирилл, потому что и надеялся именно на такой исход, – а что в этом плохого?
   – Да все плохое, – Ян пожал плечами, – не хочу, чтоб ты отвлекал меня от работы сопливыми переживаниями и воспоминаниями о страстных поцелуях; чтоб тратил мое время на поиски подарков к 8-му марта, тащил меня в этот гнусный городишко… или еще лучше, решишь забрать ее в Москву! Тогда, вообще, будет полная жопа! Она будет названивать тебе каждые полчаса, а мне придется выслушивать ее рыдания и объяснять, что интервью берут тогда, когда их назначают, даже ночью, а не когда ей хочется; начнутся сцены ревности – ты будешь краснеть и бледнеть, а я жертвовать работой, чтоб не волновать ее, да? Или я должен таскать ее с собой по всем мероприятиям и следить, чтоб она не нырнула в чью-нибудь койку? Знаешь, у меня голова занята тем, что дает нам обоим нормально жить, а ты собираешься загрузить ее херней!..
   Быстро сориентироваться в потоке аргументов, Кирилл не успел, и Ян неожиданно предложил свой вариант.
   – Хотя тема, действительно, «живая», – он вздохнул, – давай так – я влезу в это дело, причем, на сто процентов раскручу его, но обещай, что ваши с Аленой отношения закончатся навсегда, как только мы сядем в поезд.
   – А… – Кирилл открыл рот, и снова закрыл его.
   – Что «а»? – Ян хитро прищурился, – ты ж любишь ее? А любовь жертвенна, так что, давай, как в кино: – Любимая, я спасу твой райский уголок, но мы должны будем расстаться, и я готов на это, лишь бы вы с папочкой были счастливы!.. Что, слабо? Не будь таким эгоистом, как я; влюбленные так не поступают – почитай классику…
   Кирилл чувствовал себя загнанным в угол; загнанным так искусно, что любой из возможных вариантов, оказывался плох, но он всегда верил в чудо – в то, что кто-то свыше найдет неожиданный ход, способный все расставить по местам наилучшим образом. Поэтому тяжело вздохнув, сказал:
   – Я согласен…
   – Точно? – обрадовался Ян, – и не будешь канючить, что не можешь без нее жить? Не будешь мешать мне спокойно спать по ночам? Не будешь портить аппетит? Не будешь на улице вырубать мои мысли – типа, а вдруг это она села в такси и надо ее срочно догнать? Не будешь…
   – Ничего я не буду, – Кирилл не стал дослушивать полный комплект классических симптомов влюбленности.
   – Хорошо. Но только попробуй не сдержи слово!..
   – Слушай, Вась, – Ян бестактно прервал его беседу с дочерью, – если хочешь, я готов подключиться к твоей проблеме. Для этого мне, во-первых, нужны копии всех документов вашего товарищества со дня основания и до ответов из администрации, прокуратуры – куда вы там еще писали.
   Отец с дочерью удивленно уставились на будто проснувшегося вдруг журналиста.
   – Кирилл, – Василий покачал головой, – есть силы, с которыми бесполезно тягаться. Понятно, Аленка тебе нравится…
   – Причем тут Аленка? Просто тема актуальная! А, насчет «бесполезно», я, Вась, губернаторам хребты ломал, а тут… тем более, сам знаешь, мэр наш уже не в фаворе.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация