А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кирилл и Ян (сборник)" (страница 20)

   – Отец Геннадий, – сказал он, – тут парень ко мне прибился. У вас не найдётся чего-нибудь тёплого? А то, смотрите сами…
   – У нас для всех всё найдётся. Бог милосерден. Иди-ка сюда, – отец Геннадий поманил парня, – расскажи, что с тобой случилось, сын мой.
   – Я не помню, – парень вздохнул, – очнулся в парке. Ни документов, ни денег…
   – Но не избитый, – заметил Шкет, – может, опоили чем?
   – Господи, – отец Геннадий перекрестился, – куда катится этот мир!..
   – А куда? – с любопытством спросил Шкет, но священник не удостоил его ответом.
   – Значит, так, – продолжал он, обращаясь к парню, – я сейчас службу отслужу, а потом зайдём на сайт «Жди меня» – может, тебя уже ищут. Если нет, я им передам твою историю. Я уже помог найти двух пацанов, так что не падай духом – глядишь, и вернёшься домой с Божьей помощью, – повернулся к Шкету, который уже порывался незаметно уйти, – тут вчера одна женщина много всякого добра принесла. Хочешь посмотреть?
   – Чего ж не глянуть? – Шкет пожал плечами.
   – Приоденешься. Будешь ходить, как секретарь обкома!
   – Секретарь чего?.. – Шкет вспомнил слово, когда-то сравнимое, разве что, с именем божьим.
   – Не пугайся, – отец Геннадий засмеялся, направляясь к дверям храма, – дочка бывшего второго секретаря принесла, что от отца осталось. Он умер неделю назад, так я его отпевал.
   – А секретарей разве отвевают? – удивился Шкет.
   – Это в миру он секретарь, а перед Богом все равны. Женщина истинно верующая, – отец Геннадий открыл дверь в темноту и остановился, – она тут рядом живёт, поэтому часто ко мне заходит. Вон, в том доме, – он указал на девятиэтажку, двадцать лет назад считавшуюся «элитной», а теперь серую и обшарпанную на фоне белых новостроек, – так что, всё возвращается на круги своя – ложное превращается в прах, а истинное возносится…
   – Не думаю, что у секретаря обкома всё так уж обратилось в прах, – заметил Шкет, следуя за священником, – небось, с советских времён столько осталось, что трём поколениям хватит.
   – Не знаю, о бренном мы не говорили.
   Отец Геннадий свернул в специальную комнату и включил свет. Шкет несколько икон на стене, но внимание его привлекала куча одежды в углу. Это были не вылинявшие ветровки и рваные джинсы, которые, вкупе с яркими майками, несут студенты в период акций по борьбе с бедностью – куча имела спокойные, строгие тона официальных рубашек, костюмов и вышедших из моды галстуков. Шкет даже не мог представить, зачем человеку столько костюмов!..
   Отец Геннадий вышел и вернулся уже в рясе, надетой прямо поверх свитера.
   – Идём со мной, – позвал он парня, – отстоишь службу – легче станет, а ты… – он обратился к Шкету, – выбирай тут, что хочешь. Но смотри, другим оставь. Господь не приемлет жадных.
   – Оставлю, – Шкет склонился над одеждой и слышал только, как закрылась дверь.
   …А зачем мне костюмы и рубашки с галстуками? – вдруг подумал он трезво, – по мусорным контейнерам лазить?.. Тем не менее взял лежавший сверху пиджак, на котором осталась дырочка от ордена и белесое пятно на лацкане, где, судя по старым портретам, носили депутатский значок; накинул на себя и важно прошёлся по комнате. Выходило, что с тем секретарём они были очень даже похожи, по крайней мере, по комплекции.
   – Итак, товарищи, – произнёс Шкет, восстанавливая в памяти вышедшие из употребления фразы, – сегодня на повестке дня нашего собрания… Эх, жаль, нет зеркала!..
   К пиджаку прилагались брюки и жилетка, которая сразила Шкета наповал. В прошлой жизни у него тоже было два костюма, но оба без жилеток, а ведь жилетка – это действительно шик! Вроде и совершенно бесполезная вещь, но сколько в ней солидности и какая она блестящая и приятная на ощупь!.. Он засунул два пальца в крохотный карманчик и, к своему удивлению, нащупал… Сердце замерло, потому что сразу было ясно, что это ключ. Конечно, ключ! Шкет не представлял, что он открывает, но что-то ведь должен! И хранится там наверняка нечто очень ценное – это ж не простой ключ!..
   Шкет извлёк свою находку. Точно – резная головка, сложный рельеф бородки. …Это ж ключ от сейфа!.. – подняв радостный взгляд, он столкнулся с трагическим ликом, взиравшим на него со стены.
   – Ну, спасибо, брат, – пробормотал Шкет, – извини. Честно говоря, не ожидал. Ты и дальше так – чтоб расчёт на месте. Типа, привёл сюда этого «непомнящего» – забери подарочек. Тогда, знаешь, как я в тебя буду верить?.. Нет, ты даже не знаешь!..
   Шкету больше не хотелось рыться в тряпье. Он уселся на стул, пытаясь сосредоточиться. За свою жизнь он находил множество ключей, иногда даже целыми связками, но они были самыми обычными, к тому же (и это главное!), их выбрасывали. Здесь же, и ключ непростой, и принадлежал он непростому человеку, и никто его не выбрасывал! Скорее, его искали, но не нашли. А он нашёл!..
   Шкет поднял взгляд на икону.
   – Ты ж не пошутил, правда? Ты ж не такая скотина?..
   Молчание являлось знаком согласия, и Шкет успокоился. …Что ж там может быть?.. А вдруг ещё те, советские деньги?.. Нет, не мог секретарь обкома быть таким идиотом… Если доллары тогда были не в ходу, значит, золото и драгоценности. Много золота!.. Вот тут и пригодится костюм, а то, кто ж возьмёт у бомжа золото по нормальной цене?..
   Шкет принялся запихивать костюм в свой прочный пакет, а сознание при этом продолжало работать. …На зиму сниму хату, а весной разберёмся – может, и квартиру куплю!.. Хотя, это я, пожалуй, размахнулся!.. А почему размахнулся? Что я, не знаю, как жили секретари? Наш предцехкома в семидесятом ездил на «Волге», а секретарь обкома!.. Где ж он прятал свои богатства?.. От радостной эйфории мысли тут же вернулись в практическое русло …Знать бы фамилию, а то в том доме сколько жильцов!.. А если узнаю, то что – лезть в хату?.. Нет, ну по такому случаю, можно, конечно… а если сейф не там, а, к примеру, на даче? У них же всегда были дачи… да и квартира, поди, не одна. Небось, жила б та дочка хреново, так не раздавала б добро направо и налево…
   Нет, без дочки тут не обойтись. А если она не захочет отдавать?.. Ведь может, сука!.. Тогда придётся делиться. Я ей скажу: мой ключ, твой сейф, и всё пополам!..
   – Это ж будет по справедливости?.. – вновь обратился Шкет к печальному лику, – чего молчишь? Заварил потеху, так доводи дело до конца!.. Ну, молчи-молчи… Сам разберусь!
   Оставив пока пакет с костюмом, Шкет выскочил из церкви.

   Издали дом, указанный отцом Геннадием, казался почти игрушечным, но когда Шкет зашёл во двор, ему стало тоскливо. Свысока на него взирали десятки одинаково безликих окон, за которыми протекала чужая жизнь. Если б он хоть отдалённо походил на обитавших там людей, то мог бы, по крайней мере, зайти и спросить… ну, что-нибудь спросить, а так ведь его просто спустят с лестницы.
   Шкет уселся на пустую скамейку и задумался. Ключ, который он крепко сжимал в руке, постепенно превращался в бесполезную игрушку, способную разве что будоражить воображение и дарить по ночам радужные сны.
   …Нет, так не должно быть! Я слишком долго ждал и теперь должен использовать свой шанс! И использую, чего б мне это не стоило! Поднявшись, Шкет медленно побрёл вдоль дома, пытаясь отыскать подсказку, которая непременно существовала – не могло же всё закончиться так по-дурацки, на самой середине? …Наверное, Ему там, наверху, скучно – вот Он и придумывает себе развлечения, а я тут ломай голову! Неужели я не заслужил просто подарка – хоть одного за всю жизнь! Обязательно Ему надо изобрести какую-нибудь хрень!..
   Свернув за угол, Шкет увидел до боли знакомые контейнеры и женщину, ковырявшуюся в одном из них суковатой палкой; рядом стоял тощий пакет с «добычей». Шкет остановился, внимательно наблюдая за «копательницей», которая явно не была профессионалом в этом деле. Такой вывод он сделал по тому, как брезгливо тыкала она палкой в зловонную массу, и это сразу возвысило его в собственных глазах.
   – Эй! – крикнул Шкет, – есть чего хорошего?
   – Для тебя ничего тут нет! – женщина подняла палку, словно готовясь к обороне, – думаешь, я бомжиха какая? Я сорок лет в школе отработала!.. А теперь, вот, пенсия – две тыщи!.. Уважили на старости лет!..
   Чувствовалось, что ей хотелось выплеснуть наболевшее хоть кому-нибудь, и Шкет не мешал ей метать в пространство стрелы гнева. Дождавшись, пока все, от Президента до девочки в собесе, наконец, получили по заслугам, Шкет решил, что и так потерял слишком много драгоценного времени.
   – Если ты местная, то должна всех знать, – сказал он.
   – Всех – не всех, но старых жильцов знаю, – ответила женщина, успокоившись за неприкосновенность «охотничьих угодий», – правда, сейчас, кто помер, кто продал квартиры…
   – А вот был второй секретарь, – Шкет многозначительно замолчал, и приём сработал.
   – Ипатьев что ли? – подсказала учительница, – был. Только тоже помер недавно.
   В душе Шкета всё ликовало, но он отобразил на лице необходимую долю удивления.
   – Как помер?
   – Ну, как?.. – учительница недоумённо пожала плечами, – а ты не знаешь, как помирают? Лёг спать и не проснулся… А ты-то кем ему будешь? Степан Васильевич был приличный человек…
   …Ещё бы, – злорадно подумал Шкет, сжимая в кармане ключ, – с его бабками я тоже стану приличным!
   – У него ж вроде дочка осталась? Повидать бы её. Дело у меня к ней, – и добавил, увидев, как подозрительно прищурилась учительница, – ты не бойся – дело-то хорошее.
   – А мне чего бояться? – криво усмехнулась учительница, – я, мил человек, своё отбоялась. А квартира у неё сорок восьмая. Вера сейчас дома должна быть. Только смотри, ежели чего, я тебя запомнила. В милицию сию минуту сообщу!..
   Но Шкет уже не слушал её. Он чувствовал, что Бог действительно снизошёл к нему, и надо только ловить момент. Заскочил в тёплый подъезд и невольно подумал, что неплохо бы проверить подвал, ведь именно в таком доме лучше всего обосноваться на зиму, но тут же прогнал дурацкую мысль. Какой подвал?!.. Пора привыкать к новой жизни – он же от неё всего в двух шагах!..
   На третьем этаже остановился перед дверью с номером сорок восемь. Разжал ладонь, ещё раз взглянув на заветный ключ, и надавил на звонок. Если б хозяйка спросила «кто», он бы, наверное, не нашёлся, что ответить, но она открыла молча – высокая, статная, которую, несмотря на возраст, можно было назвать красивой.
   …А, может, ничего и не стоит делить? Просто мы будем жить вместе… Много ли ей надо, а я мужик ещё ничего…
   – Вам кого? – спросила хозяйка так, что Шкет сразу понял – ничего у них не получится, – знаете, – хозяйка оглядела непрошенного гостя с ног до головы, – я б дала вам что-нибудь из одежды, но всё уже отнесла отцу Геннадию. Тут церковь недалеко есть. Ступайте к нему… или, может, вы есть хотите? Тогда подождите минутку.
   Она исчезла на кухне, а Шкет, не долго думая, шагнул в квартиру и закрыл за собой дверь; заглянул в комнату, но признаков особой роскоши не обнаружил – ковёр на стене, добротная мебель, сделанная при социализме… Больше он ничего разглядеть не успел, потому что вернулась хозяйка, держа в руках пакет с бутербродами. Увидев, что бомж бессовестно вторгся в её владения, она удивлённо остановилась.
   – Я пришёл не за едой, – пояснил Шкет, – у меня к вам деловое предложение.
   – Уходите, – произнесла хозяйка не слишком уверенно.
   – Нет. Говорю ж, я с предложением.
   – С каким предложением? – неизвестно, что подумала хозяйка, но в её голосе наконец появился испуг, – я вас не знаю… Уходите, немедленно! Пожалуйста.
   Шкет не собирался её пугать, поэтому протянул ладонь, на которой лежал ключ.
   – Вам знакомо это?
   Хозяйка хотела взять ключ, но Шкет поспешно сжал кулак.
   – Вы знаете, что это, и вам он нужен! Но вы не смогли найти его, а я нашёл. Давайте, поделим всё пополам и мирно разбежимся. Вам ведь деньги тоже нужны, – по замыслу Шкета подобная тирада объясняла всё, но он, похоже, ошибся.
   – Я не понимаю вас, – голос хозяйки стал спокойнее, – что мы должны поделить?
   – Будто не знаете! Заначку папочки вашего!
   – Вы сумасшедший, – заключила хозяйка.
   – Нет! – Шкет яростно мотнул головой, – я не сумасшедший! И мы оба это знаем!
   – Уходите!
   – Я не уйду, пока мы не откроем сейф и не разделим…
   – Нет, вы уйдёте! Или я вызову милицию!
   Шкет понял, что, если сейчас же не докажет серьёзность своих намерений, то потеряет всё. В комнате стоял телефонный аппарат, от которого хозяйку отделяло всего несколько шагов; собственно, столько же отделяло и его от светлого будущего.
   – Что ты жмёшься?! Я ж предлагаю пополам, по справедливости! – крикнул Шкет, но, видимо, это были не те слова и не тот тон. А, может, вид маленького худого Шкета не ассоциировался с чем-либо серьёзным, потому что хозяйка бесстрашно повернулась к нему спиной и направилась в комнату.
   – Я вызываю милицию.
   Шкет не хотел причинять ей зла, но хозяйку требовалось остановить во что бы то ни стало. Он всего лишь дёрнул её за руку, но женщина почему-то упала. В первый момент Шкета охватила паника, но когда он понял, что хозяйка дышит и, следовательно, ничего страшного не произошло, огляделся. …Господи, сколько ж тут всего!.. А ведь наверняка есть ещё и другая комната, и кухня, и ванная! Он взглянул на хозяйку, которая попыталась встать, и решил, что ничего не успеет, если не нейтрализует её. Вытащил брючный ремень и без труда стянул хозяйке руки. Скотча, чтоб заклеить рот, в поле зрения не оказалось, и он не стал тратить время на его поиски, а сразу устремился к книжным полкам. Это ведь логично, когда тайник устроен за рядами толстых томов, которые, скорее всего, никто никогда не читал.
   Книги с шумом полетели на пол, однако тайника за ними не оказалось. Раздосадованный неудачей, Шкет заглянул под висевший напротив ковёр, но тот оказался слишком большим, чтоб увидеть всю стену. Дёрнул его раз, второй, и гвозди не выдержали – ковёр рухнул, обнажив яркие, не выгоревшие обои… и больше ничего.
   Шкет оглянулся в поисках следующего объекта и вдруг столкнулся взглядом с хозяйкой. Она, связанная, сидела на полу и наблюдала за происходящим.
   – Объясните, что вы делаете? – спокойно попросила она, и это спокойствие разозлило Шкета. …Конечно, она издевается!.. Думает, всё запрятано так, что я не найду!..
   – Отдай мне их, слышишь!.. – он вытер внезапно проступивший пот.
   – Что отдать?
   – Золото! Деньги, чёрт возьми!..
   – Откуда у меня золото?.. Впрочем… деньги есть, – хозяйка неожиданно засмеялась, – возьмите под телевизором.
   Шкет сунул руку под старенький «Рекорд» и извлёк несколько купюр по пятьсот рублей. По его меркам, это были неплохие деньги, но пришёл-то он не за ними!.. В сердцах Шкет скомкал их и швырнул на пол.
   – Мне нужны деньги из сейфа, а не эти гроши!.. – заорал он и уже собирался хорошенько встряхнуть хозяйку, но раздался звонок в дверь. Шкет замер.
   – Вера Степановна, – донёсся из-за двери мужской голос, – у вас всё в порядке?
   Хозяйка многозначительно взглянула на перепуганного вора.
   – Вера Степановна! Вы меня слышите? Откройте!
   – Володя, у меня всё нормально! Это ковёр упал, ни с того, ни с сего! – крикнула она.
   – Может, вам помочь?
   – Не сейчас! Зайди вечером – повесим его на место!
   Шкет понял, что спасён. …Но почему она так поступила? Значит, она тоже не хочет вмешивать посторонних! Значит, не всё потеряно, и я на верном пути!.. Но надо сменить тактику…
   Шкет присел на корточки рядом с хозяйкой, собираясь честно поведать о том, как работал на заводе и дважды награждался знаком «Победитель соцсоревнования»; как сдуру ушёл от жены, а потом она сунула ему под нос судебное решение и сменила замки на двери; о том, каково жить в подъезде, и в теплотрассе, и в сыром подвале…
   – Вы сумасшедший, – хозяйка вмиг разрушила течение его мысли, – но я не хочу вам зла. Развяжите меня и уходите. Я не стану звонить в милицию – я б уже могла сказать Володе, но я даю вам шанс…
   – Ты даёшь мне шанс?!.. – миролюбивое настроение мгновенно улетучилось, – это не ты даёшь мне шанс! Это он!.. – Шкет ткнул пальцем в потолок, – он дал мне шанс!.. А ты, сука, идёшь против его воли! Лучше сама отдай мне деньги!
   – Да о каких деньгах вы говорите?
   – О тех самых! – Шкет вновь вытащил ключ, – что я, не знаю, сколько денег украла ваша партия?! Знаю! Читал в газетах! Они в сейфе!.. И не прикидывайся, что не знаешь!.. Только ключ-то у меня! Отдай мне половину! Я хочу жить по-человечески, понимаешь?!.. Я тоже состоял в вашей партии и платил взносы!..
   – У папы не было денег, – хозяйка печально улыбнулась, – он был честным коммунистом.
   – Честным?.. – расхохотался Шкет, – не бывает честных, если можно украсть! Где его сейф? Давай, посмотрим!
   – Развяжите меня. Я покажу.
   – Так бы и давно! – обрадовался Шкет, – только развяжу я тебя потом. Давай, показывай!..
   Он помог женщине подняться, но, встав, она стряхнула поддерживавшую её руку и уверенно направилась в другую комнату. Остановилась возле письменного стола.
   – Вот, то, что вы искали, – она стукнула ногой по тумбе.
   Шкет подумал, как глупо поступил, не осмотрев сначала всю квартиру. Всё ведь элементарно! Отодвинув хозяйку, он присел и дрожащей от волнения рукой сунул ключ в маленькое отверстие. Воображение рисовало, то толстые пачки зелёных денег, то тусклые бруски жёлтого металла, то россыпь, игравших гранями драгоценных камней… Каким прекрасным был этот миг ожидания!.. Наверное, даже приятнее, чем тот, когда он распихает всё это карманам и уйдёт. Тогда начнутся проблемы с хранением и реализацией, а сейчас он просто самый богатый и самый счастливый человек на свете!..
   Шкет резко выдвинул ящик и обомлел. На самом дне одиноко лежала толстая потёртая книга, и больше ничего.
   – Что это?.. – Шкет обалдело обернулся. Ему показалось, что хозяйка смотрела на него злорадно, наслаждаясь крушением чужой мечты, – что это, чёрт возьми?!.. – заорал он.
   – Это Библия.
   – Какая, на хрен, Библия?!..
   – Она досталась нам ещё от моей прабабушки…
   – Мне плевать, откуда она! Где золото?!
   – Нет никакого золота. Отец верил в Бога, хоть и был коммунистом…
   – Значит, этот сука молился, пока вся страна строила социализм?.. – прошипел Шкет в бессильной ярости.
   – Да, – хозяйка кивнула, – он никому об этом не рассказывал… Теперь вы довольны?
   – Я?.. Доволен?.. Это не я сумасшедший! Это вы все сумасшедшие!..
   Шкет схватился за голову. Оказывается, он уже успел привыкнуть к богатству, которое должно было вот-вот появиться. А что теперь? Опять грязный подвал и мёрзлый хлеб из мусорного контейнера?.. И это виноваты такие, вот, суки со своим лживым Богом!..
   Не находя эмоциям другого выхода, Шкет ударил женщину. Защититься она не могла, и из носа хлынула кровь. Это раззадорило Шкета, и он ударил ещё раз.
   – Библию они хранили!.. Нашли, что хранить!..
   Взглянул на свои окровавленные руки, и это испугало его. Он опрометью бросился к выходу. Распахнув дверь, выскочил на площадку и вдруг снизу услышал голоса.
   – Лейтенант, всё это как-то подозрительно. Грохот, крики… а когда тётя Шура из восьмой квартиры сказала, что к ней бомж какой-то пошёл…
   – Всё вы, молодой человек, сделали верно, – успокоил другой голос, – сейчас мы проверим.
   Шкет увидел неспешно поднимавшихся по лестнице людей в милицейской форме и с ними одного штатского. Страх перед милицией постоянно преследовал Шкета, но сейчас, когда он знал, что сделал, страх этот превратился в панический ужас. Подчиняясь инстинкту, он кинулся наверх, прыгая через ступеньки, и неважно, возможно ли там выбраться на чердак – главное, ощущение свободы. Бежать, просто бежать!.. Но его услышали, и гулко топая, милиционеры бросились в погоню.
   Они настигли Шкета на шестом этаже. Он даже не успел узнать, был ли открыт люк, то есть был ли у него шанс… Легко скрутили и поволокли по лестнице, больно заломив руки.
   …Но я ведь не убил её!.. – судорожно думал он, даже не пытаясь сопротивляться, – и всё равно, это тюрьма… А там тепло, там кормят… Ткач даже специально сел по второму разу… тем более, я ж не убил её!.. Будущее, которое возникло так неожиданно, взамен несбывшейся мечты, показалось не таким уж зловещим – это ж ничуть не хуже того, что он имеет, и Шкет вмиг успокоился …Главное, чтоб она не померла, иначе, точно, хана!.. А там всегда крыша над головой… Подумаешь, заставляют работать!.. Это даже хорошо…
   Шкета втащили обратно в квартиру и бросили на пол. На всякий случай, он съёжился, закрыл руками голову, но его никто и не думал бить – так, пнули пару раз для порядка. Хозяйку уже развязали, и теперь она стояла, опираясь на человека в штатском. Наверное, это и был сосед-Володя. Под носом у неё осталась кровь, губа распухла, но смотрела она так гордо, словно где-то всё-таки было золото, которое ей удалось утаить.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация