А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кирилл и Ян (сборник)" (страница 18)

   Очнулся он на полу и понял, что упал со стула, на котором заснул; упал не больно, инстинктивно выставив вперед руки. Как он умудрился упасть? Наверное, тянулся за Женщиной. Часы показывали три; в доме стояла тишина, только ровно урчал холодильник – никакого черного кома, никакой круглой комнаты; остался только зеленый свет.
   Женя замерз, поэтому неуклюже встал, собираясь перебраться на диван. Он этого движения мысли тоже зашевелились, наполняя голову тяжестью. …А я ведь, вроде, нашел, откуда все взялось, но сейчас не могу вспомнить!.. Единственным связующим звеном оставалась Белая Женщина – только она могла подсказать, что такого ужасного произошло в его жизни, о чем он и сам не догадывался раньше.
   …Все дело в книге… в этой чертовой книге… Женя приблизился к шкафу и обратил внимание, что не слышит собственных шагов. Наверное, нечистая сила брала верх – он тоже научился парить в воздухе, не касаясь земли.
   Раскрыв дверцы, он стал вытаскивать книги, складывая их на стул. …Блин, я даже не помню обложки!.. Неожиданно воздвигнутая пирамида с шумом рухнула. Женя оглянулся – посреди комнаты стояла хозяйка. В той же ночной рубашке; такая же бледная, словно неживая, и глаза ее смотрели не мигая… Женя не знал, куда спрятаться – казалось, если она дотронется, то он ощутит не пальцы, а кости!..
   – Что вы ищете? – спросила Лариса.
   – Книгу, – Женя не узнал собственного голоса. Лариса молчала, и он пояснил, – книгу о Белой Женщине. Вы читали ее?
   – Нет. Ложитесь спать. Вам завтра рано вставать.
   Женя воспринял это, как приказ, и начал поспешно засовывать книги обратно в шкаф. Лариса наклонилась, чтоб помочь и случайно коснулась его рукой; теплой, совершенно человеческой рукой! Женя тут же схватил ее – ему требовалось немедленно убедить себя, что рядом обыкновенная женщина… или убедиться в обратном.
   Лариса не сопротивлялась и даже не вскрикнула, хотя Женя с силой сжал ее пальцы; тогда другой рукой он прижал ее к себе и почувствовал безвольное, но живое тело. …Надо дотащить ее до кровати, – мелькнула мысль, – там все станет ясно… Он сделал шаг, и Лариса тоже шагнула; второй, третий… Так, медленно переставляя ноги, они добрались до двери. Жене казалось, что он крепко держит девушку, но у самого порога она почему-то оказалась свободна. Женя не понимал, как это произошло – может, он обессилел или оцепенел на секунду?..
   – Спокойной ночи, – она исчезла, и дверь за ней закрылась.
   Женя остался один. Теперь он не сомневался, что перед ним ведьма, хотя выглядит совсем, как живая. …А, может, ведьмы и бывают такими? Кто это может знать?..
   Как было велено, улегся в постель, но уснуть не мог. Он лежал, ожидая, что случится дальше, но не случилось ничего; правда, еще два раза слышался стон, который, кроме самого звука, не вносил ничего нового. В первый раз Женя в испуге вжался в постель, затаив дыхание, но во второй, уже отнесся к стону гораздо спокойнее – да, звук был необъясним, но не имел последствий, а, значит, и бояться его не стоило.
   Женя лежал и думал о Ларисе, о черном коме, внутри которого гонялся за Белой Женщиной; думал, что все это имеет тайный смысл, и он почти добрался до него. Ему б еще только раз взглянуть на книгу – там наверняка есть разгадка, но во второй раз нарушить приказ хозяйки он не решился.
   Ночь близилась к концу, и начало светать. Встав, Женя достал из сумки зеркальце – выглядел он ужасно: под глазами черные круги, щеки ввалились, а лицо искажала странная гримаса, похожая на посмертную маску.
   …Может, меня хотят убить таким образом?.. Но ни фига не выйдет!.. При еще сумеречном, но все-таки дневном свете, взгляд на вещи кардинально менялся. Время нечистой силы неумолимо заканчивалось, и Женя почувствовал, что хочет есть.
   Дверь к Ларисе оказалась открыта. Сама она сидела на диване, укрывшись одеялом, и смотрела в проем, словно ждала его появления.
   – Вам надо идти? – спросила она.
   – Нет. Просто я хочу есть.
   Сквозь виноградную лозу пробился-таки солнечный луч, и Женя понял, что теперь является хозяином положения – это он представляет собой силу и власть, и только сейчас есть шанс расставить все по своим местам. Отбросив одеяло, Лариса встала, но он загородил дорогу; схватил и без сопротивления повалил ее на диван; зажал рот поцелуем, торопливо задирая при этом ночную рубашку… и ничего страшного не произошло. Время нечистой силы, действительно, закончилось! Женя чувствовал под своим языком стиснутые зубы, и это злило его, а Лариса лежала, не шевелясь, и о том, что она все-таки жива, говорило лишь ровное дыхание. Вид ее Женю не возбуждал, а представить что-либо эротическое мешали, лезшие в голову впечатления прошедшей ночи. …Но я должен ее трахнуть! Просто обязан для того, чтоб почувствовать, что я сильнее нечисти, если таковая тут присутствует!.. А если не присутствует… ну, просто трахнуть – почему нет? Были у меня бабы и пострашнее…
   Улегшись рядом, он принялся ласкать неподвижное тело, и наконец все получилось. С чувством выполненного долга Женя быстро встал, а Лариса осталась лежать в прежней позе. Зрелище выглядело мало приятным – худая голая девушка с бесстыдно раздвинутыми ногами. Застегнув джинсы, он уставился на умиротворенное лицо, закрытые глаза, на которых даже не вздрагивали веки, и вдруг понял – она спит! И спала все время, едва коснулась головой подушки! Мало того, что это являлось оскорблением его мужского достоинства, так еще и снова ставило ситуацию с ног на голову; снова все получалось не так, как в обычной жизни, где Женя считался хорошим любовником. Он мучительно искал объяснение, а не найдя, вынужден был вновь вернуться к ненавистной мистике.
   …А если она не ведьма, – подумал он, – а, например, оборотень?.. Может, я попал в тот час, когда потусторонняя субстанция покидает тело, и она превращается в человека?.. Превращается, но еще не превратилась… то есть, на тот момент это было фактически мертвое тело?..
   Гипотеза потрясла его больше, чем вся чертовщина вместе взятая. Женя стремительно выскочил из комнаты, вбежал к себе и захлопнул дверь. В это время по дому прокатился стон, но он уже не казался страшным. Словно охотник из засады, Женя выглянул из своего убежища – Лариса все еще лежала на диване, но глаза ее были открыты, и увидев постояльца, она улыбнулась.
   – Доброе утро. Сегодня вы рано.
   Эти простые слова сразили Женю окончательно. …Так и есть, она ничего не помнит!..
   – Да! Мне сегодня рано! – поспешно воскликнул он.
   – Я сделаю завтрак, – Лариса встала, одернула рубашку, на которой осталось едва заметное влажное пятно.
   – Нет-нет, я уже не успею!..
   Быстро одевшись и даже забыв наведаться к бочке с водой, Женя выскочил из дома. Добираясь до завода, он мучительно думал над каким-то несоответствием, которое присутствовало во всем этом утреннем происшествии, и наконец понял – одеяло. Ведь он оставлял ее раздетой, а оказалась она под одеялом. Объясняться это могло только одним – душа вернулась в тело до его повторного визита. …Блин, наверное, это случилось, когда раздался стон!.. Какой же я идиот, что не остался в комнате! Я б увидел ее пробуждение – переход из одного состояния в другое! Ведь такого не видел еще никто!.. Только если в придуманных американских триллерах – а тут в жизни!..
   Женя смотрел в окно на двигавшиеся мимо ряды машин, в которых сидели люди, даже не подозревавшие о том, что происходит в его голове. Раздвоение между двумя реальностями становилось невыносимым, ведь если принять существование обеих, то надо будет определиться, к какой из них относится он сам. А это ужасно сложный вопрос…
   На завод он приехал за полчаса до начала смены, однако усатый слесарь уже был на месте. …Глаза у него какие-то неестественно злые… Но Женя отогнал дурацкую мысль, однозначно решив, что мир производства не подвластен нечистой силе. …И это надо принять, как постулат, иначе скоро я начну шарахаться от людей или, еще хуже, просто свихнусь…
   – Неважно выглядишь, шеф, – слесарь усмехнулся.
   – Обычно, – Женя пожал плечами и понял, что начинает говорить Ларисиными словами.
   – Ну-ну, видать бурную ночь провел.
   …Тебе б такую!.. – мысленно огрызнулся Женя. Ему не хотелось возвращаться к ночным впечатлениям, а, тем более, обсуждать их.
   – Манжеты нашел? – спросил он.
   – И поставил. Я тут вчера задержался… короче, все готово.
   – Сейчас проверим, – Женя начал по очереди запускать насосы – все, вроде, было сделано на совесть, и выключив последний, он повернулся к слесарю, – молодец, с гидравликой справился. Давай закачивать азот.
   Процесс заправки аккумулятора занял почти два часа, но, в конце концов, груда пустых черных баллонов заполнила всю площадку; один даже скатилась в приямок, и слесарь долго возился внизу, вытаскивая его обратно.
   – Может, увезти их, чтоб не мешали? – предложил он, – сейчас за карой схожу.
   – Давай, – Женя поднял глаза на мирно урчащий молот. …Если все пойдет, до конца дня можно успеть отладить его; сдать вряд ли – тут, небось, комиссию будут полдня собирать, но завтра-то, точно. И валить на фиг!.. Стереть из памяти ведьму… или оборотня, кто она там есть…
   В это время в цехе появился Никитин.
   – Как успехи? – остановился рядом с Женей, – запускаем?
   – Типа того, – Женя медлил, надеясь, что механик уйдет (он не любил делать пробный пуск при начальстве, потому что были возможны любые неожиданности), но тот продолжал стоять, и Жене ничего не оставалось, как нажать кнопку.
   Шланг с рабочего цилиндра сорвало мгновенно. Свистя, он выскочил из приямка и заплясал в воздухе. Женя ударил по большому круглому грибку «Общей стоп». Шланг еще несколько раз дернулся и поник, скрывшись в темноте.
   – Как же это?.. – спросил механик расстроено, – мы еле нашли столько азота.
   Ситуация, действительно, выглядела не красиво. Женя оглянулся – слесарь спокойно курил в сторонке, словно заранее знал, что все так и должно произойти. …Так он и знал! Он тоже заодно с ведьмой! Как и мент на вокзале!.. Не ответив механику, Женя сам ловко юркнул в приямок, чтоб заглушить шланг и не стравить азот до конца.
   Когда он вылез обратно и отряхивая грязные руки подошел к пульту, манометры показывали шестьдесят атмосфер.
   – Надо еще семь баллонов, – сказал он, – найдете?
   – У соседей будем просить, – Никитин вздохнул, – завтра утром, думаю, подвезем.
   …Блин, значит, завтра я не уеду – это еще, как минимум, две ночи жить у ведьмы… То есть… не отпускает она меня, что ли? Получается ее потусторонний мир настолько реален, что распространяется даже сюда?.. Он расползается, поглощая все – прессы, автомобили, людей!.. Нет, это бред какой-то…
   Механик ушел, а Женя подошел к слесарю.
   – Ты ж все проверял!
   – Ну, проверял… но азота-то в системе не было.
   – Конечно, не было, – Женя вздохнул. …Естественно, этому дебилу даже в голову не придет, что и он, и молот находятся под воздействием колдовства… Нет! Пусть всякие стоны и черные руки – это сфера ее влияния, но не может она победить меня здесь, на моей машине!.. Женя впервые посмотрел на молот с любовью, потому что это нагромождение металла осталось последним бастионом, где он готов биться до конца хоть с самим Дьяволом. Больше он не доверял никому, поэтому зашел к начальнику цеха и попросил на завтра комбинезон и инструменты. …Все надо делать самому – только так можно победить! Все равно, я знаю машину лучше, чем всякая мразь!..
* * *
   Домой Женя приехал не слишком рано, потому что прошелся по городу, собираясь с мыслями; пообедал, зашел в магазин, где купил бутылку вина. Вообще-то, не в пример большинству наладчиков, он не любил спиртное, но сейчас оно было просто необходимо, потому что еще ночь в таком напряжении он вряд ли выдержит, а завтра предстояла работа.
   Лариса была, как всегда, дома.
   – Есть хотите? – спросила она.
   …Да что ж тебе надо от меня, сука? Почему ты выбрала меня для своих гнусных экспериментов?..
   – Нет, – он прошел в комнату; хотел выпить сразу, но за окном только спускались сумерки и дневной свет оставался хозяином дома. …Рано… когда все начнется… Остановился перед шкафом, но открыть его без разрешения не посмел.
   – Ларис, можно я посмотрю книги?
   – Пожалуйста, смотрите.
   Женя принялся извлекать пыльные фолианты, и пролистав, складывал их на диван. Лариса больше не тревожила его, что весьма радовало; огорчало другое – книга про Белую Женщину так и не попадалась.
   Когда стемнело, Женя включил свет и открыл бутылку. …А вот теперь пора!.. Жадно прильнул к горлышку. С непривычки мерзкая жидкость чуть не полезла обратно, но он продолжал сосать ее, пока в бутылке не начал гулко хлюпать воздух. Тогда он отвалился на постель и почувствовал, как все вокруг закачалось, поплыло, будто в театре меняли декорации; появилась… нет, не легкость – скорее, апатия, такая же огромная, как ночь, постепенно занимавшая город. Мысли бусинками раскатились по закуткам сознания. Женя перевернулся на спину и часто-часто задышал ртом; при этом в кромешной тьме он увидел, будто и стены, и мебель сделались другими, да и он сам, вроде, став гораздо моложе, как-то по-особому произнес то, что повторял потом десятки раз; только сейчас он сказал это даже не ей, а самому себе. В этом признании не чувствовалось ни ликования победы, ни страстной силы убеждения; это была правда свершившегося.
   – Я люблю тебя, и хочу. Ты моя, понимаешь? Ты уже моя…
   Луч выхватил совсем детское лицо, которое беззвучно плакало; прикрытые глаза, сбивчивое дыхание, вздрагивающее тельце… Он, скорее, видел, чем слышал, как губы шептали: – Не надо, пожалуйста, милый… Нет… нет… Но пытался расстегнуть платье. Пуговицы не поддавались, и он стал их рвать, а она вздрагивала, но крепче прижималась к нему. Еще минута и…
   Женя резко повернулся – даже во сне у него перехватило дыхание. Видимо, от этого движения что-то в памяти не сработало, и картинка замерла. Он больше не чувствовал ее дрожи, не слышал причитаний, а только видел лицо с широко раскрытыми от ужаса глазами, и белые зубы, которые закусили нижнюю губу, чтоб не кричать от боли…
   Опять что-то изменилось. Женя не понял, что именно, но теперь он бежал по пустой ночной улице, а из темноты на него смотрели глазами призраков чужие окна; он бежал, не оглядываясь и не сворачивая, сопровождаемый злорадным «нет… нет… нет…», которое слышалось со всех сторон. Вдруг он поскользнулся на чем-то влажном и мягком; наклонившись, в ужасе отпрянул – она лежала посреди грязной лужи в том же разорванном платье, с растрепанными волосами… Он наступил прямо на нее! А она, вяло улыбнувшись, прошептала:
   – Вот, любимый, я больше никогда не смогу быть твоей…
   …Сколько ж мне было?.. Кажется, шестнадцать, а ей четырнадцать. И звали ее… как же ее звали?.. Точно, Лариса… Тоже Лариса!.. Неужто в этом дело?!.. За одно мгновение в сознании возникли десятки самых разных женских лиц; он не помнил имен, не помнил, где и когда с ними спал; вернее, не успевал вспомнить, так быстро они менялись.
   Вдруг та Лариса… нет, теперь уже Белая Женщина… выпорхнула из-под ног, коснувшись его холодной невесомой рукой. Женя снова пытался обнять ее, но хватал руками пустоту. К тому же вблизи она оказалась не просто некрасивой, а ужасной, но существовало нечто, заставлявшее вновь и вновь гнаться за ней. И когда Белая Женщина сорвалась с места, он тоже устремился вслед, а сзади слышались гулкие шаги невесть откуда взявшегося черного, безобразного полчища.
   Жене удалось схватить край платья, и теперь она волокла его за собой по верхушкам деревьев, по людским головам, которые он разбивал в кровь своими тяжелыми башмаками, окунала в спокойную гладь озер, а за спиной дробно топотали тяжелые шаги. Еще ему что-то кричали, но слов он не разбирал, потому что летел за Белой Женщиной и думал, что когда-нибудь непременно настигнет ее.
   Погоня продолжалась долго, но наконец Белая Женщина остановилась на берегу водоема. Женя тянул на себя подол платья, и оно поддавалось, комкалось. Женщина же растворялась в воздухе по мере того, как он срывал ее одежду. Вот, остался лишь воротник и лицо. Он ткнулся в него губами, но голова больно ударилась о твердую землю – Женщины больше не было, а в руках осталось лишь смятое платье. В этот миг черная масса обрушилась на него с ревом и диким хохотом…
   Женя проснулся, скорчившись, как и в своем сне, только лежал он на чистой белой постели; одеяло валялось на полу, а в окно заглядывал хмурый рассвет. Голова раскалывалась, и очень хотелось пить. Он с трудом встал. Ноги не желали слушаться, но все-таки он сумел одеться и выйти из комнаты. Первая возникшая мысль его очень обрадовала: …Ночь прошла, и ничего не случилось! Хотя вряд ли такой сон лучше ночных стонов… Блин, неужто дело в той дуре-восьмикласснице?.. Сколько же лет прошло?.. Или все это бред, а совпадение имен чистая случайность?.. Нет, с больной головой такую проблему не решить… и все-таки я нашел хоть какую-то связь!..
   Лариса стояла у стола и улыбалась, но Жене не было до этого никакого дела. Он вышел во двор; умываясь, выпил кружку воды прямо из бочки.
   – Жень, идите завтракать, – крикнула Лариса с крыльца.
   Он думал, что сможет что-нибудь съесть, но ошибся. Запах тушеной капусты поднял к горлу неприятный комок, поэтому он даже не стал садиться за стол.
   – Ларис, извините, я очень спешу.
   – Тогда до вечера, – она посмотрела на него, отправляя в рот очередную порцию.
   …Она ест!.. Ест человеческую еду! Значит, она все-таки обычная женщина, и я с ней спал! – неожиданно вспомнил Женя, – ничего другого нет, и быть не может!..
* * *
   Свежий морской ветер быстро прочищал мозги. …Сегодня был, точно, сон. Пусть кошмарный, но сон, и не больше. Но почему мне приснилась та Лариска?.. Тогда ведь все выглядело правильно – просто потом любовь не получилась… да и как она могла получиться, если мы в жизни-то ничего не смыслили!.. Дети, одно слово… Поэтому все должно оставаться в своем времени… Главное, что сегодня я проспал всю ночь, и ничего не произошло – ничто не стонало, не лезло в окна… Или я просто не слышал?.. Нет, нечисть смогла б заставить меня услышать, если ей это надо. Значит, ничего нет, и жизнь продолжается!..
   Слесарь уже ждал его рядом с вновь привезенными баллонами с азотом, и Женя с удовольствием окунулся в реальность – главную и единственную реальность его машины.
   …Надо все делать самому… – вспомнил он, брезгливо облачаясь в чужие грязные штаны и висевшую безобразным мешком куртку. Он не привык к робе, предпочитая руководить, но сейчас ситуация складывалась совершенно особая – он должен закончить все до вечера; только так можно избавиться от мракобесия, реального или мнимого.

   К обеду Женя запустил систему; в наладочном режиме вывел траверсу вверх, и фиксаторы щелкнули, остановив ее в положении «Готовность». …Ну, с богом! Хотя стоп! Надо проверить защиту – здесь все надо проверять!.. Нажал кнопку ручного подъема бронелиста; лампочки на пульте вспыхнули, но сам лист, призванный защищать оператора в момент рабочего хода, остался неподвижен. Женя растерянно огляделся, но слесаря не было. Впрочем, это уже не важно – он сам спрыгнул в приямок и сразу увидел безжизненно мотавшиеся у самой земли шланг; вкрутил его, затянул и остановился, прежде чем вылезти. …Похоже, все сделано специально. Но зачем?.. – он представил, как осколки металла, вырвавшись из штампа, пулями летят в него, – за что они все хотят меня убить?!..
   Сама версия казалась кощунственной и дикой. …Плевать на всех Ларис, на дурацкую белую женщину с ее Антонио – меня хотели убить!.. Он кошкой выпрыгнул наверх, и поскольку слесарь исчез бесследно, бросился к начальнику цеха.
   – Я отпустил его, – объяснил тот как ни в чем ни бывало, – он что-то захворал. И, вообще, сказал, что вы, вроде, закончили.
   Женя думал, что победил страх, но тот обрушился вновь, вместе с целенаправленно открученным шлангом. …Если я не сдам его сегодня, завтра будет поздно!.. Кто знает, как быстро разрастаются темные силы?.. Может, ими захвачен уже весь город!.. Он опрометью бросился в цех.
* * *
   Сдача прошла без замечаний, и даже акты были подписаны как-то слишком легко и быстро, но, вот, сразу и уехать не получилось, потому что поезд ушел полчаса назад. В итоге, Женя, вроде, победил, и, тем не менее, предстояло возвращаться в тот дом. Сначала он хотел снова взять бутылку, но решил: …Раз ничто не смогло помешать мне сдать машину, значит, я могу противостоять нечисти! Последняя ночь!.. Да я глаз не сомкну, но выясню, что там происходит!.. Жаль если черная рука не появится, а то я готов предъявить ей акт сдачи молота – пусть-ка попробует меня переплюнуть!..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация