А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Новые цари" (страница 1)

   Лена Ленина
   Новые цари

   Андрей

   Гора пирожков и фонтан ледяной водки!
   Вот что его ждет, когда он снова будет в безопасности. И еще пельмени, которые так чудно умела готовить мать. Она подавала их со сметаной и с бульоном, в который добавляла укроп, лук и какие-то другие, уже экзотические приправы.

   Сегодня он пытался утолить голод, пережевывая пихтовую смолу. Без половины зубов это было мучительно. Он продал все свои золотые коронки, а другие зубы выпали из-за отвратительного тюремного питания. Те, что уцелели, рисковали застрять и остаться в комочке смолы при каждом резком движении челюстей. Но Андрею было плевать. Завтра он вставит себе новые на ту кучу денег, что его дожидается. Любые зубы, какие только захочет: золотые, платиновые, алмазные, имплантанты. Будет чем перемолоть все пирожки на земле.
   Голод!
   Живот – это мотор. Его нужно кормить, иначе машина глохнет, останавливается, ржавеет, гниет и умирает. Если ты родился в нищете, в семье, где уже есть двенадцать детей и собственный отец не может вспомнить твоего имени, а мерзлая земля, непригодная для возделывания, не выплюнет тебе ни одной картофелины, приходится учиться выживать. Что Андрей и сделал.
   Чтобы выжить в Советском Союзе, первым делом нужно было получить партийный билет. Затем – встать на службу партии, душой и телом. Тело работало, не гнушаясь использовать кулаки и дубину. Научилось уважать себя и заставлять других уважать его. А душа из социалистического понятия «диктатура пролетариата» вычленила только слово «диктатура» и свято верила в то, что слово «польза» употребляется только в отношении самого себя.
   Скорее хитрый, чем умный, Андрей быстро проложил себе дорогу в региональных джунглях Советского государства. Из простого чиновника он вырос до помощника управляющего строительством дорог в Костромской области. Теплое доходное местечко для восходящей звезды мафиозной системы, создаваемой несколькими поколениями коммунистической власти.
   Чтобы совершить побег из исправительно-трудового лагеря «Ледяная» МИ-28, он сдружился с Егором Кондаковым, якутом-уголовником, который знал этот район Сибири как свои пять огромных пальцев.
   Это было не так уж и трудно. Надзор здорово ослаб с тех пор, как Горбачев занял пост генерального секретаря. Тюремщики, почувствовав, что вскоре сыграют в истории роль обманутых, существенно снизили свои тарифы. И все же это стоило ему золотых зубов. Но они должны были с лихвой окупиться. В семидесятых важнее всего было удержаться на посту, а «военные трофеи» следовало скрывать. И как большинство чиновников тех времен, Андрей сколотил настоящее состояние а-ля Корейко.
   Настоящее богатство. Богатство, которым он наконец-то воспользуется. Сотни тысяч рублей спокойно покоились в огороде родной деревни. Надо только благополучно преодолеть эти пять тысяч километров, которые отделяют его от счастья. Что может с ним случиться ужаснее, чем то, что он уже пережил?
   – Андрей!!! Андрей!!!
   Когда стемнело, они с Кондаковым стали искать место для ночлега. В Момско-Черской области, по словам Егора, было полно пещер. Для пущей эффективности поиска они разделились, огибая скалистый массив, один – с запада, другой – с востока.
   Андрей искал не очень тщательно, время от времени раздвигая кустики чабреца, цепляющиеся за голубоватые скалы Томмоцкого массива. Его мысли были заняты будущими пиршествами, которые сулит ему свобода.
   – Андрей! Б…дь! Сюда, скорее! Двигай своей жирной …опой, канцелярская крыса!
   «Может быть, у крысы и жирная …опа, но ее ждет офигительный клад, нечастное чмо!«– подумал Андрей. Он не будет тащить Кондакова до самой Костромы и найдет способ избавиться от него, только бы тот вывел его из сибирской тайги живым и здоровым.
   Кондаков стоял напротив небольшого отверстия в скале. Первоначально, вход в пещеру был завален каменной глыбой, которая скатилась к подножию склона, оставив за собой широкую борозду. К тому же с этой стороны пригорка на земле были явно видны следы крупного зверя.
   – Медведь, наверное, – заключил Кондаков в ответ на немой вопрос Андрея.
   – Наверное, – повторил он, словно пытался сам себя убедить.
   – Кто бы это ни был, да благословит Господь ту бл…скую тварь, которая нам открыла это место для ночлега.
   Желудок Андрея кричал «Я голоден!». Андрей посмотрел на своего напарника по побегу, на карачках пробирающегося в грот. И он еще обозвал его «жирной …опой»? Андрей последовал за ним.
   Пещера была довольно большая, но передвигаться в ней можно было, лишь согнувшись в три погибели. Дневной свет проникал в проем, перечеркивая темноту золотистыми полосками. Андрей чуть было не поскользнулся, земля резко ушла у него из-под ног. Пришлось спуститься на несколько метров ниже, не без помощи рук, чтобы стать на твердую землю. Здесь, по крайней мере, можно было выпрямиться во весь рост.
   – Воняет.
   Зловоние заполняло пространство. Этот запах был знаком беглецам слишком хорошо. Андрея стошнило. Без крошки во рту вот уже второй день, ему казалось, что его рвет собственными кишками. Кондаков дышал как буйвол, будто отхаркивая смрад, указал на две яркие точки, сверкавшие в темноте. В нескольких метрах от них лежало человеческое тело. Судя по степени разложения, труп здесь находился не больше десяти дней. Девушка в некогда белой рубашке с красным галстуком и темно-синей юбке, запачканной грязью. «Пионерская форма», – узнал Андрей. Как и все школьники Советского Союза он ежегодно проводил летом целый месяц в лагере массовой пропаганды, замаскированном под детский лагерь отдыха… Приблизившись к трупу, он вытащил из глазниц два необработанных алмаза. Камни были на три четверти покрыты породой. Кондаков вырвал их из рук Андрея. Его глаза в темноте блестели от вожделения и алчности, отражая блеск драгоценных камней.
   – П…дец! Алмазы!!! Алмазы!!! Я богат! Богат!
   – Мы богаты, – уточнил Андрей, поняв, что между ними началась война.
   Кондаков обернулся, бросив на него взгляд гиены, и оскалился.
   – Конечно, Андрей, будем, когда выберемся отсюда. Когда выберемся.
   – Мы не можем здесь оставаться… Этот жуткий запах… Жуткий…
   – Какой запах? – цинично переспросил уголовник.
   День окончательно угасал, и скалистый свод приобрел красноватый вечерний оттенок. Через несколько минут холодная сибирская ночь сомкнется над ними, как могила. Это было последнее, о чем успел подумать Андрей, прежде чем кулак Кондакова врезался прямо ему в висок.

   Восемнадцать лет спустя,

   июль, Лазурный берег, Saint-Jean-cap-Ferrat

   Луи

   Луи Валуа было не по себе. Он чувствовал, что в организации этого дня рождения что-то не так. Он и его команда проверили и перепроверили все детали. Луи произнес словечко, какое часто можно слышать в солдатских казармах, когда заметил, что одного из пиротехников неожиданно заменили. Ему также не понравилось, что один из поставщиков в последний момент удвоил счет. Да, эта фирма единственная на побережье способна поставить устрицы в разгаре лета. Устрицы в июле на Лазурном берегу… Только у новых русских могут возникнуть подобные капризы! И только у них хватает средств, чтобы их реализовать! Виталий попросил, чтобы в каждую устричную раковину положили по бриллианту. Не по какому-нибудь, а специально ограненному по случаю праздника двухкаратному бриллианту, копии «Великого Могола». Пятьдесят пять бриллиантов будут доставлены сюда специальным чартерным рейсом. Под тщательным наблюдением камер эти маленькие игрушки для избалованных взрослых окажутся внутри раковин. Пятьдесят пять устриц должны сыграть роль киндер-сюрпризов! Ох уж эти русские… Можно поспорить, что у некоторых из приглашенных случится расстройство пищеварения, если кто-то из них вдруг нечаянно проглотит бриллиант. Нужно позаботиться об организации санитарной службы, которая смогла бы заняться решением этих проблем. Жадность – это как алкоголь за рулем, можно оказаться на обочине. Но самым сложным было не только доставить эти устрицы, но и установить систему специального кондиционирования, чтобы подать их на стол в плавающем дворце-яхте посреди бухты Saint-Jean-cap-Ferrat в эту ужасную жару. И вот счет от поставщика устриц из «крупного» стал просто «ожиревшим» как сыронизировал Жан-Жак, один из сотрудников компании.
   Бриллиантами же Луи не занимался. Виталий сам все устроил тремя звонками. Первый – свояку Спиридону, возглавляющему подразделение номер семь в Сибири, второй – ювелиру Аркадию Борисовичу, чтобы заказать ему пятьдесят пять точных копий «Великого Могола», третий – Антону, начальнику службы безопасности, чтобы быть уверенным, что транспортировка ценного груза под надежным контролем.
   Начали приезжать первые гости, члены семьи Романовых. Луи должен был лично встретить их у трапа самолета. Он уже встречался с ними в раньше в Куршавеле и Монако. Ему уже приходилось расшибаться в лепешку, чтобы раздобыть им то, что они хотели и когда они этого хотели. Сегодня же ему надо было не только расшибиться в лепешку, но и вылезти вон из кожи: дела у Виталия набрали такие обороты, что он вошел в очень узкий круг, а именно – в первую сотню самых богатых людей страны. Когда Луи говорил «страны», он, естественно, имел в виду Россию, страну быстрых денег.
   В аэропорту в Ницце Луи было неловко сжимать в объятиях Кристину Петрову, тетушку своего друга. Ее духи разили наповал, ее речи были надменными, а декольте – вызывающим. И она намеревалась сама удостовериться в том, что ее багаж благополучно прибыл и ни один из двенадцати чемоданов со знаменитой монограммой не пропал. Двенадцать чемоданов на пять дней – это чересчур. Луи ненавидел эту культуру чрезмерности и избытка, но, как ни странно, тетушка его возбуждала.

   Антон

   Антон тоже был на нервах. История с пиротехником, нанятым в последний момент, ему категорически не нравилась. Личность того, конечно, проверили, и все же этот тип вызывал у Антона инстинктивное подозрение. Француза Луи эта замена, похоже, не особо волновала, может, он считал, что у пиротехника нет шансов приблизиться к господину Романову. А еще меньше вероятность того, что тот сможет использовать в его присутствии какой-либо опасный материал. Но шеф Антона любил все контролировать. Это был достойный потомок своего дедушки, хозяина, Сибиряка…
   Виталий Романов заказал французу Луи салют, который обещал быть самым роскошным и красочным из когда-либо озарявших Лазурное побережье фейерверков. Его интересовало все, что имело в себе детонатор, все, что взрывается. В этом он был похож на своего старшего брата генерала Александра. Он хотел, чтобы ему подробно объяснили процесс запуска, расчет траекторий, окисляющие составы, предназначенные для каждого цвета, и даже мощность мортир. Виталий вел себя как мальчишка, но мальчишка страстно увлеченный и своими знаниями дающий фору даже специалистам.
   Виталий только что совершил осмотр барж, окружавших «Экстази» – яхту, зафрахтованную для празднеств. Каждый из этих понтонов должен быть прочно закреплен. Они были заставлены пусковыми установками, мортирами и другими орудиями, которые армия специалистов собирала с особым тщанием и большими предосторожностями. Главный пиротехник ему все терпеливо показал и рассказал. Когда Виталий спросил его о новом зажигании замедленного действия, всезнающий инженер был захвачен врасплох и не смог дать объяснения. При других обстоятельствах Антон был бы горд за молодого хозяина и посмеялся бы над этим специалистом, но реакция последнего показалось ему подозрительной. На одно мгновение во взгляде пиротехника появился нехороший блеск, который можно было бы принять за удивление или изумление. Но Антон рассмотрел в нем страх, смешанный с бешенством. Это выражение было похоже на взгляд охотника, удивленного внезапным изменением ветра, хрустом сучка, охотника, вдруг осознавшего, что его выгоняет из леса собственная добыча, которую он травил. Антон наблюдал за этим типом, все чувства которого моментально застыли, словно он затаил дыхание, выбирая, стрелять ли из неудобного положения или ждать, пока все успокоится, притворившись мертвым. Антон был уверен, что не ошибается: в Афганистане, в восьмидесятом году, будучи стрелком спецназа, он десятки раз переживал такую ситуацию.
   Антон кивком приказал своим людям заняться пиротехником, как только Романов покинет баржу.
   Обыск ничего не дал. Допрос на дне трюма «Экстази» тоже. Парень был чист. Созвонились с его компанией «Джованни», выступившей гарантом своего специалиста. Антону не нравился надменный тон и даже скандальные нотки, которые звучали в речи французских поставщиков услуг, когда у них требовали объяснений по поводу недостатков их сервиса. В их манере работать было что-то любительское. Они считали русских капризными и вздорными клиентами, действительность же доказывала обратное.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация