А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Моя понимать" (страница 9)

   Глава 9

   Только ракетам не нужна опора, что и позволяет им летать в космосе. И самолеты, и вертолеты при движении опираются на воздух. Димка помнил об этом, но ему в голову твердо вошло всеобщее убеждение: с помощью магии летать нельзя. Поэтому он пытался сообразить, как можно в здешних условиях построить летательный аппарат, и с тоской понимал, что никак.
   Мастер Сильвен и Кэтти знали все о магии земли, но при этом считали воздух пустотой, на которую опереться нельзя. К сожалению, узкая специализация и недостаток научных знаний – всегда плохо.
   Мастер Арман, который работал с сеньором Франсуа, тащившим в свой особняк все знания, до которых мог дотянуться, знал, что воздух – отнюдь не пустота. Еще покойный маг земли уточнил, что звук – движение воздуха, и сделал на этой основе бесшумное ружье. Однако мастер Арман не был магом, он был слишком механиком. К тому же он зациклился на летающих моделях сеньора Франсуа и даже не подумал, что летать можно с помощью магии воздуха.
   Только господин Шарль сумел сложить два и два.
   Магия земли двигает предметы. При условии, что предмет опирается на что-то. Кто сказал, что воздух – не опора? Димка, наоборот, сразу вспомнил слова Нестерова: «В воздухе везде опора».
   Основная идея чудо-оружия была придумана в течение вечера. Огромная платформа в форме летучей мыши… Если честно, то в виде бомбардировщика «В-2», господину Шарлю понравился его внешний вид. Он сказал, что такие кошмарные очертания напугают кого угодно. Платформу было решено сделать деревянной, чтобы застревали пули особо смелых стрелков – пушки мира Свет не были приспособлены к стрельбе в небо. Внутри планировалось поставить устройства, которые тянули махину вверх.
   Сила воздействия рун на предмет никаким образом не зависела от размеров самих рун: одни и те же руны, одного и того же размера с одинаковой легкостью подняли бы ввысь и человека и танк. Все дело было в скорости выгорания: по предварительным прикидкам собакоголового мастера руны, которые продержали бы в воздухе груз весом с человека в течение часа, выгорели бы под весом танка за две секунды.
   Подъемные устройства выглядели как посеребренные круглые пластины около двух метров в диаметре. С обратной стороны наносились руны, создающие тягу, и устанавливался магический двигатель, который перерабатывал концентрированную магию и направлял ее к рунам подъемника. Проще было периодически заливать концентрат, чем обновлять руны, особенно учитывая, что выгорание может произойти где угодно, а расчет рун и их нанесение – процесс, занимающий пару дней.
   Такие же круги должны были стоять вертикально в задней части платформы, чтобы тянуть ее вперед и поворачивать.
   Пульт управления планировалось установить в передней части, так сказать, на носу. Там же собирались поставить и фары, снятые с броневика, чтобы подсвечивать цель в темное время.
   С Димкиной точки зрения, платформа походила больше на макет острова Лапута, чем на боевой самолет. Скорость полета будет медленной, примерно как скорость бегущего человека, разве что чуть больше. Какое оружие будет применяться – тоже еще не придумали. Димка подозревал, что об оружии господа мастера в изобретательском раже могут вовсе забыть. И придется ему бегать по платформе и сбрасывать на головы вражеским солдатам булыжники и рваные сапоги. Хотя господин Шарль ни о чем не забывает…
   С точки зрения бывшего начальника особого сыска, применение «Лапуты» выглядело так: огромный силуэт с горящими глазами появляется над позициями противника и… Что «и», за отсутствием оружия было пока неясно, но результат должен быть таким: часть войск противника уничтожена, часть разбегается, другая часть не может сопротивляться наступающей Изумрудной армии. Господин Шарль был реалистом и не считал, что одна летающая платформа, пусть и пугающая, пусть и несущая смерть и неуязвимая, сможет разгромить армию. Она должна только переломить соотношение сил. Также господин Шарль, не страдавший рыцарственным отношением к захватчикам, считал, что с помощью «Лапуты» можно сверху рассмотреть местонахождение командующего состава противника – не зная атак с воздуха, генералы еще не имеют привычки прятаться в блиндажи, а, наоборот, отмечают места своего присутствия штандартами и прочими бунчуками. Высмотреть, после чего… Короче, оставить армию врага без командования.
   В общем, тактика и стратегия ясны, схема «Лапуты» начерчена. Дело за малым, всего-то и осталось: провести вычисления подъемных рун, подготовить чертежи, решить, каким оружием «Лапута» будет оборудована, найти мастерские, где это чудо смогут изготовить (на базе замка нечего и пытаться), добраться до столицы, встретиться с товарищем Речником, объяснить ему, чего от него хотят… Всего и делов.
   Дьявол, как говорится, в мелочах.
   Мастер Сильвен три дня только прикидывал план действий. После чего сказал, что полный расчет рун займет около месяца. Раньше – никак. И то еще очень повезло.
   Во-первых, для упрощения расчетов еще старым сеньором была разработана и построена вычислительная машина, крайне напоминающая арифмометр «Феликс», разве что бронзовая. Во-вторых, очень сильно помогала магическая особенность собакоголовых. Нюх.
   Как хумансы могли предсказывать будущее, так собакоголовые чуяли правильное решение задачи и сразу отсекали неверные варианты. Правда, и тут не обходилось без ограничений: эта особенность не подсказывала пути решения неконкретной задачи. Если, например, собакоголовый задумается над тем, какое оружие позволит стать непобедимым, где взять много-много денег или как ограбить банк, то думать он будет, пока банк не разорится. Задача должна быть перед глазами: как отремонтировать забарахливший двигатель, как сварить вкусный суп… Как рассчитать необходимые руны.
   И даже при таких условиях – месяц. Не меньше. Может, больше.
   Мастер Сильвен заперся в комнате с грудой бумаг и бутылью чернил. Выходил только поесть, спал там же и весь день скрипел пером, щелкал арифмометром и рычал на попытки отвлечь.
   Мастер Арман и Кэтти увлеклись конструкцией магического пулемета. Метателя, как они его называли. Пулемет разрабатывался на основе идеи мастера Сильвена (ПСМ, так сказать) и магической взрывчатки мага-мышана. Длинный ствол, сверху – емкость, наподобие магазина для пейнтбольного оружия со свинцовыми пулями, которые по одной поступали в затвор. Механизм, работающий от заводной пружины (Кэтти порывалась поставить магический двигатель, но мастер Арман решил, что проще перед стрельбой заводить пружину, чем таскать с собой бутыли с концентратом магии), подавал пули, запирал затвор и вращал диск, на котором были нанесены инициирующие руны: внутри корпуса, позади ствола, находилась пустая емкость с укрепленными стенками и рулон магической взрывчатки, до которой на каждом повороте дотрагивался инициирующий диск. Мастер Арман вместе с мышанкой сумели рассчитать руны на диске таким образом, чтобы взрыв происходил внутри емкости и не выжигал все руны взрывчатки одновременно. Сила взрыва в емкости выбрасывала пулю из ствола, после чего механизм подавал следующую, запирал затвор и поворачивал инициирующий диск, активируя взрывчатку. Рун хватало приблизительно на тысячу выстрелов, скорострельность же пулемета планировалась в семьдесят пять выстрелов в минуту.
   Правда, все это теоретически. Пулемет пока тоже существовал в виде чертежей и груды железяк.
   Димка с удовольствием поучаствовал бы в изготовлении, но там была Кэтти, а Флоранс хоть и успокоилась, но до сих пор нервничала, когда Димка общался с мышанкой.
   Старик-Жан вместе со своим вожаком Александром отправились на разведку, прихватив с собой двух черных эльфов-боевиков и троллиху. Остался только фокусник Джон, но Димку напрягал его взгляд профессионального убийцы, и с Джоном он тоже старался не общаться лишний раз.
   Господин Шарль курсировал по замку, координируя усилия мастеров. И ему тоже было не до Димки.
   Впрочем, скучать ему не приходилось. Ночью этого не давала сделать Флоранс, а днем – дети со всех окрестных деревень.

   Местные жители привыкли таскать в замок разнообразную мелочовку на починку, сейчас мастера оказались заняты, вот Димка и занялся пайкой, чеканкой и прочей металлической работой.
   Единственное: для конспирации ему опять пришлось покраситься в белый цвет.
   Сначала в замок приходили редкие крестьяне, на первых порах пугающиеся яггая-мастера, но потом привыкшие. А через неделю Димка заметил, что взрослые приходят по-прежнему нечасто, а вот дети лет пяти-шести что-то зачастили. Похоже, им просто нравилось смотреть на Димку, как на слона в зоопарке. Нравится и нравится, почему бы и нет, вот только однажды Димка услышал, что детишки его за глаза называют Пушок. Вроде и без издевки, но все равно – кому понравится быть Пушком? Он – яггай, а не кот!

   Прошло уже три недели. Димка пару раз ловил себя на том, что откликается на Пушка. Расчеты мастера Сильвена были почти закончены, оставались сущие пустяки, недели на две максимум.
   Магический пулемет пару раз взрывался, Кэтти постоянно ходила чумазая до самых мышиных ушек, но вроде бы последний вариант обещал быть рабочим. Когда соорудят треногу, или колесный лафет, или какой иной станок. Весила эта конструкция килограммов сто.
   Вернувшиеся разведчики потеряли Старика, опять ушедшего в свободный поиск. Анархист, родившийся не вовремя…
   Расклад в стране был такой: интервенты Той страны по-прежнему топтались на месте, однако противостоящая им Красная армия контрреволюции находилась на последнем издыхании, без пополнения, без оружия, без боеприпасов. Так что скоро могло начаться стремительное наступление. Товарищ Речник вроде бы договорился с эльфятником, по крайней мере, на северо-западе боевые действия не велись, и Изумрудная армия там стояла только для вида. Основные части революционеров расположились на юге: против третьей Красной армии, и против молодцов батьки Жака шли постоянные бои.
   Димка подумал, что если бы все три цвета объединились, то давно выгнали бы из страны захватчиков. Однако единственный прагматик, товарищ Речник, мог объединить страну только силой. Он разослал петиции во все три Красные армии и хрюну-маршалу с предложением договориться. Однако красные дворяне мечтали видеть все в стране по-старому, а самого товарища Речника – на самом высоком дереве, поэтому от объединения сил высокомерно отказались. Между собой они тоже договориться не хотели, так как каждый видел на троне себя и не собирался делиться с конкурентами.
   Батька Жак тоже считал, что крестьяне вполне могут прожить и без горожан, совершая обычную ошибку крестьянских вожаков.
   Впрочем, товарищ Речник не терял надежды.

   Пару раз в замок заезжал маршал Жак, с каждым разом все более и более худеющий. То ли забывал есть, то ли его дела шли не так хорошо…
   Хрюн менял дежурных, привозил на замену рун и починку груды ружей и пистолетов (Димка сразу подумал, что замок сохранился вовсе не благодаря доброте Жака), общался с господином Шарлем, с Димкой.
   Остроглазый Леон, один из помощников хрюна, сумел углядеть Димкины револьверы и теперь периодически подкатывал с предложением подарить-поменять-купить… Он, может, и угрожать бы начал (а может, нет, человек вроде умный), но в один из приездов хрюн со штабом попал на первое испытание пулемета. После взрыва, раскидавшего части супероружия по двору замка, у хрюна и его подручных, похоже, сложилось неправильное представление о работе пулемета, и теперь они не хотели лишний раз ссориться с людьми, которые строят скорострельную пушку.

   На исходе третьей недели – как раз было воскресенье – Димка все же проник в мастерскую, где строили пулемет, и теперь с удовольствием помогал чумазой Кэтти (как она вечно умудряется перемазаться?) собирать механизм.
   – Хыгр! Хыгр! – В мастерскую вбежал Жан, со своей крупнокалиберной картечницей, памятной еще по перестрелке с лжежандармами.
   – Что? – Если бы с картечницей вбежала Флоранс, Димка еще занервничал бы, а Жан…
   – Там что-то происходит?
   – Там – это где? – Кэтти взмахнула пятерней, стирая капли пота со щеки, и в момент стала похожа на индейца на тропе войны.
   – По дороге к замку… – Старик взмахнул ружьем. – Скачут.
   – Кто? – Димка настороженно следил за мечущимся туда-сюда стволом.
   – Кони!
   – Одни, что ли? Без всадников? – Кэтти защелкнула крышку коробки пулемета и крутанула рукоять, взводя пружину. Димка на всякий случай взглянул, убрана ли магическая взрывчатка.
   – Нет! С хрюном!
   Димка не выдержал и выхватил картечницу за ствол. Камзол последний! А штопать дырки от картечи – та еще работенка.
   – Ну и что? – Кэтти выпрямилась. – Они часто сюда приезжают.
   – То приезжают, а то скачут! Нутром чую, что-то случилось!
   Все знали, что нутро Старика чуяло исключительно поживу, но Димка, переглянувшись с Кэтти, решил все же посмотреть, что стряслось.
   Он вышел из мастерской как раз тогда, когда в распахнутые ворота влетели всадники.
   – Победил вон тот, буланый, – спокойно заметил вышедший на крыльцо господин Шарль. – А если вы не скачки на скорость устроили, то, может, расскажете, что произошло?
   – Нападение! – выдохнул хрюн, спрыгивая с коня. Ослепительно-белый мундир крестьянского маршала запылился и в одном месте был явственно прострелен.
   – Напали, судя по всему, не вы. Так кто же осмелился?
   – Та страна!
   – Она с другой стороны…
   – Да! А их десант – с этой!
   Два дня назад на юго-западное побережье Этой страны высадились с кораблей войска Той страны. Немного, пара тысяч, но для батьки Жака хватило.
   – Постойте, – уточнил господин Шарль, – кажется, у вас было побольше бойцов?
   Хрюн вздохнул. Было… Его армия рассеяна по всей территории. Чтобы собрать необходимое для отпора количество, понадобится еще пара дней.
   А отряд в сотню человек, охотящийся за крестьянским маршалом, будет у замка через пару часов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация