А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Босиком по млечному пути" (страница 2)

   Глава 3

   В тот осенний день, когда Коля важно восседал в беседке, наблюдая за небесными светилами, было довольно прохладно. Он замерзал в своей старенькой одежонке, к тому же час непрерывного наблюдения за «белолицей подругой» давал о себе знать. Глаза Астронома устали и стали слезиться. Не понимая, отчего такая реакция, он забеспокоился, ведь раньше, сколько бы звездочет ни посвящал времени на исследование ночного неба, ему ни разу не приходилось испытывать подобных неудобств. Он решил, что пора закругляться и, присмотревшись напоследок на звездное небо, ему вдруг померещилось зеленоватое свечение, отбрасывающее яркий свет на правую сторону луны. Развеять свои сомнения Николаю удалось лишь после того, как он немного сдвинул зрительную трубу вправо и вновь припал к окуляру. Когда факт вспышки им был зафиксирован дважды, озадаченный этим наваждением, он тихонько присвистнул:
   – Ничего себе! Вот это да! Что это? – сказал Коля и стал перебирать в памяти все научно-фантастические доводы о подобных явлениях. Ему хотелось кричать на всю вселенную: «Люди, посмотрите, чудо природы! Луна расцвела!» Но он не мог позволить себе этого, ибо чудака могли принять за сумасшедшего, а подписывать себе «смертный» приговор было слишком преждевременно. К тому же звезды не любят беспокойства, а небо обожает тишину.
   Николай начал пыхтеть, пересаживаясь с одной скамьи на другую, рассчитывая на то, что так ему будет удобней наблюдать за вспышками. Пока он настраивался на нужный лад, жена обнаружила пропажу «дезертира». Её крик раздался неожиданно:
   – Куда ты делся, несчастный астроном? Опять блудишь по ночам? Чего ты пялишься на это небо? Иди спать!
   – Посмотри, какая красота, – растерянно пробормотал Коля. – Подойди поближе, я покажу тебе кое-что, – он поманил рукой Людмилу и уточнил: – Такое вряд ли когда-нибудь повторится!
   – Еще чего? Иди в дом! Кому сказала?
   Не желая скандалить, Николай послушно собрал свою «аппаратуру», позвал кота и пошел за «конвоиром».
   – Эх, Людочка, не понимаешь ты меня, – разочарованно причитал Астроном.
   – А чего мне тебя понимать? – поднимаясь на крыльцо, ворчала сварливая жена. – Все мужики как мужики. С утра на работу, вечером в постель. А этот бродит, как кот мартовский, на луну глядит! – она дерзко ухмыльнулась и продолжила: – Нет чтобы жену разглядывать, а он звездами любуется. Какой кошмар. И куда делся тот Николя, который так красиво ухаживал? Дарил цветы, водил в кино. Что случилось? Где любовь?
   – Да разве ж мое увлечение говорит о том, что я разлюбил тебя? – уныло произнес Коля. – Неужели так трудно понять – не могу я жить иначе! И вот что еще! Я всегда буду смотреть на луну, и запрещать мне бессмысленно! Все, точка!
   На удивление всегда спокойный человек вдруг стал раздраженным. Готовый заткнуть рот Сирене, он повторил:
   – Смотрел, и буду продолжать это делать! Понятно тебе, женщина?
   – Ты рот больно-то не разевай, а то досмотришься скоро! Выгоню тебя из дома, будешь знать. Иди тогда куда хочешь. Можешь даже к своей Луне Петровне прописаться, – издевательски прошипела сонная злюка. – Еще раз замечу, что тебя нет в постели – пеняй на себя! – На этих словах, уже лежа в постели, Сирена «вырубилась». Губы ее ритмично затряслись, присвистывая знакомый мотивчик: пш, хр, пш, хр.
   В эту ночь что-то произошло в душе Николая, а в душе его засела смертельная обида на жену. Он никак не мог понять, почему милая и добрая девушка превратилась в настоящую женщину-пилу.
   Отчего она не хотела понять и смириться с пристрастием мужа? Почему не желала предоставить ему возможность самому решать, чем увлекаться, а чем нет. Куда испарились былая поддержка и взаимопонимание? Все эти переживания натолкнули беднягу на мысль, что пора что-то менять в своей жизни. Выход Николай видел только один: выбор. Определиться, с кем он хочет остаться в конечном итоге и кто будет его единственной и неповторимой второй половиной, – вот в чем нужно было определиться.
   – Либо жена, либо Луна, – прошептал он, ложась рядом с Сиреной. – Так дальше продолжаться не может.
   Глаза Коли-бунтаря стали медленно «хлопать», веки расслабились и застыли, оставив маленькую щель. Нос, гордо поднимающийся кверху, стал похож на клюв горного орла. Из губ сквозил остаток застывшей фразы об умирающей земной любви. От лица, густо усеянного мимическими морщинками, исходил тот самый зеленый свет, которым несколько минут назад его одарила нежная подруга Луна. Тело фантазера постоянно подергивалось, постепенно «отъезжая» в сонное царство. Мозг плавно отключился, но в нем то и дело всплывали недавно сочиненные строки стихов:

Босиком по Млечному Пути
Я шагаю к ласковой Луне.
Непременно мне ее найти
Нужно… И смогу вполне
Обо всем, забыть, что мучает меня,
Я пойду за нею следом вслед,
Верности своей обет храня,
К пропасти туманных Андромед!

   Николай выглядел довольно странно не только во сне. Шикарной внешностью он не обладал: огромный нос, выпученные, близко «посаженные» глаза и чересчур большие уши – все это выглядело нелепо и непропорционально. В школьном возрасте мальчик Коля не замечал своей «необычности» и не придавал особого значения нестандартным чертам лица. Именно поэтому Людмила не сразу «повелась» на ухаживания Николая. Как выяснилось позже, если бы не «материальная помощь» в виде подарков, свиданий в кафе и тому подобных «приятностей», вряд ли женишку светило бы стать мужем внезапно похорошевшей девицы. Позарилась Людмила также на поведение бойкого парня, который в то время не выказывал странных наклонностей. Николай слыл среди сверстников – «реальным пацаном», и все его очень уважали…
   Солнце разбудило семейную пару, щекоча кончики ресниц ярким лучом. Засыпая «своими», а проснувшись абсолютно «чужими» людьми, они нехотя посмотрели друг на друга и в глубокой задумчивости пошли приводить себя в порядок перед работой. Осадок от ночного разговора с женой остался на сердце неразрешимой проблемой. Понятие – «любовь» само собой улетучилось из совместной жизни. На этот раз, уходя на работу, Николай даже не попрощался с женой, хотя до этого он делал это регулярно, поднимаясь поутру в хорошем настроении.
   По дороге Николай переключился на астральные мысли. Он стал размышлять о вспышке зелёного цвета, которую ему удалось зафиксировать ночью. Когда он «подбил» результат анализа своих теорий, то понял, что в действительности весь процесс происходил от неопознанного предмета, который, видимо, находился рядом с Луной. Вероятно, решил Коля, что непонятное «извержение» пролетело мимо нее, и при соприкосновении двух поверхностей произошла вспышка, похожая на салют. Астроном знал, что Вселенная безгранична и космос для людей всегда останется загадкой, но такой расклад его не устраивал. Он осознавал, что космическая галактика, подчиняясь определённым законам, несомненно имеет реальные пути освоения.

   Глава 4

   Коля – Астроном решил узнать все тонкости космических секретов. Его внимание привлекла тема семи планет под названием Сила интеллекта, которые существовали на протяжении многих тысячелетий. Он стал усиленно изучать всё, что было связано с ними, дабы продвинуться в своих познаниях.
   Все семь планет подразделялись на категории, каждая из которых имела свой порядковый номер. Шестая планета, например, была «обжита» учёными и учителями. В тех местах создавались программы по обучению населения. На территории шестой планеты велись научные исследования и делались открытия в различных областях знаний, которые затем поступали на рассмотрение и утверждение в головной пункт – седьмую планету. На ней был сконцентрирован весь генералитет Объединённой коалиции планет – то есть высшее руководство. Именно оно было вправе принимать самые значимые решения: указы, законы, предписания.
   Досконально изучив законы планет Сила интеллекта, Николай стал задумываться над их справедливостью. Вопрос о том, почему новорождённых детей сразу изолировали от своих родителей, волновал его больше всего. Их зачем-то переселяли на отдельную планету, где они проходили первый этап обучения без своих родителей.
   Когда Астроном выяснил, что инопланетных детей обучают путём телепатических сеансов, он подумал: «Да у них колоссальное развитие разума, не то что у землян! И если их дети умеют «ловить» мысли друг друга, то нам вообще с ними не соперничать! Мы примитивные существа!» Он расстраивался, обдумывая подробности, заходя все глубже и глубже в дебри, тем самым потихоньку «подсаживаясь» на «космический рай». «Почему, – думал он, – для улучшения качества жизни населения и повышения уровня интеллекта там вводят всякие новшества? Отчего землянам не приходит в голову сотворить такое?» Однако, его мнение оставалось двояким. С одной стороны, его увлекало это многообразие, а с другой – тяготил тот факт, что у инопланетян была «роботообразная» жизнь. Родственные связи нарушались, теряясь где-то в самом начале жизненного пути. Ни о какой привязанности и речи быть не могло. То, что у этих существ не было души – казалось очевидным!
   С каждым разом Коля узнавал все новые и новые сведения. На одном из уроков он выяснил, что решением объединенной коалиции жителей семи планет были изначально установлены законы о распределении населения по многоступенчатым узлам, которое еще при рождении определяли по возрастным и интеллектуальным категориям на разные объекты. Кто был с этим не согласен, того отбраковывали и отсылали в ущелье «Мнимых».
   Шли дни, летели недели. Николай совсем забыл о разногласиях в семье и не обращал внимания на сварливую Сирену. По ночам он уже практически не спал, а изучал жизнедеятельность семи планет. Узнав о необязательном присутствии учителей на первоначальной стадии развития новорожденных, озадаченный звездочет удивился не меньше, чем оттого, что процедура обучения младенцев была упрощена до предела. Без визуального контакта ученики получали всю информацию, необходимую для их возраста и умственного развития. Для этого им нужно было всего лишь носить специальный головной убор, напоминающий зеркальное блюдце. Он отражал и принимал телепатические сигналы связи. Носили ее все, и только тогда, когда учащиеся достигали предельного уровня знаний, зеркальная шапка уже не требовалась. Следующим этапом проводилось переселение учеников на планету под номером два, но уже без чуда-шляпки. Там проходило дальнейшее обучение подрастающего поколения.
   Для того чтобы определить, что выросший житель первой планеты достоин переселения на другую, нужно было обратить внимание на изменение цвета некоторых частей его тела. При появлении на свет цветовая гамма на голове новорожденных всегда была одинаковая – светло-серая. В результате накопления полученных знаний оттенок оболочки на ней постепенно менялся, становясь тёмно-зелёным. Также, как лакмусовая бумажка при насыщении химическим раствором изменяет свой первоначальный цвет, так и реакция насыщения знаниями выдавала контрольный «цветовой звонок»: пора «переезжать!»
   Дойдя до самого интересного места в своих познаниях, Николай стал вести себя слишком необычно, чем отпугивал от себя окружающих. Он пребывал в состоянии отрешения от мира сего, и люди стали задумываться о его умственной несостоятельности. Но Коле было ровным счетом все равно, что думают окружающие. Астроном стремительно шел к своей цели, будучи уверенный в том, что на другой планете живется гораздо интересней и качественней. Стараясь хотя бы в своих фантазиях попасть в ряды обитателей планет Сила интеллекта, любитель приключений погружался в космическую эйфорию.
   Каждую ночь, наблюдая за поведением Луны, он ждал повторения «зеленого извержения». Привнося в свои исследования новые факты, ему удавалось раздобыть обрывки интереснейшей информации об инопланетянах. Любителю астрономии нередко помогали «знатоки» космоса. Они просвещали, подробно рассказывая о тайнах галактической жизни, отвечая на интересующие вопросы любознательного человека.
   По ходу самообразования Николай узнал из одной уникальной книжки, которую нашел в архивах, любезно предоставленных ему одним из соратников по общему делу, то, что большинство жителей семи планет живут до восьмисот, а то и до тысячи лет. После этого Коле и вовсе захотелось поскорее присоединиться к обществу долгожителей. Информация об отсутствии губительных войн и о потреблении в пищу экологически чистых продуктов питания заметно приободрила Астронома. Он стал мечтать о переселении на полном серьезе и погрузился в процесс «сбора чемоданов». К тому же Николая заметно приободрил тот факт, что период обучения на каждой планете зависит не от времени нахождения на ней.
   Надеясь на то, что, как и многим вундеркиндам, ему удастся значительно сократить время своего обучения, догадливый переселенец смекнул, что у него есть возможность сразу занять передовые места на «том свете». Так как он нисколько не сомневался в своей гениальности и всегда был уверен в высокоразвитом уровне своего интеллекта, гениальный мастер разработал конкретный план эвакуации с планеты Земля…
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация