А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чирок" (страница 1)

   Владимир Дэс
   Чирок

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
   Леня Чирок человеком был весьма странным.
   Казалось, что родился он не в своем времени.
   А вот когда он должен был родиться – до или после того, как родился на самом деле, – было непонятно. А было это непонятно в силу необычных способностей его организма, необъяснимо собранных вместе в одном человеке, чего в нашем двадцатом пеке еще не встречалось.
   Мы с ним познакомились в то время, когда только-только появились в денежном обороте первые металлические юбилейные рубли к 100-летию Ленина[1]. Вот такой рубль он мне и подарил – сунул руку в карман своего коричневого в полоску пиджака, достал рубль, безымянным пальцами, а большим надавил – получилось что-то вроде согнутой подковки. Разогнуть этот рубль таким же способом, как он его согнул, я, естественно, не смог. И никто из моих ребят не смог. Правда, потом мы этот рубль кувалдочкой на наковаленке распрямили.
   После такого подарка мы с ним, понятно, сразу же и задружились.
   Ходил он всегда с маленькой собачкой сидевшей у него на левой руке. Собачка была настолько махонькая, что больше напоминала воробья. Она все время дрожала и тявкала так тонко, будто чирикала. За это ее и прозвали Чирок. Потом как-то само собой имя его любимой собачки перешло и на самого хозяина.
   Однажды на ипподроме Леня Чирок проиграл все Деньги, которые поставил на орловского рысака с легендарной кличкой Квадрат. Из-за проигрыша он так разозлился, что одним ударом своего кулака сбил этого трехгодовалого жеребца с ног.
   А вот так посмотришь на Чирка – парень как парень, ничего приметного, как и все вокруг: средний рост, обычные плечи, кулаки как у всех, только очень костлявые.
   Я ему не раз говорил:
   – Тебе надо, было родиться в древней Руси, когда мечами бились.
   – Да нет, мне и здесь хорошо, – отвечал он и между делом сворачивал железную лопату в трубочку, словно блин.
   На пляже или в бане, разглядывая тело Лени Чирка, его мышцы, я часто думал, откуда в них, обыкновенных, такая необыкновенная сила. Мне это было не понятно. Да и сам он по этому поводу ничего вразумительного сказать не мог.
   – Сила как сила, – говорил он и спокойно накручивал гвоздь на свой указательный палец.

   А однажды в привокзальном ресторане, когда нам нечем было расплатиться, а поели мы хорошо, Леня Чирок в течение двух минут на простых листах бумаги, что стояли на столе вместо салфеток, цветными авторучками нарисовал два червонца. Бедный официант взял и даже не почувствовал обмана.
   Я был сильно удивлен, так как ранее никогда не видел, чтобы он занимался живописью, и когда мы вышли на улицу, я спросил его, где он так научился рисовать.
   Леня пожал плечами:
   – Не знаю, просто рисую.
   После этого я притаскивал ему иконы, картины, и он с таким мастерством копировав их, что я запросто сбывал их за оригиналы. Но со временем ему это надоело и он перестал рисовать. И как только я его ни уговаривал. Нет и все. Для нас эти его способности были необычными. А для него обычными.
   Казалось, он умел все. Однажды, когда мы поехали на природу с двумя девушками, Леня сам взялся приготовить шашлык. Сам купил баранину, сам ее замочил, а когда приехали на место, он, отогнав всех нас, от мяса и от мангала, приготовил такой шашлык, что даже две наши Светы, убежденные вегетарианки, не только съели мясо, но даже обглодали ольховые веточки, исполнявшие роль шампуров.
   Впоследствии я не раз просил его помочь мне или моим друзьям во время наших вечеринок. А он отвечал, что помогать не будет, но если надо, то сам один все сготовит. Причем продуктов у него уходило в два раза меньше, а вкуснотища была такая, что люди просто теряли сознание от обжорства, а некоторых даже катали по полу, чтобы больше убралось.

   А какого-же было мое удивление, когда я увидел его входящим в зал филармонии.
   От столь необычного факта я даже не окликнул его, а лишь подошел к афише, чтобы посмотреть, не пригласила ли филармония какой-нибудь самодеятельный «Битлз» на разовый концерт. Ан нет, в тот вечер полный симфонический оркестр исполнял скрипичный концерт Ференца Листа.
   Я его потом как-то спросил об этом культпоходе. Он отмахнулся от моего вопроса, так ничего и не объяснив.
   Зато однажды, когда мы праздновали день рождения одного парня из нашей компании и ресторане на плавучем корабле, я вдруг, выпив немного лишнего, постучал вилкой по хрустальному бокалу и попросил всех замолчать. Когда воцарилась тишина, я повернулся к Лене и сказал, точнее, объявил:
   – А сейчас всеми нами уважаемый Леня Чирок исполнит на скрипке Марш Мендельсона, – это первое музыкальное произведение, которое пришло мне тогда в голову.
   Все сначала удивились, а затем захлопали в ладоши, так как уже привыкли к неожиданным способностям Чирка.
   Леня посмотрел на меня, на людей вокруг, вышел на сцену, подошел к музыкантам и, взяв скрипку, сыграл марш Мендельсона.
   Скрипач, у которого отобрали музыкальный инструмент, после оваций Лёниной персоне вырвал скрипку уже у Лени и заиграл тоже что-то интересное. Ему хлопали также громко и энергично, но, видимо, уже его поклонники.
   Дело было зимой.
   «А причем здесь зима и игра на скрипке?» – спросите вы.
   Сейчас узнаете.
   Скрипач из оркестра, отыграв, с вызовом посмотрел на Леню. Естественно, наша компания стала призывать Леню Чирка хлопками и криками к соревнованию:
   – Сделай его, Леня. Покажи кузькину мать.
   Леня вдруг спустился со сцены и быстрым шагом вышел из зала ресторана.
   Все замерли: что это с ним? Сбежал? Побоялся позора? Это на Чирка было не похоже.
   Но не успели ресторанные гости приступить к громкому и бурному обсуждению побега, как он вернулся. На его руках были надеты перчатки. Уже на сцене поверх перчаток он надел еще варежки, очевидно, прихваченные в гардеробе, взял у музыканта скрипку и заиграл. И что заиграл! Как комментировали с соседнего столика, он исполнял Листа, которого и великие музыканты, испонители с натренированными пальцами, не решались сыграть в ритме автора.
   А Леня играл. И играл в перчатках.
   Играл, раскачиваясь, выгибаясь, дрожа всем телом. Казалось, что скрипка и он едины. Одно целое. Казалось, что звуки издает не скрипка, а его тело, вибрирующее, как струна.
   Когда он закончил и отдал скрипку владельцу, тот взял ее в руки и с изумлением стал рассматривать инструмент, не понимая, что происходит. Зал ликовал весь без исключения.
   А Леня?
   Леня пошел и сел за стол доедать свое любимое ананасовое мороженое.

   Вспоминая этого человека, я часто думал: «Зачем Господь дал ему столько способностей?» Ведь помимо того, что я вам рассказал, он прекрасно показывал фокусы, да такие, которые никто, никогда, нигде не демонстрировал. Я даже уговаривал его съездить на всемирный конкурс иллюзионистов, предрекая ему первую премию. В ответ он улыбался и вытаскивал из моего уха очередную целую бутылку водки. Я ее выпивал, а он отказывался ехать на конкурс иллюзионистов.
   А его память. Она была просто фантастической. Он, прочитав книгу, мог пересказать ее всю без запинки постранично, причем указывая все знаки препинания, и даже мог переписать текст книги не с начала, а с конца.
   Жаль, что дружба наша продлилась недолго. Жаль, что я так и не смог до конца понять его, увидеть все стороны его феноменальных способностей.
   Расстались мы не из-за меня. Он просто однажды исчез точно также, как когда-то появился.
   На пляже ушел в плавках в воду поплавать и… из воды не вышел.
   Я в начале очень расстроился, думая, что он утонул. Его долго искали. И даже вызывали водолазов. Но тела так и не нашли.
   Тогда я подумал: «Ну что плохого может случиться с таким человеком?»
   Решил, что ничего.
   С его способностями он наверняка и под водой жить может?
   И, думаю, не только там.
   И, думаю, что «он» – это «мы» – только в будущем.
   Но в да… ле… ком будущем.
Чтение онлайн



[1] 2

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация