А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Госпожа удача" (страница 1)

   Андрей Ангелов
   Госпожа удача

   Людям со слабой психикой читать не рекомендуется…

   1. День первый

   – Докладывай, Аристофан Андрюшкин!
   – Сегодня, 19 июня, в пять часов утра, в моей роте произошла Бойня. Двое первогодков расстреляли из автоматов четырёх дебильных «дедов»! – лицо докладчика осветила широкая улыбка.
   – Засунь улыбку, Андрюшкин!
   Докладчик сунул улыбку в карман кителя и достал оттуда смущенный кашель.
   Смущенный кашель Андрюшкина стали слушать 6 офицеров.
   Сам Аристофан Андрюшкин – круглолицый, жизнерадостный капитан. Командир роты.
   Оппонент капитана Андрюшкина, суровый полковник Николай Николаевич Гоголев. Командир армейской части.
   Вальяжный майор, Сергей Сергеевич Косяков. Заместитель командира части.
   Активин, Пассив и Хомяков, три командира трех других рот.
   – Я тебе не приказывал кашлять, Аристофан Андрюшкин! – грозно поправил Гоголев.
   Кашель был упрятан назад в карман вместе с улыбкой.
   – Иванов, Петров, Сидоров въехали на небо сразу. Раненный Брат Иванова отвезён в госпиталь…
   – Разрешите? – как в школе поднял руку майор Косяков, он грустно встал.
   – Разрешаю, – разрешил Гоголев.
   – Брат Иванова отбросил копыта, – меланхолично сказал майор. – Наш медик части установил, что пуля прошла в сантиметре от печени. Однако врач в госпитале увидел, что пуля пробила печень. Брат Иванова поздоровался с ангелами ещё в части, просто наш медик это не вкурил. Чуваку не повезло, как и брату, – майор грустно сел.
   – Кстати, о везении! – подпрыгнул капитан Андрюшкин. – Один из первогодков, устроивших Бойню, обладает чудесным везением! – Он шикарно улыбнулся. – Как-то раз…
   – Аристофан Андрюшкин! Его везение никакого отношения к Бойне не имеет. И если ещё улыбнёшься, то я тебе – Аристофан Андрюшкин, не завидую. По сути!
   Капитан Андрюшкин преданно посмотрел на Гоголева: – Значит, все четверо на Небесах. Бойню замутили Тимон Баев и Валера Клюев – тот самый везунок… Оба родом из Сибири и оба отслужили по три месяца.
   – Причины Бойни? – рассерженно спросил Гоголев.
   – Думаю о них… Видите ли, товарищ полковник, жизнью бойцов я сильно не интересовался. Но… – капитан Андрюшкин полез в карман за смущенной улыбкой.
   – Стопудовая причина – это «дедовщина»! – продекламировал майор Косяков.
   Капитан Андрюшкин благодарно посмотрел на Косякова.
   – Угу… – изрек Гоголев. Он зловеще поднялся. Активин и Пассив возбужденно обнялись. Косяков сделал вид, что небрежно закуривает косяк. Капитан Андрюшкин колесом выпятил грудь.
   – Скоро здесь будет Комиссия по расследованию причин Бойни! Из Столицы! И Она причины найдёт! На солдат Ей плевать, но на общественное мнение Комиссия плевать не может! Поэтому! – сейчас каждый чешет в свою роту и проводит беседу с личным составом. Никого и ничего, «дедовщины» нет! – Гоголев пристальными глазами ощупал офицеров.
   – Товарищ полковник, – встрял капитан Хомяков. – А если поганцам приспичит бабахнуть из орудия? Против пушки не помогут и бронежилеты.
   – В каком смысле – из пушки? – недоумённо высказался Гоголев.
   – Товарищ полковник! – воскликнул Андрюшкин. – Мои дезертиры угнали танк! – Капитан не улыбался, но в тоне чувствовались хвастливые нотки.
   – Я ничего не знал про танк… – запечалился Гоголев.
   – Ну, теперь знаете, – ободрил капитан Андрюшкин.
   – Эти драные киллеры не просто угнали танк. Они вынесли ворота части, а потом уже удрали, – меланхолично обронил Косяков.
   – И куда? – совсем растерялся Гоголев.
   Активин, Пассив, Косяков пожали плечами с разной интонацией. Аристофан Андрюшкин мучительно выбирал между кашлем и улыбкой.

   22 минуты назад

   – Мы когда-нибудь увидимся!
   – Или не увидимся. Пока!
   Валера Клюев и Тимон Баев пожали друг другу руки и разошлись. С автоматами наперевес, и с вещмешками под мышками. Прощание дезертиров произошло на тихой столичной улочке. Оружие было начинено боевыми патронами, а вещмешки были под завязку набиты денежными банкнотами. И пока об этом знали только дезертиры и трупы двух гражданских, валяющихся в лесополосе на Можайском шоссе.

   Спустя 2 часа

   На территорию армейской части, через ворота без ворот, проехал танк и деловито зафырчал вглубь двора. За танком, со злобной гримасой, наблюдал Гоголев – из окна своего кабинета.
   В кабинете возник майор – Сергей Сергеевич Косяков.
   – Николай Николаевич! – закричал Косяков в задумчивый затылок полковника. – Танк притаранили назад!
   – Вот не надо мне орать под ухо об очевидных для меня вещах, – скривился Гоголев, отворачивая затылок к окну. Взору Косякова предстала мрачная усмешка полковника. – Где был танк?
   – В 10 километрах от части, в лесополосе по Можайке. Но это ерундовина… – Косяков сосредоточенно икнул. – Возле танка нашли два гражданских трупа. Абсолютно голые, даже без исподнего, – Косяков вдруг заржал.
   – Что за чёрт! – выругался полковник. Он отлепил затылок от окна, приблизился к Косякову, взял майора за грудки. – Почему ты ржешь, сукин сын!? Типа новый Аристофан Андрюшкин?
   Косяков захотел покаянно нахмуриться, не получилось:
   – Я не понимаю, на хрена с трупов сняли исподнее?.. – Майор вновь залихватски заржал. – Наша доблестная армия каждому выдает по законной паре труселей! Какого хрена чужие? Лично я бы никогда не надел…
   Гоголев одну минуту жевал свои хмурые губы, затем изрек:
   – Значит, дезертиры грохнули гражданских ради шмоток, – он отпустил грудь Косякова, и постарался грозно сесть за стол.
   Майор следил за полковником пустыми глазами. Гоголев закурил и инертно сказал:
   – Скоро в этом кабинете нарисуется человек из военной прокуратуры. – Командир выпустил несколько проникновенных колец дыма из носа. – Сергей Сергеич, откуда у сопляков такая Жажда Крови? Я догоняю, если б солдаты просто удрали. Такие побеги я видел много раз… Но дезертиры грохнули уже шесть человек, и – по ходу – это не предел! Как смотреть в материнские глаза покойников, как оправдаться перед Законом, что скажет президент?!..
   Пустые глаза Косякова обволокла ироничная пелена.
   – Ну, вы Пафосом-то сильно не машите! Обломаете ненароком…
   Реакцию Гоголева опередило появление Аристофана Андрюшкина, который прямо-таки ворвался в кабинет.
   – Разрешите обратиться, товарищ полковник?! – эту фразу капитан кричал все то время, пока порхал подобно толстой неуклюжей бабочке от порога к командирскому столу.
   – Андрюшкин, ты похож на толстого неуклюжего мотыля, – громыхнул новым взрывом внезапного хохота Косяков. После сих слов майор совсем не степенно покинул кабинет.
   – Опять ваш зам шикарно курнул!
   – Чего курнул?..
   – Анаши, – просто ответил капитан Андрюшкин. – На смех пробило бедолагу… Так разрешите обратиться?..
   Гоголев провёл рукою по охреневшему лбу:
   – Разрешаю.
   – Товарищ полковник, нашли два гражданских трупа возле Можайского шоссе! И эти трупы – работа долбанных дезертиров!
   Гоголев затушил скуренную сигарету и сложил свою кисть в мощный кулак.
   – А знаете, как я узнал, что гражданских порешили мои бойцы? – капитану Андрюшкину явно не требовались ответы на задаваемые вопросы.
   Гоголев любовно оглядел жаждущий кулак и приготовил его к броску.
   – Я знал, что не знаете! А хотите, скажу? – подпрыгнул капитан Андрюшкин.
   Гоголев мельком взглянул на капитана Андрюшкина, примериваясь… И подумал о том, что жирных мотылей кулаком не бьют.
   – Недалеко от трупов были найдены гильзы от армейского автомата, – разливался соловьем Андрюшкин. – Возможно, найдут и само оружие… но, возможно, не найдут… – умолк в размышлизме капитан.
   Размышлизм прервал несдержанный кулак Николая Николаевича, что подлетел к носу капитана. Второй рукой Гоголев изо всех сил тянул кулак назад, к себе – не давая удару состояться.
   – Всё просто! – затараторил Андрюшкин. – Мои бойцы порешили гражданских ради шмотья, прямо возле танка, оставив кучу пустых автоматных гильз. Привязать гильзы и танк к дезертирам – не вопрос! Но Аристофан Андрюшкин – он перец хитровыдуманный, он не купился на простоту и стал думать! И придумал! Вы помните, товарищ полковник, как были застрелены «деды»?
   – Да я и не в курсах, – Гоголев положил сожалеющий кулак на стол.
   – А я расчухал! – расцвёл в улыбке капитан Андрюшкин. – Иванов, Петров, Сидоров имеют по шикарной дырке в башке. Брат Иванова получил свинца в печень. Гражданские трупы на Можайке… Один – с парочкой пуль в брюхе, а второй – мочканут автоматной очередью в репу. Да так, что пули ровнёхонько разрезали его рожу на две половинки, как анус. Представляете!?
   – Короче, Аристофан Андрюшкин! – заинтересованно перебил Гоголев.
   – Фишка в том, товарищ полковник, что метко стрелять умеют не все. Даже умеющие стрелять метко. А… дед дезертира Клюева был шикарным снайпером в период Победоносной Великой Отечественной Войны 1941—1945 годов!
   – Откуда знаешь? – быстро перебил Гоголев. – Ты ведь не интересуешься жизнью своих бойцов!
   – Вам это на самом деле интересно? Или так, мысли вслух? – беспечно спросил капитан Андрюшкин.
   Гоголев с трудом, но проглотил очередное охреневание, и даже не стал искать поддержки у мощного кулака.
   – На счету деда Клюева лично им грохнутые 324 или 325 немцев-фашистов, – уважительно заметил капитан Андрюшкин. – Прекрасная Наследственная Преемственность по родовой линии Клюевых! Мне бы такую…
   – Всё сказал? – перебил командир части, с присущей ему прямотой.
   – Да, – ответил ротный капитан, не чуя подвоха.
   – Аристофан Андрюшкин! Ты иди! И залезь туда, откуда вылез! – лихо рубанул Гоголев.
   После того, как капитан Андрюшкин озадаченно и безропотно вышел, Николай Николаевич поговорил сам с собой. То ли убеждая сам себя, то ли успокаивая сам себя, то ли казня сам себя… Можно было расслышать отдельные слова: «На хрена… мне… эта часть?.. Екатеринбург или… выбирай… но, что ты… Столица – это круче… товарищ полковник Гоголев…».
   Диалог прервала распахиваемая дверь, в которую просунулась голова капитана Андрюшкина:
   – Товарищ полковник! Не могли бы вы повторить приказ? Я не совсем въехал, куда вы мне сейчас велели залезть.

   Спустя 6 часов

   Приличная Московская Тёлка сразу поняла, что Клюев хочет Её снять. Клюев сразу понял, что хочет снять именно Приличную Московскую Тёлку.
   Съем прошел отлично. Секс прошел феерично.
   – Обалденный ты мальчик, – строго говорила Вита, распластав прекрасное тело на гостиничном диване «Жемчужина Столицы». – Только… имей в виду, я сплю с тобой не ради денег.
   – А ради чего? – блаженно потянул опустошенное естество Клюев.
* * *
   – Ради денег, – промурлыкала Жанна. – Трахаться просто так считаю распущенностью и глупостью.
   Тимон Баев походил на колбасу в бутерброде, прижатый с двух сторон двумя обнаженными Особами Лёгкого Поведения. Его личная колбаса расслабленно сморщилась на его же животе.
   – Могу заверить, что хранить деньги в камере хранения на вокзале – это противоестественно, – авторитетно заметила Маргарита. – Деньгам должно лежать в месте, предназначенном для этого природой.
   – В каком месте? – внимательно спросил Баев.
* * *
   – Банк, – наслажденчески зевнул Клюев.
   – Фи! – фыркнула Вита. – Ведь есть же камера хранения на вокзале.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация