А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ариэль" (страница 6)

   – А что насчет машин?
   – С камеры наблюдения, установленной на автозаправочной станции «Тебойл» в Вартиоюоля, получен хороший видеоматериал, зафиксировавший автомобили, которые следовали вечером в направлении ремонтной мастерской Али Хамида и в обратную сторону. Они не все еще идентифицированы, и не все водители установлены, но, похоже, мы нашли, что искали. Одна из машин – белый минивэн марки «ниссан» с похищенными номерами. Соответствующий описанию «ниссан» объявлен в розыск. Мы предполагаем, что убийцы Хамида использовали именно этот автомобиль.
   – А откуда у нас уверенность, что убийства в Вартиокюла имеют отношение к событиям в Линнунлаулу? – задал вопрос заместитель начальника управления Лейво. Он явно был возмущен тем, что о состоянии дел на данный момент узнал главным образом из средств массовой информации.
   Лейво следовало винить в этом себя самого. Он уезжал на семинар в Лахти, и в течение дня связаться с ним оказалось невозможным. Кроме того, он был известен тем, что интересовался делами лишь после того, как журналисты начинали приставать к нему с вопросами.
   – По наличию родственных связей, как я сказал, – ответил Хуовинен. – Кроме того, упавший с поезда несколько раз звонил владельцу автомастерской, поэтому связь между рассматриваемыми событиями можно считать очевидной.
   Я взглянул на Силланпяя. Глаза его сузились. Силланпяя ответил злым взглядом и произнес:
   – Хотелось бы знать, как получена информация о звонках в автомастерскую. Насколько я себе представляю, единственная возможность – это исследование мобильного телефона звонившего. Аппарат находится у нас, и его еще только вскрывают, поскольку PIN-код неизвестен, по крайней мере нам.
   Хуовинен не поддался на язвительный тон Силланпяя. Он был гораздо более толстокожим, чем казался.
   – Думаю, нам сейчас не стоит цепляться к мелочам. Меня не интересует, откуда получена информация, главное, что мы ею обладаем и она нам полезна.
   – Нас интересует, поскольку…
   Лейво раздраженно прервал Силланпяя:
   – Занимайтесь ловлей блох где-нибудь в другом месте. У нас есть хоть какие-то версии произошедшего?
   Я видел его на работе только в костюме и галстуке. На этот раз он был одет в темно-зеленый шерстяной свитер и прямые брюки. По-видимому, успел заехать домой.
   Хуовинен кивнул в мою сторону:
   – Кафка может рассказать о следственных мероприятиях, проведенных на месте происшествия. У него самая полная информация обо всем.
   Я посмотрел в добродушное лицо Лейво. Он был как раз таким, как о нем рассказывали его прежние подчиненные из Центральной Финляндии: добрый малый, приятный в общении, интересный рассказчик, но как полицейский – совершенно не на своем месте. К сожалению, его случай не был чем-то уникальным.
   Такие, как он, искупают грехи человечества, но одновременно создают громадные проблемы, оказавшись на месте, не подходящем для их натуры. Они никогда первыми не бросят камень, а, напротив, найдут смягчающие обстоятельства там, где их нет. Благодаря таким людям зло в одно мгновение оказывается на свободе, чтобы вершить свои дела в компании с подлостью.
   Я считаю, что мир еще недостаточно подготовлен для добрых людей. Добрый человек не вмешается в дела соседа, терроризирующего свою жену и детей, добрый руководитель государства не нападет на соседнюю страну, несмотря на то что властвующий в ней диктатор уже прикончил миллионы своих сограждан. Добрый человек по своему характеру уклоняется от проблем. Поэтому он предпочитает просто не замечать зло, а не бороться с ним.
   Добрые люди хороши в роли священника, акушерки, медсестры, ученого, стоматолога и руководителя социальной службы, но на должности, где нужно уметь держать удар и противостоять проблемам, добрый человек не на своем месте.
   – Никто из убитых, кроме Таги Хамида, в прошлом не связан с криминалом, и все они являются иностранцами из определенного региона. Также все они мусульмане. Мужчина, звонивший Али Хамиду по телефону, по словам его жены, подчеркивал, что мусульмане обязаны помогать братьям по вере. В чем помогать – тут можно сделать пару предположений, но на данный момент они являются всего лишь версиями.
   – Связана ли какая-то из версий с терроризмом? – уточнил Лейво.
   Большинство уже с минуту как догадались, к чему я клоню. После слова «терроризм» повисла тишина.
   – Если связана, то я хотел бы знать, каким образом, – продолжил Лейво. – Все обстоятельства вписываются также в версию иностранной преступной группировки или войны за территорию между аналогичными группировками. Уничтожение и обезображивание тел конкурентов с целью устрашения, принуждение соотечественников к соучастию. Хотя у большинства из них и нет криминального прошлого в Финляндии, оно вполне могло быть на их родине.
   Воинственный настрой заместителя начальника управления удивил меня. Это не было привычной самообороной. Кроме того, в его обязанности не входило скармливать руководителю расследования уже готовые разжеванные версии.
   – Как доложил Тойвакка, у нас нет никаких указаний на то, что здесь действуют организованные иракские или какие-то другие арабские преступные сообщества, – сказал я. – Для территориального конфликта нужна территория.
   – Что же это за таинственные убийцы, кто они такие, куда исчезли и какой у них мотив? – спросил Лейво удивленно.
   – Хуовинен доложил, что их не меньше двух. Сам я сказал бы, что не менее четырех. Мы знаем, что застреленный на мосту и обезображенный Таги Хамид, а также попавший под поезд неизвестный мужчина появились с разных сторон с целью встретиться на мосту. Убийцы пришли вслед за Таги Хамидом. Он, однако, не заинтересовал их, им нужен был человек, с которым Таги Хамид собирался встретиться. Али Хамида убили еще вчера вечером, поэтому похоже, что информация о встрече на мосту была получена от него под пыткой. Он же, в свою очередь, услышал о встрече от своего двоюродного брата Таги.
   – Зачем понадобилось четверо убийц? – спросил Тойвакка.
   – Каждый, кто участвовал в слежке за подозреваемым, знает, что для этого необходимо достаточное количество людей. Нужно меняться, чтобы объект не обратил внимания на то, что один и тот же человек постоянно болтается у него на хвосте. Помимо всего прочего, перед убийцами стояла задача увезти вторую жертву с собой. Невозможно, не привлекая внимания, долго тащить взрослого мужчину, находящегося под страхом смерти. Неподалеку должен был ждать кто-то с машиной. Но откуда убийцы знали, что объект их слежки пойдет именно этой дорогой, и смогли подогнать сюда машину? Они и не знали. Проблему решили, использовав два автомобиля. Убийцы связывались с машинами по телефону и постоянно координировали их перемещение. Когда объект слежки приблизился к мосту в Линнунлаулу, один автомобиль был направлен на улицу Эляйнтархантие, а другой подъехал со стороны Городского театра. С одним автомобилем они бы потеряли жертву еще до железнодорожного моста.
   – Похоже на полицейскую операцию, – заметил Хуовинен.
   – Или на военную, – сказал я.
   – То есть вы хотите сказать, что здесь орудовала террористическая группа, которую преследовало целое войско из агентов другого государства? – На лице Лейво появилось еще более недоверчивое выражение. – И почему все произошло именно на мосту?
   – Они следили за Таги, двоюродным братом Али Хамида, поскольку искали человека, с которым тот должен был встретиться. После этого объект слежки уже не представлял для них никакой ценности, и его убили. Лицо изуродовали, чтобы жертва не была опознана слишком быстро.
   – Что значит «слишком быстро»? – удивился Силланпяя.
   – Они знали, что личность убитого рано или поздно установят независимо от того, будет лицо обезображено или нет. Ясно, что это только вопрос времени. То, что они планируют тут сделать, должно совершиться в течение короткого времени.
   Когда я закончил, наступила тишина. Ее прервал заместитель начальника управления Лейво:
   – Мне кажется, версия слишком запутанная. По моему мнению и по мнению руководства – я обсуждал дело со своим начальником, – у вас есть, как я считаю, гораздо более правдоподобная. Я имею в виду ту, по которой два человека, возможно скинхеды, убивают иностранца, который ждет своего товарища. Этот товарищ прибывает на место и пытается убежать от нападающих, но падает под поезд.
   – Эта версия была наиболее вероятной до тех пор, пока мы не обнаружили в автомастерской две новые жертвы, – сказал я. – После этого стало очевидно, что это не случайность.
   Лейво не слушал.
   – Или наркотики. Может быть, они просто занимались наркоторговлей, результатом которой стали конфликт и убийство. В этом случае у них были серьезные основания не создавать шума. Наркотики объяснили бы то, что Хамида пытали. Его наказали или хотели добиться от него каких-то сведений.
   – Это возможно. но я так не думаю.
   – Не думаете? Если вы так самоуверенны, то, может, назовете нам убийц? – произнес Лейво мрачно.
   – Если все-таки имела место операция, а я убежден, что именно так и было, то я вижу только две версии. Либо внутри террористической группы возникли разногласия и более фанатичные ее члены ликвидировали остальных, либо убийцы работают на разведку какого-то государства.
   Полдюжины пар глаз устремились на инспектора Силланпяя. Теперь я точно находился на территории СУПО. Силланпяя не потрудился даже встать.
   – У нас нет никаких указаний на то, что речь идет о плане каких-то террористов, и я посмею сказать, что мы обладаем более полной информацией по этим вопросам. Кроме того, мы сотрудничаем с разведывательными службами разных стран и получаем информацию сразу, если даже какой-нибудь предполагаемый террорист-одиночка приближается к нашим границам. У агентов иностранных государств не принято приезжать сюда для осуществления операций такого масштаба, который предполагает только что изложенная версия.
   Силланпяя выступал убедительно. И я почувствовал, что он пытается направлять и тормозить расследование. Я очень чуток к таким вещам. Или хотел бы верить, что чуток.
   – Не стоит делать панических выводов только из того факта, что все убитые являются арабами, – продолжал Силланпяя. – Разумеется, возможность терроризма не исключается. Мы проверим информацию об убитых через наши международные связи. Тем не менее призываю осторожнее обращаться со словом «террорист». Если такая информация просочится в газеты, то в дальнейшем у нас не будет ни минуты покоя, а при плохом раскладе это дойдет и до зарубежных средств массовой информации.
   – Уже дошло, – заметил Хуовинен. – Пару часов назад звонили из «Афтонбладет», а сразу следом из «Экспрессен», а тогда трупов было всего два. Оба издания интересовались, не связаны ли эти события с терроризмом. Я не понимаю, откуда они это взяли.
   Заместитель начальника управления Лейво был мрачен. Вероятно, он хотел бы увидеть на страницах шведских газет свое имя, и желательно с фотографией.
   – В любом случае нам необходимо очень четко договориться о тактике предоставления информации прессе, включая формулировки, и не путаться в них.
   – Мы намерены просто констатировать, что эти события имели место и что мы следим за ходом расследования, как и всегда в таких случаях, – сказал Силланпяя. – Упоминание терроризма в прессе неизбежно будет указанием на определенные государства. Мы не можем воспрепятствовать спекуляциям средств массовой информации. Если руководство полиции желает предоставить разъяснения на дипломатическом уровне, то пожалуйста, но не впутывайте в это нас.
   Лицо Лейво снова приняло озабоченное выражение. Он определенно не хотел предоставлять дипломатические разъяснения.
   – Если СУПО знает о деле больше нас и хочет, чтобы мы не вмешивались, лучше всего поделиться информацией.
   – Я поделился бы, если б знал, – сказал Силланпяя. – Я просто изложил свое мнение и нахожусь здесь именно для этого.
   Хуовинен снова обратился ко мне:
   – Предлагаю поручить принимать решения комиссару Кафке. Он лучше всех осведомлен о деле.
   Я взглянул на Силланпяя, лицо его ничего не выражало.
   – Отчасти я придерживаюсь того же мнения, что и Силланпяя. Мы еще попробуем установить личность неизвестного убитого своими силами. Если это не удастся, то рассмотрим возможность публикации фотографии.
   Силланпяя почти незаметно кивнул.
   По дороге в свой кабинет я вспомнил, что мой коллега, комиссар Кари Такамяки, сидящий через несколько комнат от меня, как раз завершил расследование дела о гибели арабского парня.
   Сообразив, что мне предстоит пройти отчасти теми же тропами, что и он, я решил с ним посоветоваться. Показал ему фотографии убитых, но он никого на них не узнал. Мы поговорили с минуту, и Такамяки порекомендовал мне побеседовать с представителем или с имамом исламской общины, дал мне имена и телефоны обоих. Я поблагодарил его за хороший совет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация